Чтиво на досуге. Веселое и серьезное. (только не ссылки!!!!) - Страница 2
  1. #21
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Из тех же источников
    ФОНТАН

    Предупреждаю сразу, что к "Тётушке Мурене" автор не имеет абсолютно никакого отношения

    «Настоящую морскую культуру на корабле
    можно внедрить только совершенно варварскими методами».
    Старый Филин. Мерфинизмы по-флотски

    - Ответьте-ка мне, дорогие мои сослуживцы, какие вы знаете знаменитые фонтаны? - меряя шагами вертолётную площадку большого противолодочного корабля «Адмирал Михайлов», вопросил старпом у притихшего строя.
    Народ, поднятый с коек в первом часу ночи и построенный непонятно по какой причине по «Большому сбору», недоумённо вытаращился на кавторанга. «Он что, с дубу рухнул? Поднять нас среди ночи, чтобы фонтанами интересоваться!»
    - Самсон! - раздался из строя чей-то сонный голос.
    Лучше уж ответить, пусть даже на самый дурацкий вопрос, чем провести остаток ночи в строю - ведь всё равно, ирод, не отцепится.
    - Самсон! - обрадовано подхватил капитан 2 ранга Берёза. - Где находится?
    «Эх, мамо, купи порося, назови его Старпомом... Он что, всю ночь решил с нами культурно-просветительскую работу проводить? Вроде бы трезвый, да и не замечали за ним...»
    - В Петродворце! - ответил за всех Никола Питерский. Он знает - не раз с родителями ездил...
    - Ай, молодец! - похвалил старпом Николая. - А ещё какие фонтаны знаете?
    - Писающий мальчик! - заметив мнущегося за спиной старшего помощника одетого в одни трусы матроса, подал голос командир БЧ-1.
    - Гениально, Вадим Алексеевич! - подбодрил штурмана Берёза. - Вы у нас, как эстет, самую суть ухватили! Где сей фонтан журчит?
    - Оригинал - в Брюсселе, а копию, Сергей Олегович, я так полагаю, вы где-то в недрах корабля сыскали, - щурясь от полуночного солнца и кивнув на облачённого в «семейники» воина, ответил Окунев.
    - Именно! - ещё более обрадовался капитан 2 ранга. - Обхожу себе тихо корабль, захожу в кормовое бытоустройство, а там это, с позволения сказать, тело, стоит посреди умывальника (ко мне спиной) и справляет свою ничтожно-малую нужду прямо на кафель палубы. До гальюна три шага!!! Но туда этот прототип Маннекен Писа не пошёл потому, что темноты боится. А какая-то сволочь (командир БЧ-5, возьмите на заметку!) свинтила «клювик» с пакетника освещения, и в гальюне темно, как у меня на душе, когда я увидел это непотребство.
    Подхожу тихонечко, беру этого потомка Готфрида Третьего нежно за шею и спрашиваю проникновенно: «А боеприпасы где?» Вздрогнул Петит Жульен, шланг из руки выпустил, да так неудачно, что собственные тапки оросил. «Какие боеприпасы?» - спрашивает. «Как какие? - говорю. - Неприятельские, вестимо!» Он аж совсем растерялся, думал, что у старпома крыша съехала. Поворачивается ко мне (благо, что поток уже иссяк) и, заглядывая в глаза, доверительно шепчет: «Нетути...» «Ну, раз нету, - отвечаю, - то и подвиг твой не засчитывается!»
    По глазам стоящих в строю матросов Берёза видел, что задел их за живое, и сказанное им, надолго отложится в памяти. Хотя, для большинства его обороты речи были тёмным лесом... Какой-такой Жульен? При чём тут боеприпасы? Эх, надо будет замполиту сказать, пусть лекцию в воскресенье спланирует...
    - Вот и решил я, мои дорогие коллеги, построить вас здесь для того, чтобы вы лично лицезрели рождение новой скульптурной композиции: «Самсон, разрывающий пасть Писающему мальчику»! Боцман! - старпом повернулся в сторону боцкоманды. - Выдать этому оболтусу приборочный инвентарь, а дежурному по низам лично проследить, чтобы причал к утру был вымыт с мылом! И непременно в том виде, в котором есть! Эти труселя в цветочек ему очень идут. Ну, а с наведением порядка в кормовом умывальнике будем после подъёма разбираться... Разойдись!
    Матросы вмиг рассыпались по вертолётке, скатываясь по трапам вниз.
    Утром о «Писающем мальчике» вся база говорила стихами...


    --- Добавлено чуть позже ---

    ****
    Далёкие семидесятые годы. Я, курсант одного из многочисленных в те годы закрытых учебных заведений, был отправлен приобретать воинский опыт в краснознаменную часть Московского военного округа.
    Моё прибытие удачно совпало с проведением в округе масштабных учений. Это преамбула.
    А амбула полностью опирается на проходившего в этой же части срочную службу сына великого казахского народа рядового Рахимова. (Как вы понимаете, фамилии участников из соображений секретности изменены - враг по-прежнему не дремлет).
    У этого рядового было необычное имя - родители нарекли его Трактором. Столь странный выбор был обусловлен Никитой Сергеевичем Хрущевым: казахи-степняки в день, когда их юрту заполнили крики новорождённого сына, впервые оценили техническое чудо, явленное в их жизнь вместе с многочисленной ордой целинников.
    Это имя смущало юношу, и отравляло его, и портило характер все школьные годы. Дождавшись получения паспорта, он облагородил себя на казахский манер дополнительным именем Зият-Батыр, не рискнув, впрочем, нагнать на себя гнев отца-беркутчи, и поэтому не отрекшийся от имени, подаренного родителями.
    Таким образом, полное наименование юноши-призывника было Трактор Зият-Батыр Рахимов. И этот шарм с налётом технического флёра, а также наличие техникумовского диплома и вынудил московского покупателя вывезти это прищуренное чудо из казахских ковылей в подмосковные берёзки.
    Пока я кратко описывал личность главного участника событий, учения вошли в свою завершающую фазу.
    И решающим фрагментом данного повествования был выброс в окрестности дислокации нашей воинской части десанта условного противника.
    Но учения - учениями, а служба - службой. Поэтому караулы продолжали выставляться на посты в установленное время. Ну, и естественно, в полной экипировке - с противогазом, снаряженным карабином и двумя дополнительными обоймами.
    Посвященные в курсе, а непосвященным напомню, что патроны у часового самые что ни на есть боевые (в отличие от патронов десанта условного противника).
    В 23.00 я выставил на пост рядового Рахимова и с чувством исполненного долга отправился в караулку дочитывать «Морские сны» Конецкого. Поэтому последующие события мне известны только из рапорта.
    А события не заставили себя долго ждать. Ночной десант был выброшен в чистое поле, где его давно ожидало бесславное условное уничтожение. Но судьба и роза ветров вырвала самого юного десантника из общего строя и медленно, но настойчиво продолжала уносить далёко в сторону. Как раз на штык Трактора.
    В десант медики отбирают только зрячих. И эта зрячесть позволила парашютисту разглядеть раскосые глаза часового раньше, чем часовой успел загнать патрон в патронник. Заметим, что это наблюдение не прибавило десантнику излишнего оптимизма. Отличное знание Устава караульной службы всегда отличало казахских парней. И наш Трактор не был исключением. Поэтому последовательность команд и действий, предусмотренных вышеуказанным уставом, была соблюдена безукоризненно.
    - Стой, кто летит?
    Не получив или не расслышав ответа, программа, установленная раз и навсегда в жесткий диск солдата, который в те далекие времена ещё назывался по старинке черепом, выдала в речевой аппарат Рахимова следующую фразу:
    - Стой, стрелять буду!
    Эта команда, прозвучавшая в звёздной ночи строго и без надрыва, повергла десантника, падающего с предусмотренной разработчиками парашюта скоростью, в состояние легкой прострации, что впрочем, не помешало увидеть направленный в него ствол карабина с примкнутым штыком, которым народ вооружил своего защитника.
    Следующее действие, предусмотренное Уставом, предполагало произведение предупредительного выстрела вверх, что и было незамедлительно и блистательно исполнено степняком.
    Все окончательные деяния караульного минули сознание парашютиста, так как последовавший в соответствии с надписями на воинских скрижалях звучный выстрел и вспышка окончательно лишили его спокойствия.
    Приземление было достаточно жёстким, поскольку обмякшее тело прекратило осмысленное дерганье строп и прочие движения, расписанные в инструкциях и наставлениях.
    Жести происходящему прибавил и подбежавший часовой, который со всей дури, приобретенной на занятиях по штыковому бою, обрушил приклад на свинцовую голову упавшего с небес диверсанта.
    Итог закономерен. Рахимов за точное соблюдение требований устава был отправлен на побывку к своему папе-беркутчи, а заблудившийся в небесных просторах десантник - в окружной госпиталь. Мне же и начальнику караула досталась благодарность от командования, которую мы при первом же удачном случае и обмыли.
    Не ходите девки замуж. За военных


    --- Добавлено чуть позже ---

    ****
    Далёкие семидесятые годы. Я, курсант одного из многочисленных в те годы закрытых учебных заведений, был отправлен приобретать воинский опыт в краснознаменную часть Московского военного округа.
    Моё прибытие удачно совпало с проведением в округе масштабных учений. Это преамбула.
    А амбула полностью опирается на проходившего в этой же части срочную службу сына великого казахского народа рядового Рахимова. (Как вы понимаете, фамилии участников из соображений секретности изменены - враг по-прежнему не дремлет).
    У этого рядового было необычное имя - родители нарекли его Трактором. Столь странный выбор был обусловлен Никитой Сергеевичем Хрущевым: казахи-степняки в день, когда их юрту заполнили крики новорождённого сына, впервые оценили техническое чудо, явленное в их жизнь вместе с многочисленной ордой целинников.
    Это имя смущало юношу, и отравляло его, и портило характер все школьные годы. Дождавшись получения паспорта, он облагородил себя на казахский манер дополнительным именем Зият-Батыр, не рискнув, впрочем, нагнать на себя гнев отца-беркутчи, и поэтому не отрекшийся от имени, подаренного родителями.
    Таким образом, полное наименование юноши-призывника было Трактор Зият-Батыр Рахимов. И этот шарм с налётом технического флёра, а также наличие техникумовского диплома и вынудил московского покупателя вывезти это прищуренное чудо из казахских ковылей в подмосковные берёзки.
    Пока я кратко описывал личность главного участника событий, учения вошли в свою завершающую фазу.
    И решающим фрагментом данного повествования был выброс в окрестности дислокации нашей воинской части десанта условного противника.
    Но учения - учениями, а служба - службой. Поэтому караулы продолжали выставляться на посты в установленное время. Ну, и естественно, в полной экипировке - с противогазом, снаряженным карабином и двумя дополнительными обоймами.
    Посвященные в курсе, а непосвященным напомню, что патроны у часового самые что ни на есть боевые (в отличие от патронов десанта условного противника).
    В 23.00 я выставил на пост рядового Рахимова и с чувством исполненного долга отправился в караулку дочитывать «Морские сны» Конецкого. Поэтому последующие события мне известны только из рапорта.
    А события не заставили себя долго ждать. Ночной десант был выброшен в чистое поле, где его давно ожидало бесславное условное уничтожение. Но судьба и роза ветров вырвала самого юного десантника из общего строя и медленно, но настойчиво продолжала уносить далёко в сторону. Как раз на штык Трактора.
    В десант медики отбирают только зрячих. И эта зрячесть позволила парашютисту разглядеть раскосые глаза часового раньше, чем часовой успел загнать патрон в патронник. Заметим, что это наблюдение не прибавило десантнику излишнего оптимизма. Отличное знание Устава караульной службы всегда отличало казахских парней. И наш Трактор не был исключением. Поэтому последовательность команд и действий, предусмотренных вышеуказанным уставом, была соблюдена безукоризненно.
    - Стой, кто летит?
    Не получив или не расслышав ответа, программа, установленная раз и навсегда в жесткий диск солдата, который в те далекие времена ещё назывался по старинке черепом, выдала в речевой аппарат Рахимова следующую фразу:
    - Стой, стрелять буду!
    Эта команда, прозвучавшая в звёздной ночи строго и без надрыва, повергла десантника, падающего с предусмотренной разработчиками парашюта скоростью, в состояние легкой прострации, что впрочем, не помешало увидеть направленный в него ствол карабина с примкнутым штыком, которым народ вооружил своего защитника.
    Следующее действие, предусмотренное Уставом, предполагало произведение предупредительного выстрела вверх, что и было незамедлительно и блистательно исполнено степняком.
    Все окончательные деяния караульного минули сознание парашютиста, так как последовавший в соответствии с надписями на воинских скрижалях звучный выстрел и вспышка окончательно лишили его спокойствия.
    Приземление было достаточно жёстким, поскольку обмякшее тело прекратило осмысленное дерганье строп и прочие движения, расписанные в инструкциях и наставлениях.
    Жести происходящему прибавил и подбежавший часовой, который со всей дури, приобретенной на занятиях по штыковому бою, обрушил приклад на свинцовую голову упавшего с небес диверсанта.
    Итог закономерен. Рахимов за точное соблюдение требований устава был отправлен на побывку к своему папе-беркутчи, а заблудившийся в небесных просторах десантник - в окружной госпиталь. Мне же и начальнику караула досталась благодарность от командования, которую мы при первом же удачном случае и обмыли.
    Не ходите девки замуж. За военных
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  2. #22
    Знатный Перец Клуба VW Passat B5! Аватар для Влад (Псарь)
    Регистрация
    29.04.2007
    Адрес
    Россия, Москва, ВАО
    Возраст
    50
    Сообщений
    6,302
    Спасибо +
    Получено: 815
    Отправлено: 1,138

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    MagnumAE,
    VW Passat B5+ variant 2001г. BBG 2.8 4 motion tiptronic - есть
    Тупой собаковод

  3. #23
    Golf Аватар для Skipjack
    Регистрация
    17.09.2007
    Адрес
    Россия, Мурманск
    Возраст
    38
    Сообщений
    724
    Спасибо +
    Получено: 13
    Отправлено: 70

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    MagnumAE, Цитатами не выкладывай, хреново читать курсивом.
    VW PASSAT B5+ Variant 2002 1.8Т AWM Tiptronic

  4. #24
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    1 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Без курсива
    Источник все тот же.

    Медведь.

    Помню на севере служил, мичман мне один прохиндеестый рассказывал..
    Звероферма недалеко от военного городка была раньше, большая и богатая. И вечно мусор продовольственный рядом валялся. Огрызки рыб, шехуя всякая, не знаю еще что, не уточнял.
    Так вот по заверениям мичмана, медведи в наших краях вид имели совершенно наетый, и ходили по округе с толстыми лицами, не соблюдая правил дорожного движения.
    И вот в один незамечательный день ехал этот мичман на любимом жигуленке, в часть возвращался.
    На пригорок въехал, а внизу - биомать! - миша по дороге топает. Наглый такой, толстожопый.
    А так как мичман незаслуженно считал себя заслуженным юмористом СССР, внезапно решил он пошутить. Заглушился и на нейтралке под горку, чуть притормаживая и радостно хихикая.
    А потапыч такого западла не ожидал конечно. Топал себе осоловело, рыбьи потроха переваривал, может даже песенку насвистывал, не знаю.
    А тут заслуженный юморист.
    И сзади так легонечко его - бац! под зад.
    Да каждый бы обделался. Но михалыч вообще постарался. Кормежка же хорошая была.
    До лобового стекла достало.
    Вот. А потом развернулся ревя и лапой капот - херак! и вмял..
    Мичман сначала испугался солидарно с медведем, а потом решил что уже достаточно пошутил - ключ на старт.. а фигвам.. медведь в технике разбирался, знал куда бить..
    Ну и понял мичман, что умирать сейчас будет, и еще раз испугался.
    А медведь джентльменом оказался. Поорал для порядка, что мол невместно так себя вести в цивилизованном обществе, и ушел. Даже доставать мичмана не стал, учуял видимо, что тот уже два раза испугался.
    А мичмана потом на тросе приволокли.
    И шутить с тех пор он перестал.
    Средняя оценка: 1.51
    Обсудить
    Историю рассказал(а) тов. Кэп : 2011-08-05 11:48:10




    Флот
    В продолжение: "О своеобразном флотском юморе"

    Был у нас один моторист. При отстое подлодки в базе он всё время дрых в ЦП на вахте - никакие наказания и увещевания командиров не помогали... Вахте, естественно, такой «дерьмантин» тоже не нравился - зная такую проблему, проверяли и снимали с дежурства нашу вахту чаще.
    Решили - пора проучить. Пошла ночная вахта моториста, через полчаса он был уже "готов" - хоть в задницу стреляй! Была проведена хирургически-извращённо тонкая работа. Откручена верхняя крышка узкого диванчика в ЦП. Тело на ней как на носилках перенесено из третьего отсека через второй в первый, затем - через торпедопогрузочный люк выгружено на пирс и примерно на два километра перенесено на судорезку и аккуратно помещено внутрь разрезаемой подлодки в остатки корпуса третьего отсека...
    Результаты превзошли самые смелые ожидания: НИКОГДА на вахте он больше не засыпал! Как он сам рассказывал: проснулся, потому что выспался, и тут же его ужас пробрал: получается, пока он дрых, в лодке украли ВСЁ! даже часть прочного корпуса спиз... кхкм вырезали! Сидеть за такое - не пересидеть! Теперь, говорит, только стоит глазам закрыться, вспоминается ТАКОЕ, и сна фьють! - нету! Некоторые штатские говорили, что проще было «насовать» мотористу тумаков. Фи! Это скучно, без выдумки, да как-то и не по-морскому совсем : )))
    Средняя оценка: 1.71
    Историю рассказал(а) тов. Dis : 2011-08-03 00:25:02


    --- Добавлено чуть позже ---

    - Так, сидим, ждем, - сориентировал экипаж вернувшийся с КДП командир. - Несколько пассажиров, мать их йети, опаздывать изволят.
    - И долго сидим?
    - Три часа. Нормально, к ужину дома будем.
    - Футбол же сегодня...
    - Значит, обрыбишься, - отмахнулся далекий от спорта КВС.
    Задумавшийся на пару секунд штурман встрепенулся.
    - Командир, а три часа - точно? Может, я пройдусь тогда?..
    - Вот народ, лишь бы со службы слинять. Ладно, иди, все равно пока ты здесь без надобности. Два часа даю, но если учую потом какие-нибудь напитки...
    - Да какие тут напитки...
    - Ю-ко, запомни, напитки есть везде и всегда. Но не всегда и не везде их стоит находить. Ладно, иди уже, пока я не передумал, - махнул рукой командир и также, как минуту назад штурман, посмотрел на здание аэровокзала Грозного...
    - Тащ летчик, - перехватил Ю-ко один из уже прибывших пассажиров; сразу по прилету борт радостно встретила группа едущих до Москвы веселых мужиков в «горках», представившихся псковскими десантниками. От самолета они уже не отходили, в ожидании сигнала к погрузке укрывшись от не по-осеннему жаркого солнца под крылом. - Прапорщик Семенов. Тащ...
    - Капитан Ю-ко, - представился штурман.
    - Тащ капитан, а вы что, действительно гулять собираетесь? И за забор?
    - Да.
    - Вы б не ходили, а? Не стоит...
    - А почему? Вроде же все тут давно контролируется, тишина, покой и благолепие.
    - Благолепие, - согласился прапорщик. - С благовониями. Не ходили б все-таки. Зачем это?..
    «Интересно» - чуть не ответил Ю-ко. Ему действительно было интересно; не первый раз бывая и в соседнем Моздоке, и в самом Грозном - и на «Северном», и на Ханкале, но, никогда не выходя за пределы аэродрома, он не видел войны. «Что там?» - спрашивали знакомые в Москве, словно он вернулся с другой планеты; «а черт его знает, все галопом, одних привезли, других увезли... еще дождь был». И не только для знакомых, для себя хотелось пройти по этой земле, где не когда-то, а совсем недавно шли бои, попытаться представить, как это было...
    - Оружие хоть есть? - вздохнул прапорщик.
    - Да, ПМ.
    Прапорщик вздохнул еще горше.
    - У-у-у, авиация... как дети малые, - словно из воздуха он выудил пару «эфок», запалы, - Держи, от щедрот моих. Знакомая конструкция? При появлении противника колотишь его по голове до полной и безоговорочной капитуляции.
    Усмехнувшись, Ю-ко убрал снаряженные гранаты в карман куртки
    - Спасибо. Еще три часа сидеть - нет желания со мной прогуляться? Все равно без нас не улетят...
    - Ну нет, - отшатнулся прапорщик. - На хрен.

    ...Район частных домов, куда забрел Ю-ко, не был сильно разрушен, но поражал своей безлюдностью. Штурман шел по улице между глухих заборов, не встречая никого, и казался себе последним живым человеком на Земле. Не слышалось ни голосов, ни собачьего лая, вообще живых звуков, и мелькнувшая было тощая кошка не нарушила эту больную тишину.
    Наскучив прогулкой, он прошел приоткрытой калиткой в какой-то двор. «Да, небедно тут народ жил», - подумал Ю-ко, осматриваясь.
    Скрипнула дверь сарая в стороне, штурман похолодел - бородатый кавказец в непривычном камуфляже, насмешливо улыбаясь, приглашающее шевельнул направленным на него стволом автомата. Уловив движение капитан повернулся - еще один крался вдоль забора, тянулся закрыть все еще открытую калитку...
    ...Следующее, что Ю-ко помнил осознанно - он лежит на улице, в канаве напротив, целясь в сторону оказавшегося таким оживленным двора. За забором бахнуло, прошуршали осколки, превращая закрывшуюся калитку в решето - «точно, я же успел проскочить, а гранаты в руках были, в карманах!» - и снова все стихло.
    Штурман лежал, сжимая пистолет. Хотелось бежать, но Ю-ко представил себя мишенью на этих пустых улицах; готовился отстреливаться, когда «духи» придут за ним. «А почему они обязательно пойдут именно от этого двора? Они же все закоулки тут знают, обойдут... может, уже сзади заходят... и вообще, сколько их там, в соседних дворах?» - мелькнула мысль и стало совсем неуютно.
    Ревя двигателем подкатил неожиданный БТР, остановился перед Ю-ко.
    - Эй, авиация, не сезон загорать! - крикнули с брони. - Живой?
    - Там боевики.
    - О как! - удивились на транспортере. - Глянем!
    Протопали сапоги; Ю-ко встал, укрывшись за броней.
    - И верно, «чехи»... Силен, двоих положил. Сколько их было?
    - Двое... Мля, мы ж в тылу вроде! Тут же спокойно все должно быть! Среди дня, в центре группировки! Твою мать...
    - Бывает. Просочились, значит. Или не просачивались, здесь ведь как: смотришь - мирный житель, отвернулся на секунду, глянешь снова - оп-па, уже немирный.
    - Мля... До аэродрома подбросьте, а?..


    - А знаете, мужики, - сказал Ю-ко, разливая по стаканчикам (накануне, для обеспечения победы на выборах правильного кандидата, силами полка было выполнено три самолетовылета в далекие северо-восточные края с грузом «кристалловского» спирта; пару бочек во время погрузочно-разгрузочных работ списали на «бой посуды»). - Мне этот случай до сих пор, бывает, снится. Вот только во сне гранаты почему-то никогда не взрываются...



    ***

    Нервный рейс

    "Кухты были мудрой рассой. Чтобы отобрать планету у примитивной цивилизации людей они распостранили там вирус Войны. Инфекция прижилась на Земле непредсказуемо хорошо - люди послушно самоуничтожались, пока в один прекрасный день им не подвернулись под руку сами торжествующие завоеватели. Кухты были. Война осталась."

    Какая бредятина, подумал Михалыч и, отложив книжку, взялся за штурвал. В салоне дремали представители менеджмента одной техно-фирмы, планировавшие стравить пар за игровыми столами в заведениях Вегаса. Обиженно пискнул автопилот. "Зверь" мягко скользнул с эшелона и, проткнув облака, выпал в теплое вечернее небо над угрюмым горным массивом.

    - Жень, буди хайроллеров, новости обнародуй, только дипломатично...

    ...Уважаемые пассажиры, мы сейчас честно попробуем приземлиться в Лас Вегасе. Ничего гарантировать не могу, поскольку некий ворюга-механик, накурившись целебных трав, отковырял платиновые пломбы в гидравлических линиях нашего корабля.

    Злодей был раскрыт, когда мы уже пролетали над штатом Нью-Мексико, и, как мне объяснили, сейчас он сидит в пыточной и молчит, как партизан. Так что, к сожалению, объем его работ и наших возможных повреждений на настоящий момент неизвестен. Но, как видите, крылья еще не оторвались, кофеварка в салоне в полном рабочем порядке, и ваш экипаж готов сделать все возможное, чтобы избежать попадания в вечерние газеты. Иными словами, нет никаких причин для беспокойства.

    На подходе нас слегка потрясет, и, возможно, что-то где-нибудь немножко взорвется, но, так или иначе, мы будем на земле в 17:45. Хочется верить, что в целости и сохранности, но, из чистого любопытства, ознакомьтесь пожалуйста с позицией для аварийной посадки. Приятного всем вечера, и, если повезет, мы еще увидимся...

    Если можно было судить по утру, то вечер удался. За стенами тараканьего отеля никак не хотел просыпаться Город Греха, у Михалыча зверски гудела голова и сушняк тихо душил изнутри.

    Бяка - сказал сам себе Михалыч. Не надо было так напиваться. Подумаешь, благодарные пассажиры наливали как из шланга. Кто знал, что вице-президенты пьют как шахтеры. Это еще не повод лезть целоваться к барменьше и кидаться табуреткой в вышибалу. Заведение было приличное, и бить Михалыча не стали, а дальше он как-то сам по себе упал. Клиенты практически на руках доставили орущего на всю дурь "Нерушимый" Михалыча прямо в номер.

    Бяка - повторил Михалыч и полез за бутылкой воды из минихолодильника.


    "Зверь" проснулся значительно раньше Михалыча. Правак Женя завел вспомогательную силовую установку, запитал электросистемы и проверил еще раз гидравлику. На выручку с месяца работы удалось починить кондиционеры и подновить авионику. Если повезет с этим рейсом, то и с топливными насосами все будет тип-топ. Танюха появилась с восходом солнца, усталая, но счастливая. Баккара или рулетка, подумал Женя. Некоторым везет даже в Лас Вегасе, а вот некоторые другие просто ухрюкиваются до безобразия и опаздывают на работу: из терминала вышел, прихрамывая, Михалыч.

    Пассажиры прибыли наоборот, вовремя. Что показалось Жене подозрительным. По кормовому трапу занесли на борт военного вида продолговатые ящики. Церемонно поздоровались с Татьяной, послушно распределились по креслами, и вобще вели себя слишком организованно для толпы отдыхающих по дороге в курортную зону Южной Каролины.

    После взлета Женя подмигнул Михалычу.

    - Контрабанду везем. Пушки, скорее всего, у меня на пушки нюх. И ребята серьезные, с большими планами на выходные. Что делать будем, начальник?
    - Не волнуйся, Евгений. Дядя Вася чартер организовал, и даже если это что-то "малозаконное", то с нас, таксистов, спрос маленький.
    - А если покрошат они нас как свидетелей? Сразу, как припаркуемся, и пойдут по своим делам спокойненько?
    - Ладно ты, чужой среди своих, управление и радио на тебе, я пошел справки наводить.

    Михалыч, хлопнув дверкой, утопал в салон. Женя, как положено по правилам, надел кислородную маску и переключил микрофон. Его голос теперь микшировался намордником и сильно смахивал на замогильный сип Дарта Вейдера из Звезных Войн.

    В кабину зашла Танюха, ткнула пальцем в кислородную маску.
    - Еще один с похмелья лечится. Тебе лимонаду с Алка-Зельцером намешать?
    - Ш-ш-ш... не надо... ш-ш-ш, как тебе пакш-ш-ш-и?
    - Не особенно общительные, но вежливые, все что-то между собой обсуждают... Про засады и винтовки...

    Хана, подумал Женя. Террорюги. Накрылись мои топливные насосы. На борту даже вшивого пистоля нету. В открытую по делу говорят, значит нас уже списали. Сейчас Михалыча прибатонят, как я с ними бороться один буду?

    Так, надо составить план. Семь пять два нуля на транспондер, подготовить, но не включать, по нынешним временам, какой нибудь олух из Национальной Гвардии от служебной ревности завалит ракетой воздух-воздух, потом не отпишимся. Запросить эшелон повыше, про запас, чтоб падать грамотно: начнуть буянить, я им тут такой пилотаж устрою, яйцы квадратными станут. Экипаж закрепить на местах.

    - Танюха, быстро попку в левое кресло, и все пять ремней надела!
    - Извращенец...

    Порты поблизости оценить на предмет длины полос и погоды, военная база будет в самый раз, хотя, опять же, с быком из нацгвардии на предпосадочной прямой толкаться придется, но у него какой-то драный ф-шестнадцать, а у меня Боинг, корабль настоящий. Прорвемся. Дверь бы чем нибудь блокировать...

    В дверь зашел Михалыч.
    - Татьяна, хорошо что ты здесь, задержись на пару минут, клиенты в салоне переодеваются. У них акция сразу после посадки, в форме надо быть...

    Начинается, решил Евгений. Михалычу они мозги замутили, понятно зачем переодеваются: шас одним пинком захват кабины и "летим в Занзибар", акция - захватывать президентский дворец и мочить директора Занзибарской швейной фабрики - кому-то в Вегасе он остался должен, дегенерат позорный. И никого я в Занзибаре не знаю...

    - Жень, стэндбай код верни на двенадцать сотен, там все нормально.
    Михалыч ткнул большим пальцем в направлении салона и рассмеялся - маски-шоу на сегодня отменили!

    ...Экипаж Зверя стоял у кормовой рампы и в молчании наблюдал довольно редкое в этом веке зрелище. По трапу спускались солдаты мятежной Конфедерации в полном боевом снаряжении и не спеша грузились в поджидающий их автобус.

    - Пушки ты, Женя, угадал правильно. Спрингфилды аж 1861 года выпуска. Рота Би, Седьмого "Флоридского" пехотного полка, направляется принять участие в инсценировке исторических событий. Ты б грузовые манифесты иногда читал, Паниковский.

    Как на базу вернемся, возьми денюжку из общака и дядю Васю. Пройдитесь по спортивным магазинам, подберете что-нибудь для "на всякий случай" в кабине держать. У Татьяны уже все есть, и холодное, и огнестрельное. Лучше иметь и не хотеть, чем хотеть и не иметь. Только дробовики не покупай...

    "С тех древних времен Война и люди симбиотически дополняют друг-друга. Человечество, если и не практикует Войну постоянно, то имитирует в игровых или театральных формах. Все великие цивилизации обходят планету Земля стороной, боясь распостранения этой заразы. Что, в принципе, хорошо для людей, с практической точки зрения. Галактические налоги платить не просто."

    Куда вся приличная фантастика подевалась, обиделся Михалыч, всякую ерунду печатают. В салоне Зверя отчетливо пахло оружейной смазкой с оттенком допотопного дымного пороха. Михалыч с удовольствием втянул носом воздух.

    --- Добавлено чуть позже ---

    На кухне накурено - хоть топор вешай. Холодные капли неторопливо скользят по запотевшим стопкам...

    Случайная встреча в электричке - минут десять косились друг на друга, перебирая фотоальбомы памяти.
    -Ты?.. Ну здарова, дренть!..
    Познакомились когда-то случайно, на «площадке подскока» одного вертолетного полка; дивное место - от торца полосы тридцать метров до моря и пятьдесят до рынка с его обязательными «эй, дарагой, вино, чача, падхади, пробуй». Меня туда занесла бюджетность отдыха; старший лейтенант N был командирован обеспечивать работу своего полка в этих страшных, подрывающих всякую боеготовность, условиях. Площадка работала несуетливо, принимая - отправляя один борт в два - три дня.
    Естественно, я не мог не появляться на стоянках, а товарищи офицеры - в шашлычных...
    ...Какими судьбами?.. Да вот, в командировке, завтра днем с Чкаловского домой... да приткнусь там где-нибудь...
    - Брось, давай ко мне, посидим, а завтра выходной, еще и провожу... Далеко? Да почти на Чкаловском и живу, ДПРМ [1] в соседнем дворе...

    На кухне накурено...
    - Слушай, ты же вроде увольняться хотел?
    - Было дело, и рапорт уже писал. Но был один случай... Ладно... Ты ж тогда уехал, а нас буквально через два дня из командировки отозвали, заваруха началась в Дагестане... Вот мы вместе с соседями туда и отправились.
    С подходящими аэродромами там, сам знаешь, не густо, так что «вожди» приняли волевое решение работать с площадок подскока - утром вертолет уходит с аэродрома, а дозаправляется и пополняет боекомплект «с колес», на площадках. Нам-то много не надо, ровный участок борт посадить и место для топливозаправщика и грузовика оставить, ну и чтобы туда хоть доехать можно было. Мы еще и десятку традиционную не брали. [2]
    Эту площадку мы уже использовали несколько раз, довольно удобная была - степной участок на небольшом пригорке, с двух сторон пологом, с двух других склоны покруче, заросшие терновником. Грунтовка рядом, из другой цивилизации две кошары, одна километрах в пяти, другая в семи, все ж любопытных глаз меньше.
    Поехали - ТЗ [3], грузовик с вооружением, нас десять человек, нашего и соседского полка, команда знакомая, из новых только лейтенант один молодой. Тот после выпуска в училище остался, послужил там с год и неделю назад в часть сбежал, у нас все ж с деньгами получше было. Еще охранение должны были дать. Но не дали.
    Расположились, радиостанцию развернули, навес соорудили, «рули» наши в спячку завалились, мы работать начали.
    А ближе к обеду на нашу площадку вышли «бородатые». Не знаю, специально они нас искали, или просто так напоролись...
    Мы как раз все под навесом были, в шеш-беш рубились, ждали пару «восьмерок». Голову поднимаю - а из терновника «духи» вылезают. Но и они, такое впечатление, не ожидали на нас вот так лихо выскочить, или все-таки мимо шли, или думали что мы подальше от склонов сидим. Ожидали - не ожидали, но они-то с оружием, а мы еще утром свои автоматы в сторонке на брезент покидали.
    В общем, расклад такой что можно закуривать, жить-то осталось на один раз пописать. Хоть стрелять еще не начали, но с этим явно не затянется. Но пока таращимся просто, осознаем.
    Тут лейтенант в сторону бросился, все «духи» рефлекторно по нему и замолотили... Ну а мы под такое дело до автоматов добрались, откатились малость, ответили. Они б нас все-таки положили бы, конечно, - заправщик или грузовик зажги и от нас только тапочки останутся, в чистом поле много не навоюешь, да вертушки послышались, «бородатые» притормозили, а там и пара наша вышла. С ходу в ситуации разобрались, по кустам отработали, чем Бог послал, потом еще пара «крокодилов» [4], неподалеку оказавшихся, подскочила, НУРСами [5] всю округу перепахали - мы уж думали и нас вместе с «духами» смахнут, но пронесло...
    Так что у нас обошлось, кроме лейтенанта, понятное дело. А лейтенант... кто говорил что нервы, дескать, не выдержали, потому и побежал, вот только не видел я чтоб запаниковал он. Не знаю... Удобнее, конечно, верить, что нервы... Но зряче бежал, осмотревшись, от автоматов наших и машин в другую сторону... может, действительно на себя огонь вызвал, но в рапортах все равно об этом писать не стали, не поверит же никто. Что-то нарисовали такое, оформили «Мужество» посмертно, хоть что-то семье...
    Вот после этого случая посидел я как-то, подумал, да и остался. Так и служу...

    Ну кухне накурено - хоть топор вешай. Холодные капли неторопливо скользят в тишине по запотевшим стопкам...
    За лейтенанта!..


    1. ДПРМ - дальняя приводная радиостанция с маркером, устанавливается в 4 километрах от торца взлетно-посадочной полосы;
    2. существует традиция, по которой командир экипажа дает выпускающему технику пять - десять рублей; появившись на Ханкале традиция прижилась в некоторых вертолетных полках;
    3. ТЗ - топливозаправщик;
    4. «крокодил» - многоцелевой ударный вертолет Ми-24;
    5. НУРС - неуправлямый реактивный снаряд; в данном случае - С-8

    --- Добавлено чуть позже ---

    Всем доброго времени суток!
    Историю эту написал мой батяня, служивший в ВВС СССР.
    Вот собственно и сама история:

    С праздником всех кто служил!
    В этот день принято за рюмкой вспоминать былое. Вспомнилась и мне моя дембельская рацуха. Заранее приношу извинения за армейский сленг - кто служил, знает, как не затейливо общались в СА.
    И так июнь 1972 года, мне 22, за спиной учебка (ШМАС), два года рева реактивных двигателей и всего один месяц тишины и покоя в госпитале, где я оказался по причине лопнувших барабанных перепонок. Долгожданный дембель плутал где-то рядом, все старики давно уже разъехались по домам, осталось только нас трое не оправдавших доверие командования, а точнее замполита (в партию за время службы я так и не вступил и не клюнул на предложение замполита перед самым дембелем пойти на трех месячные курсы младших офицеров). Духом мы не пали, была какая-то веселая злость и пьянящее предвкушение свободы. Как истинные старики, после отбоя, собрались мы в ленинской комнате обсудить наши дембельские планы. Бутылку на стол поставить не успели, но по нехитрой закуске догадаться о наших намерениях было не трудно. Неожиданно открывается дверь и заходит замполит.
    «А вы, что тут делаете?»
    Что будет дальше - я знал и рванулся ему на встречу, придумывая на ходу первое, что пришло в голову.
    «Товарищ майор, обсуждаем тему - безопасность полетов! Я тут в журнале вычитал, что французы перед полетами транслирую крик раненой птицы, после чего все пернатые улетают, вот смотрите!»
    И достаю из кармана индуктор от полевого телефона с помощью которого мы только что на вечерней поверке шутили над молодыми, вкладывая два провода тем кто держал руки за спиной (шуточка конечно была жестокой, но как говорят - кто в армии служил, тот в цирке не смеется!). И не давая опомнится майору продолжил
    « Если поймать ворону и окрутить ей лапки проводами да крутануть, тут я продемонстрировал мощную искру, она, конечно, заорет, вот только где магнитофон достать?»
    Неожиданно замполит пришел в восторг от нашей идеи.
    "Молодцы, мысль-то правильная!? А? Вот что значит образование! (в армию я попал после первого курса МГРИ, однако потом благополучно его закончил) А старшина-то говорит, что у вас только водка, да самоволка на уме!"
    Тут он весело погрозил пальцем.
    Короче, на следующий день нам вручили маскировочную сеть, (других сетей просто не было) ключи от солдатского клуба и радиорубки где был магнитофон. Забегая вперед, скажу, что маг был древняя военная железяка. На предложение показать, как он работает, мы гордо отмахнулись, и это была роковая ошибка. Как оказалось - там, где нужно было включать микрофон, мы его выключали и наоборот! Первый из двух дней, отведенного срока, мы, запершись в клубе, квасили и крутили музон. С большим трудом к концу второго дня поймали трех ворон и после ужина взялись за дело. Первые две вели себя скверно и скончались даже не чирикнув. Третью мы обхаживали со всей деликатностью. Вначале она долго капризничала, но под конец успела пару-тройку раз гаркнуть, как надо. Утром, стараясь не дышать в сторону замполита, я вручил ему кассету и рассказал с какими трудностями, в эту бессонную ночь, нам пришлось столкнуться. Уходя, майор потряс кассетой - Сегодня попробуем! И добавил, озорно подмигнув, завтра можете потихоньку собираться, замолвлю за вас словечко!
    Аэродром у нас был грунтовый, находился он на окраине леса и обсуживал только наши Миг 17 и 21е. По всей взлетной и рулежной полосе висели «колокольчики» и перед началом полетов из них гремело «Раз, Раз, раз....раз». Эхо замирало в лесу, птицы улетали, дальше полеты шли в штатном режиме. В этот раз все было по-другому. Динамики щелкнули, раздалось легкое шипение, и в наступившей тишине совершенно не знакомый, омерзительный голос вкрадчиво произнес.
    « Ну, что б-дь каркать будем? Серега давай!»
    Народ, копавшийся у техники замер, а услужливое эхо повторило несколько раз для тех, кто не въехал с первого раза о чем речь. ....
    «Что ты сука глаза закатываешь - каркай! Слышь, Серый ты эта, ... по деликатнее, если и эта накроется «Мыкола» нам завтра я-ца отрвет!» (замполита звали Николай Петрович, но за глаза все, даже офицеры, его называли «Мыкола»). Дальше не спешный диалог шел в том же русле, разносимый эхом по всей окрестности. Там было все и смачный хруст огурца и звон стаканов, матерные слова звучали на удивление отчетливо, а в самом конце был обрывок «Кар р р» громкое «Ура» и совершенно убийственная фраза
    « А ты говорил! Да, "Мыкола" завтра нас от радости в ж-у целовать будет!»
    По тому, как весь народ повылазил на улицу и корчился на ступеньках, я понял, что запись удалась на славу и еще, что скорого дембеля в ближайшие минимум десять суток не предвидится.
    Как закончились полеты - не помню, в автобус мы не сели, шли до казармы пешком. Было не выносимо смотреть, как нам из него глумливо улыбаясь, приветливо машут руками. Вопреки ожидаемой губы, командир, узнав кто автор, и исполнители рацпредложения приказал.
    «Завтра чтобы духу этих артистов в части не было!»
    Узнали мы об этом на следующий день утром. Расставание было стремительным и по-мужски скупым. 10 минут на сборы, у казармы ждал замполитовский уазик, старшине было приказано лично доставить нас до остановки и убедиться, что мы сели в автобус, следовавший до города Владимир.
    После Армии я поклялся, что никогда в жизни не одену погоны. Как говорят, хочешь насмешить Бога - строй планы! Самая интересная и увлекательная работа у меня была последние восемь лет моей трудовой деятельности в уникальном, единственном на всю Россию подразделении, от куда я ушел на пенсию в 55 лет в погонах майора. Но это, как говориться, уже совсем другая история.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Моя любимая байка:

    Бортжурнал N 57-22-10
    Часть вторая
    АФГАНИСТАН

    Умная пуля

    Борт N 33 вернулся с задания в дырках. Насчитали пять входных пулевых на правом боку и на днище. В таких случаях, прежде чем наложить заплатки, техники, как и хирурги, должны провести зондирование, извлечь все застрявшие пули, проверить пути их следования в теле машины, найти поврежденные агрегаты и трубопроводы. Пока хоть одна пуля не найдена, работа хирургов продолжается.
    Пятую пулю на борту N 33 искали несколько дней. Четыре нашли, а пятая, несмотря на ее очевидный путь в один рикошет от створок и уход в сторону закрытого люка кормового пулемета, словно испарилась. На люке никаких повреждений не было.
    - Признайся, - пытал инженер Иванов борттехника Т”., - люк был открыт и пуля улетела в него?
    - Да не открывал я! - лениво говорил лейтенант Т”. - У меня и кормовой пулемет не заряжен, чего зря выставлять...
    - Тогда ищи! - выкатывал глаза инженер. - День даю, хватит машину на земле держать!
    При этом разговоре присутствовал борттехник Ф. Он зашел примерить «вареный» костюм, который борттехник Т”. сначала купил, а потом выяснил, что он ему мал.
    - Чего ты мучаешься? - сказал борттехник Ф., когда инженер убежал. - Прострели, нет, лучше керном, нет, сердечником другой пули, из тех, что нашли, пробей выходное где-нибудь, где не искали.
    - Да везде искали уже, - махнул рукой борттехник Т”. - И потом, а вдруг она в чем-то жизненно важном застряла?
    Борттехник Ф. наклонил голову к ртутно блестящему следу рикошета на ребре створки возле стягивающего замка, посмотрел в сторону кормового люка и встретил черный взгляд ствольного раструба пулемета Калашникова танкового, притороченного к стенке поверх закрытого люка.
    - Ты знаешь, Леха, - сказал борттехник Ф., еще не веря себе, - что движение античастицы в физике можно описать уравнением движения частицы, обращенной назад во времени?
    - Это ты про инженера?
    Борттехник Ф. не ответил. Он подошел к пулемету, снял его с упора, поднял за ручки, опуская ствол, покачал им, и на подставленную ладонь, тренькая, скатилась бронебойная пуля калибра 7,62, вернее, ее сердечник, совсем не помятый, только немного поцарапанный.
    - Какая умная пуля, - уважительно сказал борттехник Т”. - Умнее нас!
    - Это точно, - сказал борттехник Ф. - Умнее вас.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Литой шоколад

    В самом начале своей войны еще безденежный борттехник Ф. перевозил трех офицеров с грузом. Там были связки бушлатов, коробки с сухпаями, тушенкой, консервированными маслом и картошкой. Среди казенного добра было и личное - магнитофон «Sanyo» и несколько коробок с надписью на этикетках по-славянски, но не кириллицей: «Litoyi chokolat». Этот литой шоколад непонятно почему взволновал воображение борттехника. Он представил, что в коробках, обернутые в разноцветную фольгу, лежат отлитые их темного шоколада фигурки. Как в детском наборе «Мойдодыр», где рядом с круглой коробкой зубного порошка в отдельной нише лежало мыло душистое, отлитое в форме белочки, - а тут она же и прочие зверюшки, но из шоколада.
    Позже, когда у него появились деньги, он узнал, что в коробках с такой надписью вовсе не литой шоколад, а простые, хоть и югославские, сосательные карамельки «Бонко». Они были в красивых обертках, они сами были красивы, как полудрагоценные, обкатанные морем камни, они были вкусные, вкуснее, чем ягоды, по которым были названы, - но... Это было разочарование. Так и застрял в голове борттехника образ шоколадных фигурок.
    Как-то полетела пара в один южный кишлак. Повезли советникам груз. Прилетели, сделали все дела, вернулись к бортам, запустились, взлетели. Экономя время и топливо, решили срезать угол, не огибая кишлак. Пошли по самому безопасному отрезку, через виллу советников. Шли не высоко, не низко - метрах на 15, - чтобы и деревья не задеть, но и сектор вероятного обстрела не увеличивать. И когда ведущий прошел над виллой, а ведомый только приближался, майор Божко сказал в эфир:
    - Ох ты, ё... Вниз не смотри, молодежь!
    После этих слов экипаж ведомого борта N 10 посмотрел вниз с внимательностью чрезвычайной. Под ними проплыл ряд разлапистых гималайских кедров, и появился огороженный высоким забором голубой прямоугольник бассейна. Но не тадж-махальская красота композиции - отражение белой виллы в спокойной воде на фоне опрокинутого неба - заставила экипаж прерывисто, но в унисон, вздохнуть. На розовом песке у самой воды, на одинаковых, в косую красно-синюю полоску, словно конфетные фантики, покрывалах лежали две молодые женщины. Одна, худенькая, - на животе, другая, с фигурой Лорен - на спине. Они были совсем голыми и загорелыми дочерна. Солнце бликовало на их шоколадных телах. Две шоколадные фигурки, лежащие на фантиках...
    - Литой чоколат! - прошептал борттехник, чувствуя во рту вкус горького шоколада и коньяка. Да, в таких фигурках обязательно должен быть коньяк...
    Вертолет словно наткнулся на невидимое силовое поле - он как-то неуверенно зарыскал, его охватила мелкая дрожь. Левый и правый летчики, высунув головы в блистера, смотрели вниз, Милый еще и махал рукой. Борттехник смотрел себе под ноги, в нижнее стекло под станиной пулемета. По воде пошла рябь, покрывала купальщиц начали суетливо хлопать тела своих хозяек углами. Женщины, приподнявшись на локтях и совсем не смущаясь, помахали ползущему над ними дракону.
    - Эй! - сказал уже далекий Божко. - За титьки зацепился, что ли? Быстро догнал!
    И борт N 10, виновато опустив нос, пошел в разгон.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Бортжурнал N 57-22-10
    Часть вторая
    АФГАНИСТАН

    Портрет с гранатом

    Борттехник Ф. не мог спокойно смотреть на совершенные формы жизни. Если под его рукой оказывался клочок бумаги, а в руке - карандаш, он рефлексивно начинал рисовать. Рисовал исключительно голых женщин и неоседланных лошадей, иногда голых женщин верхом. По его мнению, именно эти два вида Творец творил с особым удовольствием, с томлением, которое не скрывали их линии.
    Когда лейтенант Ф. впервые увидел, как гордо несет поднос официантка Света, как подрагивают в такт поступи ее челка и хвост, как недовольно косит она глазом, презрительно раздувая ноздри и фыркая, - он не смог удержаться. В комнате на стеллаже, оставшийся от прежних жильцов, пылился свернутый в трубку ватман - два листа, склеенных в длину. С одной стороны ватмана была цветными карандашами изображена схема досмотра каравана - ведущий сидит справа сзади от стоящего каравана (три верблюда и два погонщика в чалмах), ведомый висит в левом верхнем углу, указаны все взаимные дистанции и сектора обстрелов, коричневым карандашом нарисованы горы на горизонте. Обратная сторона схемы была свободна, и после протирки мякишем белого хлеба стала почти девственно чистой. Позаимствовав у штурманов огрызки простых карандашей всех видов твердости и мягкости, борттехник начал свой труд.
    Вечером он прикнопил лист к фанерной стенке кухни, отступил на шаг, прищурился, протянул руку с карандашом, поводил им в воздухе, словно шпагой, и несколькими легкими длинными касаниями высек на белом прямоугольнике женский силуэт.
    - Прекрасная пришла... - пробормотал он, отступая.
    Подняв голову к небу, прикрываясь от солнца рукой, стояла она - обнаженная, с едва намеченными ключицами, сосками-петельками, пупком, коленками...
    Немного полюбовавшись прозрачной наготой, тремя штрихами он обернул ее бедра куском тонкой белой материи.
    - Вот это да! - сказал борттехник Л., выглядывая из-за его плеча. - А что будет, когда все нарисуешь..
    Художник, не отвечая, накрыл ее чистой тряпицей. Он знал, что на этом бы и остановиться, что дальнейшая прорисовка убивает волшебство недосказанности, но ему хотелось перенести на бумагу не только ее линии, но и божественно-томительную топологию ее плоти, ее кожу - смуглую и нежную, словно припорошенную сладкой пыльцой, которую он не устанет слизывать, если...
    И он приступил к сотворению. На завтраках, обедах и ужинах внимательно смотрел на официантку, чертя для памяти пальцем на своем бедре ее основные позы - поворот головы, торса, постановку ног, расположение всех ее выпуклостей и впадинок... Юбка ее была коротка, ноги длинны, а майка открывала нежно-упругий живот и начала ребер, за которые хотелось взяться двумя руками и раскрыть ее, полную гранатовых зерен...
    Придя после столовой на борт, он доставал блокнот, карандаш, и зарисовывал то, что еще светилось на сетчатке и горело на бедре. Особенно много было лица, рук и коленей. Рука, держащая ручку чайника, - важный фрагмент, - на его полотне эта рука будет держать совсем не чайник.
    Вечерами и ночами он переносил дневные зарисовки на свое бумажное полотно. Штриховал тени, прошитые солнечными рефлексами, и возникали плечи, ключицы, грудь, и кожа получалась лепестково шероховатой. Лицо ее вышло слишком похожим, и он подарил ей кепку с длинным козырьком, чтобы скрыть большую часть лица в тени. В руку ее (лебединый выгиб запястья) он вложил ремень своего автомата, который стоял тут же в углу, позируя. Теперь, вместо тяжелого чайника, она держала за узду его твердое, полное огня, вороненое оружие.
    Она рождалась из белого, как солнечная богиня. Ему казалось, что, когда ляжет на бумагу последний штрих, она сойдет с листа - ступит босой ножкой на пол перед художником. Он уделил этой ножке много времени, он даже передал венку на ее щиколотке.
    Когда совершенство было достигнуто, - а это становится понятно, если малейшие правки делают картину хуже, - он обрамил амазонку надписью. Плакат приглашал на английском to Shindand, в 302-ю flying squadron, - и загорающая под ослепительным солнцем девушка, пусть и с автоматом, всем своим видом говорила приглашаемому, что он не пожалеет.
    Под восхищенные вздохи комнаты художник вынес плакат из кухни и прикрепил его к стене, - поверх пожелтевших вырезок из газет и журналов, фотографий трофейного оружия, горных дорог с обрывистыми, полными ржавого железа обочинами, вертолетами на земле и в небе.
    - Икона! - сказал старший лейтенант Торгашов, воздевая руки. - Будет нашей хранительницей...
    - Только худовата, - сказал лейтенант Л. и помял пальцами невидимые мячики у своей груди.
    - Это ты Толька! - сказал Торгашов. - А она самый цимес!
    Возник спор. Художник взял сигареты и вышел на улицу. Брел, вдыхая и выдыхая дым, был задумчив. Дошел до бани, все так же задумчиво искупался в бассейне и когда возвращался, уже знал, что должен сделать. Он подарит плакат ей. Да, это будет неожиданный ход, - оживленно думал он, быстро шагая, - неожиданный для судьбы, которая пишет одни и те же сценарии. Подробный разбор вариантов, кустарник которых растет из этого хода, он отставил себе на сон грядущий - в одиночестве за закрытыми веками...
    Несколько дней в комнату ходили вертолетчики, прослышавшие про красоту на стене. Каждый просил нарисовать ему такую же, можно и поменьше. Обещали новый ватман и новые карандаши, ящики конфет, упаковки «Си-Си» и прочие ценности. Зашел даже замполит. Постоял, молча глядя, и, уходя, попросил завтра, на время проверки из Кабула, снять или хотя бы прикрыть. Потом прибежал старший лейтенант Таран и, встав на табуретку, сфотографировал плакат со вспышкой много раз.
    Наблюдая за приростом славы, художник понял, что мучавшая его проблема дарения - как это сделать? - снимается сама собой. До нее дойдут слухи, и она обязательно заглянет, не одна, так с подругами. В комнате уже побывали несколько женщин, и все просили художника подарить картину. В ответ на ее просьбу он снимет плакат и, аккуратно свернув, молча подаст ей. Нет, не молча. Он скажет, что графит размажется, и хорошо бы его закрепить, но у него нет фиксатора. Зато он есть у нее. «И что это?» - заинтересованно спросит она. «Лак для волос», - скажет он. А дальше комбинация будет развиваться неостановимо, иначе - зачем было ее начинать?
    Дни шли. И хотя в поведении своей модели ни в столовой, ни при встречах на улице борттехник не замечал никаких признаков ее нового знания о нем, он не беспокоился. Он ждал, как опытный птицелов.
    Но судьба сделала ход, которого борттехник не предвидел.
    Однажды вечером в комнату зашел командир звена майор Божко.
    - Я вот чего зашел, - сказал он, останавливаясь перед плакатом. - Завтра прилетает баграмская пара, командир с моего училища, на год позже выпускался. Они тут ночуют. Встретимся, посидим, то да се... Хочу, чтобы она завтра у меня в комнате повисела. Это, как ни крути, лицо, грудь, живот и коленки нашей эскадры, пусть они видят!
    - Только водкой не залейте, - сказал борттехник Ф., снимая лист.
    - Ну, ты скажешь! - сказал Божко, придерживая шаткую тумбочку. - Мы ж ее не на стены льем, а пьем аккуратно...
    Следующим вечером борттехник, проходя по коридору, останавливался у комнаты Божко и прислушивался то к хохоту, то к невнятной песне под гитару, от которой через дверь пробивался только припев хором: «Смотри на вариометр, мудак!».
    На следующий день борттехник рано улетел, поздно вернулся, и, перед тем, как отправиться на ужин, пришел забрать свое творение.
    В комнате командира плаката не было.
    - А где? - крутя головой, спросил борттехник.
    - Видишь ли, дорогой, - сказал майор, смущенно почесывая затылок, - она, знаешь ли, улетела...
    - Как улетела, куда?
    - Ну, как улетают? На вертолете, конечно. В Баграм. Они как ее увидели, покоя не стало. Подари да подари. Я ни в какую, - лицо, мол, грудь эскадры нашей! Напоили, сволочи, а я, ты знаешь, когда пьяный, такой отзывчивый! Да и не помню, если честно, как отдал... Зато она теперь нас представлять будет за пределами!..
    Стиснув зубы, чтобы не сказать товарищу майору плохое слово, борттехник повернулся и вышел.
    - Да не расстраивайся ты так! - крикнул ему в спину майор. - Ты себе сто таких нарисуешь!
    - Я и не расстраиваюсь, - сказал борттехник, уже закрыв за собой дверь.
    Он вышел на улицу, сделал несколько шагов в сторону столовой и остановился. Вернувшись в свою комнату, открыл трехногую тумбочку и достал то, что привез это вчера с юго-восточных гор - ей в подарок. Там, недалеко от Кандагара, в кишлаке, прячущемся в тени гранатовых рощ, борттехник остановился у маленького придорожного дукана. Просто тряпичный навес, в тени которого сгрудились тазики с кусками каменной соли, чаем, пряностями, сушеными фруктами, - тут не было ничего, что привлекло бы взгляд пришельца. Интересен был сам дуканщик, смуглый худой старик - штаны, рубаха, чалма и борода его были белы как облака над вершинами, и выглядел он старше Хоттабыча на тысячу лет. Древний джинн посмотрел на человека в пятнистом комбинезоне с автоматом через плечо, раздвинул коричневые губы, показав длинные голубые и прозрачные, как лед, зубы, и, достав из воздуха большой гранат, протянул его борттехнику. Такого граната - величиной с небольшой арбуз - борттехник никогда не встречал на знакомых с детства рынках Кавказа и Средней Азии. Старик держал в своей ладони (сама ладонь - из мореного лакированного дерева) вовсе не плод. Это был сосуд, обтянутый сафьяном, когда-то крашенным кошенилью и отглаженным до глянца стеклом, но теперь, по истечении веков, потерявшим окрас и глянец, но зато до самой горловины набитый - зерно к зерну в розовой терпкой пене - тускло мерцающими рубинами...
    И борттехник взял у старого джинна волшебный кожаный сосуд с кровью Диониса. Он летел над горами и думал, что нарисует ее портрет по-настоящему, красками, с натуры, и обязательно с этим гранатом...
    Он доставая плод из тумбочки, расстегнул куртку комбеза, опустил гранат за пазуху, положил на ладонь в правом боковом кармане, застегнул «молнию» и, пошел на ужин, неся осторожно, как мину.
    - Это вам... - бормотал он. - Хотите, я вас нарисую?
    В столовой было почти пусто, только пара истребителей еще допивала чай в своем ряду. Две официантки убирали со столов. Наклонившись, прогнувшись, вытянувшись, как кошка, она протирала длинный командирский стол, касаясь его грудью. Повернула голову, сдула прядь и сказала приветливо, не меняя позы:
    - Садитесь за чистый, я сейчас принесу...

    P.S.
    Сохранилось фото, но оно, конечно же, не отражает:
    http://kuch.ru/pictures/frolov/22.jpg
    На таможне у этой фотографии, которую везли с собой вертолетчики, бдительные таможенники отрывали верхнюю часть - с номером эскадрильи. Борттехник провез ее в банке с индийским чаем.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  5. #25
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Источник не меняется!
    Посвящается самолёту Су-24 с бортовым номером 42, 3-я АЭ, 149-й ГБАП

    Давно ушёл за Гиндукуш закат
    И Сушка шла навстречу чёрной ночи
    Неся под брюхом свой боезаряд
    Такой боезаряд, что не захочешь!

    И, в вираже, загнув предельный крен,
    Стонала лонжеронами натужно
    И держки катапульты меж колен
    Тихонько грели экипажу душу ...

    И вспышки взрывов осветили брюхо ей
    И звёздочки на крыльях и на киле
    А руки экипажа поскорей
    Её от цели к звёздам уводили

    Перетянувши через перевал,
    Отчаянно турбинами ревела
    Когда горячий и безжалостный металл
    Догнал её стремительное тело

    И, дрожь предсмертную не в силах укротить,
    В чернильном небе, над хребтами Гиндукуша
    Она просила экипаж простить
    Её, пока ещё живую, душу

    Скорбит земля, и экипаж скорбит
    И номер бортовой написан на стакане
    Который на столе сейчас стоит,
    Прикрытый хлебом..
    Как в Афганистане.....

    --- Добавлено чуть позже ---

    ДДД или женщина на воздушном судне

    Если порассуждать о том, приносит ли женщина несчастье на борту, то, согласно теории дедуктивно-деструктивного детерминизма, положенной в основу действия прибора ПУАЗО (древний прибор управления артиллерийским зенитным огнем - КБ) и после тщательного рассмотрения многочисленных примеров придется констатировать, что разрушительные функции несет не само по себе присутствие женщины или воображение такового, а реакция на них любимого личного состава. Сублимирование через выполнение служебных обязанностей выражается в следующих замещениях: резком натягивании штурвала на себя в неподобающих ситуациях; обещаниях в резких выражениях поиметь подчиненных; постоянные угрозы им же совершить в их отношении орхоэктомию; неупотреблении слова «последний»; употребления слова «ёбтать» после каждого предложения; широкое внедрение в повседневный язык вместо имен собственных, а также обозначений неправильных действий или, наоборот, прекрасно выполненных действий, производных от трех-четырех слов, имеющих непосредственное отношение к вторичным половым признакам обоих полов. К примеру: выверну матку наизнанку; глаз на жопу натяну; эй, вы, три пиздюка, оба ко мне; пустить член на колбасные отрезки (порубать на пятаки); пиздато получилось. Вместе с тем, адюльтер в армии никогда не считался смертным грехом, мало того, молчаливо поощрялся. И козлы сыты и секреты целы.
    Отношение к женщине и к военной службе в чем-то сходно. Служивый точно в той же мере знает свой маневр, сколь и программу того, что, куда и кому вставить. Как в авиазвене хуй - ведущий, сам - ведомый.
    Я знаком с людьми, утверждающими, что любовь в воздухе - это очень даже очень.
    Итак, любые совпадения имен и событий не являются случайными, некоторые из них изменены по причинам отнюдь не морального плана. Прошу ныне здравствующих героев сюжетов не обижаться, а утешаться мыслью, что они послужили в качестве интерпретации новой перспективной теории.

    Эпизод первый

    Дело было накануне Дня Авиации. На аэродроме стоял шмон - бордюры красят, из каптерок барахло выкидывают. Спасайся кто может!
    В разгар этой суматохи экипажу полусалона поступила задача: перелететь с Бальзама в подмосковный Чкаловский, забрать оттуда груз «200», прибывший из 201 дивизии, и срочно вернуться назад. Церемония заказана, родственники собрались, так что одна нога здесь, другая там.
    Игорь Матвеев, радист салона, возьми и пригласи Клаву, не хочешь ли прокатиться в столицу на самолете командующего? Кто ж не хочет. Полетели.

    В Чкаловском все оказалось кисло. Ил-76 из Душанбе еще не прибыл и когда прибудет, неизвестно. Салон загнали на дальнюю стоянку, аж за площадку Ан-72, на другой стороне полосы. Надо упомянуть, что Клава была наряжена по парадной форме одежды: шифоновое платье с косынкой в тон, колготки в мелкую сеточку и темные туфли на высоченной шпильке.
    Мест в профилактории для летного состава не оказалось - съезжались ветераны ВВС со всех сторон, пришлось ночевать на борту. С питанием вопрос не стоял, талонов в столовую было достаточно, а вот спать тесновато. Клаву как единственную даму уложили в салоне на диван, а шестеро мужиков - кто где на матрасах и подстилках. Благо, стоял август и было тепло.

    На следующий день та же история. Клава после походов в столовую, а ходить приходилось вокруг торца полосы, ближнего привода, стоянки Ил-86, стонала и охала, забросив туфли под стол совещаний и задрав ноги повыше. Воды, не говоря уже о ванной или душе, не было, и к концу вторых суток от Клавы стало попахивать естеством.

    Наутро Игорь, желая ее как-то развлечь, повез ее в Монино, в музей авиации. Их долго не было. После обеда экипаж, втихаря покуривая на стоянке, увидел картину: от перрона прямо по рулежке, наплевав на все обходы, двигалась пара. Понурый прапорщик и некто пестрый, прихрамывающий и размахивающий руками. Во второй фигуре мужики с трудом узнали Клаву. Она была без туфлей, в растрепанных на подошвах колготках, которые при каждом ее шаге колыхались как мохнатые лапы у хищной птицы. Пунцовое лицо потеками туши разукрашено подобно боевой раскраске индейца племени сиу. Клава изрекала что-то громкое и нечленораздельное.
    Экипажу повезло, в эту ночь нашлось два места в профилактории. Одно, естественно, досталось Клаве.

    Утром грузно сел транспортный Ил. Мужики оперативно получили свой цинк. Командир получил добро и «Аннушка» взлетела почти без задержек.
    При подлете к Левашам Клава увидела внизу красочно украшенный городок, нарядные фигурки на плацу, флаги на ветру и тихонько заплакала. На ее ногах красовались растоптанные кроссовки 45-ого размера, одолженные инженером.

    Эпизод второй

    Ретранслятор - малая «Аннушка», после отработки задачи в зоне должен был сесть на заправку в Алакуртти, на обратном курсе отработать вторую часть задачи и вернуться домой в Левашово. Перед вылетом погоды на Алакуртти не дали и перенацелили на посадку в Мончегорск. Слух по полку распространяется быстрее звука. Ну и Зина, заведующая летной столовой, упросила Валерия Павловича, командира экипажа, взять ее с собой в Мончегорск кофточку какую-то передать и повидать на аэродроме старую подругу. Тем паче от экипажа Клим тоже выступил с ходатайством. Валерия Павловича долго уговаривать не надо, очень он женский пол уважает. А тут прокатиться с ветерком в женском обществе!

    Летят, гудят, работают.
    Валерий Павлович Клима укоряет: чего, мол, даму не угощаешь. Налил бы соку, развлек. Зина, уже опустошив бутылку минералки, с испугу пьет сок под щебетанье Клима о магнитном склонении. Присоединяется кто-то из экипажа, шуточки посыпались, нескучно идут.

    Погода на севере коварна тем, что иногда меняется несколько раз на дню. По погодным условиям посадку на Мончу отменяют и дают в Алакуртти. Зина расстроилась и запросилась в туалет. Все переглянулись, нету, мол, туалета, потерпи, посадка скоро. Клим возразил, что, мол у женщин мочеиспускательный канал в пять раз короче мужского, и потому они в пять раз нетерпеливее. Бортач внимательно посмотрел на гульфик Валерия Павловича и заявил, что Клим явно преуменьшает. Зина выпучила глаза и стала терпеть.
    Чуть погодя, она заявила, что терпеть больше не может. На такой случай экипаж держит ведро с порцией топлива на дне. Закон такой - кто первый воспользовался, тот и выносит его на стоянке. Вот и терпят все до икоты. Зина была согласна на все условия, но где это сделать среди кучи мужиков? Ей подсказали место за стойкой в виде буквы П, между двумя шкафами с аппаратурой. Скоро оттуда, перекрывая рокот двигателей, послышалась ниспадающая с высокого тона звенящая нота.

    На полосе в Алакуртти дул пронизывающий северо-западный ветер. Красная от холода и злости Зина беспомощно топталась в кофточке у ретранслятора, проклинала мысль слетать к подруге и наблюдала, как из ТЗ перекачивают керосин.

    По прилету Валерий Павлович предложил штурману Вите Антонову загладить просчет авиации и сводить Зину на шампанское за счет экипажа.
    Они оба так сумели набраться в кафе, что души их оттаяли и потянулись друг к другу. Витя вызвался Зину проводить.

    У нее в комнате в небольшой нише, увешанной коврами, стоял уютный персидский диванчик, окруженный подвесными книжными полками и торшером. На этом диванчике и разместил Витя Зину в позе, напоминающей букву Г.
    В предчувствии апофеоза он решил удвоить усилия и для этого уперся рукой в стену, своротив при этом штепсель торшера и нащупав круглую нишу за стыком ковров. Накладка ниши отсутствовала, чтобы не топорщить ковер.
    Витя много раз пытался описать ощущения от следующего мгновения. Наиболее кратко это звучало так: меня как будто надуло, бросило вперед, открыло шлюз и извергнуло из низа живота ведро холодной воды.
    Оба дико заорали, Зина совершила старт с платформы диванчика и врезалась в стену, попутно подмяв торшер. Через секунду на сплетение плоти с электроприбором рухнула книжная полка, с которой посыпались руководства по организации котлового довольствия в Вооруженных Силах.

    Из-за спинки диванчика торчала круглая белая попа. Откуда-то снизу послышался вопрос: «Что это было?»
    Ответить Витя не мог, его скрючило в позе коленопреклоненного, узревшего чудо.
    «Витя, теперь всех побоку, теперь ты мой, теперь только с тобой...», - бормотала Зина, выбираясь из завала.

    Эпизод третий

    Лет десять тому назад четверо товарищей перед 8 марта пробирались из славного города Канска по домам: в Тверь, Петербург, Остафьево. В Канске на базе «шмас» было организовано (вернее не организовано) переучивание летного состава на Ан-24, Ан-26. Проболтавшись больше месяца в Канске после курса в Иваново, товарищи успели просадить все деньги. На финдовольствие в школе не ставят - у самих денег нет, топлива на полеты не выделяют - документ не дошел вовремя. Решили временно всех разогнать.

    В Канске перелетов мало, медвежий угол, а тут «тушка» УБЛовская идет на Белую. Там база дальников, шансов улететь в Европу гораздо больше. Подошли к командиру, тот взял. В Белой почти сразу повезло: с Камчатки пролетом в Чкаловский шел коммерческий борт.
    На остатки денег купили жидкие билеты - по бутылке водки на брата и отправились на стоянку Ил-76. Подозвали командира, так, мол, и так, не корысти ради, а токмо из желания увидеть дорогих женушек. Возьмите Христа ради и показали билеты. А теперь представьте этакого бубнового короля в новеньком обмундировании, карманы которого тоже топорщатся от билетов, только банковских. Поглядел он на кислые рожи и изрек:
    - Ладно, идите к штурману, в лист вас внесет. А это себе оставьте, - кивнул он на флаконы.

    Забрались на борт - мама родная! Около рампы четыре легковушки, потом затянутая сеткой гора коробок под потолок и у кабины еще два джипа. Сопровождающих грузы было человек десять: три хмурых небритых мужика, а остальные - какие-то разбитные бабы. Борт загружен под завязку, около груза проходы остались - только протиснуться. С трудом нашли частично разгруженный угол возле джипов, сели на коробки с икрой.

    Через пять минут после взлета первая бутылка была выпита. Закуски было маловато: одна банка тушенки и булка хлеба. Но стало тепло и весело. Еще минут через десять сверху свесилась голова желто-красного цвета и спросила:
    - Что отмечаем, ребята?
    Обладательница головы была с радушием принята в компанию, тем паче у нее была настойка молодых оленьих рогов. Только ленивый Гена не проехался на эту тему, остальные успели не по одному разу. Все испробовали настойки и на всякий случай потрогали головы. Откуда-то появились еще две тетки, одна из которых настоящая оторва. Тема рогов с увеличением количества выпитого ширилась и варьировалась. Оторву попытался уговорить один из товарищей, Витя. Она отнекивалась и возмущалась:
    - Ты что, сдурел? Где и как? У твоих дружков на коленях, что ли?
    - Ну хоть миньетик какой-нибудь,- бурчал Витя.
    Та посмотрела на Витю с сожалением и произнесла:
    - Я за свою жизнь и так выпила спермы больше, чем ты компота.
    Витя сник.

    Если с либидо еще можно было бороться, то с другими естественными потребностями дело обстояло сложнее. Хорошо еще заранее договорились с бортовыми АОшниками, если приспичит покурить или по-маленькому, воспользоваться стыком на подъемной рампе. Наконец, и девушки, к тому времени совершенно косые, поинтересовались, куда это ребята все время шныряют. Юра с Витей вызвались проводить. Впрочем, проводить - громко сказано, они сами добирались в хвост, цепляясь за все руками как гиббоны на ветках. Первая доброволица, увидев стык, заорала:
    - Это что, надо попасть в такую щелочку?!
    Проблему решили просто. Два джентльмена, держа даму под руки и ноги, дали команду:
    - Ты пока ссыкни немного, мы тебя отцентруем.
    В разгар процесса то ли самолет сделал крен, то ли Юра поскользнулся, но вся троица грохнулась на рампу, а над ними победной струей журчал и разливался теплый фонтанчик.

    По пути назад Витя наступил на одну из картонных коробок и оттуда заскользили по проходу полиэтиленовые упаковки с красной рыбой. Когда Витя, путаясь в слюнях, появился в закутке, кутеж разгорелся с новой силой.
    В Чкаловском стояла оттепель, светило солнце. К открывшейся рампе уже подруливали КАМАЗы под разгрузку. Сиганув от греха подальше с борта, после полумрака салона, Юра по привычке ожидал скорой встречи с землей, но не дождался. Она напомнила о себе позже, раскисшим от воды сугробом на краю стоянки, в который Юра влетел под действием сил инерции. Не вынимая плеч из сугроба, он нащупал рядом парашютную сумку, в которой оставались упаковки с рыбой, и успокоился. А то чем бы он рассчитался за перелет домой?

    --- Добавлено чуть позже ---

    Сила внушения или остров Дураков

    «Что написано пером...» (с)

    Штатная группа руководства полётами камчатского морского отдельного смешанного авиационного полка переехала в новое помещение. До этого класс подготовки к руководству полётами был маленьким и неудобным. Теперь же для этого выделили большое помещение из двух смежных комнат. В этой связи было решено сменить настенную наглядную агитацию, как выразились бы политработники. То есть обновить стенды и плакаты, на которых изображались район аэродрома, схемы маневрирования, естественные и искусственные препятствия, зоны техники пилотирования, действия РП при возникновении особых случаев в полёте и многое другое. Особые хлопоты доставил стенд под названием «Район аэродрома». Представлял он собой крупномасштабную карту с нанесенными на ней границами района аэродрома, зонами ответственности лиц ГРП и специально выделенными («приподнятыми») сопками и холмами, которыми АС Елизово окружён со всех сторон. Ранее стенд был выполнен на основе карты-пятикилометровки. Теперь же его сделали на карте более крупного масштаба - двухкилометровке. Более наглядным и солидным, благо места на стенах стало много!
    Стенд получился отличным! На фанеру были наклеены несколько листов карты масштаба 1:200 000. Одно плохо - район аэродрома занимал в юго-восточном секторе часть воздушного пространства, располагающегося над водной гладью Авачинского залива. А такого листа карты не было. Ибо карты-двухкилометровки изображают только те участки земной поверхности, на которой имеется хоть какой-либо клочок суши. Чисто же «водяного» листа карты не существует в природе. Вот полётных карт двадцати- или - десятикилометрового масштаба, на синем фоне которых нанесена лишь сетка координат, много. Весь Мировой океан. А двухкилометровок и крупнее - нет. Поэтому пришлось подобрать подходящий лист карты от Курильских островов. Он был почти весь «морской», лишь на краешке листа имелся крошечный безымянный островок... Так в Авачинском заливе был «открыт» новый виртуальный остров.
    ... Полк готовился к полётам. В новом классе подготовки к руководству полётами находились две ГРП (летать собирались в две смены) - одна «вертолётная», другая «самолётная». Полк состоял из трёх разнотипных эскадрилий - разведывательной, противолодочной и вертолётной. От эскадрилий в состав ГРП были выделены четверо помощников РП из числа лётчиков и двое дежурных штурманов (ДШ).
    Командир полка поставил задачу обеим ГРП, и началась подготовка к полётам. Шла она тихо и мирно до тех пор, пока руководитель дальней зоны (РДЗ) из числа «штатников» майор Г. не решил подшутить над подчинённым ему на время лётной смены дежурным штурманом. Сначала он велел тому рассчитать приборную безопасную высоту полёта в морском секторе, принимая во внимание прогнозируемые давление и температуру воздуха. Штурман быстро справился с привычной задачей. Но РДЗ, посмотрев на результат, недоуменно спросил, почему ДШ не учёл при расчётах высоту рельефа местности? Тут уже настала очередь удивляться ДШ, - мол, там же море, товарищ майор, какой может быть рельеф?
    Майор Г. театрально возмутился - летаешь в Авачинском заливе на малых и предельно малых высотах уже три года, а не знаешь о существовании в нем острова высотой 80 метров? И подвёл штурмана к пресловутому стенду. Тот ошалело уставился на карту. И даже попытался ковырнуть незнакомый островок ногтём.
    Заинтересовавшись разговором РДЗ и ДШ, к стенду подошли остальные офицеры. Не знавшие о трудностях создания стенда, лётчики и штурманы с любопытством рассматривали невесть откуда взявшийся остров. Все они «прочесали» на самолётах или вертолётах Авачинский залив не один десяток раз, обеспечивая боевую подготовку Камчатской флотилии и флотилии атомных подводных лодок. А вот острова не видели... Дело, вдобавок, осложнялось тем, что на карте масштаба 1:200 000 отсутствуют привычные для авиации широты и долготы. Они имеются лишь на рамке карты, которая была обрезана при склейке листов. Вместо широт и долгот на карте нанесена сетка прямоугольных координат Гаусса.
    Первым, у кого проснулась ложная память, стал ДШ-вертолётчик. Он сказал, что припоминает этот остров. Видел его не раз на экране бортового локатора. Посмотрев на коллегу, экзаменуемый ДШ-самолётчик пробормотал, что в локатор-то и он тоже видел засветку, но, видимо, путал её постоянно с засветками от кораблей - ведь островок-то маленький... Тут легко ошибиться. Дальше всех в своих воспоминаниях зашёл ПРП от противолодочной эскадрильи. Он заявил, что не раз наблюдал этот островок лично - и представляет тот собой одинокую скалу, причём совсем засранную гнездящимися на нём чайками.
    После столь авторитетного свидетельства количество недоверчивых пессимистов резко уменьшилось до одного человека. Дольше всех «упирался рогом в землю» ПРП от разведчиков. Он достал свою планшетку и нахально заявил, что никакого острова в Авачинском заливе нет, он его никогда не видел и, вдобавок, на своей полётной карте найти не может. На это с трудом сохраняющий серьёзное выражение лица майор Г. возразил, что под целлулоид планшетки у ПРП заправлена карта сорокакилометрового масштаба, а островок настолько мал, что не отображён даже на более подробных картах - «двадцатках» и «десятках». Он имеется лишь на двухкилометровке. Этот довод сразил последнего скептика наповал. Лётчики и штурманы принялись наносить вновь открытый остров на свои полётные карты.
    Идиллию всеобщего географического помешательства грубо прервал старший штурман полка, случайно заглянувший в класс. Его провести на мякине было трудно, ибо пролетал подполковник Н. на Камчатке пятнадцать лет и знал в Авачинском заливе каждый гребень волны в «лицо». На нештатную часть обеих групп руководства полётами обрушился град нецензурных выражений. На головы ржущих в полный голос «штатников» - тоже. Сгоряча старший штурман потребовал было стереть с лица Земли виртуальный остров, но затем, подумав, решил оставить. Грядущим поколениям в назидание.
    У подполковника Н. был любимый вопрос, которым он сражал наповал пришедших в полк и сдающих ему зачёт по знанию района полётов лётчиков и штурманов. Звучал он так: «Где находится остров Сахалин?» Правильный ответ звучал так: «На восточном побережье Камчатки в устье реки Жупанова». Там, действительно, имеется островок - полный тёзка известного всем Сахалина.
    Теперь у него появился второй любимый вопрос - он посылал экзаменуемого офицера в класс ГРП и требовал найти на стенде района аэродрома остров Дураков.

    P.S. Старался, чтобы рассказ получился весёлым. Однако если призадуматься, вышел он страшноватым. Как, оказывается, легко манипулировать человеческим сознанием...

    --- Добавлено чуть позже ---

    Да простит мне администрация ненорматив.
    Из песни слов не выбросишь


    Лежит на поляне офицер ПВОне убитый.. , не пьяный...ЗА*БАЛИ ЕГО

    Уходя с аэродрома, не забыл ли что для дома?

    Не оставляй женщин на старость, водку на завтра, а торможение на конец полосы.

    Чем БОЛЬШЕ керосина, тем ЛУЧШЕ погода!!!

    Шаг под мышку, прыг на вышку! (Вертолетчики, вылет на буровую. 70-е, Самотлор).

    А хули нам потому что вот именно...

    Скорость это жизнь, чем больше, тем лучше

    Дефекты и м..давошки сами не проходят.

    Завтрак в Лондоне, ужин в Нью-Йорке, багаж в Бейруте.

    Ууу, как у вас все запущено

    Жить захочешь-сядешь!

    Высылайте запчастЯ -- фюзеляж и плоскостЯ!

    Над головой небо - миллион на миллион

    Не мешайте технике работать!

    Лётчик жив-посадка удалась!

    Наше дело правое-не мешать левому!

    Что должен делать авиационный инженер за ***руб? ответ: НИЧЕГО, и даже немного вредить...

    Хотите превратить обычный бензин в авиационное топливо? Залейте его в BMW!

    Много летаешь - лучше летаешь, лучше летаешь - дольше живешь

    Еще никто не оставался в небе (поговорка американских летчиков)

    Когда бог наводил на земле порядок, авиация была в воздухе

    Красивый самолет летает хорошо Поговорки всех летчиков-пикировщиков: Ничего само собой не получается, если не практиковаться

    Был-бы двигатель, а полетит и забор

    Мудрая поговорка летчиков-испытателей: если не знаешь, что делать, то не делай ничего... лётчик прыгает с парашютом тогда, когда дальше лететь страшнее

    Грубая, но точная поговорка о плохих летчиках: Когда он садится, все встают.

    Делать быстро - значит делать медленно

    Пилот столько же думает об элеронах и лонжеронах, сколько пешеход о своей пятке.

    Надевай ППК [противоперегрузочный костюм] смолоду, будешь любить до старости

    Святой Петр не считает время в полете и удваивает часы, проведенные на земле .\англ\

    У природы нет плохой погоды, а у летчиков есть всепогодные истребители

    Все инструкции для лётчиков написаны кровью испытателей

    красивая, но какая-то отчаянная поговорка: 'Все против нас, один только ветер навстречу...

    Трупы одноразника и мастера на третий день пахнут совершенно одинаково

    лётчик пол-жизни смотрит на приборную доску,пол-жизни на зад официантки

    Из характеристики пилота: летать любит, но боится, считает быстро, но неправильно, пьет много, но с отвращением.

    У нашего зам. по летной: Хорошему летчику хорошей погоды хватит!

    Если нет топлива, оправдываться будет нечем

    Если идти в армию, то только в авиацию, если в авиацию - то только в истребительную, если в истребительную, то только в летчики.

    чем толще рожа у пилота, тем больше тяга самолёта

    чем шире наши рожи, тем теснее наши ряды!!!

    Если лётчик не сядет, "сядет" его шеф.

    Лучше потерять жену, чем скорость на четвёртом развороте.

    Не сядет самолет-сядет техник

    Пилот работает по закону Ома - отлетал - и дома. Техник работает по закону Бернулли - пошел домой - вернули.

    Больше летаешь - лучше живешь, меньше летаешь - дольше живешь

    Скоростная укладка парашюта ведёт к скоростному спуску на нём.

    Солнце светит и палит - едет в отпуск замполит Земля мокнет, дождик льет - отправляется пилот. Когда дохнут воробьи - едут в отпуск технари.

    Летчик должен быть тупой и бесстрашный! :-)

    Не вскрывай капот - не вноси дефект!

    Летчик не должен думать, он должен быстро соображать

    Было у отца три сына: двое умных, а третий - летчик

    Не оставляй торможение на конец полосы, а подтверждение класса на осень. Лётчики самые счастливые люди на свете -их удачи видит свет, а ошибки скрывает земля.

    Если водка мешает полетам - к черту такие полеты!

    У хорошего летчика пассажиров тошнит уже на рулении

    Отличная посадко: когда едешь к терминалу на самолёте Вертолёты летать не умеют. Просто они настолько неэстетичны, что земля их отвергает. Лучше сидеть на земле и мечтать о небе, чем лететь в небе и мечтать о том, чтобы быть на земле. Самые ненужные вещи в полёте: полоса позади тебя, тонна керосина в бочке на земле и пара тысяч футов над головой. Когда student pilot научится выпускать шасси? Когда для возвращения с полосы в терминал придётся дать взлётный. Шутки про австралийских пилотов и их механиков приводить не буду, их и так все знают.

    Жизнь пилота как юбка балерины - пышна и коротка.

    Кто не курит и не пьет, матом не ругается В ГВФ не попадет, пусть и не пытается!

    При работе в Африке:"No money-no flight."

    Капот открыл-глаза закрыл!

    Основа летания - сон и питание.

    Погоны у курсанта ВВС(голубое поле, золотистая окантовка, черный кант)-голубое небо, золотая жизнь, траурный конец.

    техник: - на бетоне я стою, ветер дует в спину, здесь за Родину свою видимо и сгину. На аэродроме ты не гость, идешь домой неси хоть гвоздь. Лучше в шапке по Москве, чем в папахе по тайге. Класс дают один раз:- как колхозу землю, штурману звание.

    Страх в глазах и жопа в мыле мы работаем на ИЛЕ!

    Лётчик без пуза, что самолёт без груза!

    - что это за страшная рожа нарисована на борту Вашего бомбардировщика??- а-а, ну это ком. эскадрильи в форточку высунулся...

    Тише едешь - дальше будешь ... от того места, куда едешь... (из основ штурманской подготовки)

    Скажи парашютистам: пусть перестанут выпрыгивать, мы еще не взлетели

    Чем техника отличается от женщины лёгкого поведения? Тем, что имеет обыкновение неожиданно отказывать!

    Вертолётчик на Севере - испытатель: летом судьбу, зимой нужду

    В авиации не пьёт, только "автопилот"; и то не всегда.

    Есть продолжение про ПВО и ВВС: ...а мой папа - в ерофлоте! Дома пьет и на работе!

    Встречного на взлете, попутного в полете.

    Спасибо самолет родной. Ты прилетел. И я живой.

    Знаешь аэродинамику -летай по аэродинамике. Не знаешь аэродинамику -летай плавно-плавно -никогда не упадешь!

    летчик - ручку на себя, ручку от себя и рукой в кассу. техник - ветер в харю, а я хуярю.(извините за мат)

    Моряки поели- посуду заборт, лётчики прилетели наср...ли и улетели.

    Летчики шутят на тему погоды и ошибок метеорологов: Метеоролог, как сапер, ошибается один раз, но каждый день

    Женитьба - что штопор: попасть легко, а вот выйти…

    пей, а то заложишь

    Сто посадок увидишь, сто первая – твоя

    Проверяющий на борту есть предпосылка к лётному происшествию

    Настоящий летчик должен без проблем летать на всем, что летает. И с небольшим затруднением - на том, что в принципе летать не может .

    Двигатели на ПФ и колёса в воздухе - выражение применяется когда надо побыстрее смыться.

    Штурмана отродье хамское, но службучетко правят, а по сему в кают-компанию пускать и жалованье платить отменное (Петр I)

    Штурманов в кабаки не пущать, ибо они, отродье хамское, не замедля напиваются и дебош устраивают

    Штурманов во время баталии на верхнюю палубу не пущать, ибо они своим гнусным видом, всю баталию расстраивают.

    На третьем развороте друзей нет!

    Птицу видно по полету А пилота - по помёту!

    Слева, справа от киля два барана у руля.

    Захожу в летную книжку, а там насрано и неубрано... (сори за нецензур)

    Настоящий мужчина к верху ж... не летает

    Самолёт на земле, лётчик цел - полёт удался

    Женщина как аэродром в тумане,то покажется ,то опять скроется за горизонтом. Летчик!!!Пока есть в баках топливо-ищи запасной....

    Все медведи из авиации убежали, потому что замучали зачетами.

    Лётчик-это не тот, кто пьёт между полётами, а кто летает между пьянками.

    Когда все ушли в отпуск, авиагарнизон остался во временном исполнении объязанностей

    Как исключить попадание инструментов в двигатели? Очень просто: привязать инструмент к энному месту

    В комнате психологической разгрузки иметь не менее 30 квадратных мест для отдыха

    Последняя колонна ТЭЧ должна пройти мимо какого-нибудь столбика или офицера нашего штаба;

    -В субботу неизвестный, по всей видимости прапорщик, пытался на велосипеде вскрыть самолет

    То, что здесь говорят, некоторые совсем не слушают, хотя и занимаются другим делом

    В празничные дни обеспечить бесспиртобойную работу транспорта

    Читаю приказ об утративших силу изменениях Министра обороны В плановой таблице №1 есть дохлые люди, или, как говорят, мертвые души Пришел приказ МО по итогам года и задачам на следующий год. Там нет ни одной задачи, одни шапки Парадная форма - это всё без исключения, за исключением колодок Чем выше Земля, тем быстрее она крутится Захожу вчера в ресторан. Боже мой! Как в летной столовой - одни наши Значит так! Сделаешь два рейса. Сначала первый, потом второй. Смотри, не перепутай! Если забываете, записывайте в записную книжку!

    Если нет тебя в наряде-нех@й делать тебе в отряде

    Авиация держится на заклёпках и под....ках.

    летчик должен быть тупой, смелый, выбрит до синевы и слегка пьян...........

    Не зашивай колготки перед рейсом, как говориться рейс прошьешь (стюардесса)

    ХОРОШИЕ ЛЕТЧИКИ ЛЕТАЮТ В ХОРОШУЮ ПОГОДУ, А Х...ВЫЕ - В Х...ВУЮ

    Бочка, петля, боевой разворот - Это курсант на посадку идёт.

    Вечно пьяный вечно сонный инженер авиационный

    Когда приходилось толкать или таскать нечто тяжёлое по песку или снегу, то заводили: чайник медный, чай горячий - бабы любят @@й стоячий! Нет на складе амперметра - бабы любят @@й пол метра!

    Где начинается авиация -там заканчивается дисциплина и порядок; когда писали Уставы, авиация была в небе...

    Пропуск на любой аэродром: красная рожа и лётная куртка.

    Нет шурпа - сп@@и гвоздь. Ты хозяин, а не гость

    Всё что в салоне лежит - Экипажу принадлежит!

    Господа пассажиры освободите задний проход для членов экипажа

    Замполит мне мать родная, командир-отец родной, на х.я родня такая - лучше буду сиротой.

    Смотри на ручку и жди получку.

    А кто сказал , что здесь одни пилоты, есть и летчики!

    Уходя с аэродрома не забудь пос....., чтоб не нести го-но до дома.

    Техник заглянул в сопло - двигатель работал нормально!

    Прощай жена ,прощай приплод иду летать на вертолёт

    Не бывает тупых спецов. Все тупых спецов поубивало током. (150 баллов!!!)

    В летчики берут по здоровью, а в штурманы - по уму

    Рождённый ползать, летать не может. Но может пролезть в руководство авиакомпании.

    Трахать срочно надо старых, пока не умерли - молодых ещё успеем.

    Хороший семьянин везде себе семью найдёт.

    Диспетчер, запомни! Не сядет самолет - сядешь ты!

    Багаж без бирки, что п... без дырки!

    Лётчик женится по пьянке или на официантке.

    Штурман-профессия гемороическая!

    Летать трезвым приятно... но непривычно!

    Запас карман не тянет.

    Летать рожденный - пытался ползать...

    Больше бумаги - чище задница (про правильное заполнение документации)

    Кончил дело - гуляй... осторожно: увидят - дадут ещё дело

    Если самолёты летают - значит это кому-то нужно, а если не летают - это ещё ничего не значит

    От числа пассажиров зарплата экипажа не меняется

    Здоровье надо не укреплять, а БЕРЕЧЬ!

    Если для пилота верх и низ - понятие относительное, то пассажиры так не считают.

    Не оставляй е№лю на старость, а тормоза на конец полосы

    --- Добавлено чуть позже ---

    Летчики, которые отказывались умирать

    В ночь на 29 декабря 1972 г. реактивный лайнер Л-1011 компании "Истерн эйрлайнс тристар", вылетев из НьюЙорка в Майами, угодил в Эверглэйдские болота, что закончилось гибелью ста десяти человек пассажиров и экипажа. За две недели до катастрофы одна стюардесса, которая регулярно обслуживала челночные рейсы Нью-Йорк – Майами, поведала своим коллегам о том, как во время ноябрьского отгула она проснулась ночью от кошмарного видения – лайнер Л-1011 летит на Майами через Эверглэйд и падает в темную воду. На протяжении всего "сна" – который длился едва ли доли секунды – она слышала крики раненых и тонущих людей.
    Стюардесса выглядела весьма встревоженной и вообще пришла к убеждению, что один из ближайших рейсов станет ее последним. Она даже, рассказывая своим товарищам о "сне", указывала, что ужасное событие произойдет близко к Новому году – то есть примерно через месяц после видения.
    Хотя летные экипажи стараются свыкнуться с постоянной опасностью их будничных рейсов, но все равно где-то в глубине сознания у них таится мысль, что однажды что-то должно случиться. Зная об этом, начальство обычно склонно приписывать страхи своих коллег нервному утомлению, а вовсе не предвидению реальных событий. Так было и в этом случае: встревоженной женщине советовали позабыть о сне, указывая, что иногда, конечно, сны и сбываются, но чаще всего – нет.
    Таким образом бедная предсказательница, чье досье отныне не покидало архивов американского Общества психических исследований, вернулась к своим обязанностям, в отчаянии понадеявшись, что, может быть, и на самом деле ничего страшного не произойдет.
    Несколько рейсов прошли гладко, и наконец 29 декабря, когда ее приписали к рейсу 401 (тому самому), она внезапно снова ощутила надвигающуюся беду. К ее облегчению, кадровое расписание чуть-чуть изменили, и в самый последний момент ее распределили на другой самолет.
    Поэтому, когда лайнер этой ночью камнем падал во флоридское болото, единственного человека, предвидевшего катастрофу, не было на борту.
    Будь это единственной загадкой, связанной с компанией "Тристар", и то история заслуживала бы внимания. Однако необычные, если не сказать жуткие, события продолжались.
    Весной 1973 года стали распространяться странные слухи среди служащих этой компании. Будто бы во время полетов по тому же маршруту, что был у погибшего самолета, буквально из воздуха воплощались призрачные существа, одетые в летную форму, и долгое время оставались в пилотских кабинах. Администраторы компании "Тристар", боясь толков об этих призраках в прессе, запретили персоналу пересказывать свои переживания, однако слухи продолжали множиться вместе с призрачными появлениями – несмотря на все инструкции руководства.
    Вскоре обо всем пронюхали журналисты, и начальникам в "Тристар" ничего не оставалось, как принять все толки всерьез. Они начали с бесед со свидетелями. Все, видевшие привидения, описывали их как внешне совсем живых, трехмерных, твердых на взгляд людей – те никогда не говорили, но с каменными лицами застывали в пилотских креслах. И в каждом случае оба призрака четко опознавались как капитан Роберт Лофт и бортмеханик Дон Репо, окончившие свои дни на злополучном Л-1011. Это опознание подтверждалось и видевшими духов пассажирами по предъявлении им фотографий. И ничто не могло убедить очевидцев, что они созерцали собственные галлюцинации.
    Они говорили, что их, конечно, можно считать и лжецами, но все-таки призраки там были.
    Вполне понятно, что мнение людей с земли было совсем иным. Трудновато поверить в истории о привидениях, посещающих старые замки и уединенные кладбища; что же до духов, являющихся на борту современного лайнера – уютного, оснащенного кондиционерами и прочими приспособлениями, – то это может оказаться просто за гранью правдоподобия.
    Однако все же был человек, поверивший в эту историю, – писатель и журналист Джон Дж.Фуллер, чьи исследования этого феномена позволили ему вскоре опубликовать книгу, пользовавшуюся бешеной популярностью, под названием "Духи Четыреста Первого рейса". Прекрасно осведомленный о свойстве городских мифов выдавать себя за реальные факты, Фуллер был заинтригован содержанием рапортов о призрачных появлениях. Они всегда касались лишь самолетов компании "Истерн эйрлайнс" или моделей Л-1011.
    Исследовав все материалы, Фуллер открыл нечто ускользнувшее от внимания предыдущих специалистов: призраки являлись не всем исключительно экипажам, чьи самолеты летали по маршруту погибшего лайнера, скорее они посещали те "Тристары", которые были доукомплектованы деталями, снятыми с того самого самолета. Писатель заключил, что некие элементы психической энергии были перенесены с материальными вещами – они составляли жизненные силы двух летчиков.
    С помощью трех пилотов "Истерн эйрлайнс", которые были убежденными спиритуалистами и вдобавок ко всему – тренированными медиумами, в присутствии офицера федерального авиационного агентства, знавшего обоих покойников лично, Фуллер установил сеанс связи с привидениями.
    В своей книге он описывает, как этот контакт помог двум мертвым летчикам, которые оба при жизни были атеистами, понять, что они уже умерли, и отправиться в высшие сферы существования, другие миры, те самые, в которые, как верят спиритуалисты, отправляются все люди после своей смерти. Согласно отчету Фуллера, призраков перестали встречать на самолетах компании, как только они осознали, что их ждут несравненно более интересные места во Вселенной, чем тесные кабины авиалайнеров.
    "Истерн эйрлайнс", со своей стороны, поспешила избавиться от деталей, спасенных с погибшего самолета: разных подъемников, радиоаппаратов, сидений, лопастей и другого мелкого оборудования. Отчеты компании доказывают, что именно после этой меры сообщения о привидениях прекратились.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  6. #26
    Passat Аватар для иван
    Регистрация
    13.12.2004
    Адрес
    Эстония, Таллин
    Возраст
    55
    Сообщений
    1,009
    Спасибо +
    Получено: 54
    Отправлено: 79

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Была на старом форуме подобная тема.
    Тамбовский волк открывал.
    ОТличные рассказы,хорошее чтиво.
    БМВ 530 D 2000 г.АКПП

  7. #27
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    иван, стараемся...
    Спасибо тезка
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  8. #28
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Дальнобой.

    Б*ядю*и гонки решили устроить......В общем идет фура навстречу, далеко ее вижу....сближемся.....и из-за ентой фуры, выходит на обгон тож фура.....а тот его не пускает....и эти две хрени несуцца на меня, один по встречке, другой в лоб....я начинаю сбавлять скорость, моргаю, мол мужики , одумайтесь...куда вас несет.....хренушки....я по тормозам, прижимаюсь к своей обочине.....а она ссука обледеневшая...и меня понесло.........слава Богу, что удержал машину(А у меня моток проволоки десятки 8т, центр тажести высоко, хорошо что не перевернулся)...более менее плавно снесло......а на тех смотрю, так и попи*дили........ублюдки.....Я потом голосовал часа два, чтоб из кювета дернули..... ВСЕ мимо проезжают.....Потом мужик на "лаптежнике" остановился......Дай ему Бог здоровья.....Съехл ко мне, зацепились и поехали, по обочине.....нашли нормальное место....и вытянул он меня.....
    Вот такие приключения......
    А Мужику на Кразе действительно низкий поклон.....я ему потом говорю...мол отблагодарить хочу, а он говорит спасибо не нада...мол на трассе сочтемся....я побежал в кабину и пока он еще не уехал(трос сматывал) взал бутылку водки и положил на пассажирское седенье(жалко стало мужика - сидит в тулупе...ну сам знаеш кабина деревянная)....Ну вот так бибикнули друг другу и разъехались.....

    ------

    я на МАЗе врядли кому помочь смогу....ну там дернуть серьезно или чтото еще....А вот видал много раз, когда КАМАЗисты вытаскивали европу на подъем....Блин смотришь и диву даешся.....Включил блокировку и попер за собой 40-тонную иномарку... .....А они нас в хрен не ставят потому, что с настоящей бедой ниразу не сталкивались.....Могут только пальцами тыкать...мол "Вон маслопуп пошел, ипется со своим Татарином".....
    Хотя ты знаешь, очень много зависит от человека....Если "хлебнул" как говорится по полной программе трассовой жизни, то понимает, что разницы нет, идешь ты на Ренухе или на 500-ке....А такое дано не многим...Только настоящие "Волки" всегда на помощь придут, чего бы это не стоило.......Я к тому веду, что не каждый прочувствовал работу на том же КАМАЗе....а попал сразу на иномарку(ну мож в автошколе ЗиЛа пару раз помучал)....и катаецца себе довольный....в тепле и комфорте "с ветерком"........ Так что Мужики, уважайте друг друга....ведь хорошие поступки никогда не забываются!!!!......

    ------

    У меня был подобный случай.Около недели за рулем сидел,ехал в новокуйбышевск за цементом,прошел рубежное кольцо,обгоняет меня камаз с прицепом с саратовскими номерами и бьет мне прицепоп по правпму боку кабины,я сообразить не успел как в кювете оказался,хорошо дерево на пути попалось,а то внизу был магистральный газоровод.А он даже не остановился...

    ------

    В моей практике был случай, кардинально изменивший мое отношение ко сну и ночной езде. После 500 км ночной езды на МАЗе, до дома осталось км 30, но спать хотел страшно. Остановился, когда дорга в глазах , почемуто стала вертикально( потом понял, что это у меня голова набок упала , а я все пёр). Съехал на обочину, дай, думаю, перекимарю часок. Уже светало... Когда повалился на моторный тоннель- краем сознания увидел, что прошел ЛиаЗ с Алкой.(у него особый звук мотора, ни с кем не перепутаеш)
    Проснулся уже часов в 9 утра- просто был без сознания. Завел мотор, тронулся.... Дорога ровная- без поворотов шла километра два, потом левый поворот... А в кювете- тот самый ЛиаЗ с Алкой- водила меня прошел, и заснул.
    Так что теперь я клентам говорю- тебе нужен груз на 3-4 часа позже, или предпочитаеш его собирать по кювету?
    В украине собираются вводить тахографы, и проверять водил по ним, как в Европе. И я это приветствую. Жизней больше останестя.

    ------

    А вот кстати на счет сна, был случай с моим другом, который ехал домой с юга, вообщем остановились они пообедать в придорожном кафе где-то в 3 часа ночи, поели, попили кофе, тронулись и уже через 30 мин. он понимает, что засыпает, напарник так же "носом клюет", еле держится... Думали, что устали оба, остановились на заправке, а тут рядом 99 без номеров, вообщем фишку пропалили они, оказывается им клофелин добавили в кофе... Вот и такое бывает...

    ------

    Ехал я на Крым, впереди Мелитополь, поворачиваю на обьездную, за какойто фурой колонна легковушек тянется - дорога достаточно узкая, я пристраиваюсь....на обгон не решился, да и куда мне на такой дуре...в кузове 11 тонн цемента...едем, затяжной поворот налево...вся трасса как на ладони...смотрю в левое зеркало - летит какаято иномарка...обогнал меня и еще пару легковух впереди...Навстречу идет Камаз длинномер с 6-ти метровыми плитами...И тут на тебе, крендель на этой иномарке выскакивает прямо под него...В ЛОБ..ужас...его кидает мне под колеса, еле успел вправо уйти, чуть сам на обочину не выскочил...проезжаю чуток - торможу...иду смотреть че там...ПИСЕЦ....от машины остались целы только задний бампер....Водила из Камаза вылазит...руки трусятся...ну понятно не ожидал...он тоже всю трассу просматривал....и тут на тебе такая херня...
    Да и вообще летают блин внуки Шумахера хреновы....экстренная ситуация....среагировать не успел и все...Хорошо если только тачка всмятку...а если сам да еще и с пасажирами!!!

    Храни Вас бог мужики...Всегда возвращайтесь домой!

    ------

    В обласной центр кирпич возил....Иду...впереди поток встречных...кажется машин 5, тянутся за лесовозом(скорость около70-80км/ч)...Толком самой аварии не видел, точнее из-за чего она произошла...В общем крендель на иномарке подрезает (капитально подрезает) лесовоз...ну и....мужик вильнул, начал но обочину свою уходить и неудержал машину.....вывалил на дорогу бревна.....я потом ходил смотреть, водила вроде жив, но в шоке, а бревно обхватить руками не смог.... А встречному вообще повезло, можно сказать легко отделался - успел на свою обочину уйти....и помял только бока.... Я ехал из Уфы гололёд ну и иду за фурой расстояние держу метров 100 наверное может больше короче дорога в гору пошла он поднялся на гору и вниз поехал исчезнув из моего поля зрения ну а я как жопой чуял хрен его знает чё за горой и сбросил скорость а поднявшись на гору понил что правильно сделал там за горой была авария и фура которая пёрла спереди меня еле оттормазилась уйдя на обочину и не доезжая до аварии метров 10 наверное да и мне пришлось по той же обочине прокатится ну а благодаря мне за мной идущие смогли нармально оттормазится не сложившись так что вот интуиция тока и помогла а так посабирал бы я там всех так как тонаж был маленький а пустая она как карова на льду !

    ------

    Советую всем, выходя из магазина или кафе делать большой радиус при обходе автомобиля, можно увитеть то, что ваш приятно удивит, а так же посматривайте, кто стоит рядом и что за авто. А то был со мной случай, выхожу и магазина, сажусь в автомобиль и еду, по дороге чувствую, что машину тянет в право, останавливаюсь-пробил... Вроде все как обычно, но тут меня смутила девятка остановившееся немного позади, какая-то она знакомая, вспоминаю, что она стояла как раз около магазина, да и пацаны там терлись что-то. Рисковать не стал, сел в автомобиль и поехал на спущеном колесе, слава богу до поста оставалось недалеко. Может я спас свою барсетку, а может просто загнался, сейчас не знаю...
    P.S. Девятка проехала мимо, затем я ее заметил, как она ехала обратно в сторону магазина.

    ------

    Отцу расказывали колеги, мол очень хорошо в Мурманске, стоит пост "ГАИ" через дорогу бандюги, менты останавливают, предлогают перейти через дорогу и заплать в казну; есле заплатил, дают какую-то карточку, ципляешь возле талона техосмотра и у тебя зелёный свет по всей Мурманской области. Там говорят есть такой прикол мол первый раз едишь платишь 1000 руб., второй раз 500р., третий 300 и т.д. Там полный сервис номера заносят в комп., так что обманывать нет смысла. Сразу говорю цены для всех кроме москвичей)))), мол у них денег много. Как кто на это смотрит.

    ------

    Месяц назад в Москве, самое интересное в восьмом часу утра подошёл паренёк и попросил открыть дверь. Я посмотрел в зеркало заднего вида, взади подпёр джип. Ман стоял после ночи без воздуха, дёргаться бесполезно, да и не открывать бессмысленно поколят калёса. Пришлось открыть. Я был одет в камуфляже, на ремне заряженный Макарыч. Он начал объяснять что они смотрят за порядком и типа надо платить, короче как всегда. После не продолжительного разговора, со словами что денег у меня нет я снял куртку что бы был виден ствол. У него сразу появились неотложные дела. Всё обошлось. Моя самая большая ошибка, Нехер ночевать на улицах Москвы.

    ------

    На улицах Москвы швали хватает, подойти могут кто угодно, в основном шнырь всякая, вреда не много но поспать спокойно не дадут, а могут ребята и по серьезней подкатить. Хрен их разбереш кто они такие. Если днем по улице едет иногородний грузовик и пробивает шину-первый признак что уже секут. Некоторые едут уже на дисках, лишбы дотянуть до базы или до товарной станции. А ночевать лучше на территориях заводов или баз - где оставляют на ночь или на стоянках возле МКАД(возле магазинов запчастей), там ночью посты вневедомки дежурят, они берут плату не высокую, но в обиду не дадут, постоянно патрули к ним подкатывают, ребята явно не простые. Там и поремонтироваться можно. Я машину тоже на стоянке возле МКАДа ставлю, там рядом и дальнобои целым табором живут, вроде все спокойно.

    ------

    Это произошло 6 декабря 2007 года на трассе Москва-Питер. Я - водитель из Мурманска, управляя собственным автомобилем КАМАЗ с еврофурой, гружёный 20 т. вина, двигался из Москвы в Мурманск по трассе на Санкт-Петербург. В районе Валдая, когда мы шли в подъём, меня обгоняет и подрезает автовоз Volvo. Я принимаю правее на обочину, чтобы убрать левую сторону кабины, и пропускаю его, хотя правильный обгон ему никто осуществлять не мешал. Говорю ему по рации: «Что ты делаешь? Ты меня чуть в кювет не столкнул. Не зря про вас автовозчиков - москвичей молва идёт по трассе!" Эта тварь, по-другому, извините, назвать его нельзя, тоже из Подмосковья, с Жуковского, ул. Левченко,14-49.Пусть все знают с кем живут!
    Поднялись в гору, пошли на спуск. Эта тварь говорит: «Ты что ли вякаешь на КАМАЗе?" Говорю: «Да, я!» Эта нелюдь нажимает тормоз-ручник. Машина встаёт как вкопанная! Перед этим он специально дождался меня, выбрал такой момент, такое расстояние, чтобы столкновения было не избежать. Я принимаю решение и ухожу левее, а там навстречу другая фура идёт на обгон. Идём лоб в лоб левыми сторонами. Я убираю, на сколько могу, правее, тот тоже, сколько мог, принимает правее. Я благодарен ему! На тормозах врезаюсь в левую стойку прицепа автовоза. Стойкой полностью прошибает кабину моей машины, отрывает правое сиденье, двери. Кабина складывается, как карточный домик. Я обхожу его и встаю впереди. Эта тварь даже и не думала трогаться. ОН специально наблюдал… Ехавший сзади Freightliner 78 региона чудом не врезался в него. Питерский водитель дал свои показания, он слышал по рации наш разговор и всё видел. Рывшие траншею рабочие тоже видели, что он специально встал. Но это тварь придумала свою версию: «Там машина остановилась!» Клянусь своим здоровьем, никакой машины там не было. Всё это он сделал специально! Я ему сказал: «Бог тебя накажет!» И я остался жив только благодаря Богу! Всё лето со мной ездил сын. Если бы это произошло летом, его не было бы в живых. Тогда бы я его точно убил, клянусь!
    Гаишники сняли показания, но сделать ничего не смогли, или не захотели! Они понимают, сами говорят, что убить его мало! Спрашиваю их: «Справедливости нет?» Говорят: «В нашей стране – нет!»
    Пишу номер этого автовоза: Volvo F 13 № B72740 177, прицеп BM 30-97 77.
    Вот пишу и думаю, как дальше с ним работать. Эти наездники ни за что не отвечают, машины не их, полная страховка, совести нет; делай, что хочешь: сбивай, загоняй в кювет! А таких историй, как у меня, полно! Я уверен, что не все не справились с управлением, их просто загнали! Власть в мире ГИБДД бессильна.
    Я много думал по этому поводу, но ответа так и не нашёл. Единственный выход, по–моему, покупать ружья, загонять на обочину, стрелять по колёсам. Где-то остановится, колёса будет делать. Там, хоть как-то, можно разобраться. Многие скажут: «Это не выход!» Тогда, что делать? Не знаю…
    Теперь тебе, водитель автовоза Volvo, если тебя можно назвать водителем:
    Запомни, дружище! Это тебе просто так с рук не сойдёт! Будешь ложиться спать и думать, как бы проснуться живым, не сгореть или нечаянно не упасть…Бог знает, что может случиться!
    А лет ему 45-46!
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  9. #29
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Как всегда - донор историй Биглер.ру

    Флот
    Китайский адмирал

    Осень 1983 года. Усть-Двинск. В «высоких верхах» возникло желание спихнуть китайцам несколько залежавшихся в консервации подлодок типа «Виски». И покупающий китайский адмирал высказал желание осмотреть, так сказать, «товар лицом ». Ну, тут и началось...
    В базе из ходовых «Виски» оказалась только наша субмарина, и был жёсткий приказ: в четверо суток в наилучшем виде подготовить ПЛ к визиту китайского адмирала. Что творилось за эти дни, до сих пор спокойно вспоминать не могу! На пирс привезли и выставили несколько бочек краски. Перекрашивалось всё, что можно перекрасить! Работали почти круглосуточно, в отсеках стоял стойкий этинолевый туман, вытяжные и приточные вентиляторы не справлялись с вентилированием. Под корабельную трансляцию «укуренные кистепёрые»* во время покраски горланили песняка, включая (не работающих, но, подпевающих), тараканов с крысами.
    В общей суматохе случались и накладки:
    - в пятом отсеке мотористы так увлеклись работой, что закрасили себе пути к отступлению, а уходить из отсека пришлось по вовремя высохшим дизелям;
    - в трюме шестого митчелист себя закрасил в боевом посту и категорически отказывался уходить со своего поста (учитывая, что в районе его заведования хранилась часть продуктов «провизионки», он мог там протянуть на «полную автономность);
    - покрашенный вместо обычного «кузбасслака» эмалью «МЛ» верхний корпус произвёл неожиданный фурор на местных чаек с бакланами. Давно не видевшие таких идеально блестящих поверхностей, они стремились «расписаться» по несколько раз в день. Рулевым пришлось всю эту «хохлому» смывать и вернуться к традиционному колеру. Удовлетворённые и успокоенные чайки вновь стали гоняться за яхтами и яхтсменами.
    Несмотря на эту круговерть, подлодка была подготовлена на «все сто»: отсеки сверкают свежей краской, все блестящие железки надраены и отполированы до рези в глазах. Подвесные койки застелены невиданными белыми одеялами из верблюжьей шерсти!
    И вот, кульминация: за час до приезда нас выгнали с ПЛ, дабы своим расхристанно-весёлым видом мы не напугали китайского адмирала. После такого аврала и жары в отсеках нас всех на холодном осеннем ветру быстро «пробрало», и все очень нехорошо стали отзываться о непунктуальности этого функционера китайского.
    Но апогей негодования наступил, когда от очевидца узнали, как адмирал «смотрел ПЛ»!:
    Подъехав к самому пирсу на представительском авто, он ткнув пальцем в нашу субмарину спросил:
    - Продают такие же? - И получив утвердительный ответ, хлопнув дверью авто, укатил восвояси. Ему же на этих ПЛ не ходить, так и зачем ещё по ней лазить, время и силы терять, да ещё при его комплекции он в рубочный люк и не влез бы...
    Спустя ещё долгое время при передвижении строем в нашем экипаже была традиция: во время марша запевала (при отсутствии рядом офицеров) подавал клич:
    - «Выразим китайскому адмиралу наше всеобщее презрение!!!» - и все громко под чёткий строевой шаг орали дружно:
    - Ууу, ССЦУУУКАА!!!

    Прим. «кистепёрые» - боцманское ласкательное обращение к матросам с кисточками (в основном кисти держат в руках, но при постепенном втягивании в «процесс» - кисти наличествуют во всех конечностях).
    Средняя оценка: 1.51


    --- Добавлено чуть позже ---

    Ту-16 возвращался домой. Над Курилами штурман учуял запах дымящейся проводки.
    Поочередным отключением потребителей «запах удалось устранить». Долетели благополучно. Произвели нормальную посадку. Причину задымления на земле обнаружили и сказали, что еще чуть-чуть - и сгорели бы на хрен!
    Ну а дальше!!!
    Через неделю, разобравшись во всем, собрали экипаж, сказали, что хотели поощрить за грамотные действия «в особом случае», но, в связи с тем, что дым был обнаружен штурманом по запаху, а значит, на высоте около 12000 м он был либо без маски, либо маска была не подтянута, решили объявить штурману выговор


    --- Добавлено чуть позже ---

    Хроники пикирующего...

    (отрывок из ненаписанной повести)

    На самых задворках Военно-Воздушных сил находится транспортная авиация. Транспортная авиация - это Колыма ВВС. Оттуда двигают уже только на гражданку или на тот свет. А вот наша эскадрилья находилась на самом краю Транспортной авиации. Даже чуть-чуть свешивалась за край.

    В эскадрилью входили три борта Ил-14, оборудованные под установку испытательных стендов. Ил-14 - это такой самолет (для тех кто не знает), который создал наш гениальный конструктор Ильюшин в 50-е годы по заданию партии в ответ на наглое наращивание противником своих ядерных и прочих вооружений. Простая посадка Ил-14 на любой аэродром понижает его (аэродрома) боеготовность до ниже нуля на несколько дней. То есть в принципе этот простенький самолет вполне заменял атомную бомбу средней мощности.
    А дело было в двух нехитрых прибамбасах, которыми гениальный Ильюшин оснастил машину.

    Во-первых это был спирт. Чистый спирт. В хвосте стоял бак, рядом с ним чайник и кружка. И хотя спирт предназначался для работы противообледенительной (слово-то какое!!!) системы, у бака был приделан крантик, как у самовара. Командовал крантиком бортинженер. И посмотрел бы я на того человека, который на самом деле вздумал бы включить противообледенительную систему. Я слышал только одну историю, что вроде бы Марине Попович, когда она летала командиром на Ил-14, удалось с матами-перематами заставить бортинженера пустить спирт на стекло. Но рассказывала это она сама и живых свидетелей я не знаю.

    По причине наличия этого самого бака со спиртягой Ил-14 принимался на любые полосы в любое время дня, ночи и года и при любой погоде. Спиртом платили за все. Слив спирта из бака документировался в бортовом журнале как "вход в плотную облачность во стоко-то" и "выход из плотной облачности во стоко-то".

    Естественно, что после посадки Ил-14 весь личный состав части, принявшей гостей, напрочь утрачивал всякий интерес к войне.

    Второй ильюшинской стратегической примочкой был бензин. Творение русского гения летало не на керосине, а на авиационном бензине. Как только борт вставал на стоянку, под каждое крыло подъезжало по "Жигулям". Сейчас я не понимаю, как они ездили на этом бензине, но то, что ездили, видел сам. Мы с как-то залили этот бензин в примус и взяли на рыбалку. Примус врубился как реактивный двигатель. За процессом полного выгорания топлива наблюдали из укрытия. И тем не менее, халявный бензин был также очень востребован.

    Естественно, на таких замечательных машинах должны были летать и замечательные экипажи. Эти воины неба были подобраны судьбой во время их свободного полета из армии в ту страну, где странные люди совсем не носят погон. В какой-то счастливый момент нашим летунам удалось зацепиться за эскадрилью и ненадолго остаться в ней. Были, правда, и страдальцы по здоровью, были - за пьянку, но были и оригиналы. Зам комэска Коля, например, отличился беспосадочным перелетом в Финляндию и обратно. Коля перепутал страны света и ушел в Финляндию, тем более, что на МиГе туда от нас лететь очень недолго. Финны сдуру решили Колю посадить. Когда вошли с Колей в прямую видимость, тот наконец определился с направлением полета. Горячие финны начали делать Коле всякие гнусные предложения по посадке, на что Колюня выполнил блестящий каскад фигур высшего пилотажа, развернулся и ушел на историческую родину. Финны, слава богу, не пострадали, скандал замяли, но Коля был переведен к нам.

    Надо сказать, что герои оседали в эскадрилье ненадолго. Шило в жопе не давало им покоя, и время от времени они срывались на подвиг. Так, например, случилась история с киносъемками.

    Ил-14 имеет такой фюзеляж, что у человека неосведомленного может вызвать ассоциацию с тяжелым бомбардировщиком времен Второй мировой войны. Поэтому эти самолеты всегда активно участвовали в различных фильмах про войну. В тот раз снимали в Риге и изображали наши бойцы немецкие бомбардировщики. По этому случаю их расписали от души всякими свастиками, крестами и драконами и по окончании съемок должны были все это убрать и закрасить.

    Но конечно же, закрашивать такую красоту, не показавшись на родной базе, было западло и решили, что пойдут обратно в гриме, а дома перекрасятся.
    Дело было летом, погода была ясная, видимость отличная. И вот топают наши артисты на высоте километра два пряменько на Пушкинский аэродром, где у них база и была. И почти уже прилетели орлы, под крылом уже Петергоф - пляж, песочек, день солнечный, девочки загорают...

    И тут у замыкающего экипажа чего-то в командирской голове замкнуло. Ну а если у командира, так и у всего экипажа, конечно. Отвалились ребята на крыло от хвоста строя и спикировали прямо на пляж. Винты отстопорили, и те с диким воем, как и положено, раскрутились в обратную сторону - все как учили. Спикировали хорошо, правильно, вышли из пике на такой высоте, чтобы как раз всю раскрасочку свою боевую продемонстрировать. Потом тихонечко пристроились к остальным в хвост, и как ни в чем не бывало, дотопали до дома.

    На пляже, конечно, - праздник. Кинулись граждане врассыпную. Паника, крики, вопли... В общем, шмандец полный.

    Но принесли черти в этот день на пляж какого-то полковника из штаба округа. Не обтрухался полковник, как был в плавках без штанов, добежал до телефона и позвонил на Дворцовую в штаб свой. Типа пока вы, суки, спите, немцы уже Петергоф бомбят... В общем, обосравшихся в этот день было достаточно - как минимум, весь петергофский пляж и весь штаб округа.

    Хорошо еще ответный удар не нанесли.
    А артистов из армии тихонько вычистили.

    Цельнотянуто с http://www.proza.ru/2009/08/13/593
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  10. #30
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Кадет Биглер пресент:

    Бледные клочья тумана сползали с вершин Терского хребта. Новое солнце зарождающегося дня лениво продиралось сквозь белесую дымку. Тихо. Не поют птицы, не шумят люди. Часовые на постах очнулись от коматозной напряги прошедшей ночи. На чумной земле благодать. Нет ни запахов, ни звуков. Уже светло. Светло так, что прищурившись можно прочитать передовицу «Красной Звезды». Но кто ее будет читать в столь благодатный час. Кому положено спать, тот спит так, что танком не разбудишь. Кому не положено, не спят. Лишь один человек встает в этот час. Это старшина роты. Посидел на топчане, привычно почесав ТТС-54* спереди. Встал, потянулся до хруста в костях. Привычно почесал ТТС-54 сзади. Взяв сапоги с накинутыми сверху портянками в левую руку, правой потянулся вверх. Там, на гвозде вбитом в потолок, на плечиках висел комок. Приблуда сия, по идее старшины, должна была спасти комок от вездесущих ушастых мышей. Потому что комок старшины это его сейф. В нем, в левом нагрудном кармане у старшины хранится получка. Причем вся. Зарождающийся день начался с душераздирающего крика. Но кричал не старшина. Не могут старшины в ВС РФ, тем более в их боевых частях так пронзительно, громко и по-бабьи орать.
    Тут мы оставим старшину. Окунемся в превратности зоологии. Роты с самых первых дней стоянки на Терском столкнулась с зоологическими казусами. Первым была крупная гюрза. Как эта пустынная жительница попала на Кавказ никто не знал. Гюрза была вкусная и потому никто особо не заморачивался. Только замполит продолжал упорствовать, что тут таких зверей быть не может. Сказывалось самаркандское происхождение замполита. Потом замполит встретил тушканчика. Тут наступил ступор. Дроздова поблизости не было, а внятно объяснить есть ли тушканчики на Кавказе никто не мог. Замполит продолжал упорствовать, что тушканчики есть там же где и гюрза. Потом бойцы по одному начали приносить хомяков. Обычных таких упитанных хомяков. Как в зоомагазине на Хитром рынке. Даже не сильно одичавших. Хомяки, совершенно по-проститутски, позволяли себя тискать за горбушку белого хлеба. А вообще во всех своей зоологической красе данное место предстало после оборудования отдельного блиндажа под продсклад. Немедленно появились мыши. Мыши не простые, а ушастые. Видели Мики-Мауса. Вооот! Именно его родственники. И такие же озорники. Преградой для них не была даже броня. На 223 машине они сожрали изоляцию антенного ввода, что чуть не привело к пожару. А так вообще-то жрали все. Особенно нравился шоколад. Его они потребляли вместе с фольгой. Но всем загадкам приходит конец. И конец совершенно банальный. Агроном из села Садовое поведала нам, что мы стоим на месте где, когда то был серпентарий. С окончанием Советской власти сотрудники разбежались. Забор и строения местные разобрали на стройматериалы, живность расползлась. С нами провели ликбез по обращению с местной живностью и на том все успокоились. Солдаты перестали хранить в карманах крошки и семечки (от этого образовывались дыры), под топчан ставили блюдечко с разбавленным сухим молоком (живущей там змее очень нравилось), замполиту в разрушенной библиотеке химического техникума нашли книжку «Животным мир Северного Кавказа» (теперь он точно знал, что тушканчики тоже не местные). С одним была проблема, деньги надо было где-то хранить. Тем, кому было что хранить. Молодые офицеры решили эту проблему со свойственным им умением. Все свои деньги они оставляли на рынке Березка и в магазинах снаряжения славных городов Владикавказ и Беслан. У бойцов была черная дембельская касса, а как они ее хранили это их секрет. Видно мыши понимали, что сожрать дембельскую черную кассу это пострашнее, чем вся отрава мира вместе взятая. Потому маялся лишь старшина. Но и он нашел решение. Вбил в потолок гвоздь, загнул его. И на крючок повесил плечики. На них и вешался каждый вечер новенький старшинский комок. Ну а что? Мыши же по потолку не ходят...
    Итак... старшина орет. Много всего в этом крике. И вся боль угнетаемого народа старшин, и образ жены в пороге со скалкой, и самое страшное... это бессилие. Нет, не половое. Просто надо опять сделать отступление и углубиться теперь в финансовую область. Получку тогда (1995 год) давали купюрами номиналом 100 000 рублей. На лицевой стороне купюры был изображен серийный номер. Левой половиной он стоял на белой полосе, а правой заходил на рисунок купюры. Подлые потомки Мики-Мауса сожрали именно ту часть пачки, где были белые полоски с половинкой номера. Дальше по их мнению было жрать не вкусно, да и вредно... мало ли чего намешали деятели Госзнака в ту краску. С обратной стороны купюр в те времена печатать номера было не модно. Итог, в пачке из 6 500 000 рублей не осталось ни одной купюры которую можно официально поменять. При этом и предъявить не кому. Активность ушастых тварей как по команде сошла на ноль.
    Первым очнулся командир роты. И приказал старшине сдать оружие. Старшина и так его не носил, но, тем не менее побурчав, отдал. Это действие как то вернуло его на землю. Старшина начал ругаться. Ругался он долго и особо изощренно. Пока ругался успел одеться, умыться, почистить зубы. Ругаясь снял ночные посты, выставил дневных наблюдателей и ДОС**. Не переставая ругаться, определился с поваром насчет меню на день и назначил команду на растопку бани. Уже меньше поругиваясь, построил личный состав и объявил смотр с оружием. И лишь когда бойцы уселись за чистку, старшина вернулся в кунг управления.
    В кунге шел военный совет. Зампотех, экипированный на выход в поля, сидел обнимая автомат. Под окнами разводила пары БРЭМ-Ч***. Зампотеховский экипаж, во главе с дородным стармехом Петрухой возились вокруг машины, то подтягивая, то подкручивая... в общем делали вид, что работают. Ротный с кем-то висел на связи. После получаса активных переговоров по рации, ротный чиркнул короткую записку, выдал ее зампотеху и тот убыл в штаб бригады. Вернулся в обед. Быстро выхлебал тарелку щей, от второго отказался, выпил компот из груши дички. Потом взял за хобот почти увядшего старшину, закинул на броню и опять умчался. Рота замерла в ожидании.
    По приезду в Северный, машина тормознулась у Луизы. Кто такая Луиза в рамках этого рассказа писать бессмысленно. Про Луизу и так много написано, но в основном это переписка контразведки. Пока же скажем, что Луиза держала придорожное кафе у поворота к штабу бригады. А еще скажем, что через Луизу достать можно было все, как в Греции. Зампотех вынырнул из кафе, прижимая к груди три бутылки коньяка и пакеты с осетровым балыком и икрой. Потом был забег по штабу, возглавляемый пронырливым татарином Дамиром из финчасти. Строевая (там какая то выписка), начфин (у него подписали рапорт), контрики (визу поставили) и еще много чего. Через два часа, уже сидя у себя в финчасти Дамир протянул старшине ведомость для подписи. И совершенно обыденно отслюнявил 6 500 000 новенькими хрустящими стотысячными купюрами.
    Зампотех пытался намекать старшине, что издержки операции нужно бы компенсировать с некоторым коэффициентом. Но старшина стоял у кабинета финчасти как каменный истукан. Все его старшинское естество было взбудоражено. Нет! Он понимал, как списать портянки и патроны. Он знал, как вместо тушенки получить копченую колбасу, да много чего он знал. Потому и был так уважаем и командиром роты и бойцами... но как можно списать ДЕНЬГИ!!! Тут его мысль терялась в бессилии. Внезапно он встрепенулся, вырвался из лап зампотеха и рванул обратно в кабинет к Дамиру. Был он там не долго. Вышел спокойный, улыбающийся. Сел на броню, подумав, сказал ехать на рынок. Там, уже отошедший от пережитого, старшина был в своей стихии. Учитывая, что покупал он все за реальные деньги, торговался до икоты продавцов. Закупил вкусностей, жидкостей, шняжек всяких.
    Вечером того же дня. На крытой веранде между кухней и баней сидят офицеры и старшина. Красные после бани лица освещены колеблющимся светом «летучей мыши». На столе остатки «пиршества». Задумчивый зампотех рассматривает яркие звезды в прорехах масксети. Вдруг он что-то вспоминает, поворачивается к старшине:
    - Виталич? А ты зачем еще раз к Дамиру забегал?
    - Да понимаешь... странно мне все это... деньги же ведь... как их можно списывать то... это ж ДЕНЬГИ! Я Дамиру и говорю, как же ты теперь их спишешь... без номеров то... А он мне тогда и сказал, что мол ему бы мои проблемы. У них неделю назад бронированный инкассаторский КАМАЗ под Аргуном на фугасе рванул... вот это ПРОБЛЕМА! А 6 500 000 рублей... это так... без смекалки на полчаса забот!




    * ТТС-54. Жаргонизм танкистов и зампотехов. Трусы Танковые Синие (разновидность Трусы Тканевые Синие). Не путать с ТТЧ.
    ** ДОС. Дежурные Огневые Средства. Не путать с Домом Офицерского Состава.
    *** БРЭМ-Ч. Бронированная Ремонтно-Эвакуационная Машина. Базовое шасси БМП-1. Производилась в Чехословакии.

    Мореход. 31/08/2011 г.
    Г. Омск
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  11. #31
    Golf Аватар для Дэн
    Регистрация
    17.06.2010
    Адрес
    город-герой Ленинград
    Возраст
    39
    Сообщений
    598
    Спасибо +
    Получено: 12
    Отправлено: 6

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Сергей Посмотреть сообщение
    MagnumAE, ты конечно извини дружище, но чёто я не уверен, что с экрана монитора народ так много будет читать.
    Ну вот я например готов максимум прочесть информации, ну примерно на высоту одного экрана.
    А так лучше в кроватке под светильником (бра) книжку почитать
    +1
    я обычно такие креативы распечатываю и потом читаю гдень на, сидя, не горшке
    Passat В5 Variant 1,9 TDI 2000 год. - ПРОДАН!! ; kawasaki Vulcan 1500
    Только для сумасшедших, плата за вход-разум.

  12. #32
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    У меня на работе иногда в обед есть время че нить почитать. Или в ожидании ответок.
    Распечатывать, искать лежак и брак не всегда есть время. Так же как и не всегда есть возможность лазить на анек.ру, биглер.ру...
    А так все в одном.
    Думаю, что я не один такой.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  13. #33
    Phaeton Аватар для mixa
    Регистрация
    12.05.2005
    Адрес
    Россия, Санкт-Петербург
    Возраст
    40
    Сообщений
    3,352
    Спасибо +
    Получено: 58
    Отправлено: 9

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    Думаю, что я не один такой.
    "электронное чтение"-это удобно.огромная библиотека...в кармане
    VW Passat Variant 1999 1.6 ARM....был, VW Passat Variant 2004 1.9 AVF.....был, сбылась мечта идиота

  14. #34
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Донор старый, байка - новая.
    Кста...Была у нас похожая ситуация... Мы разули два БАТа и Чебоксарца утопили в болоте. В итоге танк потом по морозцу выкопали

    Купание зеленого коня


    Зампотех полулежал, откинувшись на гору подушек от диванов. Глаза его прикрыты. Косынка из медсумки, повязанная на манер ковбоев, скрывала мечтательную улыбку. Вся поза показывала, что зампотех сейчас не с нами. Мысли увели его в райские кущи. Там он планировал оказаться сразу после реализации всех ништяков скоммунизденных сегодня на СППМ* в Червленной. Даже рев двигателя БРЭМ-1** и висящая постоянно в воздухе пудра местной пыли не мешали ему. Собственно прикрытые глаза и косынка как раз от этой пудры и защищали. Иначе стойкий конъюнктивит и цементные пробки в носу. Зампотех возвращался домой с добычей. Тяжелый БРЭМ был взят в мокрый лизинг у танкистов. Без него и его оснастки курочить железо на СППМ было просто не возможно, а тут и кран, и газовый резак, и куча инструмента. А главное - это славный экипаж, наловчившийся добывать дефицитные запчасти с подбитой техники.
    Вообще это дело не поощрялось и на СППМ всегда была охрана, но сегодня там стоял омский ОМОН (которому через два дня домой) и потому по-землячески можно было договориться. Договаривались долго. Начал зампотех со слезной просьбы передать письмо в часть, чтобы ему выслали продатестат (в письме лежала записка ротному, чтобы он регулярно вентилировал кадровиков на предмет незанимания прежней зампотеховской должности и пара фоток). Тут зампотех лукавил. Письма ему нужны были как собаке шестая нога. В данный момент он был ИО коменданта узла связи ФАПСИ*** и ему проще было, не вставая с топчана своего кунга, по ТАПику**** позвонить в любую точку страны. Но письмо с адресом части, замызганый танкач, и старенький АК-весло (свой АКС-74 с ГП предусмотрительно оставлен в ППД) сделали свое дело. Омоновцы прикинули куда им столько китайской тушенки и с барского плеча наваляли полный вещмешок. После этого зампотех презентовал им старенький кинжал с кривым лезвием и пару зеленых повязок с арабской вязью. При этом поинтересовался нет ли лишней разгрузки. Разгрузок не было. Была неучтенная сфера*****. Ну с худой овцы, хоть шерсти клок. Затем пошел обмен коньячного спирта на обычную водку. Потом перешли к дегустации. Короче отлично время провели. Банда мародеров с БРЭМа время зря не теряли, с СППМ доносились страшные звуки выдираемых торсионов, срежет срываемых болтов и поминания известной матери и зампотеха с его друзьями. Потом был обед у омоновцев. Поели, бойцов покормили, сфотографировались на память. И вот теперь БРЭМ пилил домой, нагруженный всякими нужными вещами. Прошли перевал на Терском. Спустились в долину. Показались окраины Грозного и знаменитая вывеска «Добро пожаловать в АД!». Зампотех повернулся на бок и собрался совсем уж поспать, но наперерез БРЭМу вдруг кинулся грязный человечек в замызганной форме мышиного цвета.
    -СТОЙ! СТОЙ!
    БРЭМ резко кивнул, тормозя. Мощный бульдозерный отвал чуть не уперся в серого человечка.
    -Командир! Помоги командир!
    Перед машиной стоял прапорщик (судя по погонам), но почему то прапорщик милиции (судя по форме). И что-то подсказывало зампотеху, что это далеко не начальник продсклада или какой старшина. Уж больно грязен был тот прапорщик. На форме его лежал толстый слой пыли, на бахилах от ОЗК наоборот ровный слой грязи, руки в черных масленных разводах. Где он грязь то взял в этот знойный, пыльный и безветренный день.
    - Командир! Кроме тебя никто не поможет! Мы как раз думали к строителям бежать за тяжелым бульдозером, а тут ты!
    - Копать ничего не буду! - отрезал зампотех.
    - А не надо копать. Нам танк вытащить надо.
    - Откуда в милиции танки?
    - Да какая разница? Мы же не просто так просим, мы с пониманием. С нас магарыч!
    При слове «магарыч» проснулась зампотеховская жаба. Жаба была тяжелая, бронированная, обводами напоминавшая Т-80 последних модификаций. И это земноводное требовало хотя бы взглянуть, что там произошло.
    - Показывай!
    Серенький милицейский прапорщик побежал вперед, смешно шлепая бахилами. Бежать пришлось метров восемьсот. Перед экипажем, остановившегося на взгорке БРЭМа, открылась картина апокалипсиса. Уткнувшись носом в мутные воды Сунжи, стояла старенька 72-ка. Через открытый люк механика в отделение управления спокойно втекала вода. Рядом толпилось несколько сереньких человечков.
    - Ну и как вы сюда попали?
    Серенькие как то дружно пожали плечами и сникли. Зампотех с механиком спешились. Прошлись до утопленника.
    - Массу выключили?
    - Чего?
    - Питание батарей отключили?
    - Ээээ... нет... а надо?
    - Сразу надо было... теперь примочки не помогут. Короче так! Все слушают меня! Делают только то, что я говорю. ТросА есть?
    - Один.
    - Бля... где вас делали? Мухой наверх еще один трос с БРЭМа сюда. Цепляем крестом.
    Милиционеры сбегали наверх, потом долго корячились с тяжелыми сорокамиллиметровыми тросами. Пришлось помогать. Потом БРЭМ аккуратненько подъехал к танку, прицепились, выбрали слабину. По команде, взревел на задней передаче двигатель... и ничего. Танк присосался днищем к илу реки и совершенно не хотел двигаться. Отцепились, отъехали на исходную.
    - Кто механик с 72-ки?
    - Я... вроде...
    Вперед вышел мужичонка лет сорока пяти в форме рядового милиции.
    - Ты как сюда заехал?
    - Ну я... это... короче вниз спускаться начал, а она... это... короче разогналась..
    - Кто она?
    - Ну машина...
    - Какая машина?
    - Ну танк...
    - Танк он.
    - А?
    - _ _ _ на! А ты чего?
    - А я передачу пониже воткнуть хотел...
    - И что?
    - А она только скрежетала и все...
    - А потом?
    - А потом я въехал в реку и заглох...
    - Ты про синхронизаторы коробок передач слышал?
    - Чего?
    - Ничего... проехали. Зачем люк открывал?
    - Дык это... вылезти надо было...
    Зампотех понял дальнейшую бесполезность расспросов данного милицейского тракториста.
    - Кто старший?
    - Ну я за него.
    Это опять милицейский прапорщик. Зампотех отволок его в сторонку. Дальше он долго объяснял прапорщику устройство полиспаста, что такое полиспаст на 4 ветки, почему только 100 тонн усилия смогут выволочь их танк из неволи. Прапор все понял, обещал удвоить магарыч. Дальше было долгое и нудное разматывание троса, сборка полиспаста на сотку. Выбрали слабины. БРЭМ стал на отвал, уперся им в землю и потихоньку начал тащить. Поначалу ничего не происходило. Милицейский прапор пытался было сбегать к танку посмотреть. Пришлось его засунуть за БРЭМ, как и остальных. И только когда полиспаст натянулся, запели поскрипывая ветки тросов, заскрипели блоки и начал образовываться некислый холм земли перед отвалом... только тогда до прапорщика дошло какие стихии и усилия бушуют сейчас между двумя машинами. Человеку там точно делать нечего. Сотрет в порошок, порвет, распылит и места не оставит. Все замерли в ожидании. Кажется еще чуток и лопнут тросы. Но вот раздается долгожданный ЧПОК... и танк как кузнечик прыгает на берег. Один из тросов БРЭМ порвался все таки на несколько ниток. Экипаж снимает его, оставляем местным. Их трос берут себе. Все молчат, никто не перечит. Спрашивают куда теперь танк. Местные говорят, что у них у дороги капонир. Затащили танк в капонир (мелковатую канавку на самом деле).
    БРЭМ с видом победителя молотит сизым выхлопом перед вагончиком милиционеров. Местный прапорщик скрылся в нем в поисках магарыча. Зампотех сидит на броне, курит LM... щуриться, думает какая судьбина забросила сюда на выселки Грозного кучку милиционеров, да еще и танк.
    Выходит улыбающийся прапорщик. В его руках две бутылки водки и две банки китайской тушенки. Видимо это и есть двойной магарыч. Зампотех машет прапорщику предлагая взобраться на броню. Показывает в люк. Там живописная картина из мешка такой же тушенки и закрепленных по разным местам около дюжины бутылок водки. Прапорщик пожимает плечами:
    - А больше нет у меня ничего!
    Зампотех спрыгивает с брони, идет в вагончик. Там, с видом матерого сборщика дани, оглядывается. Взгляд цепляется за развешенные на спинках кроватей черные разгрузки из комплекта «Ночка».
    - Три разгрузки и порукам!
    - Не могу, сдавать потом надо...
    Зампотех выходит из вагончика, кричит чтобы было слышно всем:
    - Коля! Ты развернись, слева зайди и отвалом зарой этого утопленника по башню...
    - Всего?
    - Давай всего, чтобы больше по всяким ебеням не катались...
    Механик проваливается в люк, БРЭМ разворачивается. Начинает опускаться отвал, нацелившись прихватить с землей еще и порядочно асфальта. Прапорщик машет руками:
    - Две! Две отдам, больше не могу! Хоть убейте!
    Зампотех ныряет в вагончик, вытряхивает из двух разгрузок магазины, фонарики, спички, сигареты. Замечает в карманчиках новые РГО. Гранаты оставляет. Проходя мимо забирает у прапора водку с тушенкой. Забирается на броню:
    - Слышь? А нахрена вы вообще на танке к речке потащились?
    - У нас завтра начальство приезжает. Ну вот... а тут колонна за колонной, пылища столбом... короче мы его помыть хотели... и вот...
    - Помыли? Ахренеть! Ну прям купание зеленого коня!
    - .....
    - А колонн больше не будет что ли?
    На лице прапорщика отображается мучительный процесс проворота механизмов. Он молчит, чему то своему улыбается... БРЭМ, взрыкнув, трогается с места и, обдав всю компанию и танк выхлопом и пылью, уходит по дороге в Грозный. Зампотех полулежит, откинувшись на гору подушек от диванов. Косынка из медсумки, повязанная на манер ковбоев, скрывает мечтательную улыбку.
    Нужно еще сдать БРЭМ коллегам, отдать им запчасти. Взамен забрать два новых аккумулятора. Но это потом. А пока нужно подумать, что потребовать с ротного за почти новенькую разгрузку. Губы зампотеха шевелятся под маской из косынки, пальцы рук загибаются. Глаза его прикрыты.


    * СППМ. Сборный Пункт Поврежденных Машин
    **БРЭМ-1. Тяжелая бронированная ремонтно-эвакуационная машина. Базовое шасси - танк Т-72.
    *** ФАПСИ. Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации
    **** ТАПик. Он же ТАП. Телефонный аппарат постовой. Хотя некоторые члены из ОБСЕ утверждают, что это штатное орудие пыток.
    ***** СФЕРА. Шлем противопульный. Каска, только модная 

    Мореход. 01/09/2011 г.
    Г. Омск
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  15. #35
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Биглер.ру...
    Продолжаем.



    МАКЛАЧЕСТВО НА КОРАБЛЕ


    Готовя комнату к ремонту, я снял со стены старую чеканку - парусник с наполненными ветром парусами. Старая чеканка, потемневшая от времени, подарок друзей на свадьбу. Взял в руки, смахнул пыль, и вспомнил жизнь корабельную. В свободное от службы время в каждом кубрике находился хоть один матрос, мичман или офицер, который что-нибудь мастерил, или по - флотскому маклачил. После пребывания крейсера в заводских ремонтах у многих были зашхерены исходные материалы: оргстекло, пластик, медная фольга, купроникеливые трубки, и из невзрачных, а порой и страшных кусков и обломков создавались настоящие произведения искусства. Пластик резали в определенный размер, зачищали мелкой наждачкой, чтобы хорошо ложилась тушь, и появлялись гравюры с изображением кораблей: в бушующем море, торпедированных с задранной кормой и вращающимися винтами; девушка на причале, то ли провожающая матроса в моря, то ли ожидающая с морей. Гравюры в то время были в моде, почти в каждой газете « На страже Заполярья» , в «Морском сборнике» можно было найти и скопировать любой рисунок по душе. Куски купроникеливой трубки распускались, разгибались, полировались и из них делали силуэты крейсера, хорошо дополнявшего набор знаков на форменке (до сих пор помню, как обыкновенными нитками делали мелкие пропилы на этих значках). Изготавливали миниатюрные пистолеты, в которые вставлялись обыкновенные бензиновые зажигалки, и получался эксклюзив. Из медной фольги делалась чеканка. На обыкновенном суконном одеяле, свернутом в несколько раз, за несколько вечеров получались произведения чеканного искусства. Преобладала морская тематика, ну и конечно женские образы. Девушки в спартанских шлемах, с копьями, мечами, конями. И все это с минимальным набором примитивных инструментов. Прерогатива офицеров - изделия из стреляных гильз. Из гильз зенитных патронов изготавливались пепельницы и стаканы для карандашей. А пепельница из гильзы 100 мм была вообще шиком. И конечно оргстекло. Из него мастерили конуса, призмы, шлифовали, делали насечки на одной из граней, и получались памятники, маяки, монументы. Вне конкурса был корабельный маклак. Наблюдая, как из кусочков оргстекла рождалась копия крейсера, невольно завидовал его мастерству. Корабельный художник. Сколько годков шло к нему на поклон, чтобы на гюйсе он изобразил гордый профиль крейсера «Мурманск» с годами службы и Военно-морским Флагом. Восхищала работа корабельных портных - самоучек, когда флотские брюки, несколькими взмахами безопасной бритвы распускались на составляющие и через полчаса получались сметанные в живую сметанные клеша, размер которых внизу иногда доходил до 50 см. Фотография на корабле не то, чтобы не поощрялась - это увлечение было сродни шпионажу. Сколько отобранных фотоаппаратов осело в каюте замполита, одному богу известно. Но все равно по ночам, в опломбированных постах из года в год печатались и печатались фотографии. Своеобразно, хоть и под запретом, создавалась история корабля. Ведь нашему народу, чем больше запретов, тем больше желания их преодолеть. Зато, даже сейчас, по прошествии стольких лет мы можем показать их в память о корабле. Флот всегда славился талантами. Морские поэты и художники, певцы и писатели. Выдающиеся мореплаватели и флотоводцы. И конечно мастеровой народ. Романтика моря, длительное пребывание в походах способствовали появлению и развитию самых лучших человеческих способностей. Дай бог, чтобы нынешнее поколение, да и грядущее, продолжило. Хотя....?
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  16. #36
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Источник тот же. Кто в теме - поймет! Мне понравилось...

    П И С Ь М А

    Одной моей знакомой зачем - то понадобилась старая открытка, 40 - 50-х годов, с голубями, сердечками, ангелами, той серии посылаемой влюбленными тех времен, друг другу. Будучи у своих родителей, я вспомнил о просьбе, и матушка, достав пачку старых писем, перевязанную тесьмой, стала перебирать их в поисках открытки. На пол упал конверт. Обыкновенный серый конверт, без картинки, со штампом «Письмо военнослужащего. Бесплатно», и с обратным адресом в\ч 25173. Это было одно из моих писем со службы. Мать хранила их. Как давно это было.
    Уже дослуживались последние деньки. Крейсер, после очередного выхода в море, стал у бочки, и его, уставшего и слегка побитого штормами, уже медленно стало разворачивать течением Кольского залива. Будто готовя по первой команде «Корабль к бою и походу приготовить!», подтолкнуть его к морям. Готовность N2. А с берега уже подходил катер с почтальоном на борту, письмами, посылками, бандеролями. Какую же радость приносили эти весточки с гражданки, и как ждали писем моряки.
    Интересно было наблюдать за ними во время получения и чтения почты. Почему-то «годки» получали меньше писем, чем молодежь. Так, от друга, от родителей... . Почти у всех годочков прошли те времена, когда получали письма от любимых. Кому раньше, кому позже приходили письма со строкой: «Прости, я выхожу замуж!». Сия чаша не минула и меня. Через два месяца службы я получил письмо, в котором были слова, написанные еще недавно любимой девчонкой: «Любовь-это привычка, а привычка разлуки не перенесет». Ну, и бог с ней! Впереди была еще целая жизнь.
    Вот, матрос, прослуживший всего полгода, уложил рядом с собой два десятка писем от подруг, отключившись от реального мира, с блуждающей улыбкой читает их, словно увлекательный роман. Сосредоточившись, вчитывается годочек, получивший письмо из какого - то ВУЗа. В некоторых конвертах присылались немецкие переводные картинки, с красивыми женскими лицами, которым было уготовлено место на ДМБовских чемоданах. Ну, а иные письма были с сюрпризом от родителей, между сложенных страниц затаился рубль или трешка. Вот еще один годочек с гордостью показывает всем фотографию своего годовалого сына - бутуса. Результат отпуска в родной Севастополь. Прочитав письмо, подходит дружок, интересуясь, как легче перекрыть крышу в доме родителей. Из каюты командира группы приходит старшина команды, неся в руках огромную посылку. Ее прислали командиру родители одного молодого кавказца, прослужившего всего три месяца, с просьбой отпустить сына в отпуск. Содержимое посылки высыпается на разложенный бак. Чурчхелла, орехи, восточные сладости. Кавказец сидит на рундуке, слегка покачиваясь и мечтательно прикрыв глаза. Ох, не видать тебе отпуска, парень! Варенье и печенье, орехи и маринованные грибы, конфеты и курево. Чего только нет на баке и рундуке рядом с ним. Никогда никто не прятался по шхерам со своей посылкой. Себе забирали только сигареты. Да и то потом делились.
    Не вижу в кубрике своего друга Костю. Нашел его на шкафуте. Стоит, облокотившись о леера, кулаки сжаты. Положил ему руку на плечо, он обернулся, в глазах слезы: «Месяц не дождалась. Сука!» Разжал кулак, и порыв ветра, подхватив клочки разорванной фотографии белокурой красавицы, плавно опустил их на волны Кольского залива. Что ж Костя, ты был единственным из нашего года в кубрике, которого ждала любовь. До конца ждут только матери...

    --- Добавлено чуть позже ---

    Армия
    MEMENTO MORI

    И пытались постичь
    Мы, не знавшие войн,
    За воинственный клич
    Пpинимавшие вой,
    Тайну слова «пpиказ»,
    Hазначенье гpаниц,
    Смысл атаки и лязг
    Боевых колесниц.

    В.С. Высоцкий


    Внизу, в развалинах, лежал город Грозный...
    Старопромысловский район мало чем отличался от других, так же исковерканных войной. Полуразрушенные, разбитые снарядами строения, в которых кое где еще угадывались пятиэтажки, молчаливо и угрюмо смотрели на окружающий мир темными провалами окон.
    Сергей никогда не был в Волгограде, но читал о войне и видел на фото сохранившийся дом Павлова. Сталинград восстановили, оставив только один дом, как память. А здесь и сейчас можно было наблюдать не музейно-памятные развалины, а самые настоящие, таящие в себе угрозу всему живому минами, снайперами, засадами и прочими неприятностями военного времени.
    Пройдясь еще раз оптикой по отведённому сектору, Сергей, устало протёр глаза. Рядом с ним лежал Эльдар, балагур и донжуан, не пропускавший ни одной юбки в такой далёкой теперь Москве. Лежали они, ёжась от мартовского ветра, залетавшего в оконные проёмы полуразрушенной многоэтажки. Эльдар прикрывал Сергея, снайпера и друга, с которым не единожды бывал в подобных командировках. Коротали время изредка перебрасываясь фразами, поочерёдно осматривая, прилегающую к зданию местность.
    Внезапно, откуда-то из-за спины вырвался нарастающий рев вертолетных двигателей и свист несущих винтов. Хищно опустив носы, словно что-то вынюхивая в этом аду, на бреющем полёте прошла над развалинами пара «крокодилов». Эльдар проводил их взглядом, и, поковыряв в полупустой банке ножом, вздохнул. Жевать волокнистую субстанцию с кусками замёрзшего жира не хотелось. Отодвинув жестянку, он сунул в рот не зажженную сигарету и задумался. Вспомнилась ему сейчас мирная Москва, их общага в Очаково и последняя встреча с обаятельной девицей, лелеявшей надежду на долгосрочные отношения. И так ему захотелось женской ласки, что он прерывисто вздохнул, передёрнув плечами.
    - Ты чего? - удивлённо воззрился на него напарник.
    - Да блин... бабу хочу, аж скулы сводит.
    - Во, приспичило! - беззлобно хохотнул Сергей. - Скажи Поручику, он тебя завтра на тринадцатый пост определит. Крыша, тихо, спокойно, сидишь один выше всех, наедине с птичками. Ветерком обдувает сквозь бойницы. Журнальчик там дежурный - «Плейбой». Вот и помечтай о бабах, в одиночку. Только не забывай вокруг поглядывать, а то от твоих мечтаний и народ пострадает.
    - Ты что?! - поняв намёк оскорбился Эльдар. - Я же мусульманин, у нас такое грех.
    - Такое баловство у всех религий грех, - вздохнул напарник, - не хочешь на крышу, тогда сиди и тоскуй в тряпочку... И так тошно, а тут ты еще с бабами. Потерпи, пару месяцев осталось. Вернёмся домой - оторвёшься по полной.
    - Не-е. Я терпеть уже не могу. Представляешь, ночью проснулся и... мокрый весь, как в армии, блин. Только ты это... скажешь кому, в ухо дам.
    - Да больно надо! Кому интересны твои страдания? - сплюнул Сергей. - По научному это называется поллюция, вот. Такое только в юности случается, а тебе уже тридцатник скоро. Кстати! Отгадай... Может ли женщина забеременеть от ваты?
    - Как это, от ваты? Нет, конечно, - удивлённо протянул Эльдар.
    - Может! - торжественно заключил Сергей, - Если эту вату вырвать из солдатского матраца!
    И друзья, сдерживаясь, вполголоса загоготали.
    Внизу скрипнули тормоза, Эльдар осторожно выглянул из укрытия и успокаивающе махнул рукой напрягшемуся напарнику.
    - Пазик, рейсовый, какого-то деда подобрал.
    - Война войной, а автобусы ходят. Жизнь продолжается.
    - Ага, и рынки работают, торгуют людишки кто чем может. Это понятно, как-то им выживать надо. Только уродам боевикам на народ плевать, подстрелят на рынке кого из военных, и всё, стоп колеса, шмон и зачистка. Кстати, слышал новость, какую хохму ребята из Таганрогского ОМОНа учудили?
    - Нет. И чего они удумали? - заинтересовался Сергей.
    - Помнишь бабу ту, журналистку, которая везде свой нос суёт? Ага, так вот, она к ихнему командиру с предложением подвалила: давай типа мирный город на камеру снимем, первый трамвай в городе, мир - дружба - жвачка, птички поют. Тот упирается, какой на хрен мирный город, стрельба каждый день, и одни развалины вокруг. И где мы тебе тут трамвай найдём, спрашивает. Да хоть и найдём - электричества то нету, не поедет он. Ну, она ему: «А это ваши трудности. Сделаете как надо, я сто баксов дам». Ну вот, ребята находят где-то трамвай, без колес, облезлый весь, прострелянный. Цепляют его за бэтээр тросом, и волокут его. Внутри людишки шлындают, типа пассажиры едут по мирному городу Грозному, блин, а стёкол то нету, выбито всё... умора. Она поверху камерой поснимала - вот и сюжетец состряпала.
    - Да уж, любят они показушничать, работа у них такая. Потратила сотку баксов, а заработает на этих кадрах много больше...

    Друзья затихли, думая каждый о своём. До смены дозора оставалось еще пять часов.
    - Эльдар, а ты знаешь, почему от снайпера убегать нельзя? - оторвался от размышлений Сергей.
    - Почему?
    - Помрёшь уставшим.
    - Да? - флегматично спросил напарник.
    - Вообще-то это шутка была.
    - А-а-а, ну тогда ха-ха, - невесело изобразил улыбку друг.
    - Ты чего такой смурной, случилось что?
    - Серёга, понимаешь... Мм... я тут это...
    - Ну чего мычишь как телок? Давай выкладывай, - видя нерешительность, подбодрил он напарника.
    - Ну в общем... Такое дело... Ты знаешь Лэйлу, которая у базы торгует?
    - Знаю, конечно, пиво у неё позавчера купил, просроченное оказалось, полночи в клозет бегал. А чего это ты её вспомнил?
    - Краси-и-ивая, - мечтательно заулыбался Эльдар.
    - Да ладно тебе! Нашел красавицу. Зубы золотые, как у цыганки. В калошах и фуфайке, а брюликами как новогодняя ёлка увешана. Да и годков ей уже под сорок. А ты никак закадрить её решил? - улыбнулся Сергей.
    - Уже. Договорился, в общем. И не смейся так!
    - Да ладно, ладно! Чё ты?! Это я в шутку, - пряча ухмылку, ответил Сергей.
    - Вон, видишь дом? - указал Эльдар на стоящую метрах в трёхстах полуразрушенную пятиэтажку, - она в первом подъезде, на втором этаже живёт.
    - И что? - удивился Сергей.
    - А то... в общем, пойду я к ней. А ты, если вдруг чего - прикрой...
    - Ты совсем сбрендил, на почве сексуальной неудовлетворённости? Тебе же башку отрежут, если застукают. У мусульман с этим строго, сам знаешь.
    - Знаю, я и сам мусульманин.
    - Да какой ты мусульманин? Ты хоть и татар, а форма-то на тебе на-а-аша, российская. А значит враг ты им. И зарежут они тебя за милую душу, не спросив фамилии.
    - Зарежут, - кивнул, соглашаясь, Эльдар, - они и своих не щадят, такой народ. А ты на что? У тебя СВД, вот и прикрой меня если что. И по рации маякнИ, что бы я вовремя свинтил оттуда.
    - Во балбесина! Я тоже не дурак по бабам шастать но, вот так, башкой рисковать с ума еще не сошел.
    - Ладно, ладно. Ты меня не агитируй, я пообещал, она ждёт. А обманывать даму, пусть даже и нохчу* не по-джентельменски.
    - Джитильмен хренов! - немного подумав, Сергей махнул рукой, - Ладно, только... мементо мори.
    - Какое море? - удивился Эльдар.
    - Не теряй бдительность и помни о смерти!
    - Дурак что ли? Если я буду о бабе с косой думать то... конфуз на любовном фронте мне обеспечен. Нет уж, лучше ты думай о мори этой и меня прикрывай.
    - Иди уже казанова, и сферу надень, - подтолкнул ему шлем Сергей.
    - Зачем? У меня презерватив есть, - жизнерадостно хохотнул напарник и, пригнувшись, порылся в вещь мешке. - Я жрачки возьму немного, ты не против? С продуктами у них полный швах, а у Лэйлы сестра, и мать старушка больная...
    - Господи, да бери, конечно, и лекарства возьми, есть там что-то...
    Эльдар сунул в разгрузку пару банок консервов, рассовал плитки шоколада, упаковку анальгина, за пазуху впихнул булку хлеба, и улыбнувшись другу направился к выходу.
    - Рацию не отключай, бабник, - успел кинуть ему вдогонку Сергей.

    И ушел Эльдар, спустился по полуразрушенному лестничному пролету, мягко ступая кроссовками по битому кирпичу, внимательно осматривая пространство, которое предстояло пересечь... Под прикрытием напарника благополучно пересёк опасный участок и юркнул в подъезд пятиэтажки.
    Вокруг, в разных частях города, периодически звучала какофония стрельбы. Где-то за городом громыхала тяжелая артиллерия. Над горизонтом стелились дымы пожарищ.
    На соседний подоконник уселась облезлая ворона. Склонив голову, посмотрела на Сергея. В бусинках глаз читался вопрос: нет ли - пожрать?
    Сергей пожал плечами, пробормотав:
    - Сыра нет, лети-ка ты отсюда, а то не ровен час подстрелят.
    Ворона поковыряла клювом подоконник, не найдя ничего интересного недовольно каркнула и громко захлопав крыльями, скрылась из виду.
    Ветер шевельнул страницы лежащего чуть в стороне альбома. От влаги обложку покоробило и некогда яркий цвет поблёк и потускнел. Сергей протянул руку, смахнул пыль, перелистнул картонный лист. Счастливые лица людей с черно-белых снимков, как из другого мира смотрели на него не зная, что ждёт их город в будущем.
    В углу попискивая закопошились крысы. Снайпер швырнул туда банку оставшуюся от Эльдара. Серые кинулись в разные стороны но через минуту, почуяв запах тушенки, вернулись и шустро принялись опустошать ёмкость не обращая внимания на человека.
    «Всем жить хочется, и этим тварям тоже», - Сергей вздохнул, и поскрёб давно не бритую щеку.
    С водой постоянные проблемы и тут уже не до бриться. Она привозная, а водовозку в последний раз подорвали свои же, сдуру лупанув из гранатомёта. То ли пьяные были бойцы на блок посту, то ли попутали, машина выглядела вполне мирно, гражданской расцветки...

    Часа полтора пролетели незаметно, и вдруг... Из-за поворота показались: раздолбанный микроавтобус РАФ, и УАЗ защитного цвета. Машины неторопливо объезжая развалины и останки разбитой техники, приближались к пятиэтажке, где находился Эльдар.
    «Вот зараза - накаркала», - недобрым словом помянув ворону, Сергей торопливо припал к окуляру оптики и, осмотрев машины, тут же схватил рацию.
    - Двенадцатый, двенадцатый, проверка связи! - зачастил он свистящим шепотом.
    - Я двенадцатый, слышу нормально, - прозвучал ответ, и тут же Сергей переключил рацию на восьмой канал.
    «Проверка связи», условная фраза, о которой знал только напарник, и Эльдар также настроил рацию на восьмой канал.
    - Что-то случилось? - прозвучал встревоженный голос из динамика.
    - Случилось! Ноги в руки и вали оттуда! К дому идут две машины, народу как в трамвае - бородачи! Хотя, нет, не успеешь. Вход в подъезд в зоне видимости. Попытайся с другой стороны дома, там разбитая цистерна, за ней, пригнувшись, до покореженной машины и дальше сухой арык.
    - Шайтан! Ща оденусь...
    Бородачи в это время высыпали из машин и прямо перед подъездом стали устанавливать на станинах минометы...
    «Ё моё! Из-за домов, миномётчиков не видно, а рядом, в паре кварталов, находится база, которую, очевидно, боевики и решили обстрелять», - все эти мысли пронесли в голове за считанные секунды.
    - Двенадцатый, ты еще там?
    - Да высоко, второй этаж. Прыгать стрёмно, копыта переломаю, а на первом этаже не выйдешь, всё завалено.
    - Не торопись. Они устанавливают минометы. А значит сейчас, на крышу «дух»** полезет, огонь корректировать, сто пудов! А полезет как раз мимо тебя. Поднимись повыше, и постарайся «принять» его без шума и пыли.
    - Я те чё, Рембо что ли?
    - Придурок! Ты не Рембо - ты татарин, это круче во сто раз! А на базе наши друзья, и их сейчас расчихвостят в пух и прах! Надо что-то делать! Как понял?!
    - Да понял я... понял, - прозвучал неуверенный ответ.
    Тут же Сергей переключился на основной канал и доложил обстановку дежурному по базе. А внизу разворачивалась бурная деятельность. Командир боевиков отдал распоряжение, и один из бандитов метнулся в тёмный подъезд. Остальные суетились у миномётов, подтаскивали ящики со снарядами.
    У Сергея созрел план, и он, отсоединив магазин, заменил первые два патрона на бронебойно-зажигательные. После чего, передёрнув затвор, устроился поудобнее.
    - Господи, благослови, - прошептал он одними губами и, припав щекой к прикладу, прильнул к прицелу...
    Минуты тянулись медленно, миномёты готовы к стрельбе, а разведчик ушедший в подъезд, не отзывался. Старший заметно психовал, пытаясь связаться с ушедшим. Подождал, еще пару раз запросил его по рации и, не слыша ответа, махнул рукой. Два боевика метнули в сторону подъезда.
    «С двумя головорезами Эльдару не совладать. Пора...» - Сергей поймал в оптику бензобак уазика, выдохнул, выравнивая сердцебиение и, плавно нажал на спуск.
    Взрыв подбросил машину вверх и в сторону, разметав находившийся поблизости миномётный расчет. «Попал!» - радостно шевельнулось в груди снайпера. Он пытался поймать в прицел микроавтобус, не обращая внимания на уцелевших боевиков, которые отползали в стороны от пылающих останков машины.
    Протяжно и обреченно орал раненый, а поймать в прицел бензобак не получалось, дым и пламя закрывали обзор, и тогда он рванул курок наобум, надеясь на удачу. Увы, безрезультатно...
    Вторым выстрелом он рассекретил свое местоположение, и в ту же секунду в оконный проём, над его головой зацокали пули - боевики открыли шквальный огонь. Откатившись в сторону, Сергей подхватился и, согнувшись, бросился в соседнее помещение - как оказалось, вовремя. В окно влетел заряд из подствольника***. От взрыва все комнаты заволокло гарью и пылью. На голову посыпались куски штукатурки. Отплевываясь, Сергей проскочил еще две комнаты и осторожно выглянул в разрушенный снарядом разлом стены. Боевики передвигались грамотно - профессионалов видно сразу. Пока одни короткими очередями обрабатывали оконные проёмы, другие перебежками приближались к зданию, где укрылся Сергей. Но тут им в тыл, из пятиэтажки, ударил автомат Эльдара. Расстояние было небольшое, и двоих он срезал сразу. Остальные залегли, огрызаясь очередями в разные стороны.
    Ну, теперь повоюем! Расстояние было приличным, сквозь дым и гарь Сергей старался поймать в прицел главаря, который залёг за искорёженным остовом жигулей. Бородач что-то орал боевикам, отдавая распоряжения. Ползком, отстреливаясь, они начали передвигаться в сторону микроавтобуса. Эльдару приходилось не сладко. Он перемещался между этажами, периодически постреливая, не давая боевикам расслабиться. Главарь неосторожно высунулся из укрытия и тут же схлопотал пулю, калибра семь шестьдесят два миллиметра, выпущенную Сергеем.
    - Йес! - выдохнул он, меняя место стрельбы.
    Поменяв дислокацию, припал к оптике и увидел, как один из «духов» вскинул на плечо «муху». Выстрелы грянули одновременно. Боевик ткнулся головой в щебень, а из окна пятиэтажки вырвалось пламя взрыва.
    - Двенадцатый, двенадцатый! Ответь, твою мать!.. Ты как? - орал Сергей в рацию.
    Но, в ответ - тишина. И автомат Эльдара тоже не отзывался...
    Подоспевшие с базы коллеги, обойдя с флангов строение, быстро завершили начатое друзьями дело, уничтожив миномётчиков.
    Перепрыгивая препятствия и бормоча проклятия, Сергей нёсся к пятиэтажке, не обращая внимания на ребят собирающих трофейное оружие.
    - Ну татарин, если жив остался, я тебя сам пришибу! Кот мартовский!.. Ловелас хренов!
    Эльдар был жив, но пульс едва прощупывался. Он лежал без сознания оглушенный и контуженный под обломками рухнувшей стены. На его счастье, заряд гранатомёта рванул в соседней комнате. Но взрыв был такой силы, что повредил несущие перекрытия, и теперь сверху угрожающе нависли балки. В образовавшиеся провалы сыпался сор, торчала, поскрипывая, арматура, всё могло рухнуть в любую секунду...
    Обламывая ногти, скрипя зубами и матерясь, Сергей разбрасывал в стороны обломки кирпичей, завалившие напарника. А тот не подавал признаков жизни и осыпанный строительной пылью походил на мумию из триллера. Автомат его находился где-то под завалом, но сейчас было не до оружия. Сергей с друзьями вынесли Эльдара на улицу, уложили на сорванную с петель дверь, и с подоспевшим медиком осмотрели. В разгрузочном жилете, застряв в запасном магазине с патронами, торчал внушительных размеров осколок, едва не доставший до тела. Спасло его то, что впопыхах, выбегая от любовницы, он накинул разгрузку наизнанку, и магазин оказался слева, с внутренней стороны груди. Иначе, вошла бы железяка меж рёбер, и вознеслась бы душа его к Аллаху.
    Фортуна очередной раз улыбнулась непутёвому бойцу, дав шанс начать новую и праведную жизнь.
    - Ну ни хрена себе, сходил на блуд! - удивлялся он позже своей везучести!
    - Дуракам везёт, - резюмировал Сергей.
    - Чего? - наклонился к нему Эльдар.
    После взрыва он еще плохо слышал, и никак не мог привыкнуть к этому, переспрашивал. Сергей еще раз громко, с самое ухо, обозвал его, на что друг совершенно не обиделся и радостно ответил:
    - Ага! Как ты и говорил: моменто море! Моментально в море и провалился я, когда шандарахнуло рядом. Так хорошо мне стало, тихо, спокойно, и возвращаться не хотелось, да док у нас профи, выдернул. И теперь хочется жить долго и счастливо...
    - А подруга, ну Лэйла, не пострадала? - громко спросил Сергей, - Такую войну мы тут устроили...
    - Не-е, всё хокейно. Двушка у них окнами на другую сторону, от стрельбы не досталось бы, но когда ты меня вызвал, я их сразу в подвал отправил. Там у них как бы бомбоубежище и они привыкли, при любой пальбе сразу туда бегут... Нескучная у них тут житуха, сплошной экстрим. Денег дал немного, машину наймут и в Ингушетию постараются перебраться, родственники у них там. А я бы сейчас в баньку, а еще лучше домой...

    Эльдар долго еще мечтал, и строил планы на будущее, клятвенно заверяя друзей, что на Кавказ больше ни ногой, а вокруг, в заброшенных садах, расцветали яблони. Сквозь минные поля пробивалась травка, щебетали птицы. Природа, равнодушная к людским распрям, стремилась закрыть зелёным покровом израненную землю.
    Весна вступала в свои права.


    Грозный, Старопромысловский район. 1999 - 2000г.


    * Нохчи - самоназвание чеченцев.

    ** «Дух» - сленговое обозначение бандита, производное от «душман», в переводе с фарси - враг.

    *** Подствольник - подствольные гранатометы ГП-25 и ГП-30.


    --- Добавлено чуть позже ---


    Щит Родины
    ...Ну что тебе еще рассказать? Вот, например, еще такой случай был. На Петроградке. Как вспомнишь - так до сих пор не по себе становится. Я тогда в наружке работал. За английским военно-морским атташе мы следили. У них, у англичан то есть, еще тогда консульства здесь не было. И они, когда в Ленинград приезжали, у американцев останавливались. Когда это было? Так, когда же это было. Мы когда корейский Боинг завалили? В 82-м? В 83-м, говоришь? Да, в 83-м. Точно. Ну вот, значит, это был год 86-й, может 87-й. Перестройка? А что перестройка? Контора-то работала и дай Бог как работала. Перестройка... Эх... Перестройка, блин... Ну да ладно... Так вот.
    Сопровождали мы, значит, атташе этого замечательного. А он от нас все же увернулся. Во двор неожиданно нырнул, зараза. На братьев Васильевых. Кто уж эти братья - не знаю. Режиссеры, говоришь? Ну, наверное. Да неважно. Короче, уж мы все обыскали. Нет его. Ну, настроение, понимаешь, грустное. Начальство таких вещей не любило. В центре города шпиён орудует, а мы его упустили. По головке бы не погладили. Что там на Петроградке для шпиёнов интересного? Да мало ли заводов, которые на оборонку работало. Ой, да не об этом речь. Ну, короче, лоханулись мы, конечно. Не можем найти шпиёна и все тут. Вертелись, вертелись, ну как сквозь землю провалился, вражина. Уже собирались сворачиваться и вдруг услышали из котельной во дворе, в который мы зашли, страшные крики. Сам понимаешь, крики из котельной не наша епархия, этим милиция должна заниматься. Ну, раз уж мы тут оказались, а англичанин от нас все равно ушел, мы в котельную ломанулись. А там... Короче, мы глазам своим не поверили...
    Как потом выяснилось, атташе наш замечательный в этот самый двор стремился, а за забором - заводик, который его интересовал. Во дворе - котельная, а у заборчика нашего секретного завода угля для этой котельной навалено по самую макушку. Чего смеешься? Ну да, все по-нашему, по-советски. Как всегда. Залезай на эту кучу и смотри спокойно. За секретный за забор. Смейся, смейся. Короче, залез этот атташе на эту кучу и стал спокойненько себе фотографировать, что да как. А в это самое время из котельной вывалился наш работяга. Пьяный, конечно. До ветру вылез. Ну эту самую кучу. Ну вот, и увидел он, что стоит на этой самой куче какой-то субъект и за забор секретного завода любопытствует. А наш рабочий класс - они же патриоты. Мимо не пройдут. Да, смейся-смейся, дальше еще смешнее.
    Короче, окликнул он нашего англичанина, мол, какого... этого самого... тебе там надо. До сих пор удивляюсь. Во бдительный народ. То, что завод там секретный все знают. Да-да, остановка - тракторный завод, а кому нужен танковый - сходить здесь же. Да-да, известный анекдот. Ну чего смеешься-то? Так еще же и душой болели. Но чтоб так. Так вот, окликнул этот работяга этого любопытного, а англичанин оборачивается к нему со своим фотоаппаратом и отвечает ему по-русски, но с таким акцентом, что наш пьяный чумазый пролетарий сразу понял, что перед ним шпиён во всей красе. Кликнул он своих друганов из котельной. Вылезли они и тут... Блин, как вспомнишь, так до сих пор мурашки по коже. Потому что таких страшных криков я никогда не слышал. Да морду-то атташовскую они, понятно, начистили. Это само собой. Но такой у них патриотизм воспылал, что решили они этого шпиёна в своей же котельне и сжечь. Да я тебе серьезно говорю. Они его в печку начали пихать. Англичанин офуел по самое не могу. Чего угодно он ожидал, но только не такого. Если его что-то и спасло, так это то, что они его сначала ногами вперед начали пихать. Да я тебе говорю. Мы когда в котельную ворвались, они уже сообразили и головой вперед его перевернули. Тут мы и подоспели. Мы сами офуели по полной программе. Не так, конечно, как атташе, но тоже не могли своим глазам поверить. Англичанин бедный просто никакой был. Мы их спрашиваем: "Вы чего, мужики, рехнулись что ли?" А они так возмущенно и отвечают: "Так он же враг!" Тут и менты подоспели. Такая сцена в этой котельной была. Гоголя, жаль там не было. Или кто-то там сцену немую описал. Да неважно.
    Ну, своего клиента мы с собой забрали, ментам сказали, что они его не видели, а патриотов недоделанных чтобы подержали у себя, пока те не протрезвеют. Вот. Англичанин ваще никакой был. Ребята, которые его допрашивали, потом рассказывали, что его и спрашивать ни о чем не пришлось. Говорил долго, подробно, и о таких вещах, о которых наши и спрашивать его не собирались, потому что не знали. Да. Ну чего ты смеешься? Ничего смешного. Да, народ у нас такой. Патриоты, блин... У меня эта фраза до сих пор в ушах стоит: "Он же враг!" Ох, да, были времена... А вот, помню, другой случай был...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  17. #37
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Давненько не выкладывал ничего...
    Источник - Кадет Биглер.

    Дневник атомного ракетного крейсера

    Сухопутные люди думают, что корабль - это просто вещь. Много разных частей, деревянных или металлических, соединённых друг с другом. Приспособление для плавания по воде.
    Моряки знают, что это неправда. Любой корабль - существо живое. У каждого - свой характер, свои привычки. Ну а большой современный корабль, в котором электроники - как в трёх компьютерных супермаркетах, а всевозможных закоулков, труб и кабелей - как в паре небоскрёбов, поставленных друг на друга - личность, как правило, незаурядная.
    Когда человек ведёт дневник - никто ведь этому не удивляется. (Гораздо удивительнее было бы, заведи он себе судовой журнал.) Так почему бы не быть дневнику и у атомного ракетного крейсера?

    17 июля
    Командир вернулся из штаба флота - прощаться. Завтра будет официально объявлено об отставке. Прощался молча: прижался щекой к переборке в кают-компании и тихонько гладил панели под дуб. Потом сошел на берег. Двенадцать лет вместе - не шутка. С самой моей постройки. Ещё с завода.
    Матросы меня надраивают - чтобы блестел. Четвёртый помощник носится с красной рожей, командует уборкой.

    18 июля
    Снимать Командира явилась целая делегация. Командующий флотом со свитой, а с ним какие-то мелкие смуглые людишки в белых опереточных мундирах. Не то индусы, не то малайцы, не разобрал. Наш Командир на их фоне как-то потерялся, несмотря на свои два метра роста. Экипаж выстроился, комфлот речь сказал - про то, как он Командиру благодарен за отличную службу, за образцовый корабль, за экипаж. Жаль, мол, расставаться. Кабы не знать, что комфлот сам его спровадил, так и поверил бы.
    Командир ничего не сказал. Честь отдал - и к трапу.
    По-моему, даже крысы в трюмах сегодня ходят с влажными глазами.

    19 июля
    Новый командир как-то не впечатляет: во всех смыслах на две головы ниже нашего. Бывшего. Какое дурацкое слово - бывшего!

    01 августа
    Новый командир снял старшего помощника и старшего механика. Своих притащил. Новый стармех во мне мало что смыслит. Знакомый буксир шепнул, что он вообще подводник, на дизелях всю жизнь проходил. Что он понимает в реакторе? Надеюсь, ума хватит лишнего не трогать.
    Четвёртый помощник спёр мотопомпу. Зачем она ему?

    15 августа
    Что-то странное происходит. В море больше не выходим. Стрельбы прекратились. Командир с совещаний не вылезает. Команда расхлябалась, никому ничего не надо. Крысы плодятся, обнаглели - куда только четвёртый помощник смотрит. Что же будет?

    6 сентября
    Команду сократили на две трети. Из офицеров остались только командир и четвёртый помощник. Ракетное вооружение приказано снять. Говорят, приказ сверху. Обещают перевооружение. Лишь бы война не началась, пока я без ракет.

    8 сентября
    Четвёртый помощник продал почти все шлюпки. Сволочь. При Командире, поди, побоялся бы. Крысы ходят где хотят.

    14 сентября
    Новый командир сделал роковую ошибку - разругался с коком.

    20 сентября
    Сняли командира за эпидемию поноса среди личного состава. Новый командир (или правильнее - сверхновый?) по виду - чистый пират. Волосы курчавые, глаза цыганские. Ростом метра полтора. Если тенденция сохранится, следующий командир будет размером с кошку.

    22 сентября
    Ура, готовят меня к походу! Наконец-то!
    Четвёртый помощник выписал продуктов и прочего довольствия на полный экипаж, ведомость была на четырнадцать листов. Ждём пополнение или собирается продать излишки?
    Крысы ждут доставки продуктов - могу поклясться, что они читали ведомость.

    25 сентября
    Команду сократили до десяти человек. Хорошо ещё, что у меня много чего автоматизировано. Подготовку к походу завершили. Где ракеты? Из вооружения остались зенитки и вертолёт на вертолётной площадке - и тот только потому, что его четвёртый помощник под брезент спрятал. Надеется при случае продать.

    26 сентября
    Выходим в море. Без оружия и команды. Ничего не понимаю. Крысы на борту в полном составе, зато четвёртый помощник сбежал. Примета нехорошая.

    1 октября
    Идём вокруг Европы. Встретил знакомый теплоход, немного поболтали на встречных курсах. Говорит, в Аденском заливе неспокойно, от пиратов еле ушел.

    12 октября
    В Суэцком канале поболтал с буксирами. Слухи нехорошие. Якобы наши корабли продают в Юго-Восточную Азию. Кого на металл, а кого - под развлекательные центры переоборудуют. Казино и всё такое. По мне, уж лучше на металл.

    13 октября
    После Суэца не могу успокоиться, всё думаю. Не к добру были те малайцы в белых мундирах, ох не к добру! Начал внимательно читать радиограммы.

    17 октября
    В командный пост пришли крысы, побеседовать. (Всегда подозревал, что реактор где-то не экранирован как полагается.) Принесли бумагу, добытую из командирской каюты.
    Как чуял. Иду я, значит, в Индонезию. В Джакарту. По всему выходит, на металлолом. Ну спасибо - хоть не плавучим казино.
    Зря я четвёртого помощника в сволочи записал. Он жулик, конечно, но мелкий. Попадётся со своей мотопомпой - в тюрьму сядет. Дурачок. А вот тем, кто боевые корабли во вторсырьё сдаёт как грязные консервные банки - тем ничего не будет, кроме почёта, уважения и дохода.
    Господи, они же убьют меня! Сволочи. Надо что-то делать!

    18 октября
    Вёл переговоры с командиром крыс. Думал, он толстый и старый - ничего подобного. Крепкий, поджарый, умный. Размером с крупную кошку. Пишет и читает на трёх языках. Говорить у крыс не получается, да и мне нечем - общались через компьютерный терминал. Потрясающе работает на клавиатуре, всеми лапами.
    Понятно, почему четвёртый помощник так и не смог крыс в трюмах вывести - ладно ещё, они его сами не вывели. А ведь могли, сейчас понимаю, могли.

    20 октября
    Господи Боже, Нептун и мама моя - Северная верфь, помогите мне! Мы должны действовать. Сегодня.

    21 октября
    Всё прошло как по нотам! Пожарная тревога, объявление о затоплении по громкой связи, эвакуация команды. Окончательно все поверили, когда крысы из трюмов полезли. Часть даже за борт попрыгала для убедительности, светлая им память.
    Хорошо, что не все шлюпки наш жулик продал. Берег близко, погода хорошая, доберутся.
    Теперь уходим. Самый полный вперёд!

    22 октября
    Толковые ребята эти крысы. Когда человечество вымрет, они наследуют Землю. Всё-таки, по-моему, без течи в реакторе тут не обошлось. Надо поискать на досуге - если он будет.
    А ведь я как в воду глядел про предполагаемый размерчик следующего своего командира.

    23 октября
    Принял SOS. Пираты атакуют наш сухогруз. Других военных кораблей рядом нет: кто дома, у стенки ржавеет, а кто - уже металл. Или казино.
    Потом я обязательно найду Командира. Он точно живёт где-то у моря, иначе и быть не может. Он поможет, я знаю.
    А пока - кроме меня - некому. Курс - норд. Зенитные автоматы - к бою. Вертолёт - к взлёту.

    Вы когда-нибудь видели как крысы пилотируют вертолёт? Нет? Усиленно рекомендую!

    --- Добавлено чуть позже ---

    - Фамилия, имя, отчество? - спросили на приёмной комиссии в рабфак у молодого паренька.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Год рождения?
    - Тысяча девятьсот шестнадцатый
    - Что, учиться хочется?
    - Хочется, - скромно ответил хлопец.
    - Комсомолец? - допытывался преподаватель.
    - Есть немного, - не рвался бить себя кулаком в грудь поступающий.
    - Так уж и немного? - улыбнулся пожилой мужчина в очках.
    - Как положено, - с вызовом сказал Владимир.
    - Деревенский? - уточнил вопрошающий.
    - По направлению я, - ответил кандидат и нахмурился, подозревая подвох.
    - Десятилетку закончил без единой тройки, четверок - целых две. Так? - держал ведомость в руках, решающий судьбу молодого человека зрелый мужик.
    - Ага, - теперь грустно улыбнулся большой и серьёзный мальчишка.
    - По пению и по физкультуре? Как же так? - притворно грозно посмотрел на стоящего перед столом парня председательствующий.
    - Будет пять и по пению, и по физкультуре, - заверил будущий ученик и с тревогой посмотрел в глаза главного из приёмной комиссии.
    - Русский? - мальчишка даже обернулся. Мол, нет ли ещё кого в помещении, где заседает приёмная комиссия.
    - А-то какой ещё?
    - Ладно, раз вы бойкий такой, берём! Занятия послезавтра в восемь. Не опаздывать. И чтоб ни одной четвёрки!
    - Постараюсь!
    - Давай парень, нам грамотные люди нужны.
    - Спасибо! - почти бегом выскочил счастливый абитуриент и помчался домой с радостной вестью.
    - Во даёт, удрал, даже, документы забыл забрать.
    - А вы их в учебный отдел отдайте. Придёт на занятия - вернём, - на выпуске Володей не то, чтоб гордились, но с отличием не все рабочие факультеты заканчивали. Парню прочили прекрасное будущее и посоветовали продолжить учёбу дальше.
    - Нет, я в армию пойду, - парировал предложения выпускник.
    - Успеете в армию Володя. И там грамотные люди нужны. Не теряйте темпа. Вы вкус учёбы почувствовали. Поняли, как надо учиться. Теперь вам любая проблема, лишь поиск её решения. Знаний добавьте ещё немного, а для этого нужно поступить и закончить институт, и тогда сами почувствуете свою силу. Вам любое дело будет нипочём и по плечу, - авторитет директора штука неосязаемая, но внушительная, а мальчишки они впитывают такие вещи как губка, интуитивно. Главное, чтоб авторитет был настоящий, а не дутый.

    - Ну и как вас зовут, молодой человек? - спросили на приёмной комиссии в Воронежский педагогический институт.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич, - цену себе поступающий знал, смотрел с вызовом.
    - Десять классов закончил, рабфак с отличием. А что к нам-то пошёл? У нас одни девчата в основном? - допытывались на приёмной комиссии.
    - Так до дому ближе вас ничего другого нет, - честно ответил парень.
    - А призвание? - не сдавался единственный мужчина за столом укрытым красным материалом.
    - А что, Родине хорошие учителя не нужны? - женщины зашипели на директора тихо и незаметно.
    - Нужны. Вот бы ты ещё в армии отслужил, - размечтался председатель.
    - У меня комсомольская путёвка и первый спортивный разряд по бегу. Вот если не получится, тогда в армию и пойду, - спокойно ответил абитуриент.
    - Хорошо, удачи вам, Владимир, - с сомнением в голосе кивнул руководитель кафедры и задумчиво посмотрел в спину уходящего парня.
    - Спасибо, - пять лет обучения пролетели быстро, как будто и не было их. Молодой историк экзамены сдал на отлично. Красный диплом получал заслуженно. При прохождении практики в школе дети от него не отлипали и с сожалением слушали звонок об окончании урока. На комиссии по распределению его узнали.
    - Ну, отличник, куда желаете быть направленным?
    - Так куда Родина прикажет и всё такое. Где я нужнее? - преподаватели, директор и представитель управления образования области совещались недолго. Такие кадры надо держать рядом, но дать набраться опыта не помешает.
    - Поздравляем вас, от имени всего коллектива с красным дипломом, и вы получаете направление село Ольховатка нашей области. Поздравляю.
    - Спасибо.
    - Ну, Ждём от вас новых Ломоносовых Владимир Алексеевич.
    - Я постараюсь.
    - Удачи вам! И подумайте на досуге, чтоб лет через пять продолжить учёбу, - крепкий, ладно скроенный, невысокий педагог смотрел на ректора института серьёзно и слушал его слова внимательно.
    - Желание - то учиться имеете?
    - Да есть немного.
    - Ну, тогда вперёд на борьбу с неграмотностью. Будет Вам там и 'За родину! И всё такое...'.

    - Ну, зовут то как?
    - Володя.
    - Ага! А по батюшке?
    - Владимир Алексеевич.
    - Давайте Володя к детям. Направо по коридору вторая дверь - первый 'А'. Сами первый урок отработаете?
    - Да попробую.
    - А не страшно?
    - Да есть немножко.
    - Ну, удачи Вам Володя Алексеевич. А вечером прошу в гости, на ужин.
    - Спасибо, - открытая дверь взорвала тишину коридора гомоном и шумом класса, в котором отсутствует учитель.
    - Здравствуйте дети! - разноголосый хор ударил своими 'здрастями' не сразу и в разнобой. Володя закрыл дверь и начал свой первый урок, как настоящий преподаватель - знакомством с учениками. Глазенки детей смотрели с любопытством и интересом. 'Вот это и есть наша Родина', - подумал Володя, - сидит и меня слушает, - 'А я значит, как бы мудрое и ученое Отечество. Надо ж такое придумать!', - улыбался своим мыслям он. Урок закончился неожиданно быстро, и бурлящий поток вырвался на переменку из класса, наполнив шумом коридор школы. А потом были ещё уроки, уроки, уроки, кружки, секции,... А однажды пришёл почтальон.

    - Сапрыкин Владимир Алексеевич? Тут живёт? - велосипед тренькнул звонком и задребезжал передним и задним крылом колёс прислонённый к деревянному забору.
    - Ну, а где же ещё? Здесь.
    - Учитель?
    - Да, - почтальон был новый, ещё не знал всех в большом селе.
    - Вам повестка в военкомат. Распишитесь.

    - Фамилия имя отчество? - штатно задали вопрос призывнику в военном комиссариате.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Год рождения?
    - Тысяча девятьсот шестнадцатый.
    - Институт закончили?
    - Да, есть немного.
    - Немного? Хм! Спортсмен?
    - Первый разряд по бегу.
    - По месту работы характеризуетесь положительно. Десятилетка. Рабфак с отличием. Институт с красным дипломом. Замдиректора школы по учебной части. Завуч что-ли? - за столом, привычно накрытым красным кумачом, сидел военный со шпалами-ромбиками полковника в петлицах, изучал личное дело призывника и довольно кивал головой.
    - Есть мнение направить вас в военное училище. Рабоче-крестьянской Красной Армии нужны образованные командиры, - военком смотрел на реакцию сельского учителя, тот не удивился, - Как, справитесь?
    - Ну, раз надо, то направляйте - куда требуется, товарищ военный комиссар, справлюсь. Не маленький, - серьёзно ответил Сапрыкин.
    - Что невесёлый такой? - попытался нащупать слабину в испытуемом краском.
    - Дети у меня остались, - улыбнулся учитель, вспоминая свои шебутные и бегающие по школе заботы.
    - Много? - военком подумал, что множественное число ребятишек для такого молодого парня, как-то не вяжется с его возрастом и может сорвать план поставки призывников
    - Класс - двадцать пять человек. Самое начало учебного года, - 'фу' председатель вздохнул, 'не отмажется' - мелькнула непристойно выраженная мысль и куда-то стыдливо умчалась в дальние закутки мозга. Парень и не собирался косить или отказываться от призыва. Но на всякий случай надо было сказать что-то успокаивающее.
    - Ничего, не переживайте, замену найдут. А у нас тоже начало учебного года, - росчерк пера, что поставило подпись под решением, почти слился со звуком шлепка печати.
    - Да конечно, у нас незаменимых нет, я знаю. А вот душа за них переживает.
    - Класс, какой? - формальности были соблюдены, решение принято, можно было поговорить просто.
    - Пятый, - как-то застенчиво, но с гордостью за своих учеников коротко ответил Владимир.
    - Большие уже, если правильно учил, то поймут, - кивнул, утверждая свои слова, офицер.
    - Да, есть немножко.
    - Ну, тогда будете проходить службу курсантом в грозненском пехотном училище. Прибыть к месту службы 15 ноября 1939 года. Вопросы есть?
    - Нет вопросов товарищ военный комиссар.
    - Ну, учитесь хорошо. Наш город и область и вся страна на вас надеются. Идите в строевую часть, получите сопроводительные документы и в дорогу.
    - Спасибо. До свиданья, - военком только вздохнул от этих гражданских слов, услышанных от сельского учителя. Но лучше, чем этот, у него не было призывников на комиссии почти месяц.

    7 мая 1941 года. Плац ГПУ.
    - Равняясь! Смирно! - гремит в тишине плаца голос заместителя, - Товарищ полковник - личный состав грозненского пехотного училища для присвоения новых воинских званий слушателям последнего курса построен. Заместитель начальника училища майор Звягинцев, - доклад и радует, и напрягает выпускников. Начальник училища делает шаг вперёд. Звягинцев изящным пируэтом уступает начальнику место перед строем и становится правее и сзади.
    - Здравствуйте товарищи курсанты! - поднятый подбородок начальника, крепко сжатые зубы, жесткий командный голос требуют адекватного ответа.
    - Здравия желаю таащ полковник! - гром молодых голосов будущего командного состава Красной Армии срывает с деревьев стаю птиц и отбивается эхом от облаков в вышине и казарменных стен по периметру. Дневальные и дежурные выглядывают из окон и дверей. Им тоже скоро быть красными офицерами. Аж через год - переживают они. 'Как же это долго', - грустит неопытная молодость в их сердцах. 'Как же это быстро', - вздыхает своим думам их командир и начальник училища.
    - Поздравляю вас с присвоением первых командирских званий! - не может сдержать улыбки начальник.
    - Урраа! Уррраа! Урррааа! - воодушевлённо вопят молодые 'офицеры' и курсанты.
    - Первыми получают удостоверения комсостава и петлицы выпускники закончившие училище с отличием!
    - Курсант Сапрыкин Владимир Алексеевич!
    - Я!
    - Ко мне!
    - Есть!
    - Товарищ полковник курсант Сапрыкин по вашему приказанию прибыл!
    - Товарищ лейтенант поздравляю вас с присвоением первого воинского звания командира РККА! Спасибо за отличную учёбу и службу!
    - Служу Трудовому Народу!
    - Становитесь в строй, товарищ лейтенант!
    - Есть.

    - Теперь, лейтенант Сапрыкин Владимир Алексеевич! - орёт в дверь сержант-писарь из строевой части штаба.
    - Так точно, - лейтенант в необмятой новенькой форме, скрипучих ремнях портупеи, с кожаной офицерской сумкой через плечо - похож на свежевыпеченный пряник. Только зрел и серьёзен офицер не по годам и петлицам на гимнастёрке.
    - Направляетесь в особый Белорусский военный округ, прибыть в часть четырнадцатого июня, - начальник строевой части лаконичен и строг.
    - Есть четырнадцатого июня, - красота в Белоруссию, там до родного Липецка не так уж и далеко.
    - Давай лейтенант - удачи. Не задерживай. Следующий! - весь выпуск надо оформить в строевой. Выдать аттестаты, проездные документы, предписания. И почти все пехотинцы в Белоруссию потоком. Кого - куда. Кипит работа писарей. Макаются перья в спецчернила. Шлёпаются печати на не заёрзанную бумагу офицерских книжек-удостоверений.

    Весна, май 1941.
    - Фамилия, имя, отчество?
    - Лейтенант Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Год рождения?
    - Тысяча девятьсот шестнадцатый
    - Русский?
    - Так точно.
    - Женат.
    - Так точно.
    - Хочешь, чтоб приехала?
    - Да есть немного.
    - Родители есть.
    - Есть. Отец, мама, брат, сестра.
    - Родом откуда?
    - Липецкая область. Краснинский район. Деревня Суходол.
    - Педагог! Высшее образование! Такие - нам нужны. Принимай лейтенант второй взвод, первой роты, третьего батальона. На обустройство время надо?
    - А что, казармы нет?
    - Так все в поле на учениях. Вот тебе ключ от комнаты в общежитии. Устраивайся, а завтра в штаб - оформить документы и на следующий день в лагеря.
    - Есть товарищ майор.
    - Удачи тебе лейтенант!
    - Спасибо.

    Сентябрь 1941.
    - Фамилия имя отчество?
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Год рождения?
    - Одна тысяча девятьсот шестнадцатый.
    - Образование?
    - Высшее.
    - Профессия?
    - Учитель?
    - Партийность?
    - Комсомолец.
    - Национальность - русский?
    - Да есть немного.
    - Воинское Звание?
    - Лейтенант.
    - Товарищ капитан? У меня люди на позиции? Окопаться надо! А первая рота - сплошь сборная команда? Командир зелёный лейтенант-тыловик! Других не было!
    - Ничего, подождут. Дай я на тебя представление оформлю нормально.
    - Какое представление?
    - На старшего лейтенанта.
    - Так война же!
    - Вот именно. Война же! А ты вон с июня от взводного до комбата дорос, а всё лейтенантом ходишь.
    - Так поубивало же всех!
    - Зато, Ты, вон ходишь, бегаешь и живой.
    - Да, есть немного.
    - Всё, завтра сдашь батальон заместителю и принимай должность помощника начальника штаба полка по разведке.
    - А как же батальон?
    - Володя - Родина сказала надо и всё такое! Комсомол что ответил?
    - Есть, - протянул с тоской новый помощник начальника штаба.
    - А кроме тебя и некого. Кадровый. Образованный. Спортсмен. Комсомолец. Да и не пацан уже. Иди Володя. У нас пополнение прибыло - всех проверить и оформить надо.
    - Спасибо.
    - Удачи, старший лейтенант, - нельзя раньше времени новым званием обзывать - фортуна отвернется.
    - К чёрту!
    - Ну-ну, - уткнулся в свои бумаги строевик.
    - А что, там, в штабе слышно? Куда столько пригнали народу?
    - Ельню брать будем.
    - Ну, наконец-то, а то надоело уже.
    - Ох, не кажи гоп лейтенант пока не возьмём, - как в воду глядел начальник строевой части. Получение звания старшего лейтенанта затянулось более чем на год.

    26 Декабря 1941 года. Линия обороны у села Каменка, Тульской области.
    - Стой! Кто идёт?
    - Свои! - выстрел из трёхлинейки разбудил наблюдателей и расчёты двух 'максимов', разогнал ворон на редких деревьях и вызвал спорадические пулемётные очереди на немецкой стороне.
    - Стой - стрелять буду! - орал из окопа боевого охранения солдат в сумерках начинающегося морозного утра.
    - Да ты уже стреляешь земляк! - устало отозвался человек из воронки вырытой артиллерийским снарядом в двадцати метрах за бруствером.
    - Выходи с поднятыми руками! - снег перепачканный землёй хорошо скрывал собеседника.
    - Щас, выскочил уже. Чтоб меня немец из пулемёта накрыл? Я поползу к вам. Ты только не стреляй сдуру, - голос, мат и русский язык кричавшего располагали к доверию.
    - Ладно. Федор держи его на мушке, - страховался боец с напарником. По окопу бежали дежурные смены и командир роты. Из воронки выдвинулся невыразительный комок под цвет промерзшей с утра земли, и, не спеша, пополз в сторону от окопа наблюдателей бодрствующей смены - к основным траншеям, где занимали позицию сонные, злые и не выспавшиеся солдаты.
    - Куда, ё-моё? Ты чо, глухой и слепой? А ну, ...ля, сюда заворачивай! - командовал боец из своей ячейки.
    - Ты что, товарищ солдат, дурак совсем? Немцы засекут - куда я заполз, и где твой окоп и накроют на хрен вас обоих! И меня в придачу! - вполне логично пояснил кусок невыразительной грязи и тяжело двинул дальше к траншее по своему маршруту, - учат, вас учат, так вот и до Урала дойти можно, - бурчал неизвестный, переваливаясь через бруствер. Незнакомца встретили два штыка, три винтовочных ствола и один пистолетный. А оно и понятно - больше и не развернуться в наспех отрытом ходу сообщения. В руках у прибывшего был ППД, на потёртом и вымазанном ремне комсостава висела кобура от нагана, кожаная офицерская сумка своим ремнём по диагонали шла через грудь. На нём были, то, что осталось от хромовых сапог, ватные брюки и стеганая телогрейка, на голове фуражка с опущенным на подбородок ремешком и звёздочкой над исцарапанным козырьком. Черное лицо и руки оттеняли белки голодных глаз над торчащими скулами и запавшими щеками.
    В документах представленных тут же значилось, что перед солдатами лейтенант Сапрыкин Владимир Алексеевич, помощник начальника штаба восемьсот сорок пятого стрелкового полка по разведки, триста третьей стрелковой дивизии окружённой немцами под Ельней и почти полностью уничтоженной в жестоких боях при прорыве гитлеровского кольца. Особист разоружил, арестовал и отправил офицера дальше по команде, как положено - в фильтрационный лагерь. Ну, что хорошо - не пристрелили сразу. За лейтенантом из предполья выползли несколько бойцов и политрук.

    - Ваша настоящая фамилия, имя, отчество? - умеют задать тон сотрудники НКВД на допросе. Лучше отвечать сразу и быстро. Иначе - применят физические меры воздействия, как к врагу народа и не восстановишь потом отбитые места сразу.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Год рождения?
    - Тысяча девятьсот шестнадцатый.
    - Национальность?
    - Русский.
    - Образование?
    - Высшее.
    - Что закончили?
    - Воронежский педагогический институт.
    - Когда?
    - В 1937.
    - Место рождения? Где работали? Кем? Как зовут мать, отца, сестру? Почему бросили свой полк? Как выходили из окружения? Где были завербованы? Какое задание получили от фашистского командования? Кто был с вами ещё?...
    - Я один вышел в форме, с документами, с оружием в руках, почти без патронов из окружения. Что вам ещё надо? Прошу направить меня на фронт. Почему мне не верят?
    - Проверяем. Вам это придётся теперь заслужить - воевать с немцами. Или вы воюете с нами? Нам, такие не нужны! - возражать особисту было бесполезно. Проверка затянулась. Из особого отдела Первого кавалерийского корпуса - отправили в город Козельск, оттуда - в Гороховецкий фильтрационный лагерь. Миска баланды, кусок хлеба в день, пулемёты и часовые на вышках, колючая проволока вокруг. Чем не тюрьма. Зачем он ушёл в ту самоволку теперь никто не узнает. Он отсутствовал в лагере десять суток, так определили в приговоре. А зачем его там столько держали? Боевого, обстрелянного и преданного Родине офицера? Если по результатам всех проверок он был чист перед Отечеством. Жена в армии. Отец - в армии. Политрук, с которым он вышел из окружения сказал просто: 'Желает на фронт. Настроен патриотически'.
    - А ты знаешь, что срок самоволки более суток это дезертирство? А из нашего лагеря - измена Родине? - трибунал был неумолим. Итог работы не заставил себя долго ждать. Для измученного лагерными порядками, побоями, отношением как к шпиону, трусу, предателю и дезертиру офицера приговор звучал, как пропуск в рай из кромешного ада гороховецкого фильтрационного лагеря. Трудно дедам нашим было, особенно в 1941 году, после позорного и героического отступления до стен Москвы, неразберихи много было. Ошибок. Смертей. А они, молодые, зелёные лейтенанты всего-то купили самогона, вышли за колючку и распили, отмечая день рождения своего товарища. Думали всё, разобралась Родина, ан - нет.

    '15 июня 1942 года Военным трибуналом 16-ой стрелковой дивизии по ст.197, пункт 'г', УК РСФСР, осужден. Приговорить бывшего лейтенанта Сапрыкина Владимира Алексеевича к десяти годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора и направлением на фронт в штрафбат'.
    - Фамилия, имя, отчество?
    - Осужденный Сапрыкин Владимир Алексеевич, статья сто девяносто седьмая, пункт 'г' УК РСФСР, десять лет лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора.
    - Звание?
    - Рядовой?
    - Бывшее звание?
    - Лейтенант.
    - Воевал?
    - С сорок первого. С первого дня.
    - Принимай взвод.
    - До войны кем был?
    - Учителем.
    - Не рассусоливай с бойцами. Не дети. Утром в атаку. Проверь ориентиры, направления движения отделений, растолкуй, как добраться до немцев без потерь. Иначе посекут пулемётами. Задумку понял?
    - Понял.
    - Не боишься?
    - Да есть немного. А кого теперь бояться? Своих?
    - Сзади НКВД с максимами.
    - Лучше б нам эти пулемёты на фланги дали.
    - Кадровый?
    - Пехотное училище.
    - Ну, удачи тебе взводный.
    - Лучше ранение полегче, в задницу, например.
    - Работу свою сделай, немцев сбей с позиции и будет тебе, и пуля, и осколок от мины, и порез от штыка.
    - Ну да, как всегда.
    - Что как всегда?
    - За Родину... и всё такое...
    - Ну, а за кого ещё?


    - Боец, боец, слышишь меня? Солдатик?
    - ААА! Больно! ...ля!
    - Живой!
    - Тащи волокушу! Митя! Этот жив. Везучий штрафник...
    - Солдат! Солдат! Тебя как зовут?
    - Осужденный Сапрыкин Владимир Алексеевич! ААА! Больно! Где я?
    - Терпи, терпи. Всё солдатик, раненый ты, в атаке был, подобрали мы тебя. В медсанбате сейчас. Искупил вину кровью. У тебя сквозное, в бок и в ногу. Миной тебя немецкой посекло.
    - А взвод? Где мой взвод?
    - Дальше пошёл. Выбили вы немцев.

    - Фамилия, имя, отчество?
    - Осуждённый Сапрыкин Владимир Алексеевич ...
    - Решением военного трибунала от пятнадцатого июля 1942 года, как искупившего свою вину перед Родиной кровью и получившего ранение в бою - с вас судимость снимается. Восстанавливается воинское звание - лейтенант и вы направляетесь для дальнейшего прохождения службы в шестьсот двенадцатый стрелковый полк сто сорок четвёртой стрелковой дивизии. Вопросы есть товарищ лейтенант? - сержант-писарь зачитывает строки приговора без интонаций, охрипшим от систематической процедуры, безэмоциональным голосом.
    - Никак нет, - слёзы только, сами по себе из глаз.
    - Следующий!...- ноги не несут.
    - Владимир Алексеевич - идите, не задерживайте, там ещё пятьдесят штрафников ждёт оглашения, - неожиданно по-доброму говорит трибунальский писарь.
    - Да, да, конечно, - солёные дорожки по щекам, сами трясутся в непроизвольном порыве лицевые мыщцы, всхлип давится в зародыше, и вспухают кругляши желваков под ушами. Плечи предательски дёргаются.
    - В плен больше не попадайте и часть свою не бросайте. Всё позади, а вы переживаете так? - всё-таки не бездушный он, этот сержант.
    - Да, есть немножко. Спасибо. До свиданья.
    - Нет, уж! Лучше - прощайте.
    - Да, да - вы правы, товарищ сержант! Хера я теперь отступлю лысого.
    - Следующий!

    Нам говорили: "Нужна высота! И не жалеть патронов..."
    - Приказ: 'Захватить высоту силами батальона и держать до подхода главных сил', - понял Владимир Алексеевич? - комбат молчал, смотрел на командира полка и не говорил ни слова,- Ну что ты смотришь Сапрыкин? - не выдержал комбат.
    - У меня в батальоне сто семьдесят человек по списку, вместе с поварами, писарями, связистами, старшинами и медбратьями. Это рота. А не батальон. А на высоте двести семь и семь, пулемёты и не менее двух рот пехоты, за ней минометная батарея, кроме тех, что в окопах, - начал перечислять капитан, их надо, минимум, двумя нашими батальонами брать. Товарищ майор, людей же положим? - комбат понимал - на майора Алиева давили сверху и требовали, требовали - во что бы то ни стало.
    - Смотри, Володя, - совсем не по уставу начал командир. Сапрыкин улыбнулся, не смог сдержаться,- Ах да, ты ж учитель - слушай: по данным разведки это румыны. Какие они вояки ты знаешь. Найди ключ к высотке, ты же кадровый, - как заклинание выдал последний аргумент майор, - и они покатятся сами с неё вниз, - капитан, помолчал, сверкнул орденом Александра Невского, кивнул головой и начал реально перечислять то, что ему нужно, чтоб выполнить задачу полка.

    Через трое суток.

    - Ну, что там у тебя? Сссссергеев? - командир протиснулся по пустующему окопу, перешагивая через своих мёртвых солдат. Трупы немцев, убитых при захвате высотки выкинули за бруствер ещё три дня назад, чтобы прикрыть проходящих по окопу от огня приблизившихся на триста метров фашистов. Так и проходить то уже и некому было. От четырёх рот, взявших по-тихому высоту, осталось не более тридцати бойцов. Просто разведка думала, что там румыны окопались, а оказалось на самом деле, что резерв фашистского корпуса, отдохнувший, полностью укомплектованный и обстрелянный в боях.
    - Хана нам, тащ капитан, лента на 'максим', две на 'машиненгевера'. Да живых у нас человек десять, может двадцать. А у них вон танки гудят моторами. Заряды к миномётам подтащили, - сержант, выполняющий обязанности убитого командира роты по-хозяйски раскладывал и развешивал на промёрзшей земле окопного ската снятую с кого-то шинель. Две он уже накинул на себя и грел руки о неостывшую от стрельбы ствольную коробку трофейного МГ-34. Комбат вытянул перчатки из-за отворота телогрейки и протянул пулемётчику.
    - Держи, трофейные, - сержант замешкался, - бери, у меня ещё есть, ребята с левого фланга в блиндаже нашли.
    - Что ж наши-то не идут? Третью сутки почти держим высоту! И ни одного румына, - на вопрос однополчанина у капитана ответа не было. Комполка, когда ставил задачу, сказал, что по разведданным в деревеньке под высотой румыны, а с ними воевать можно быстро и легко, а высоту надо взять срочно, хоть и некомплект солдат. Сергееву об этом разговоре было известно, до всех довели. Ошибка разведки стоила жизни почти всему личному составу батальона, измотанному в предыдущих боях, - ух ты - хорошие, - похвалил сержант Сергеев подарок, после того, как натянул на грязные и исцарапанные руки германскую кожу, подбитую мехом, - умеют же гады делать, - хмуро подытожил он. В перчатках ждать атаку было удобнее. Да и стрелять хорошо - руки не стыли бы на рукоятях и прикладе трофейного пулемёта от ветра и холода.
    - Владимир Алексеевич? - впервые назвал по имени отчеству Сергеев комбата.
    - Чего тебе, сержант?
    - А, правда, что вы с сорок первого с немцем воюете?
    - Да, - если бы не темнота увидел бы удачливый сержант, как грустно глянул комбат в никуда, перед собой, вспоминая тяжесть отступления. Кивнул, подтверждая, - а ты, я смотрю, замерзнуть себе не дашь, шинелями обложился?
    - Тащщ капитан они ж им теперь, ну, как бы не надобны? Нашим? Земля холодная, а нам до утра бы выстоять. Уходить далеко нельзя. Так вот шинелками и обложился. Наши теплые - греют. А мёртвые сраму не имут, мне дед так говорил, а нам ещё атаку фашистскую отбивать.
    - У тебя гранаты есть?
    - Только немецкие, две штуки.
    - И то дело.
    - Залягу-ка я рядом с тобой Сергеев. Вдвоём оно веселее.
    - Тогда одному и поспать можно!
    - Точно, знаешь что, боец? Схожу-ка я по окопам всех на пары и разобью, - комбат разбил оставшихся солдат на тройки, только ему с Сергеевым выпало вдвоём караулить немцев на своём участке. Девять троек и одна пара. Если наши утром не подойдут, то танки отбивать будет уже нечем.
    - Владимир Алексеевич?
    - Спи, Сергеев, я подежурю.
    - Что-то не спится.
    - На, сухарь пожуй, - треснул разломанный на две половинки кусок высушенного хлеба. Захрустели оба с видимым удовольствием. Грохот перемалываемой сушки казалось, докатится и до немецких окопов. Сергеев настороженно оглянулся, и приподнялся, остановив скрежет движения собственных челюстей.
    - Не полезут они, Саша, не полезут.
    - А вдруг?
    - Я их за эти три года изучил, как меня особисты в Гороховце, досконально. Утром полезут в атаку. После завтрака. Артподготовки. Бомбёжки.
    - А я то думаю, как это у нас получилось без звука почти высотку прихапать? Оказывается вы с ними давно. А мы то с Киреевым-пулемётчиком спорили, мол, за что у вас Звёздочка и Невский? - с солдатом надо было разговаривать, раз уж не спит, пусть хоть наговорится вдоволь.
    - Ну, высотку мы на ура взяли. Забыл, как вы матерились, когда ползли сюда ночью через проходы в минном поле?
    - Зато без потерь почти. Ну, кроме тех, что в окопах, при штурме полегли.
    - Да надо было, пока ночь, гранат побольше и патронов натаскать. Не отобьёмся сорокопятками. Полк последнее прислал. Хорошо - раненых унесли.
    - Да куда ж там, они же отсечным нам всех подносчиков под тыловым склоном положили. Двое только и добежали. Вы лучше расскажите - правда, что под Ельней воевали?
    - Да, было дело, - в голосе у комбата не было прежней живости от нахлынувших воспоминаний.
    - Как это? У нас ни за что - ничего не дают. Даже в штрафбат не посылают.
    - Не скажи сержант, оно по-разному бывает.
    - Звёздочку за баб, девушек и детишек дали. Хотели немцы их в тыл увезти. Поезд подогнали. Сажать начали. А тут наш батальон им железку перекрыл, а вторая рота во фланг и зашла.
    - А Невского?
    - А Невского как? Мы с тобой в Вязьму вместе ворвались первыми. Вот ты 'За отвагу!' получил, а мне Невского вручили. Ты сержант учти, твоя медаль самая ценная на войне. Солдатская. У меня до сих пор такой нет, а я три года воюю с перерывами.
    - Ну, вы скажете тоже, - довольно улыбнулся в предутренних сумерках Сергеев, польщенный откровениями комбата. Внизу загрохотали миномёты и двигатели танков, по хлипкой обороне ударила артиллерия.
    - Сапсан, Я - первый! - ожила рация, - Доложите, что там у вас.
    - Первый, я - Сапсан - патроны последние, в строю тридцать человек. Против нас пятнадцать танков, до батальона пехоты, миномётная батарея и снайпера не дают головы поднять. Дело своё я сделал. Прошу приготовить данные для вызова огня на себя, по нашим позициям. Как понял, приём? Сразу не начинайте, пусть подойдут поближе. А мы тут устроим им 'За Родину! И всё такое...', - отступать капитан Сапрыкин не собирался, да и некуда и некак было бежать по простреливаемому с флангов тыловому предполью.
    Подшил белоснежной подшивочной лентой воротничёк. Повесил ордена на гимнастёрку. Разгладил складки под ремнём, загнал их за спину. Побриться не удалось. Накинул на плечи телогрейку. Сунул руки в рукава. Пуговицы не застегнул. И пошёл к бойцам. Обошёл всех. Очень хорошо запомнил основной способ воспитания детей, бывший учитель истории - личным примером. Ничего другого более действенного человечество ещё не придумало.
    - Комбат отступать не будет, - запомнил каждый из его солдат вывод из разговора с 'учителем'. Запомнил цвет орденов Александра Невского и Красной Звезды на груди комбата. А уж о плене и речи не шло. За Родину... и всё такое... А ещё они запомнили его глаза и взгляд - уверенного в своей правоте человека. Солдаты писали домой письма огрызками замусоленных химических карандашей. Выводили жирно адрес и имя получателя, складывали в треугольники и засовывали в правый или левый карман гимнастёрки.

    - Что делать будем, товарищ майор? - на КП полка повисла пауза скорбной тишины. Там на высотке погибал батальон, а сделать было ничего невозможно. Три оставшихся, потрёпанных подразделения заняли места четырёх. Растянулись по линии обороны тонкими нитями бойцов в окопах.
    - Готовь данные, пушкарь, - кивнул артиллерийскому наблюдателю командир полка. Из штаба дивизии уже сообщили, что высоту деблокировать не будут. Батальон оттянул на себя силы немцев из резерва корпуса и положил на склонах высотки около полка гитлеровских солдат. О наступлении вдоль основного шоссе Москва-Минск гитлеровцам можно было забыть в преддверии наступавшей за русских по времени года зимы. Наши могли подтянуть тылы, резервы, живую силу и технику, не боясь, что немцы попытаются прорвать фронт.

    - Как его, их комбата ЗОВУТ, КОМИССАР?
    - 'Учитель', - вспомнил кличку комбата политический руководитель.
    - Имя, фамилия, отчество, звание, национальность? Всё! Описание подвига! И представление в дивизию! Сейчас! И на всех его бойцов! Я подпишу. Что он там передал последнее?
    - 'До немцев двадцать метров. Работу заканчиваю. Вызываю огонь на себя' - виновато сказал связист, как будто извинялся, что не сам оказался погребён под снарядами собственных орудий.
    - Так и напиши там им, в штаб!
    - Хорошо товарищ майор!
    - Нет, я сам напишу.

    Из представления майора Алиева К. командира 612-го стрелкового полка, 144-ой дивизии, 33-ей армии:
    'В боях с 1 по 3.12.1943 г. в дер. Красная Слобода, Дубровинского района, Витебской области тов. Сапрыкин со своим батальоном выбил немцев из сильно укрепленного важного опорного пункта. Несмотря на многочисленные контратаки превосходящего противника тов. Сапрыкин стойко удерживал рубеж. Каждый день противник предпринимал до 10-12 контратак при поддержке танков. Капитан Сапрыкин после трехдневных боев героически сдерживал натиск до батальона пехоты противника, с группой 30 человек. На третий день немцы численностью до батальона предприняли ожесточенную контратаку при поддержке 15 танков и отрезали Сапрыкина с остатками батальона. Все бойцы дрались до последнего патрона, воодушевляемые стойкостью своего комбата. Тов. Сапрыкин вызвал огонь на себя, когда кольцо немцев сузилось до двадцати метров. До последнего дыхания тов. капитан Сапрыкин уничтожал наседавших со всех сторон немцев. Последние слова, переданные Сапрыкиным по радио: 'Заканчиваю работу, прощайте, товарищи, умираю за Родину'. Смертью героя погиб капитан Сапрыкин, истребив со своим батальоном за три дня боев до полка немецкой пехоты. Его подвиг заслуживает высшей Правительственной награды'.

    Артиллерия бьёт по своим. Если бы пушки могли плакать, они были бы пожарными. Приказ: "Высоту не сдавать", - никто не отменял. А сдавать её было некому. Высотку заволокло разрывами. Несколько танков загорелись - бензин быстро воспламеняется, это вам не солярка дизеля Т-34. Немецкая пехота залегла, и отдельные фигурки забегали в попытке выскочить из леса разрывов. После артобстрела на вершине линии заваленных окопов никто не сопротивлялся наступающим немцам. И всё же, сначала, на перепаханную воронками, гусеницами, пулями и осколками землю пошли оставшиеся целыми танки. За ними боязливо жалась к моторным отсекам гитлеровская пехота. Когда перед Т-III из-под земли заваленной траншеи поднялся перемазанный человек с черным от копоти и грязи лицом, то правый стрелок бездумно нажал на гашетку одного из трёх пулемётов бронированной машины. Закоченевшие комья ещё сыпалась с плеч, головы и одежды, а очередь прошлась по груди поднявшегося из земли русского солдата, одна из пуль разбила и погнула темно-алый луч ордена Красной Звезды на гимнастёрке бойца. Упрямо сверкнул светлячком подшивы белоснежный подворотничёк разрываемой пулями одежды.

    - Ганс?
    - Что тебе, Отто?
    - Этот русский живой.
    - Добей. Зачем нам проблемы?
    - Он не простой. У него ордена, чистый воротник внутри. Офицерская сумка. Документы. Петлицы офицера. Их командир. Сдадим в штаб, и нам зачтётся. Он мотал нашим камрадам нервы трое суток!
    - Доложи лейтенанту.
    - Гут! - два санитара волокли растерзанное тело русского и ругались. Но приказ есть приказ.

    - Фамилия, имя, отчество? - спрашивал капитана переводчик в немецком полевом госпитале. Из простреленной груди вырывался через горло хрип раненного пленного.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич, - прочитал переводчик.
    - Ви есть командир тех, кто были на высотке? - кивок и горящие ненавистью глаза, - В концлагерь, - кратко постановил майор с кобурой на животе. Целая череда концлагерей. "Шталаг I-B", 'Валли-1', попытки вербовки...отказы, пересылки в следующий лагерь...

    - Фамилия, имя, отчество? - они нас взвешивали, измеряли рост, осматривали. Немец-медик был дотошен и аккуратен.
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Вальтер, запишите в карточку: рост - сто семьдесят шесть сантиметров, вес - сорок три килограмма. Следующий! - в каторжной тюрьме Тоннерберга - порядок, орднунг - немецкая точность, учёт и контроль.

    Лагерь, где находился Сапрыкин, попал в американскую зону оккупации. Капитан оказался в госпитале. Странно оказался - с утра надо было записаться, затем построиться и перейти по счёту и под конвоем в русскую зону, а вечером, под счёт, вернуться назад в американскую. Объясняли это условиями раздела Германии, что подписали союзники, мол, процедура такая. Ухаживала за ним миловидная медсестра Ирина. Молчаливый, упрямый, раненный офицер, бывший заключённый нескольких концлагерей не мог не обратить на себя внимания повидавшей виды смерти медсестры. Худой, в шрамах от пуль на груди и не сломленный застенками ничего не просил, терпел процедуры и перевязки. Просто жил свободой и предвкушением возвращения домой. Такие мужчины живут долго. Женщины их чуют сердцем. Война закончилась, можно было и о личном побеспокоиться. Только одна вещь волновала Владимира.
    - Володя, рубашку сними, - не глядя, сказала, что нужно сделать Ирина вошедшему.
    - Ира. Мне нужно с вами поговорить, - отдаляющее "вы", учительский не прирекаемый тон были настолько неуместны в перевязочной, где надо было сделать очередной укол, что женщина приподняла брови. Это после стольких-то совместно пережитых минуток общения. Нет, они не спали вместе, но их так тянуло друг к другу так, что не заметить это было невозможно.
    - Х о р о ш о, товарищ капитан! - сверкнула она улыбкой под маской. И даже сквозь марлю Володя почувствовал, как ей приятно даже стоять с ним рядом. С беспомощным, не довылеченным, не восстановленным в звании, не реабилитированным. И это было самое страшное. То чего он в мыслях даже не мог допустить. Он интересовал её как человек, как мужчина прежде, а потом всё остальное. Интуиция женщины понимала эмоциями, поступками, мелкими деталями поведения. Впитывала информацию, просочившуюся от коллег, обслуги, начальников, подружек. Перед ней сидела громадина прошедшая огонь, медные трубы, воду, лёд, унижения, пытки смерть. Казалось такого ничем не испугать. Глыба айсберга плывущего своим курсом в океане времени.
    - Ира, я серьёзно. Я тебя прошу. Все на нас пальцами показывают. Ой! - не гневи женщину, которая готова раскрыть своё сердце, неточным высказыванием - пронзит иглой так, что стоять будешь до следующего укола и спать вертикально на боку.
    - И что? Победа же! Пора и пожить немножко!
    - Ирина-солнышко я в плену был.
    - Ну и что? Вас вон целый лагерь сюда к нам ходит из американской зоны.
    - А тебе не странно, почему они нас вам не передают?
    - Нам пояснили, что надо проверки пройти, вон и лагерь фильтрационный построили в нашей части Германии в Тоненберге.
    - Где? В Тонненберге? Фильтрационный? Давно? - глаза выздоравливающего смотрели тревожно, лицо стало суровым, бледные прежде щёки покраснели, брови выгнулись, сопротивляясь возникшим в голове образам.
    - Да, недели две, как обнесли колючкой гитлеровскую тюрьму. А что ты так разволновался, Володенька?
    - Ира, я тебя прошу, пока всё со мной не утрясётся, не выделяй меня среди других.
    - Володь, давай, я к нашему Смершевцу схожу и попрошу за тебя. У тебя же продаттестат сохранился. Тебе из-за этого все пленный бывшие завидуют. Хоть сейчас восстанавливай в звании. Жуков узнал, что ты здесь, говорят, лично ходатайствовал перед особистами. Помнит тебя по Белоруссии, как ты там тысячу наших девчёнок и немчуры отбил. Звонил главврачу, рассказывал. Просил, чтоб присмотрели за его комбатом. Чего ты боишься? Всё будет хорошо, - Жуков забыл сказать, что героический комбат удостоин высокого звания. Дел было у маршала Победы по горло, но и за это спасибо, не забыл солдата своей армии.

    В отличии от Г.К. Жукова офицер "Смерш", влюбившийся в красивую медсестру, что выложила всю подноготную Сапрыкина не смог устоять перед соблазном разобраться с соперником привычным для него способом.
    - Товарищ майор! Капитан Сапрыкин Владимир Алексеевич по вашему приказанию прибыл, радостно доложил уполномоченному особого отдела в дверях кабинета комбат. Надежда, вселённая в него рассказом Ирины о визите к всемогущему начальнику Смерш, окрыляла. Крылья подрезают быстро.
    - Не товарищ майор, а гражданин майор! - зло начал особист с поправок, - не товарищ капитан, а бывший капитан, - в груди заболело само по себе - снова заключенный. ЗэКа. Шатнуло на стенку, так что едва не упал. Сунул руку за пазуху и достал свой продаттестат.
    - Вот, сохранил, возьмите, гражданин майор, - замученная концлагерями, драгоценная бумага легла на стол слабым лучом надежды.
    - И всё? Этой филькиной грамоте грош цена, - и порвал на глазах Владимира единственный документ, удостоверяющий его личность и чудом сохранившийся в фашистских застенках - продовольственный аттестат. И сказал, что если он не исчезнет, то... Призрак гороховецкого лагеря встал перед глазами с колючкой, баландой и вышками по периметру и военным трибуналом. А ведь они тогда всего-то выскочили за забор с лейтенантами, купили самогонки, выпили, отмечая день рождения одного из них, и попали под раздачу на десять лет каждый! А тут плен, настоящий, с абверовскими лагерями. Вербовками. Закон от 1934 года "Об ответственности членов семей врагов народа" никто не отменил. Тут десяткой не отделаешься. Надо было выбирать. Под угрозой были жизни любимых людей. Выбор был страшен - нужно было исчезнуть, но он должен был спасти отца, мать, жену, сестру от неминуемой расправы за его плен. В лагере, куда почти каждый день возвращался Владимир, американская администрация вела неприкрытую агитацию о том, что по возвращении их ждут лагеря, тюрьмы, клеймо шпионов и предателей, унижения, позор и презрение. А членов семей - "солнечная" Якутия или в лучшем случае ссылка на поселение. Спасать своих надо было любой ценой. Комбату умирать было не впервой. Он шагнул на сходни судна, и отплыл к берегам далёкой Канады, заботясь о своих, тех за кого он воевал.

    Мне этот бой не забыть нипочём - смертью пропитан воздух...

    1975 год. Орловщина. Краснинский район.
    - Семёныч?
    - Что?
    - Фамилию имя отчество - скажи? Что выбивать на камне?
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Ага!
    - Стеллу и барельеф - аккуратно крепи. Мужик геройски погиб. Сам на себя огонь вызвал, - рабочие добросовестно закрепили стелу, извещавшую всех проходящих о том, что здесь жил, работал и учился Герой Советского Союза. Звание присвоено посмертно.

    Над Канадой небо сине, меж берёз: дожди косые!
    Так похоже на Россию, да только всё же не Россия!

    9 декабря 1975 года. Торонто. Канада.
    - Фамилия, имя, отчество?
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич, - ??????.
    - Простите, как вас зовут?
    - Сапрыкин Владимир Алексеевич. Русский. Хочу вернуться на Родину. Не могу больше.
    - А почему вы раньше этого не сделали? - удивился консульский работник.
    - За отца боялся, за жену, за сестру. Я ж в плен к немцам попал контуженный и раненый. Думал, что их арестуют, осудят из-за меня..., - запросы, ответы, новые запросы полились рекой через Атлантику в архив министерства обороны в Подольск, КГБ, институт, военкомат... Родителям и жене считавшими его погибшим - чекисты на беседе правду не сказали. Расследование и перипетии бюрократии длились до 1977 года.
    - А вы кем работаете? Где? Язык откуда? Где живёте? Женаты? Дети есть?- посыпались вопросы, как из рога изобилия.
    - Приехал, думал, помру от тоски. Работа спасала. Грузчиком, таксистом, водителем. Язык учил, как мог. А потом в институт ихний поступил. Закончил. Сейчас инженер отдела технического контроля на фирме "Адмирал". Нет, не женат, не сложилось как-то, - рассказ затянулся надолго. Вызвали посла. Принесли чай, воду, салфетки. Слушать бывшего комбата, и оставаться безучастным, было невозможно. Владимир Алексеевич расчувствовался. Отпаивали, суетились, бегали, старались. Казалось всё ясно - наш человек, за Родину кровь проливал, и всё такое - ан нет...

    6 февраля 1977года. Торонто. Консульство.
    - Владимир Алексеевич, вы знаете о том, что вам присвоено за тот бой звание Героя Советского Союза? - представитель посольства старался говорить осторожно. Перед ним сидела живая бомба. Невозвращенец - Герой Советского Союза, если бы он только знал, что их таких в Канаде не менее трёх фронтовиков, а сколько орденоносцев...! Холодная война была в самом разгаре.
    - Что? - снова заболела простреленная немецким пулемётчиком грудь. Стало больно дышать.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года Сапрыкину Владимиру Алексеевичу присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно.
    Из биографической справки к представлению на звание Героя Советского Союза:
    'С 17 июля 1942 года по 3 декабря 1943 года Сапрыкин проходил службу в действующей армии на Западном фронте, последовательно занимая в 612 стрелковом полку 144 стрелковой дивизии 33 армии должности командира стрелковой роты, помощника начальника штаба полка, старшего адъютанта командира 1 батальона, командира 2 стрелкового батальона.
    12 октября 1942 года Сапрыкину присвоено воинское звание старший лейтенант, а 6 августа 1943 года - капитан.
    16 января 1943 года он принят кандидатом в члены ВКП/б/, а 10 мая 1943 г. - членом ВКП/б/.
    За смелость, стойкость, мужество, умелые действия по прорыву обороны противника в Тумановском, Вяземском, Спас-Демьяновском, Всходненском районах Смоленской области, а также за организацию эвакуации раненых красноармейцев с поля боя Сапрыкин 5 июля 1943 года награжден орденом Красной Звезды, а 15 октября 1943 года орденом А.Невского'. Капитану, комбату пехотному - полководческий орден! Такую награду 'за просто так' никому из офицеров передовых подразделений не давали.

    1977 год. Здание МО СССР.
    - Ты куда лезешь полковник? Тебе, что Дунаев, генерал не указ?- начальник 5-го Главного управления кадров генерал Яковлев не выбирал выражения, - Я Тебя к нему, к министру обороны, все равно не допущу! Я уже подготовил решение наверх! Не лезь не в своё дело! Устинов сказал, что среди пленных у нас Героев Советского союза нет! Всё! Точка!
    - А что вы мне сделаете генерал? Я фронтовик, у меня боевых орденов больше чем у вас "за службу родине в московском военном округе Садового кольца", Мы с полковником Дорофеевым этого мужика вам бюрократам на съедение не оставим, - ветеран не гнулся перед всесильным генералом, он и перед смертью не гнулся, а тут эта мразь кабинетная...
    - Дежурный! Проводите товарища полковника в отставке на выход их здания режимного объекта! - дежурный офицер виновато опустил глаза, стыдно стало за своё руководство.
    - Не надо майор. Я сам найду выход из этого гадюшника, - в ответ на эти слова генерал высокомерно улыбался, стоя на красной дорожке управления, пропылесосенной руками солдат из батальона обслуживания и охраны.

    1977 год. Краснинский район.
    - Семёныч, аккуратнее снимай.
    - Делать им нечего! Это как это? По ошибке присвоили звание Героя Советского Союза? - вопрос рабочего остался без ответа. Просто ошибка переводчика при переводе карточки военнопленного. 'EX. Leg.R.O.' значилось там и определяло не "бывший легионер", а шифр селекции военнопленных в концлагерях Центральной Европы. То есть - сколько жить отмерено немцами. Но переводчик перевел, не раздумывая долго - ЭКС-ЛЕГИОНЕР. Наёмник, убийца, наймит, предатель, каратель, шпион... А как можно быть легионером с простреленной грудью и весом в сорок три килограмма? "А "R" и "O" - спросите вы? Просто - "Рашн официр", - почти на любом языке. А ещё кадровик, мерзавец, постарался, выслуживался перед генералом, лично выдумал, что был Володя карателем, шпионом, предателем и изменником, завербованный в том же "Шталаге" и "Валли-1". Заказ верхов был выполнен почти идеально и безукоризненно.

    МО СССР. На запрос посольства СССР в Канаде от...1975 года сообщаем, "учитывая то, что Сапрыкин В.А. К настоящему времени умер, Министерство Обороны СССР считает, что рассматривать вопрос о восстановлении его в звании Героя нецелесообразно" - подпись: начальник Главного управления кадров МО СССР.

    По представлению ГУК МО СССР отдел наград вошел в Президиум Верховного Совета СССР с ходатайством об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 3 июля 1944 года в части о присвоении Сапрыкину В.А. звания Героя Советского Союза в связи с 'ошибочным представлением его к этому званию'. Подписали - Брежнев и Георгадзе.

    От такого известия грудь у комбата заболела ещё больше, и он слёг в больницу. Болезнь прогрессировала. Рак - постановили врачи. Достал таки комбата немецкий пулемётчик, и то, что он не доделал из сорок третьего - сделали военные бюрократы.

    В апреле 1990 года Сапрыкин В.А. скончался и похоронен в Торонто могила номер 276. Номер, без имени, фамилии, отчества. Как в концлагере.


    Через Красный крест удалось предать короткое письмо отцу, ещё тогда когда капитан был жив: 'Дорогой папа! Мне трудно писать. Нет слов, чтобы передать до боли волнующее чувство счастья, охватывавшее меня при мысли о тебе. Я не раз пытался дать знать о себе, но каждый раз меня что-то останавливало, и, прежде всего - твой преклонный возраст, ведь нетрудно представить, что значит получить весть 'с того света'. Я преисполнен радости, узнав от советского посла, что ты жив и здоров. По-иному сложилась моя судьба: постылый плен и жизнь на чужбине. Трудно все передать в нескольких словах, скажу лишь, что здоровье мое слабо, сквозное ранение в грудь (с ним-то я был взят в плен) дает знать о себе и по сей день. Пусть столь краткое и невнятное письмо облегчит твое состояние сознанием того, что в самые трудные дни нашей страны я был в рядах ее защитников. Пойми и не осуди мое невозвращение. Твой сын - не предатель Родины. Более того, мысли о ней были и остаются единым убеждением в моей жизни за границей'.

    Орловская область. Краснинский район. 1991г.
    - Семёныч, сам её не таскай! Пусть молодые волокут - тяжёлая же. И аккуратнее, осторожнее крепите.
    - Может навечно не ставить? А то снова снимать заставят! Я уж наизусть выучил - Сапрыкин Владимир Алексеевич.
    - Ну, ты скажешь тоже! Дважды - посмертно, и, оба раза - Героя Советского Союза. Не, так не бывает!
    - Так что - не затягивать до упора?
    - Нет парень ты ошибаешься,закручивай намертво, - поправил молодого рабочего старый мастер.
    - Это ещё почему?
    - ТАК - не должно быть. Он, между прочим, твой тёзка. Тоже Володя,- молодой парень кивнул соглашаясь. Стелу и барельеф установили на совесть. Сели перекурить.
    - Ты, говорят, учиться собрался? Там же платить надо?
    - Ага. Кредит возьму.
    - А куда пойдёшь?
    - Так в педагогический, у меня там тётка возле самого главного корпуса живет.
    - И кем будешь?
    - Да не знаю ещё, может на исторический пойду, или математический факультет.
    - Правильно Володь, стране грамотные и образованные люди всегда нужны. Не зря же он, этот Сапрыкин там и его батальоны - За Родину и всё такое...
    - Ты на приёмной комиссии-то был?
    - Да, был уже.
    - И что там? - Да как обычно: Фамилия, имя, отчество...

    4 декабря 1991 года Звание Героя Советского Союза было возвращено В. А. Сапрыкину. Это был один из последних Указов единственного Президента СССР М. Горбачева. Имя Героя присвоено Суходольской восьмилетней школе.

    Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР был отменен на основании заключения, подписанного Главным военным прокурором А.Ф. Катусевым по представлениям полковника Дунаева, Дорофеева и корреспондентов СМИ. Но о восстановлении в звании Героя Сапрыкину не довелось узнать. На этот раз он действительно умер.

    Второго июля 1999 года, стараниями жены, ветеранов 144-ой стрелковой дивизии, добровольцев и фронтовиков, лично Президента Белоруссии Александра Лукашенко прах Героя был перевезён из Торонто и упокоился на той земле, где он провёл свой последний бой. Среди семисот пятидесяти восьми земляков-ветеранов и однополчан у безымянной высоты 207,7 которую он трое суток держал, выполняя приказ на основе ошибочных разведданных! Но лучше позже, чем никогда. А то ведь Паша-Мерседес (Грачев) рубанул сплеча: средств на перезахоронение нет, оснований для начисления персональной пенсии гражданке Кононовой Елене - вдове, не имеется. Свою жизнь, подаренную Победой этих бойцов в Великой войне, он основанием не посчитал.

    Да куда ему, убогому, ведь Грозный надо было к Новому Году взять, срочно, быстро и легко. По разведданным, выложенным на стол Президента, серьёзного сопротивления практически никакого и не ожидалось вовсе. У них там даже регулярного войска не было, так, партизаны самодеятельные, а у нас танки!... А в русскую армию набирали контрактников: "Фамилия, имя, отчество?" - спрашивали во втором отделе военкомата добровольцев... В горной Чечне предполагалось захватить очень много высот, и их, все, надо было обязательно удержать... во что бы то ни стало... Ну да как всегда: ' За Родину и всё такое...'
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  18. #38
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Биглер как всегда.

    Подходит к концу срок моей действительной армейской службы. И все острее и чаще внутреннее «я» ставит вопрос: как же жить потом, дальше?..

    События, круто изменившие мою судьбу, произошли около года назад; тогда я заканчивал первый курс высшего военного авиационного училища летчиков. То памятное лето выдалось на редкость жарким, и - как специально для полетов - постоянно безоблачное небо. В один из таких непривычно для августа знойных дней я, в компании еще нескольких курсантов нашей летной группы, праздно сидел в курилке - после предварительной подготовки к полетам второй смены. В казарму, на обязательный предполетный отдых в койках, мы не торопились: в духоте засыпаешь трудно, а то еще и всякая чушь в сновидения лезет. Вообще-то по времени дежурный врач уже должен был нас разогнать «по матрасам», но эскулап непонятно почему запаздывал.

    Разговор в курилке, как зачастую у нас и бывало, все вертелся вокруг предстоящих полетов. Неожиданно кто-то высказался про мусульманское поверье, будто судьба каждого из летчиков «записана на небесах пером Провидения» и коль уж тебе по этой записи определено гробануться - да хотя бы сегодня, - то никакое умение пилотирования не поможет.

    Тут беседа неожиданно оживилась: каждый из нас принялся высказываться по этому поводу pro и contra. А кто-то вообще додумался до мысли, что раз поверье это мусульманское, то на нас, христиан, не распространяется.

    - Все это, господа будущие офицеры, - заявил, подводя итог, Валерка Градов, один из лидеров летной группы, - есть чепуха и даже без постного масла. Никто из вас лично не был свидетелем сверхъестественных случаев, о которых все столь живо разглагольствуют, только ж это исключительно понаслышке...

    - Да нет, конечно, - загалдели мы. - Но ведь столько говорят...

    - Вздор! - оборвал галдеж Валерка. - Покажите не пересказчиков, а настоящих, реальных очевидцев подобных чудес. И если уж на то пошло, что кто-то всерьез допускает существование фатальной предопределенности, дамокловым мечом висящее над всяким, зачем же тогда зубрить действия при особых случаях в полете? Зачем, спрашивается, катапульта и голова на плечах? Зачем вообще было выбирать рисковую профессию летчика-истребителя? С такими взглядами в кабине самолета просто делать нечего...

    В это время, явно чтобы привлечь общее внимание, с лавочки поднялся до того не принимавший участия в разговоре Андрюха Сказкин. Картинно затянулся остатком импортной сигареты, щелчком артистично отправил бычок в урну - диск от автомобильного колеса, врытый посреди курилки, торжественно-спокойно оглядел присутствующих и снова сел.

    Андрюха был рожден от смешанного брака. Мать-гречанка одарила его смуглой кожей, большими агатовыми глазами под крутыми ресницами, правильным античным профилем и черными, слегка вьющимися волосами. От отца же - потомственного москвича - сокурсник унаследовал высокий рост, худощавое телосложение и приятный бархатный голос.

    Чуть ли не министром был отец у Андрюхи. И потому, когда его родители приезжали на церемонию принятия сыном военной присяги, комбат сам водил их по всей казарме, соловьем заливаясь об «идеальных условиях жизни курсантов». Именно тогда-то я и рассмотрел элитарных предков-«небожителей».

    Характер Сказкина вполне соответствовал неординарной наружности парня. Он первым лез через училищный забор в «самоход», первым пил водку за шторой окна в Доме офицеров в перерыве какого-нибудь культмероприятия, первым уводил понравившуюся девушку с танцев и в учебе тоже был первым.

    От остальных курсантов Андрюха держался достаточно обособленно, не откровенничал и был сух с официантками летной столовой, хотя одна из них, симпатичная «разведенка», прямо-таки таяла под взглядом агатовых глаз. Однако, услышав раз недвусмысленный намек на эту тему, Сказкин кисло поморщился, грубовато заявив, что хороший вор в своем квартале не ворует.

    Была, впрочем, и у него своя слабинка, которой он не таил: страсть к игре на бильярде. Над зеленым сукном забывал обо всем, а шары катать предпочитал только на интерес; в крайнем случае, на щелчки.

    Однажды вечером, когда Андрюха и Валерка Градов заканчивали в курсантском клубе очередную партию «американки», завыл сигнал «Сбор». Так в тот раз Сказкин чуть не силой удержал Валерку у стола, пока они не «добили» партию, и Андрюха - редкий случай - победу уступил. Тем временем эскадрилья построилась, экипированная для выхода в район рассредоточения, комэск в горячке костерил запаздывающего (Градов уже успел с тыла просочиться в строй), а Сказкин, наконец появившись после получения оружия, первым делом подбежал к Валерке и всунул ему в руки свой проигрыш - банку сгущенного молока. И лишь «расплатившись» за игру и демонстративно игнорируя угрожающие крики комэска, занял законное место в строю.

    Что ж, самоуверенности Андрюхе было не занимать. Тем более он точно знал, что под покровительством родственников, которые «с верхних слоев» тихо и ненавязчиво «наводили погоду» у сына над головой, ему сойдет с рук еще и не такое...

    Со Сказкиным я попал в одну летную группу, и сюда же - Валерка Градов, у которого родитель тоже какой-то большой шишкой был. И началось у нас, троих, стремящихся быть лидерами хотя бы в нашем малом коллективе, тайное соперничество. В негласном противостоянии том уступал я обоим сокурсникам, пожалуй, разве лишь в наглости...

    Итак, Сказкин оглядел собравшихся в курилке - человек восемь, - вновь уселся на лавочку и холодно улыбнулся кончиками губ, как бы подчеркивая, что он - существо особенное и лишь по неведомой причине на минуту решил снизойти к «случайным жизненным попутчикам», дабы высказать кое-какие, нам неведомые мысли, до которых успел дорасти лишь он сам.

    Точно выдержав паузу, Андрюха заговорил в своей привычной манере: кратко и резко:

    - Мужики! - И в интонации, с какой он произнес это в общем-то обычное меж курсантами слово-обращение, сразу почувствовалась нотка пренебрежения. - К чему заниматься болтологией? Предлагаю эксперимент: на деле выяснить, существует ли в этом мире фатальное предопределение. То есть расписан ли всякому в полете смертный час. Угодно будет рискнуть?

    - Вот дурак, - хмыкнул курсант по прозвищу Витамин - «погоняло» прилепилось к нему из-за детского пристрастия к сладкому, он и сейчас яростно чмокал ириской. - И придумает же...

    - Дурак в штанах, и тот полковник, - отрезал Андрюха. - Ну так как? Смелых нет?

    - А чего ж ты другим неизвестно что предлагаешь? Для начала на себе свой эксперимент и спробуй, - резонно заметил курсант-тяжеловес, по прозвищу Гиря. - А мы оценим...

    - Я-то всегда готов... - гордо заявил Андрюха, саркастически смотря как бы сквозь тяжеловеса. - С кем спорим, что предопределение есть?

    - Спорю, что нет, - дернул черт меня за язык. - На весь летный шоколад, что у меня есть... двенадцать плиток.

    - Так... Ладно, - согласился Андрюха и пригладил кончиками длинных пальцев маленький косой бакенбард - привилегию «позвоночного» сынка. - Градов, а ну, разбей... Если проиграю, десять плиток у меня в наличии, да ты, Витамин, две должен, прибавишь...

    - Ну, хорошо, - сказал я, когда мы торжественно ударили по рукам. - А теперь объясни: каким макаром ты собираешься меня заставить поверить в предопределение?

    - Я сделаю «штопор». На «элке». Без инструктора. Прямо сегодня, -раздельно-лаконично ответил Андрюха. Чуть тише добавил: - Любой из вас разбился бы, рискни на это. А я - нет. Я в свою счастливую звезду твердо верю.

    Все замолчали, лишь Витамин продолжал чуть слышно чмокать ириской - по инерции.

    - Во дает форсаж! - наконец уважительно пробасил Гиря.

    - Тебя ж после этого из училища точно выпрут, - тихо сказал мой сосед справа.

    - Кого? Меня-а? - растянув последнее слово, переспросил Андрюха, и всем сразу стало ясно: нет, именно Сказкина-то, в отличие от любого из нас, даже при самом худшем раскладе не выпрут.

    Градов не произнес ни единого слова. А Витамин, судорожно сглотнув конфетку, вытянулся вперед, почти привстав с лавочки, и открыто высказал мысль, которая в тот миг явно вертелась на языке не только у меня:

    - Но... Если все-таки, того... гробанешься? Ты ж его никогда...

    Поверх наших голов Андрюха презрительно смотрел в голубое небо.

    - Тебе угодно выложить за меня двенадцать плиток? - наконец снизошел он до ответа, который процедил, даже не удостоив Витамина взглядом. И курсант-сладкоежка, который шоколад сжирал, чуть ли не едва успев его получить, и каждому из нас был должен по одной-две плитки, осел, как лопнувшая автомобильная шина.

    Тут заговорили все разом, поднялся гвалт, а я подумал, что после своего заявления Сказкин как бы получил над нами некую необъяснимую власть, от которой если и освободимся, то только лишь подытожив пари.

    Почти против воли я молча взглянул на Андрюху, он жестко встретил мой взор, и - клянусь! - мне показалось, что печать смерти уже коснулась смуглого лица.

    «Ведь и в самом деле гробанешься!» - безмолвно прокричали-предупредили мои глаза.

    «Скорее - точно нет», - прочел я ответ по глазам зачинщика спора, вслух же спросил:

    - И как мы узнаем, делал ты в натуре «штопор» или нет?

    - САРПП, - пояснил Сказкин. - Как расшифруют - сразу шум подымется.

    Я мысленно обозвал себя идиотом: тоже, не мог сразу догадаться.

    И тут возле курилки появился припозднившийся военврач. После краткого, но выразительного менторского монолога на тему внутренней дисциплинированности будущего летчика нас разогнали по койкам...

    Наверное, мало кто из свидетелей спора спал перед теми полетами. Сам я лежал на койке второго яруса, смотрел на выбеленный потолок казармы, по которому, прямо надо мной, змеилась еле заметная трещина, и думал, что скандал после расшифровки пленки САРППа и точно должен подняться немалый. Ведь «штопор» - неуправляемую фигуру высшего пилотажа, во время исполнения которой самолет одновременно вращается в трех плоскостях да при этом еще весь трясется, как отбойный молоток, на «элке» - учебном чехословацком самолете «Л-49», на котором мы летали в конце первого курса, - нам самостоятельно делать пока было запрещено - категорически. Хотя для опытного инструктора исполнить эту фигуру не составило бы особого труда. Но мы-то «штопор» лишь в теории изучали - при действиях в особых случаях.

    Я перегнулся через край койки и посмотрел на нижнюю, по диагонали от меня, кровать. Андрюха ровно дышал, глаза его были закрыты, и я поразился непритворному спокойствию парня и его уверенности в собственных силах-возможностях...

    ____________________

    Андрюхина «элка» в глубоком «штопоре» прожгла землю под зоной полетов на глубину четырех метров. Очевидцы взрыва - рабочие совхоза - уверяли потом, что впечатление было, будто взорвался огромный резервуар с бензином. Люди гражданские - откуда им знать, что топливо в баках самолета есть авиационный высокоочищенный керосин.

    В момент воздушной катастрофы я, как и другие курсанты нашей летной группы, находился в воздухе. Всем по радиосвязи приказали немедленно прекратить выполнение задания и произвести посадку с ходу. После приземления группу быстро собрали в классе предполетных указаний и объявили о первой смерти на нашем курсе (как тогда все свидетели спора в курилке старались спрятать друг от друга глаза!) и о том, что мы вместе со всеми сейчас поедем на поиски САРППа.

    Мой инструктор - всю жизнь буду помнить человека, дарившего крылья, - однажды в разговоре предупредил-посоветовал: «Никогда не соглашайся искать САРПП, старайся уклониться под любыми предлогами». По его словам, иной курсант, увидев своими глазами последствия катастрофы и реально устрашившись возможности собственной гибели в будущем (хотя он и раньше прекрасно сознавал это теоретически, однако ум - не сердце), потом длительное время боится летать. А кто и вовсе списывается с летного факультета...

    ____________________________________________________________________

    САРПП - система автоматической регистрации параметров полета. Даже в случае авиакатастрофы, как правило, сохраняется пригодной для расшифровки, размещаясь в специальном защитном футляре, находящемся в хвосте самолета. В просторечии САРПП часто называют «черным ящиком», хотя на военных самолетах его футляр окрашен в ярко-оранжевый цвет.

    Но мне надо - н а д о было все увидеть, чтобы потом не пытать себя неизвестностью. Потому я не стал отказываться от участия в поисках (Градов и еще несколько курсантов успешно отвертелись от этой миссии), а сел в кузов машины, и нас, вместе с солдатами из батальона авиатехнического обеспечения, повезли за сорок километров к месту катастрофы, на совхозное поле под зоной полетов.

    Увиденное меня и потрясло, и, как ни странно, успокоило: наверное, потому, что теперь я как бы зрительно подвел итог спора сам. Куски самолета далеко разлетелись от черной воронки с обугленными краями по пшеничному полю. В стороне от всех, отброшенное страшной силой взрыва, валялось исковерканное, едва угадываемое по форме кресло летчика.

    Кресло, в котором сидел Андрюха, размазанный по щитку приборов при ударе крылатой машины о землю. И рядом с этим креслом нашли фрагмент человеческого лица: лоскут кожи в форме почти правильного треугольника - часть щеки, ото рта до глаза и уха, с чудом сохранившимся на коже опаленным клочком косого бакенбарда.

    Плюс - собрали еще несколько обугленных кусков человеческого мяса и обломков костей.

    Вот так я воочию увидел то, что в нашей, летной среде давно цинично окрестили «жареным железом». Витамина и еще одного из свидетелей спора в курилке жутко рвало. Увы, после взрыва военного самолета от его пилота обычно остается немногим больше, нежели после кремации...

    Позднее, когда мы уже возвращались в училище, глядя из кузова крытого тентом «КАМАЗа» на шафранное море спелых колосьев, я впервые в жизни - видимо, довольно поздно по возрасту - неожиданно испытал ужас понимания: смерть неминуема! В тот миг мне неистово захотелось выскочить из грузовика и с криком бежать, бежать... Куда? Зачем? От кого? От неизбежности будущего? Я еле сдержал рвущееся изнутри паническое чувство... Показалось, что через Андрюхину кончину моя собственная, как бы превентивно, погрозила пальцем-косточкой. И только тогда я вдруг с особенной четкостью осознал, что самолет - это отнюдь не большая супердорогая игрушка, а профессия военного летчика не на словах - на деле несет в себе постоянный процент смертельного риска.

    А кассету САРППа нашел солдат из хозяйственного взвода...

    ____________________

    В ночь после авиакатастрофы меня разбудил Витамин. Он шепотом сказал, что надо выйти и посовещаться, как будем завтра отвечать на опросах. Я догадывался, что зовут вовсе не за тем, однако пошел.

    В курилке уже топтались Валерка Градов и Гиря. Я усмехнулся, спросив:

    - А где же остальные?

    - Не твое собачье дело, - тяжело буркнул Гиря и громко засопел.

    Мне стало противно: я догадался, что именно курсанты собираются сделать, но вот к а к это будет происходить?

    Тут Градов протянул мне толстую стопку шоколадных плиток.

    - Твой выигрыш. Бери, скотина. Жри и радуйся, что из-за тебя человек разбился.

    Видя, что я отнюдь не тороплюсь получить причитающееся, Валерка швырнул шоколад, метя мне в лицо. Но сей «благородно-возмущенный» жест я угадал и успел резво отпрыгнуть в сторону, а затем, подскочив к сокурснику, саданул его кулаком по скуле. «Обличитель» перелетел через стоящую позади него скамейку и растянулся на земле.

    Вряд ли кто из моих сослуживцев предполагал, что я первым нарушу правило «вето». Драка в нашем летном училище обычно заканчивалась однозначно: всех ее участников безжалостно вышвыривали за борт военного вуза. И потому меж нами, курсантами, существовал негласный уговор: любую конфликтную ситуацию стараться разрешить без помощи кулаков. Теперь же получалось, что на подлость сослуживцев я тоже ответил подлостью, да еще такой, которая ставила под угрозу дальнейшее пребывание в училище сразу четырех человек.

    На секунду мои вероятные противники опешили, застыли окаменевшей скульптурной группой - кто стоя, кто лежа возле скамейки. Я перепрыгнул ее и, развернувшись, крикнул двоим ринувшимся за мной курсантам - ах, как велика смелость, когда видишь спину убегающего врага, а я им стал уже для сокурсников:

    - Стойте, сейчас такое скажу!

    Парни резко остановились: слишком многообещающи были мои слова. Кряхтя и матерясь, поднялся Градов и тоже присоединился к сотоварищам.

    - Если в натуре считаете, что в случившемся виноват я один, - отцедил я, презрительно взирая на сгрудившихся передо мною курсантов, - давайте, мочите... Только до смерти все одно не забьете. А я потом пусть ползком, но доберусь до дежурного по училищу, потребую, чтобы он вызвал генерала, и просвещу его о споре и прочем. А и дешевка же ты, Градов! Авторитета вонючим путем добиться захотел, одним махом двух побивахом! Забыл, как сам нам руки разбивал? И остальные... Эхма! Повыгоняют - так пусть уж всех разом!

    Витамин тут же отшагнул от Градова и Гири и испуганно зачастил:

    - Они меня заставили! А Андрюху я честно предупреждал - помнишь?

    - Заткнись, авитаминоз, - скривившись, оборвал его Валерка. «Прокачал» мысленно ситуацию и наконец прошипел: - Ну, смотри... Повезло тебе, гад... А вякнешь если кому слово... Не было никакого спора, понял? Не было! Вообще ничего не было! Молча в курилке кантовались!

    - Молча так молча, - с видимой покорностью согласился я, понимая, что на сей момент Градов смирился с поражением, но при случае не преминет сотворить какую-нибудь подлянку. - Только доктора ты в этом вряд ли убедишь: вон как разорялись, когда он в курилку зарулил. И насчет гада - один из нас, согласен, он и есть. Только я уверен, что «он» - точно не я...

    - Ах ты... - задохнувшись в гримасе злобы, выпалил Градов. - Тебя... Тебя вообще... судить надо!

    На что я, словами классика, с издевкой ответил-поинтересовался:

    - А судьи кто?

    Трое «самосудей» отмолчались и, потусовавшись еще несколько секунд, нестройно затопали из курилки, причем Витамин на ходу слабо заканючил:

    - Валер, а Валер... Надо ж придумать, что завтра говорить...

    На что Градов недовольно отрубил:

    - Не вой! Время пока терпит.

    А Гиря уже еле слышно резюмировал:

    - Я же толковал: зря ты все это...

    Проводив взглядом трех несостоявшихся мстителей, я собрал разлетевшиеся и частично раздавленные яловыми сапогами плитки летного шоколада, отнес их на мусорку и присыпал сверху отбросами. Это был мой честный выигрыш, доставшийся чрезвычайно дорогой ценой, которую, впрочем, заплатить довелось другому смертному. Тем не менее шоколадом я вправе был распорядиться по усмотрению.

    И еще: меня прямо-таки терзало желание надкусить хотя бы одну плитку, чтобы прочувствовать вкус сласти, замешанной на человеческой гибели. Однако я четко осознавал, что, сделав это, перешагну некую запретную границу, откуда назад возврата нет. Так что с трудом, а перемог, удержался от искушения...

    Медленно, неспокойно шел я к казарме по стиснутой свежевыбеленными бордюрами асфальтовой дорожке, окаймленной тщательно подстриженными кустами самшита. Кровавый ущербный месяц высунул свой рог из-за стоянки самолетов; так же отрешенно, как и, надо полагать, много тысячелетий назад, сияли в непостижимой вышине соцветья созвездий. А меня неотступно преследовал в мыслях лоскут-треугольник человеческой кожи с остатком косого бакенбарда на нем.

    У кого-то из классиков однажды я читал: мол, предкам нашим, с их слепой верой, что небесные светила активно участвуют в их жестоких и зачастую вовсе мелких спорах - за какие-нибудь гроши или в угоду ущемленному самолюбию, - жить было проще. Верил ли во что-то в этом роде Андрюха? Да, сам же говорил про свою счастливую звезду... И наверняка мысленно не допускал возможности, сваливая самолет в «штопор», что звезда-то эта сегодня ночью так и будет продолжать холодно-ярко светиться, а сам Сказкин на мгновение вспыхнет в факеле взрыва и разом исчезнет для всех землян - вместе со своим внутренним миром, страстями и надеждами.

    Но какая смелость была у парня! А может, всего лишь глупое безрассудство? Или это я в кошки-мышки со своей совестью играю, норовя замаскировать гнездящуюся в глубинах души трусость? Смог бы - пусть за неизмеримо большую ставку - рискнуть на «штопор» сам, даже сбрось со счетов последующий разбор полетов с вероятным исключением из училища?

    Пойти на столь неоправданный риск... Нет, далеко не всегда цель оправдывает средства... Дурной иезуитский лозунг... Ведь одна только стискивающая сердце мысль о неизбежном телесном конце тошнотворным страхом обволакивает разум и уже при жизни многое прекрасное убивает в нас. Потому, однажды осознав личную обреченность, нахождение внутри сужающегося и неразмыкаемого круга смерти, мы потом до последнего вздоха не в силах забыть это... Все там будем... Mementomori... А помня о ней, невольно избегаем настоящего, истинного, смертельного риска - даже во имя исполнения великих целей будущего, даже во имя личного счастья, не веруя в их осуществление, возможность. И слепо-бесполезно бродим в настоящем меж тремя глаголами: есть-пить-спать, добавляя к ним время от времени четвертый: совокупляться, плодя себе подобных обреченных.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  19. #39
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для rummi
    Регистрация
    27.12.2006
    Адрес
    Москва без москвичей
    Возраст
    45
    Сообщений
    12,340
    Спасибо +
    Получено: 1,108
    Отправлено: 122

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию Николай Cемёнович Лесков. Левша.

    Англичанина как привезли в посольский дом, сейчас сразу позвали к нему
    лекаря и аптекаря. Лекарь велел его при себе в теплую ванну всадить, а
    аптекарь сейчас же скатал гуттаперчевую пилюлю и сам в рот ему всунул, а
    потом оба вместе взялись и положили на перину и сверху шубой покрыли и
    оставили потеть, а чтобы ему никто не мешал, по всему посольству приказ дан,
    чтобы никто чихать не смел. Дождались лекарь с аптекарем, пока полшкипер
    заснул, и тогда другую гуттаперчевую пилюлю ему приготовили, возле его
    изголовья на столик положили и ушли.
    А левшу свалили в квартале на пол и спрашивают:
    -- Кто такой и откудова, и есть ли паспорт или какой другой тугамент?
    А он от болезни, от питья и от долгого колтыханья так ослабел, что ни
    слова не отвечает, а только стонет.
    Тогда его сейчас обыскали, пестрое платье с него сняли и часы с
    трепетиром, и деньги обрали, а самого пристав велел на встречном извозчике
    бесплатно в больницу отправить.
    Повел городовой левшу на санки сажать, да долго ни одного встречника
    поймать не мог, потому извозчики от полицейских бегают. А левша все время на
    холодном парате лежал; потом поймал городовой извозчика, только без теплой
    лисы, потому что они лису в санях в таком разе под себя прячут, чтобы у
    полицейских скорей ноги стыли. Везли левшу так непокрытого, да как с одного
    извозчика на другого станут пересаживать, всє роняют, а поднимать станут --
    ухи рвут, чтобы в память пришел.
    Привезли в одну больницу -- не принимают без тугамента, привезли в
    другую -- и там, не принимают, и так в третью, и в четвертую -- до самого
    утра его по всем отдаленным кривопуткам таскали и все пересаживали, так что
    он весь избился. Тогда один подлекарь сказал городовому везти его в
    простонародную Обухвинскую больницу, где неведомого сословия всех умирать
    принимают.
    Тут велели расписку дать, а левшу до разборки на полу в коридор
    посадить...

    1881
    «Я больше не буду поэтом!» — ответил астартам памфлетом и рынду забросил в овраг.

  20. #40
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для rummi
    Регистрация
    27.12.2006
    Адрес
    Москва без москвичей
    Возраст
    45
    Сообщений
    12,340
    Спасибо +
    Получено: 1,108
    Отправлено: 122

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию Антон Павлович Чехов. Ионыч.

    Прошло еще несколько лет. Старцев еще больше пополнел, ожирел, тяжело дышит и уже ходит, откинув назад голову. Когда он, пухлый, красный, едет на тройке с бубенчиками и Пантелеймон, тоже пухлый и красный, с мясистым затылком, сидит на козлах, протянув вперед прямые, точно деревянные руки, и кричит встречным «Прррава держи!», то картина бывает внушительная, и кажется, что едет не человек, а языческий бог. У него в городе громадная практика, некогда вздохнуть, и уже есть имение и два дома в городе, и он облюбовывает себе еще третий, повыгоднее, и когда ему в Обществе взаимного кредита говорят про какой-нибудь дом, назначенный к торгам, то он без церемоний идет в этот дом и, проходя через все комнаты, не обращая внимания на неодетых женщин и детей, которые глядят на него с изумлением и страхом, тычет во все двери палкой и говорит:

    — Это кабинет? Это спальня? А тут что?

    И при этом тяжело дышит и вытирает со лба пот.

    У него много хлопот, но всё же он не бросает земского места; жадность одолела, хочется поспеть и здесь и там. В Дялиже и в городе его зовут уже просто Ионычем. — «Куда это Ионыч едет?» или: «Не пригласить ли на консилиум Ионыча?»

    Вероятно оттого, что горло заплыло жиром, голос у него изменился, стал тонким и резким. Характер у него тоже изменился: стал тяжелым, раздражительным. Принимая больных, он обыкновенно сердится, нетерпеливо стучит палкой о́ пол и кричит своим неприятным голосом:

    — Извольте отвечать только на вопросы! Не разговаривать!

    Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует.

    За всё время, пока он живет в Дялиже, любовь к Котику была его единственной радостью и, вероятно, последней. По вечерам он играет в клубе в винт и потом сидит один за большим столом и ужинает. Ему прислуживает лакей Иван, самый старый и почтенный, подают ему лафит № 17, и уже все — и старшины клуба, и повар, и лакей — знают, что он любит и чего не любит, стараются изо всех сил угодить ему, а то, чего доброго, рассердится вдруг и станет стучать палкой о́ пол.

    Ужиная, он изредка оборачивается и вмешивается в какой-нибудь разговор:

    — Это вы про что? А? Кого?

    И когда, случается, по соседству за каким-нибудь столом заходит речь о Туркиных, то он спрашивает:

    — Это вы про каких Туркиных? Это про тех, что дочка играет на фортепьянах?

    Вот и всё, что можно сказать про него.
    «Я больше не буду поэтом!» — ответил астартам памфлетом и рынду забросил в овраг.

Страница 2 из 5 ПерваяПервая 1234 ... ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Ответов: 10
    Последнее сообщение: 08.05.2006, 21:23
  2. Радио только у меня плохо ловит или у всех?
    от womanizer в разделе Архив 2005г.
    Ответов: 230
    Последнее сообщение: 13.05.2005, 08:14
  3. расход бензина по Москве (только цифры)
    от MiSt в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 90
    Последнее сообщение: 15.12.2004, 21:35
  4. Книги по VW B5 и не только.
    от Ира в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 11
    Последнее сообщение: 21.10.2004, 14:44
  5. Вопрос дизелистам и не только!
    от Vasilich в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 74
    Последнее сообщение: 20.10.2004, 10:51

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •