Чтиво на досуге. Веселое и серьезное. (только не ссылки!!!!)
  1. #1
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    2 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию Чтиво на досуге. Веселое и серьезное. (только не ссылки!!!!)

    Автор: Андрей Негривода

    РДГ. Братишки.Глава 2
    «Медведь»

    ...«Медведь»... Старший прапорщик Игорёк Барзов...
    Ещё одна легендарная личность, с которой Филину довелось бок о бок пройти очень много...
    «Вечный», после ухода из Отряда Слона, и совершенно незаменимый «замок» Филина... И самое удивительное было то, что он тоже был одесситом!!! Да почему был? Он и до сего дня есть! Неугомонный одессит!..
    ...Осень 1983-го...
    Сержант Рашид Бахтеяров, «Бах» уже стал «дембелем» - ещё пару месяцев и домой...
    Игорю оставался ещё год до конца контракта и...
    Надоело... По-настоящему, по-человечески надоело!.. Сколько же можно!?. Скольких ещё пацанов придётся потерять в этой «афганской мясорубке»?.. До белых чертей в глазах надоела ему уже эта война, а скольких друзей успел потерять за эти четыре года, а скольких отправил на Родину инвалидами!..

    ...Ах, какого дружка потерял я в бою.
    И не сорок два года назад, а вчера.
    Среди гор и песков, где сжигает жара, всё вокруг.
    Опаляя недетскую память мою...
    Слышишь друг? Мой дружок!
    Мы взошли на некнижную ту высоту,
    На которой ты лёг...

    Ах, какого дружка потерял я в бою.
    Мы всю жизнь любили читать о войне.
    Он не ведал никак, что вот выпадет мне, под огнём,
    Его тело тащить за валун на спине!..
    Далека - тридцать метров. Тридцать метров!
    Но, как же была далека та дорога
    Меж ночью и днём...

    Песок да камень,
    Печальный свет чужой луны над головами.
    «Равняйсь на знамя!»
    Прощай, мой брат, отныне ты навеки снами.
    Прости что ты погиб, а я всего лишь ранен
    В горах Афгани, в Афганистане...

    ...Медведь хотел дослужить этот год достойно. И уйти...
    Наелся!
    До изжоги на всю жизнь, при слове «Война» или «Афганистан»...
    Но...
    Судьба этого воина распорядилась по-своему...
    ...- Значит так, Игорь... - Начштаба бригады подполковник Дзюба был, как всегда, суров и краток. - Есть для тебя работа!.. Про Ахмад-Шаха Масуда слыхать доводилось?
    - Шутишь, Гора? Кто ж про него не слышал?! Особенно в наших местах - здесь в Панджшере!
    - Значит, о его уровне догадываешься... Добро...
    - Кого-то из его нукеров щупать будем?
    - Почти... - Дзюба был не похож на самого себя. - Почти... Такое дело... В Газни стоят спецы военной разведки... Ты их должен помнить.
    - Хорошие ребята, крутые... - Игорь вспомнил Льва.
    - Хорошие... Есть ещё и другие, «хорошие и крутые»... И очень большой вопрос, кто из них круче...
    - ?
    - Отряд Комитетского спецназа «Каскад»...
    - Ни фуя себе струя!
    - Во-во, выше подоконника! Про «каскадёров»-то слышал?
    - Да уж. Даже не нам, обычной десантуре, чета...
    - Вот и подумай, какого уровня работка предстоит...
    - Загадками говорить изволите, товарищ Гора...
    - Ладно! Не пузырись... Дело такое... Достал всех пресловутый «Панджшерский Лев», допёк до невозможности своей наглостью! - Проговорил подполковник зло. - Короче... Натравила на него Москва три ведомства - Комитет с «Каскадом», ГРУ со своими «спецами», и МО со своим спецназом, а таковым, ближайшим, является наша с тобой, Медведь, бригада. Задача «максимум» - пленить Ахмат-Шах Масуда с целью доставки его в Москву, «минимум» - «зачистить», его же... «Благодарность», решившему этот ребус, будет щедрой! Слишком щедрой... Мне шепнули друзья из Генштаба, когда ставили задание по ЗАСу - оба результата потянут на Золотую Звезду Героя... И плен «Панджшерского льва» не обязателен...
    - Редкое говно!..
    - Согласен. И ещё... Эта работа для офицера, минимум капитана...
    - Отлично! Федя и пойдёт... - Игорь имел в виду комроты разведки капитана Нефёдова.
    - Он на войне год, а ты почти четыре. Так что... В этот рейд пойдёт взвод прапорщика Барзова... Приказ ясен?
    - Угу...
    - Не слышу бодрости в словах и рвения к службе!
    - Так точно, товарищ подполковник! Приказ ясен, как никогда! Прошу разрешения испросить подробности и детали!
    - Не ёрничай, Игорь. Ты же сам не отпустил бы Федю - пацанов пожалел бы... Ведь я ж тебя знаю, Медведь...
    - Ладно, Гора. Проехали... Давай, вываливай всю мелочь по этому рейду...
    ...Панджшерское ущелье...
    Проклятое место.
    ...С высоты орлиного полёта видно, что река Панджшер, может, ещё до царя Гороха, проточившая в Гиндукушском базальте и граните длиннейший, более чем стокилометровый с севера на юг, путь, чтобы напоить своими водами Чарикарскую «зелёнку» и влиться, наконец в полноводный Кабул... Но, река эта не обычная. Кроме основного «русла» здесь была огромнейшая паутина ответвлений, «проток», руслеца других, впадающих речух, тупиковых «затонов»... Да что там объяснять, достаточно вспомнить Волгу в низовьях, перед впадением в Каспий ниже Астрахани. Лабиринт? А если этот лабиринт в горах? С буйной растительностью «зелёнки», с множеством каньонов и скрывавшихся в них пещерах...
    И место-то это не безлюдное. Здесь издревле жили пастухи и их семьи. Здесь веками проходили контрабандные караванные пути. Огромное количество горных аулов.
    И ещё... Здесь родился Ахмат-Шах Масуд...
    Теперь эта огромнейшая территория была его «родовым имением». Но главное, здесь царил закон всеобщего молчания, итальянская omerta на афганский лад... Огромная молчаливая горная площадь, откровенно враждебная русским «шурави»...
    Поймать Масуда...
    Игорь, проживший этой войной столько лет, понимал всю абсурдность такого приказа. Ну, да. Решили использовать спецназ трёх ведомств. Три группы, человек по 30 - это максимум. Итого, около сотни хорошо подготовленных бойцов. Меньше роты... Если всем вместе...
    Медведь не мог понять, кто мог отдать такой приказ. Какой идиот? Да на такую задачу всей его бригады мало! Если не дивизии! Да и пытались уже на раз, проводя крупномасштабные операции, да только без толку - «Лев Панджшера» всегда уходил невредимым...
    Их заведомо посылали на смерть. Потому и цена этой прогулки была Звезда Героя... Да только Звезда эта, почти на 100 процентов, Посмертная...
    Это понимал Дзюба, отправляя на смерть мальчишек со скрежетом зубовным. Это понимал и Игорь, и надеялся только на своих проверенных «дедов» и «дембелей» во главе с Бахом...
    А ещё...
    Надеялся вернуться из этого рейда хотя бы с половиной взвода...
    ...Всё начиналось на удивление спокойно.
    ...Горные отроги, нависавшие над ущельем, спокойно приняли на свои кручи ночной десант, никак не отреагировав на вторжение.
    ...- Рашид.
    - Я! - Ответил тот громким шёпотом.
    - Что мы имеем? - С момента приземления прошло четверть часа.
    - Норма.
    - Трёхсотых сколько?
    - Не имеем ни двухсотых, ни трёхсотых. Все в норме... Взвод готов к началу движения.
    - Повезло?
    - Более чем, Игорь. Сам не надеялся...
    - Ну... Помоги нам в этих горах твой Аллах.
    - Под кого-то косишь?
    - Не понял?!
    - Стишками говорить начал.
    - Да? А я не заметил...
    - Омар Хайям, бля... Ладно. Что дальше, командир?
    - Дальше... Дальше, Бах, начинается служба... Пацаны готовы, говоришь? - И получив утвердительный ковок головы. - Тогда назначай дозоры по трое, в «голову» и «хвост» «дедов» с опытом, да и на флангах не мешало бы. Работаем, Рашид, по-взрослому...
    Взвод начинал рейд... И ещё никто не мог знать, чем всё это закончится...
    ...Какое здесь было небо!
    Казалось, протяни руку и достанешь... Бесконечная синяя гладь, редко-редко нарушаемая белым кучерявым барашком, заблудившейся в этой бесконечности, тучки. Безмерная, безграничная глубина... И где-то там, в этом голубом омуте, песня, понятная только её исполнителю... И откуда только взялся, здесь, в горах, далеко от Родины, этот певец?..
    Жаворонок...
    Ах, как он старался! Может, хотел напомнить мальчишкам, что где-то там, далеко-далеко отсюда, есть место, где каждого ждёт его маленькая, но такая родная и любимая, Родина, где поют такие же певцы в высокой синеве, где ждёт ненаглядная любава, там, за околицей, или в соседнем подъезде «облупленной» «хрущёбы»... Какая разница? Там, была Родина...
    И эти мальчики мечтали и грезили о ней...
    Они вовсю вертели головами, словно пытались впитать в себя и навсегда запомнить эту красоту. И только Медведь «накачивал» себя, входя постепенно в боевой транс... Это странное состояние, которое невозможно объяснить человеку, его не испытавшего, но превращающее, подчас тихого безобидного паренька в бесстрашную «машину войны»...
    Да ещё Бах, знавший горы, их нрав, и ожидавший от них любых пакостей, уже давно вошёл в это состояние...
    Они настолько уже понимали друг друга, что могли порой не разговаривать часами, зная мысли друга...
    Вот и теперь они только переглядывались изредка, да исподволь занимали самые опасные места во взводной колонне, чтобы, если случись что, хоть как-то сохранить своих зелёных «салабонов». Да ещё пара сержантов, таких же «дембелей», как и Рашид: «Сеня» - Павел Семёнов из Свердловска, и «Гриб» - Миша Белый из Полтавы. Они тоже отпили от этой войны до самого донышка. Именно на них троих и надеялся Игорь, да ещё на себя и на то, что дедушка Марс в купе с Фортуной не отвернутся от них в самый, для того, неподходящий момент...
    Мечты, мечты... На войне ли им место?..
    ...Тишина. Спокойствие и тишина. Такие желаемые и такие непредсказуемые спутницы сопровождали разведчиков, навивая опасное успокоение. И пацаны расслабились. Поверили в то, что ничего сверхъестественного или сверхопасного в этом задании нет. Просто отцы-командиры нагнали изжоги не в меру...
    ... Всё так же пел свою песню жаворонок, только... С каждым днём песня та становилась красивее и дольше, а сем певец спускался из поднебесья всё ниже и ниже. И теперь уже не казался чёрной точкой в голубом безмолвии, теперь уже каждый, из его ратных слушателей, мог рассмотреть пичугу. Что-то видел пернатый солист и, может быть, хотел остановить безумцев, шедших на встречу своей судьбе, может орал во всё своё горло об опасности, да только...
    Нет не слышали его солдаты, не понимали голоса Природы. Мальчишки слышали только песню и ничего больше.
    Зря старался жаворонок... «Глас вопиющего в пустыне»...
    ...К вечеру восьмого дня эхо донесло до них звуки далёкого боя. Где-то в горах «духи» Ахмад-Шаха, а то, что это были именно они небыло никаких сомнений, долбили кого-то из «шурави»...
    - Слышь-ка, командир, а не напарники ли наши по заданию в ловушку влетели, как думаешь? - Словно охотничья гончая, настораживая уши, проговорил Бах.
    - Может быть, Рашид, может быть. Да, скорее всего так! А ведь какие спецы... - Игорь был суров и задумчив. - Толи нам везёт не в меру, толи нас оставили на закусь...
    - Не верю я в везение.
    - Да и я тоже...
    - Значит, нас посчитали наименее опасными, и дают возможность погулять ещё немного в глубь Панджшера... - Сержант был суров не менее своего взводного, но, вдруг, что-то изменилось в его лице, и Рашид показал в улыбке такой белизны и правильной формы зубы, что лучшие протезисты мира позавидовали бы этому природному эталону. - А и хер с ним, братишка Игорь, выскочим! Нам ли быть в печали? Выскочим?
    Медведь смотрел на своего «замка» и завидовал. У него-то самого такой уверенности небыло. И хоть и пытался прапорщик «соответствовать», но у Баха это получалось много лучше. Нет, это была не безрассудная беззаботность, ни в коем случае, а огромный опыт... Опыт проведённых в горах экспедиций. Когда всем тяжело или кто-то чувствует шкурой приближение крупных неприятностей, всё и случается на редкость плохо если не находился средь команды весельчак-балагур. Эту, Ваньки Тёркина роль, или вернее бремя, и нёс на себе Рашид. Сначала в спорте на гражданке, потом во взводе Медведя в армии...
    - Выскочим! Куда денемся? - Улыбнулся Медведь. И не улыбнуться было невозможно. - Давай, Рашид, Ясно Солнышко, якорь тебе в глотку, давай Бах, поднимай настроение пацанам, расскажи что-нибудь про нашу с тобой службу, только не припёздывай лишнего - я-то тебя знаю... Ротный братец Гримм... А я пока прогуляюсь немного по окрестностям... Огляжусь маленько....
    - Сам не ходи!
    - За болвана меня держишь, сержант?
    - Беспокоюсь за командира.
    - Заботливый ты наш...
    - Практичный... Тебя потом из-под «духов» - выносить себе дороже. Нажрал рожу на прапорщицких харчах - за три дня не обсерешь... Бегемот ты, а не Медведь.
    - А ты злой, Рашид!... Сёму с собой возьму... Если Ваше Узкоглазое Величество позволит.
    - Наше Величество позволит... Только, если ты, командир, мне «дембеля» угробишь - не прощу!
    - Семёнова ко мне, Бах! - Резко сменил игривый тон Игорь. - Сам - за старшего. И смотри тут!..
    - Ладно, не бей копытом... Когда вернётесь - связь с «Домом» через 3 часа?
    - Скоро... Скоро вернёмся, Бах, потому, что и не уйдём далеко. Мне так кажется - не дадут...
    ...Бах ожидал возвращения Медведя и Сёмы с нетерпением, и очень обрадовался, когда они, наконец вернулись:
    - Медведь, было радио из «Дома»... - Встретил Игоря Рашид.
    - Что-то серьёзное? Внепланово что-то они на связь вышли...
    - Серьёзное...
    - Так... Пацаны в порядке? Дозоры?
    - Всё в норме.
    - В норме... Так что у нас там за новости, Бах?
    - Короче, ситуация такая... - Сержант на какой-то миг задумался и продолжил. - Помнишь, вчера слышали бой.
    Игорь согласно кивнул.
    - Так вот ... «Духи» Масуда раздолбали наших напарников.
    - Кого?
    - Грушников из Газни...
    - Дела-а... - Протянул в задумчивости Медведь. - Есть подробности?
    - И они, и новое задание.
    - Не тяни резину, сержант, не до смеха.
    - Они влетели в засаду. Хорошую засаду... Попробовали своими силами выскочить - не получилось... Вызвали «летунов»... Ну, им и послали звено «крокодилов», две вертушки... - Рашид как-то остро, по-змеиному взглянул на Игоря. - Ты в шахматы играешь?
    - Немного. Причём здесь?..
    - Что такое эндшпиль знаешь?
    - Дефицит времени для принятия решения... Опоздали Карлесоны?
    - Опоздали... Спецов додалбливали, правда часть группы смогла-таки уйти в горы. Они-то и дали радио на свою базу... Короче! Группа ГРУ уничтожена - уйти удалось пятерым, а остальные, скорее всего «двухсотые». Двадцать семь братишек...
    - Может ещё, кто выжил?..
    - Может. Но это ещё не всё... - Было заметно, что Баху тяжело говорить дальше. - «Духи» сбили один из «крокодилов»...
    - Чем!? Там танковая броня!
    - Никто о том не знает. Правда, передали, что возможно у «духов» появились «Стингеры»...
    - Хороши новости...
    - И ещё... Пилот, и штурман сбитого «крокодила» спаслись - сумели выпрыгнуть с парашютами - высота позволила, наверное...
    - Ну, хоть эти выжили... - Вздохнул облегчённо Медведь.
    - Они в плену, Игорь. Те спецы, что ушли, видели как летунов «духи» «пеленали».
    - Бля-я!
    - Пилотом был майор, замкомполка, а штурманом - штурман полка, капитан...
    - Пиздец... Теперь у нас будет работа...
    - Уже есть, Игорь. - Подтвердил сержант. - Нам того майора с капитаном приказано вытаскивать...
    Если и надеялся Игорь до этого момента провести этот поисковый рейд без потерь, то теперь надежда эта растаяла как утренний туман под солнцем.
    Теперь всё усложнялось многократно...
    - Ну, а что хвалёные «каскадёры», они-то где?
    - У них режим секретности - на связь не выходят. У этих гэбэшников вечно какие-то свои заморочки... Не удивлюсь, если у них своё задание под прикрытием нашего - с Конторы станется...
    - Ба-ля! С кем идти-то, Рашид? «Салабонов» больше половины. Опытных-то фуй с тележкой - Сёма, Гриб, ты да я, «да мы с тобой»...
    - Да, не густо... И по-тихому пройти тяжело будет - мальчуганы совсем пока в маскировке не волокут.
    - Да не особенно теперь и надо... Теперь, Бах, важнее будет, чтобы пацаны в штаны не наложили в бою...
    Бах вопросительно взглянул на прапорщика:
    - Что-то увидел, командир?
    Игорь, молча, перевёл взгляд на Сёму, словно давал возможность сказать своё слово:
    - Нас ведут, братишка Бах, ведут плотно, надёжно и двумя группами... - Проговорил «дембель» с каменным лицом. - Толи мы идём туда, куда им нужно, толи ещё что, но нас пока не трогают... Пока!..
    - Много?
    - В каждой группе человек по полста.
    - Итого: нас втрое меньше? И мы зажаты с флангов? Так?
    - Примерно, Рашид. - То, что выдал на-гора Сёма дальше, было полной неожиданностью. - И ещё... Нас с Медведем видели, я уверен, и не стали прятаться. Они дали себя рассмотреть, обе группы...
    - Повторяются «душарики»... - Произнёс Бах, вспоминая их с Игорем эпопею в том ущелье, из которого ему пришлось вытаскивать своего взводного, и за что он и получил свой первый орден.
    - Да нет, братишка, думаю тут всё посложнее будет... - Игорь был хмур, словно грозовая туча вдруг вселилась в это тело. - Тогда нам «сладкие косточки» подбрасывали в надежде, что клюнем и помчимся сломя голову, а засаду делали на скорую руку от досады. Сегодня ситуация другая, Рашид. Координально другая. Нам показали мускулы, и довольно мощные... И нас гонят... Не знаю на сколько долго, но мы - дичь. Ты, Узкоглазая твоя душа, знаешь, как на волков охотятся?
    - Очень примерно, Игорь - у нас на горного волка охотятся по-другому.
    - Где-то впереди нас ждут, основательно подготовившись. Ждут стрелки-снайперы - мы, дорогой ты мой «замок», опасный противник, мы больно кусаемся, потому-то, нас будут убивать по-настоящему, и попробуют они это сделать, чует моё сердце, как в тире... Для них - мы те же волки.
    - Да у нас «салабонов» немеряно! Да из них волки, что с меня Полат Бюль-Бюль Оглы ! - Вскинулся, было Сёма.
    - Эт-т точно - на Оглы ты не тянешь... - Грустно улыбнулся Рашид. - С такой-то рязанской рожей.
    -...И на нас... - Медведь продолжал свою мысль, не замечая чужих реплик, что могло означать только одно - он уже, так и эдак, ворочал в голове какой-то план. - Расставлены флажки. И мы должны идти по этому коридору, потому что - «шаг влево, шаг вправо - попытка к бегству, прыжок - попытка улететь» карается немедленно и без предупреждения...
    - И чё? Пойдём как на бойню?
    - Не пойдём! Но, создадим видимость... Так!.. - Решение созрело. Теперь его нужно было воплотить в жизнь. - Бах! Всех «дембелей» и «дедов» ко мне. Сколько их у нас?
    - Со мной - девять.
    - Треть... И на том спасибо...

    ...Рвусь из сил, из всех сухожилий,
    Но сегодня опять, как вчера,
    Обложили меня, обложили,
    Гонят весело на номера.
    Из-за елей хлопочут двустволки -
    Там охотники прячутся в тень,
    На снегу кувыркаются волки,
    Превратившись в живую мишень.

    Идёт охота на волков, идёт охота
    На серых хищников - матёрых и щенков.
    Кричат загонщики и лают псы до рвоты,
    Кровь на снегу и пятна красные флажков...

    ...Медведь вёл взвод туда, куда его направляли боевики Масуда - это было их совместное решение - его и Дзюбы. Попытайся они выйти из-под этой «опеки» и, возможно, выскочили бы, с большими потерями, но выскочили бы...
    Но...
    Всё усложняли пленные лётчики, которых необходимо было вытаскивать - им-то уж точно никто не помог бы. Да и где их искать в этом лабиринте? Кто знает, куда их спрятали? А разведвзвод Игоря выводили, скорее всего, туда же. Или куда-то поближе к ним. И Медведь, и Гора, и Бах понимали на какой сумасшедший риск они идут, но, пока другого выбора небыло. Хотя, нет... Он был, этот выбор, и Медведь им воспользовался. Не мог не воспользоваться...
    ...В тот же день, когда небесное светило ушло отдыхать от своих дневных трудов куда-то за дальние отроги, а разведчики остановились на ночёвку, Игорь приказал Баху, организовав надёжное охранение, собрать всех «стариков», предварительно обсказав им ситуацию. Ребята были тёртые, сходившие, не единожды, в рейды с Медведем, а потому доверявшие своему командиру безоговорочно. И они верили в то, что если их взводный принял решение, то оно верное, даже если и кажется поначалу полным абсурдом.
    Теперь они ждали этого решения...
    - Так, пацаны. Рашид ситуацию вам доложил, и вы её прочувствовали - «не первый день замужем»... - И получив в ответ утвердительные кивки, продолжил без обиняков. - Потому решать этот ребус будем так...
    То, что выдал Медведь дальше, было полнейшей авантюрой. Да такой рискованной, что даже Бах округлил свои раскосые глаза...
    - Мы должны создать для взвода «стратегический» резерв, нашу, скрытую от «духов», Пятую колонну...
    - Где людей возьмём, командир? - Задал резонный вопрос Рашид. - Нас всего-то тридцать человек, из которых только десятеро, включая и тебя, умеют воевать, а остальные ещё и пороха-то не нюхали ни разу.
    - Потому мы здесь и сидим сейчас в таком составе... В общем план таков... Снаряжаем мощную огневую группу: ПК с двойным боекомплектом, пара РПГ-7, пяток МОН-50 со всеми прибамбасами, СВД, двойной боезапас к «калашам»... И ещё... Горное снаряжение - Бах проинструктирует, какое именно. И сухпай на пять суток - на большее, думаю, не понадобится...
    - Кхм-м... Отсутствие такого количества людей «духи» просекут через две, максимум через три, минуты. Нас, наверное, уже каждого в лицо знают.
    - Потому всё это «хозяйство» понесут пять человек... - Рубанул прапорщик. - Нас здесь десятеро, самых опытных... И каждый понимает, что может решить такая группа в нужный момент... Приказывать не хочу и не имею морального права, поэтому спрашиваю, кто пойдёт добровольно?
    Ответом были девять рук, взявшиеся за свои автоматы.
    - Это очень опасно, братишки, смертельно опасно, но другого выбора у нас нет... Поэтому мы с Горой и приняли такое решение...
    - Старшим группы пойду я? - Рашид задал риторический вопрос, потому что ответ был известен каждому и без слов.
    - Ты, Рашид... И тебе же решать, кого оставить со мной, чтобы не оголить взвод окончательно, а кто полезет с тобой в горы к чёрту на рога. И решать быстро - группа должна уйти ночью, до рассвета подняться выше «духов» и раствориться...
    Рашид повёл взглядом влево-вправо, решая тяжёлую головоломку, и, наконец, произнёс:
    - Сёма - ПКМ, Зеля - РПГ и рация, Бурят (рядовой Игнат Степин, бурят по национальности, «дедушка») - второй РПГ и Ёж (рядовой Дима Ежов, тоже «дедушка») - сапёром. Ну, и я с СВД... Всё!
    - Возражения есть? - Задал вопрос Медведь.
    - Почему меня не взял, Бах? - С обидой в голосе произнёс Гриб.
    - Миша, ты же и сам понимаешь... Ведь так? - Ответил Рашид своему другу. - Сержантов во взводе всего трое - я, ты и Сёма. Сёма пойдёт со мной, а ты останешься с Медведем, временным «замком», чтобы смог пацанами управлять, случись что, не дай нам Аллах... Ты теперь «И.О.».
    - Хорошо хоть не «И.А.».
    - Всё! Рашид, готовь группу. Выходите в 23.00...
    ...«Духи» отсутствие пятерых разведчиков не заметили...
    Да и мудрено было заметить - Медведь и Гриб устроили настоящий спектакль для «духов» с постоянными перемещениями и перетасовкой взвода, резкими рывками в сторону, и тому подобной беготнёй. В общем, держали наблюдателей в нервном напряжении, и тем было не до математики...
    А одураченные «духи», тем временем, всё настойчивее заставляли разведчиков идти в «заданном», нужном им направлении, исподволь обозначая своё присутствие, если взвод «сбивался» с курса...
    Эти игры в «кошки-мышки» продолжались четверо суток. А на пятое утро моджахеды стали вести себя иначе...
    - Товарищ прапорщик... - Произнёс молоденький солдатик из последнего пополнения. - Разрешите обратиться!
    Игорь внимательно посмотрел на этого «желторотика», подававшего, тем не менее, неплохие надежды и кивнул:
    - Слушаю.
    - Мне кажется, вы не обратили внимания, но я уже во второй раз вижу небольшую группу «духов»... - И покраснел до ушей под снисходительными взглядами Медведя и Гриба.
    - Я обратил внимание, Ищенко, вернитесь в строй взвода...
    Игорь смотрел в спину спешащего вернуться в цепочку разведчиков этого ещё мальчика, но уже солдата, и почему-то понял, что у него будет будущее, армейское будущее.
    - Глазастый... Другие ничего не заметили. А он уже во второй раз. Смена растёт? - Полуспросил-полуответил Гриб.
    - Твой?
    - Из моего отделения.
    - А ведь он молодец - «духи»-то особенно не хоронятся, но и на глаза не лезут. Они очень тонко «работают», Миша - это своеобразный тест, и довольно надёжный - они наш уровень проверяют.
    - ?
    - Всё просто: не заметим - грош нам цена в базарный день и нас можно либо отпустить, либо «удвухсотить» за ближайшим поворотом, а вот если заметим - тогда мы и есть тот самый спецназ, за которым они охотятся, тогда мы им нужны... Знать бы ещё для чего...
    - Ну, заметили мы их впятером, ну, и Ищенко ещё, а в чём хитрость-то? - Довольно коренастый, сержант был вынослив, как мул, но всегда дышал так, словно идёт свои последние метры в жизни.
    За этот сап его даже переименовали как-то в Паровоза, но, новое имя не прижилось - Гриб он и есть «Гриб».
    Медведь глянул через плечо на своего «И.О.», подумав:
    «Хороший, надёжный как сейф, но, всё же повезло, что «замком» стал Рашид. Посмекалистей Бах...»
    - Заметил, как они маскируются? - Сержант кивнул в ответ. - Вот! Они работают на уровень общевойсковой разведки - укрыться серым халатом, изображая валун, мелькнуть ненароком между камнями и т.д. и т.п. Общевойсковики такие вещи не замечают, как правило, потому, что знают, что где-то рядом должны быть мы, «спецура». Замечать - наш профиль. Мы этому учимся в бесконечных рейдах.
    - Ну, это-то как раз понятно.
    - И понятно другое. Я вижу «духов», и «старики» видят, потому, что в этих рейдах мы уже давно стали тем самым Спецназом. Опыт есть и глаз набит. А вот скажи ты мне, сержант, друг ты мой Миша Белый, как такие вещи мог заметить «жёлторотик» Ищенко, если это его первый в жизни рейд?
    - Да хрен его знает! Заметил. Он и жаворонка первым услышал и первым увидел. Талант, наверное...
    - Талант Разведчика... Быть твоему Ищенко генералом, Гриб, помяни моё слово, если выскочим из этой мясорубки, а она, чую, будет и не шуточная...
    ...В том, что их «выводили» в какое-то определённое место у Игоря не было сомнений уже несколько суток. Но вот вопрос: «Куда?».
    А «духи» тем временем становились всё наглее и наглее. Теперь они появлялись уже в открытую.
    - Хамят «лошарики»... Может шугануть? - Гриб посматривал через плечо на цепочку афганцев, передвигавшихся по слону.
    - Не надо. Теперь уже скоро... Наверное, почти привели нас туда куда хотели, потому и наглеют. А и почему бы им ни наглеть - мы ведь в такие дебри забрались, что даже «крокодилы» Дзюбы если и вылетят по нашему первому сигналу, то здесь будут, как минимум, часа через два, а то и три, да пока место найдут...
    - Похоже, что так... И что мы будем делать?
    - Тоже, что и всегда, сержант - не дадим себя сожрать!.. Или, по крайней мере, попытаемся это сделать... И вот ещё что, Миша. - Игорь, прищурив глаза, всматривался во что-то, находившееся внизу в долине. - Раскидай-ка «стариков» по всем направлениям, только без суеты, тихо. И «салабонов» накрути, чтоб в руках оружие держали, а не штаны - мы, кажется, в самом деле пришли...
    Гриб посмотрел туда же куда и его командир.
    Рассмотреть что-либо мешало полуденное солнце, слепящее глаза, но он всё же увидел... Метрах в шестистах вниз по склону находился эдакий высокогорный перекрёсток. Долина, не долина... Просто в одну точку сходились несколько ущелий или «русел рек», образуя небольшой пятак относительно ровной площадки. Здесь был древний кишлак, хотя, сейчас разведчики видели только его каменный дувал. Точнее его видели, пока что, только Медведь и его «старики»...
    - Гриб, связь с бригадой...
    - Готово! - Последовал ответ спустя считанные секунды.
    - «Гнездо» ответь «Путнику»! «Гнездо» вызывает «Путник»!
    - «Гнездо» «Путнику»! - Последовал ответ.
    - Медведь на связи! Есть срочное сообщение для Горы! Гору не связь, срочно! - Времени у Игоря почти не оставалось, а за оставшиеся 500 метров нужно было принять решение. Правильное решение!
    - Я на связи, Медведь! - Прозвучал наконец-то такой знакомый голос.
    - Выходим на финиш... Впереди «стена»...
    - «Хозяев» много?
    - «Провожатых» две полсотни. За «стеной» не знаю, но не мало - уверен!..
    - Что думаешь?
    - Думаю «Карлсоны» здесь... И... Пойду за «стену» - нет вариантов...
    - Так... А что Бах?
    - Бах вас слушает! - Неожиданно прорезалась рация голосом Рашида.
    - Отлично! Доложи Медведю что видишь.
    - Медведь!
    - На приёме!
    - Я на 180 градусов от тебя . «Стену» вижу хорошо. «Хозяев» два десятка. Много «оптики»... Меня не видят. Могу отвлечь.
    «Как он успел туда попасть, узкоглазый?! - Подумал Игорь. - Ну, что ж... Попробуем нагло и резко... «Духи» такого точно не ждут. Пять сотен метров, да вниз по склону - это секунд 30-40... Если ошарашить из тыла - может получиться неплохо...»
    - Что решаешь, Медведь? - Было слышно огромное беспокойство в голосе Дзюбы.
    - Кто не рискует - тот не гусар!.. А я по шампанскому соскучился - всё «шило» да «шило», по любому поводу... Будем «гусарить», с шашками наголо...
    - Уверен?
    - Прорвёмся!.. Бах!
    - На приёме! - Ответил сержант.
    - Даёшь залп, а потом «чёс» из всех столов по второму зуммеру.
    - Принял.
    - И помогите нам все, кто там сверху смотрит...
    - Медведь? - Полузадал вопрос Гриб, слышавший весь разговор.
    - Быстро предупреди всех - рывок к дувалу сразу после первых взрывов. Бежать так, что бы пятки по затылку пиздячили! И огонь из всех стволов! У нас будут считанные секунды... Отставшие - считаются дезертирами! Всё! Готовность - две минуты!
    - Всем! Продолжать движение в колоннах и слушать меня! - Гриб сориентировался в ситуации почти мгновенно. - Взвод под прицелом, поэтому, чтобы выжить, слушать мои инструкции...
    Разведчики уже и так поняли, что происходит что-то ненормальное, а потому напрягли слух. И, словно ничего не происходит, две цепочки разведвзвода продолжили спуск по склону...
    -...Снимаем оружие с предохранителей и досылаем патрон в патронник, те, кто этого не сделал до сих пор... - Щёлкнуло несколько затворов. - Сейчас по дувалу будет сделан залп из тыла... Задача: после первого же взрыва рассыпаться в цепь, так, как вас натаскивали в «учебке», и бросок к стене дувала! У нас, «салаги», не более двадцати секунд, а тут метров четыреста - это почти норматив по физподготовке... Двадцать секунд! Больше нам «духи» не дадут... И огонь длинными очередями из всех стволов. Всё! Приготовились!
    И взглянув на Медведя, кивнул: «Готово!».
    - Ну, вывози, кривая... - Шепнул Игорь и дважды нажал тангету рации...
    ...Где-то внутри кишлака мощно рванули взрывы и...
    Нет, они не бежали к спасительному каменному дувалу кишлака, потому, что люди не умеют так бегать - они мчались, летели, поливая свинцовым ливнем древние камни...
    И у них получилось - афганцы не успели сделать ни одного выстрела!..
    А Бах молодчина!
    ПКМ его крохотной группки отсекал таких близких уже преследователей. Поверх голов своих товарищей... Потому-то в спину разведчикам тоже никто не выстрелил... Хотя и жутковато-странное это было ощущение - бежать на стреляющий пулемёт, хоть и свой, тебя спасающий...
    ...Они ввалились в кишлак и тут же влезли в рукопашную схватку с выжившими, после нескольких залпов РПГ, «духами»... Да только было это уже не серьёзно - в спецназ ВДВ испокон века набирали крепких спортивных ребят! И, как правило, бойцовых, ударных видов спорта!.. Потому-то эти салаги, ещё ничего, или почти ничего, не умеющие и не знавшие о службе, передавили десяток очумелых «духов» голыми руками «в шесть секунд».
    - Мы это сделали, Медведь! Слышишь, прапорщик?! Мы это сделали!!!
    - Мы молодцы, Гриб, но - это пока ещё даже не полдела... Занимаем оборону по периметру дувала, пока хозяева не спохватились, и бегом, бегом обследовать каждую мазанку - чтобы без сюрпризов в неподходящий момент! Давай, Миша, бегом - у нас максимум две-три минуты, потом начнётся жопа, помяни моё слово...
    И он оказался прав...
    ...Кишлак был совсем не велик, так, десяток приземистых каменных мазанок, обнесённых по восточной, горной традиции каменной стеной, дувалом, в два, а кое-где и пониже, метра высотой.
    - Чисто, командир! - Доложил через какое-то время. - Есть четырнадцать «двухсотых» «духов», причём пятерых сделали ребята Баха. Молодчаги черти!
    - Трофеи имеем?
    - Ого-го! Целый арсенал! АГС-17 с двумя боекомплектами, пяток РПГ-7 с горой снаряжённых выстрелов, восемь СВД, «калашей» несколько штук собрали... Но! В одном домишке нашли четыре ящика с «калашами», которые ещё в смазке , и, что самое приятное, там же шесть «цинков» с патронами - теперь повоюем!
    - Повоюем, бля... Так, сержант, АГС на стенку, назначь расчёт из «старых», хотя... Лучше сам... РПГ в цепь, тем, кто уже пробовал из него стрелять. - Гриб кивал головой на каждое распоряжение, понимая всю их важность - у них оставались считанные секунды перед первым, и, как правило, самым отчаянным, штурмом дувала. - СВДухи раздай, может найдутся у нас и стрелки хорошие, а нет, так «разжуй», что и как, тем, кто посмышлёнее... Давай, сержант, давай, дорогой, сейчас такое начнётся, что чертям тошно будет!.. Вперёд! А я пока попробую связаться с Бахом и бригадой...
    Мишке Белому, провоевавшему на этой войне под началом Медведя всю срочную службу, лишнего пояснять небыло необходимости. Сержант метнулся куда-то влево и исчез из поля зрения Игоря, склонившегося над радиостанцией.
    - «Глаз», ответь «Путнику»! «Глаз», ответь «Путнику»!
    Но в ответ было гробовое молчание.
    - Рашид, мать твою, отвечай! - Шептал Игорь и продолжал вызывать.
    А тем временем над кишлаком, на том склоне, где должен был находиться Бах со своей группой, разгорался нешуточный бой.
    - «Глаз»! Мать твою! Заснул, военный?! Ответь «Путнику»!
    И рация ожила, но другим голосом:
    - «Гнездо» вызывает «Путника»!
    - «Путник» «Гнезду»! - Ответил Игорь.
    - Гора на связи. Медведь, доложи обстановку.
    - «Путник» за «стеной»! Разместились без «двухсотых» и «трёхсотых». Ждём гостей... На «гоп» взяли!
    - Отлично!.. Что Бах?
    - Молчит, бля! И, кажется, его зажали...
    - Высылаю «Карлсонов»! Держись, Медведь! И возвращай Баха - он своё уже сделал... Всё, отбой!..
    Где-то, совсем рядом мощно рванули два взрыва.
    «Вот и мы дождались». - Подумал Игорь.
    - Что?!
    - «Лошарики» пошли! Всем гамузом! - Проорал Гриб в ответ, оттягивая затвор АГСа. - Только хер им всем в тачку! Мы, братишка, с этими пукалками потяжелели, а они-то «лёгкие»! Не-е! Не возьмут он нас теперь - кишка тонка!
    - Дук-дук-дук-дук! - Ударила первая очередь АГСа. - Дук-дук-дук!
    И около десятка земляных грибов выросло прямо перед бегущими со склона «духами».
    - Залп! Залп! Залп! - Проорал Гриб. И снова нажал на гашетку. - Дук-дук! Дук-дук-дук!
    Практически одновременно рявкнули РПГ, и пять белёсых дымных хвостов прочертили свой недалёкий путь. И взрывы, стена взрывов.
    - Б-ба-бах! Б-бах-бах-бах! Б-ба-ба-бах!
    И дружный, отчаянный огонь из всего наличного оружия...
    И «духи» попятились, хоть жгучая злоба и душила их сердца.
    Атака захлебнулась....
    - А-а-а!!! Обосрались, бандерлоги!!! И-йа-ха-ха!!! - Орал в боевой горячке Гриб. - Йо-хо-хо!!!
    Да и «салажата» окрылённые этой первой победой почувствовали, что не так-то и просто их «спеленать», когда рядом такие воины, как Гриб и Медведь. Даже очень не просто...
    - «Глаз»! «Глаз»! Ответь «Путнику»! Отвечай же Бах! - Игорь продолжил вызывать своего «замка» как только они отбили первую атаку.
    Над ними на склоне вовсю шёл бой, и рация Баха молчала...
    - Мать твою! - Рявкнул в сердцах Игорь и натолкнулся на взгляд Гриба.
    - Молчит?
    - Молчит, бля!
    - И помочь им никак...
    - Выскочат! Ты же знаешь Баха...
    - Может из АГСа лупануть, может им это поможет.
    - А если их же и накроешь?! Ты знаешь, где кто?!
    - Бля-а! Где же Зеля с рацией?! «Старший солдат» , бля!..
    На таком недалёком, всего-то метров пятьсот-шестьсот, склоне кипел ожесточённый бой...
    Скорее всего «духи», оскорблённые в своих охотничьих качествах, а потому озлобившиеся до звериного состояния захотели взять реванш. Но, с дувалом им не повезло - не окажись в кишлаке такого арсенала, и разведчикам Медведя пришлось бы противостоять своим преследователям с «калашами», а потом метать «эфки»... И ещё не известно, чей бы был перевес - тройной перевес в живой силе для наступающих - это аксиома войны. А именно такой перевес и имел место, даже больше, если учесть отсутствие самых опытных бойцов группы Рашида Бахтеярова. Да! С дувалом вышел большой облом, и тогда озверевшие моджахеды решили уничтожить тех, кто прикрыл разведвзвод плотным огнём, понимая, что уж их-то горстка...
    - Медведь, их же там убивают сейчас! - Кипятился Гриб. - Слышишь ты меня! Братишек наших убивают!
    - Замолчи, сержант, самому тошно... - Медведь вслушивался в звуки боя.
    Вот, только что, экономные, в два-три патрона, очереди автоматов:
    «...Это наши!..» - Пронеслась мысль.
    И сразу же длиннющая очередь крупнокалиберного ДШК и, в полный рожок, «калашей»:
    «...С-суки! Долбят, не стесняясь!..».
    Вдруг, почти неуловимый в этой какофонии звуков, одиночный выстрел и очередь ДШК захлёбывается на высокой ноте, и нечеловеческий вой, сопровождаемый свинцовым ливнем автоматов, а на фоне всего этого деловые, скупые очереди ПКМ - его басовитый голос невозможно спутать ни с чем:
    «...Рашидушка, молодчага - заткнул-таки ДШК, да и Сёма трудится на совесть...»
    И вдруг, резкий, воющий взрыв МОНки, и второй:
    «...Хреново, бля, хреново! Ёжик никогда не ставил растяжки дальше ста-ста пятидесяти метров... Что ж вы их так подпустили-то близко, Бах? Ведь не дадут же уйти!..»
    -...Слышал, ты слышал, «кусок», бля! Там МОНки рванули!!! - Гриб орал прямо в лицо Игоря. - У них метров сто осталось! Их же там прямо сейчас убивают, а ты тут сидишь на жопе, прапор, мать твою! Дай я пойду! Сам! И АГС на себе выволоку! Да делай же что-то, не сиди придурком!
    - Молчать!!! - Медведь схватил сержанта за грудки и рванул на себя. - Мол-чать, истеричка!..
    Он практически прошипел последнее слово.
    - На тебя же «жёлторотые» смотрят!.. Подбери сопли, сержант! Ты же со мной все свои полтора года отвоевал, и это я тебя всему научил! Так?
    Игорь бешенными глазами смотрел прямо в лицо сержанта.
    - Так?! - Встряхнул сержанта Медведь.
    - Так.
    - И то, что я Рашиду уже один раз жизнью обязан, знаешь?
    - Знаю! - Вскрикнул Гриб.
    - Молчать! Я сказал!.. Ты же разведчик, спецназа ВДВ! Или баба?!
    Миша дернулся, было, но, вырваться из стальных рук Медведя удавалось немногим, и после Гриба.
    - Замри! - Пророкотал Медведь в самое ухо. - Замри! И слушай! Вспомни, чему тебя учил «дядя Медведь», и почему ты с этой войны поедешь домой не в «цинке». ..Слушай!..
    Медведь разжал пальцы и его «И.О.» опустился на ближайший камень.
    Бой на склоне почти закончился, переместившись выше на несколько сот метров. Редкие одиночные выстрелы сопровождались десятисекундным всплеском автоматных очередей...
    Внезапно заговорила рация:
    - «Путник», «Путник»!
    - «Путник» на приёме! - Ответил Игорь.
    - Это Бурят...
    - Игнат! Что там у вас, говори!
    - Зеля и Ёжик - «двухсотые»... Зеля сразу, а Ёж на своём «сюрпризе» - ему не дали уйти... Сёма со мной... - Было слышно, что Бурят еле ворочает языком. - Он уже почти «дошёл» - в грудь на вылет... Бах уводит «чюрок» в горы, а нам приказал схорониться...
    - Бурят! Бурят! Ты сам-то как! В норме?!
    - В норме... Только копыта мне отстрелили, оба... И нас нашли...
    - Игнат, не дури! - Игорь знал этого «представителя малых народностей».
    - Мы с Сёмой решили в плен не ходить... Всё, командир, мы отваливаем в самоволку... Отбой!..
    Игорь тупо смотрел на микрофон радиостанции.
    И в этот момент...
    Где-то, на этом проклятом склоне, мощно рванул взрыв...
    - Всё... - Прошептал он. - Спите с миром, братья...
    А Гриб плакал. Горько и беззвучно. И по волевому квадратному подбородку стекала струйка крови из прокушенной губы - «салажата» не должны видеть редкую слабость командира...
    На склоны проклятого Гиндукуша стремительно падали сумерки.
    «...Всё... Не успели винтокрылые, или не нашли... - Думал Медведь. - Теперь самое главное дотянуть до дня - там полегче будет. Если не вырежут нас всех тут как баранов за ночь... И связь! Теперь на связь!..»
    - «Гнездо», «Гнездо», ответь «Путнику»! «Гнездо» вызывает «Путник»...
    - «Гнездо» «Путнику»!
    - Медведь на связи.
    И тут же родной, знакомый голос:
    - Гора. Слушаю тебя «Путник»!
    - «Пропеллеры» не получил!
    - Эти мудаки вас не нашли!
    - Не удивительно...
    - Обстановка?
    - Я потерял «Глаз»... Может только один Бах и выскочит, если повезёт...
    - Мать твою... - Дзюба оценивал ситуацию несколько десятков секунд. - Что у тебя?
    - Я тяжёлый - есть «груз», и «200» и «300»...
    - Продержишься до утра?
    - Как повезёт...
    ...Та ночь была для десантников очень длинной...
    ...Пыль медленно оседала на серые от усталости лица разведчиков. А за стеной дувала медленно отдалялся по склону вой раненых моджахедов...
    И ещё...
    Где-то очень далеко отсюда рождалось утро - далёкие горные пики только-только начали золотить свои верхушки.
    «...Отбились, Слава Богу... - Подумал устало Игорь. - Теперь уже и до утра не далеко... А там и «летуны» подтянутся... Скорее бы...»
    - Гриб! - Позвал он сержанта и не получил ответа. - Гриб!
    Тишину нарушали только приглушенные стоны раненых.
    - Кто видел сержанта Белого? - Игорь задал вопрос в никуда.
    - На той стороне кишлака был, где «духи» прорвались... - Тихо ответил кто-то.
    Не дожидаясь продолжения, Медведь валкой трусцой припустил к тому злополучному месту...
    Здесь царил хаос, бедлам, Содом и Гоморра...
    То тут, то там встречались безобразные трупы моджахедов с разбитыми головами или разодранными в кровавые клочья халатами - накал страстей у десантников дошёл до такого градуса, что со своими врагами они уже не церемонились, стреляя в упор или попросту разбивая головы, словно гнилые арбузы, тем, что попадало под руку.
    «...Жажда жизни - сильней...»
    Но, и разведчикам досталось...
    Были раненые. И были погибшие. Четверо салажат и двое «стариков»...
    А под самой стеной дувала отыскался и сержант Белый...
    Он лежал на мёртвом афганце спиной к верху. И то, что тут произошло, было понятно без особых объяснений: Гриб схлестнулся с матёрым «духом», вооружённым ПКМ...
    Тот, скорее всего, спрыгнул со стены и попытался поучаствовать в бою с этим мощным аргументом, но, здесь, к счастью, оказался Гриб... Миша, за отсутствием времени, попросту схватил пулемёт за ствол и задрал его вверх, но не слишком проворно, получив от «духа» две пули в левое плечо... Это была последняя пулемётная очередь в жизни моджахеда - сержант его просто удавил, схватив здоровой «клешнёй» за горло...
    А ствол ПК он так и не выпустил...
    - Ты что ж наделал-то, дурень? - Медведь бросился бережно, словно ребёнка переворачивать своего сержанта. - Ты на кой хрен на пулемёт полез?
    - Я на него не лез, командир... - Миша с трудом ворочал языком. - Я те чё, Матросов? Это он на меня полез... А я не успевал...
    - Дурень, бля, дуралей! А если бы совсем не успел? - Медведь очень осторожно отрезал рукав куртки, явив на свет страшные раны.
    Что и говорить, пулемётная очередь с расстояния в полметра - это страшно...
    Одна из пуль прошла через мышцы плеча на вылет, вырвав большой кусень плоти. Со второй же пулей было куда хуже...
    Видимо ствол пулемёта находился под таким углом, что пуля, ударив в сустав, срикошетила, и только после этого скользнув по лопатке Гриба, выбралась, наконец, наружу рядом с позвоночником, пробурив дыру, размером с грецкий орех. Тяжёлое ранение...
    Нет. Ни один из жизненно важных органов задет не был, и, Слава Богу! Только... После таких ранений умирали от болевого шока...
    - Держись, сержант... - Медведь бинтовал своего безрассудного «И.О.» как умел, наворачивая какие-то горы бинтов. - Держись, браток! Там фуйня! Так, задело чуть-чуть по касательной и всё...
    - А болит что-то сильно... - Прошептал Миша. - Мочи нет терпеть...
    Из его глаз, из самых уголков, выкатились две непроизвольные слезы.
    «...Как же ты терпишь-то до сих пор, сержант?! - Думал Медведь с болью в сердце. - С тебя куски мяса пошматовали, дыра в спине как скворечник, а ты держишься и даже не стонешь... Держись, родной, держись!..»
    - Держись, спецназ...
    - За что держаться, командир?
    - За жизнь держаться! Мы с тобой в твоей Полтаве ещё зададим девкам перца!
    - Если перец не отсохнет... - У него ещё оставались силы шутить!
    - Отставить эти настроения, Гриб! - Игорь сидел на земле и, слегка покачиваясь, словно баюкая ребенка, качал на своих руках это большое, израненное тело. - Ты нам нужен, Мишка... Мне, вот этим пацанам... Нам всем! И не «грузом 200», а живым и сильным сержантом! Тебе ещё их выводить к «вертушкам»... Так что, я тебе сейчас ещё один промедол вколю, и вставай, давай, родной ты мой!.. Это приказ!
    - А ты?
    - А я, Гриб, потяну этих чурок черножопых, за собой... Пока совсем не рассвело... - Игорь обернулся к, находившемуся неподалёку, младшему сержанту Цыбульскому, последнему, из «дембелей» взвода. - Цыбуля, пойдёшь со мной?
    - А куди ж ти без мене? Та й нема ж більш вжэ нікого з «старих»... Щє й Баха знайти треба - йому зараз скрутно... Авжеж піду! Й не питав би! Хіба ж хохол хохла кидав колись у тяжку хвилину? Коли це було? - Этот хохол из Львовской области, был, смел и бескомпромиссен.
    - Рашид хохол? - Такой поворот удивил даже израненного Гриба.
    - А яка різниця? Він наш...
    - Значит - решили!... - Подитожил Игорь. - АГС я забираю, Миша - тебе он теперь без надобности, а больше никто и не сумеет. А Цыбуля потащит РПК, мой «калаш» и всё остальное...
    «...Хоть бы он не вырубился в самый неподходящий момент... - Подумал прапорщик. - Тогда всё...»
    - Ты как, выдюжишь?
    - Справлюсь, не беспокойся...
    - Я вызываю «летунов» из бригады прямо сейчас, и ставлю рацию на радиомаяк... Слышишь меня, Миша?
    - Слышу... Ты это... Посади меня, командир... Ладно? Я посижу малехо и пойду к «салабонам»... А вы уж нас прикройте...
    - Прикроем, сержант. Цыба, рацию, быстро!
    - «Гнездо», «Гнездо», я «Путник»! - Проговорил в радиоэфир Медведь, спустя минуту.
    - Гора на связи! Как у тебя, Медведь?! Почему не выходил на связь?!
    - Иду искать Баха... С «зелёными» остаётся Гриб... Он «тяжёлый трёхсотый», но, пока держится. Больше «старых» нет... С ним пятнадцать «зелёных», половина «трёхсотые»... Ставлю маяк для «Карлсонов». Гора... - Игорь заговорил тише. - Их должны найти и снять!.. А я «посмотрю» сверху...
    - Другого решения нет? - Дзюба доверял опыту Медведя, но, как командир, обязан был спросить. - Это риск, почти без шансов.
    - Другого выхода нет...
    - Игорь, рейд закончен - «летунов» нашли «каскадёры». Они от тебя километрах в десяти-двенадцати... И идут к тебе...
    - Это три с половиной часа или больше... Нам не дадут столько времени, Гора!.. А «каскадёры» помогут Грибу. Всё! Конец связи!
    Медведь переключил радиостанцию на маяк и спрятал под большим камнем.
    - Всё слышали?
    Гриб и Цыбуля кивнули в ответ.
    - И отлично! Через пару часов домой поедите... - Он поднялся во весь рост и сбросил с себя бронежилет.
    - Одень «броник», Игорь, не шути с Костлявой! - Проговорил Гриб.
    - Я не олимпийский чемпион по поднятию тяжестей - только один АГС полсотни кило, а нам ещё на горку корячиться, мать её... Ничего, проскочим! Ну что, Цыба, готов?
    - Як пiонер... Завжди!
    - Тогда пошли... Выведи «салабонов», Миша, как брата прошу... - Он ещё раз взглянул в бледное, измученное лицо сержанта и махнул Цыбульскому, уводя того за собой...
    ...Когда утро пришло в этот забытый, и наверняка, проклятый Богом кишлак, Медведь и Цыбуля повалились от усталости на камни кряжа, нависавшего над дувалом.
    - Время? - Прохрипел Игорь
    Поднять руку сил не осталось, и Цыбуля просто повернул голову в сторону руки Медведя:
    - 7.15 на твоих.
    - Из дувала выходили в 5.05. Много... Много времени потеряли. Можно было бы и побыстрее...
    - Ага, можно... На «вертушке»... А если под жопу подложить десяток «эфок», да чеки повыдёргивать, так совсем быстро - четыре секунды и ты здесь... Кусками, правда, но, это не главное...
    - Хорош пиздоболить, «младшой», солнце высоко, а нам ещё позицию готовить...
    Они установили гранатомёт, оборудовав, с грехом пополам, позицию, и нашли место для РПК...
    Всё...
    Больше ничего эти двое сделать не успели - где-то, пока ещё очень далеко, послышался рокот винтов - спасительные «вертушки» шли на радиомаяк разведчиков. То же самое поняли и афганцы и «зашевелились» - ах, как они не хотели, чтобы их добычу вырвали, практически, из зубов...
    ...7.35 утра...
    ...Это был последний, отчаянный штурм...
    «Духи» бежали к дувалу в полный рост, поливая «огнём» из всех стволов и горланя что-то несусветное так, что волосы вставали дыбом. Психическая атака... Практически такая же, как и меньше суток назад. Только тогда штурмовали разведчики, и у них получилось. Наверное «духи» её вспомнили и подумали, что во второй раз тоже получится...
    - Херушки вам, воины Ислама!.. - Игорь прильнул к прицелу АГСа, сверившись в последний раз, и оттянул трос затвора - он был готов. - Не конает ваша «песня»... Цыба! Как дойдут до камня - начинаем!
    Метрах в двухстах от дувала высился огромный валун, эдакое естественное укрытие для пяти-шести человек.
    Рёв винтов нарастал и «духи» побежали быстрее...
    - Начали, «младшой»! - Скомандовал Медведь и открыл огонь.
    - Дук-дук-дук-дук! - Отработал АГС, подпрыгивая, словно дурной козёл. - Дук-дук-дук-дук!
    Последние разрывы гранат легли далеко от «духов». Ему бы вкопать сошки станка, или хотя бы притоптать в землю, да где же тут её было взять... Шипастые лапы станка, скользили по камням при каждом выстреле, и изменить что-либо уже небыло времени.
    - Блядский папа! - Проорал Игорь, подхватив гранатомёт, и с грохотом опустил на первоначальное место. - Давай, Цыба, отсекай придурков! Дук-дук-дук!
    - Смотри, «кусок», а Грибок-то наш, какой молодчага! - Цыбульский перекричал собственный пулемёт.
    Со стены дувала по афганцам мощно и умело работал трофейный ПКМ... За ним, не сгибаясь, стоял стрелок, белый из-за покрывавших его бинтов. Словно мумия прибыла из Египта, чтобы повоевать. И... Эту мумию поддерживало около десятка злобных автоматов...
    - Пригнись, придурок! - Проорал Медведь, хотя, на таком расстоянии да сквозь грохот боя - это было бесполезно - он и себя-то еле слышал.
    - Не может он - «скворечник» в спине не даёт...
    Удивительно, но этой горстке удалось сделать невозможное - они зажали атакующих под перекрестным огнём в такие клещи, что по склону уже вообще никто, не то, чтобы не бегал, а даже не ползал - «духи» вжали головы в землю...
    И по этим, распластавшимся «мишеням» с другого, дальнего склона «редко, но метко» пухкала СВД...
    - Бах! Бах, Засранец! Живой, чертяка! - Заорал радостно Медведь.
    Цыбуля вопросительно-радостно глянул на Игоря, словно искал подтверждение своей догадке:
    - Он?!
    - Наверняка он - других здесь быть не может! Выжил, узкоглазый!
    - Ну, бля, мать его! Расскажу кому дома - не пове...
    И прилёг щекой на приклад РПК...
    - Да и мне не поверят! Из такой говнотёрки выскочить! На это только Рашид и способен! Как думаешь, Цыба? - И тишина в ответ. - Чё молчишь, «младшой», спать рановато...
    И дёрнул на себя за рукав куртки...
    ...В самом центре лба младшего сержанта чернела небольшая дырочка, а из неё сбегал скупой алый ручеёк, спускаясь к кончику носа...
    Наверное, глупая, шальная пуля нашла свою жертву уже на самом излёте...

    Ах, какого дружка потерял я в бою.
    Нам проклятая пыль забивала глаза
    И горел БТР... В небе, как стрекоза, вертолёт...
    И, как голос из прошлого, выкрик: «Вперёд!»,
    Словно нерв... Оборвался до боли натянутый нерв
    И со склона пошла ему пуля навстречу в полёт...

    Песок да камень.
    Печальный свет чужой луны над головами.
    «Равняйсь на знамя!»
    Прощай, мой брат, отныне навеки с нами!
    Прости, что ты погиб, а я всего-лишь ранен
    В горах Афгани. В Афганистане...

    ...А потом прилетели «крокодилы» и перепахали НУРСАМи ближайшие склоны. А ещё, через минут десять появились транспортные «мишки», только сесть им оказалось негде - большой уклон...
    Пилоты связались с Грибом. Сказали, что в паре километров от кишлака есть подходящая площадка... И Гриб и повёл взвод к «вертушкам»...
    Они тогда на себе выносили всех, кто ещё дышал... А на склонах «духи» - все горы НУРСАМи не обработаешь, понятное дело...
    Медведь молотил, когда из РПК, когда из АГСа, прикрывая отходивший взод... А когда он их уже перестал доставать, взвод встретили «каскадёры»...
    Они тогда успели... Спасибо им. Если бы не они - до «летунов» никто не добрался бы... Гриб тогда ещё двоих «потерял» «грузом 300», да двое уже в «вертушках» «дошли»... Такие дела...
    А вот сам прапорщик Барзов...
    ...Жгучая, животная ярость охватила Игоря после гибели Цыбы. Ему нравился этот независимый, надёжный как скала «щирий українець», толковый и рассудительный. И не появись в бригаде Бах, «замком» Медведь назначил бы именно его, Василия Цыбульского...
    - С-суки! Суки-и!!! - Орал Игорь во всё горло. - Гады-ы!
    И в каком-то исступлении всё стрелял и стрелял, прикрывая огнём свой израненный взвод...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  2. #2
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    А потом раздался взрыв, и всё провалилось в пустоту...
    ...Он очнулся оттого, что кто-то волок его тело. Нестерпимо болело где-то внизу живота, а в сапогах было до безобразия мокро...
    Солнце уже давно перевалило за свой зенит и медленно спускалось к Гиндкушским скалам, высокое, но такое близкое небо, а в нём опять жаворонок. И тишина. Словно и небыло вовсе этой войны...
    Хотя...
    Абсолютной тишины всё же не было... Кто-то натужно сопел перетаскивая тело Медведя и, скорее всего, ругался, судя по интонации, полушёпотом на каком-то незнакомом языке, очень напоминающий фарси.
    - Ты кто? - Прохрипел Игорь.
    - Тихо! - Приказал знакомый голос, но Медведь не узнал его хозяина.
    - Кто ты? - Прошептал он ещё раз.
    - Своих не узнаёшь? Обидно! - В его поле зрения вплыло лицо Баха.
    - Рашид...
    - Я, командир... А кто ещё твою тушу вынести смог бы? Отожрался ты на казённых харчах, дорогой...
    - Взвод?
    - Их сняла наша «кавалерия»...
    - Хорошо... Время?
    - 16.50. Нас ищут «духи»... Им теперь хоть кого взять хочется, чтобы отыграться...
    - Далеко они?
    - Рядом, Игорь, совсем рядом... Если не помолчишь - найдут...
    - Сильно меня? - Совсем уж тихо прошептал Игорь.
    - Честно? - Рашид заглянул в глаза своего командира.
    - Говори!
    - Я когда тебя нашёл, поклялся, что вынесу любого, даже «грузом 200»...
    - Куда?
    - Бок, бедро... Разворотило... Осколок, должно быть...
    - Это наши «крокодилы» по склонам «чесали»...
    - Т-ш-ш! - Приложил Рашид палец к губам и посмотрел куда-то в сторону.
    Там, метрах в пятидесяти, шли афганцы. Шли очень медленно, но целенаправленно и как-то неотвратимо. Шли по следу. И Рашид это понял, бросив случайный взгляд на камни, по которым он совсем недавно проволок Медведя. Редкие, но большие и ярко-красные капли горели семафором на серых камнях...
    - Нашли... - Прошептал Бах.
    Времени на раздумья уже не оставалось и он, рванув зубами за кольца «эфок», метнул двумя руками одновременно эти «подарки» в погоню. Сдвоенный взрыв в самом центре преследователей, разметал группу по камням. Но, откуда-то, ниже по склону на пару сот метров, мощно ударили очереди «калашей», видимо именно там и шёл основной отряд «духов», потерявший в одночасье свою разведку.
    Теперь начиналось главное представление...
    - Пулемёт... - Прохрипел Игорь.
    - Что?
    - Пулемёт мне дай, сержант! И, вали отсюда...
    - И чего ж ты, «кусок», так плохо обо мне подумал, а?.. Ты меня обидел, командир, но, пулемёт я тебе дам!
    - А я уж подумал, что скажешь как тот таможенник усатый, ну, Верещагин из «Белого солнца...».
    - Дам, дам - «таможня даёт добро»... - Осклабился Рашид и подтолкнул к Медведю РПК, а сам улёгся рядышком с СВД. - Тебе сейчас спать давать нельзя - не ровен час, не проснёшься... Да и мне подмога, какая-никакая...
    И завертелось...
    И пришёл момент, когда у друзей уже не оставалось ни одного патрона. Медведь с трудом расстегнул кабуру и достал свой «Стечкин»:
    - Две обоймы... Сорок выстрелов...
    - Тридцать восемь, братишка... - Бах смотрел в глаза своего друга. - Или в плену помучаться захотел?..
    - Тридцать восемь... Только я - первый!..
    Вот тогда-то и ударил мощный автоматный залп у них за спиной. Прошипели, оставляя дымные хвосты гранаты, выпущенные из РПГ. И рванули в гуще «духов»... Да и очереди те летели поверх голов разведчиков, настигая, бросившихся бежать, моджахедов...
    Судьба... Она улыбнулась, этим двоим, в очередной раз. Да и не могло быть иначе. Не должно было быть!..
    ...Лето 1990 года, расположение РДГ Филина...
    ...- Вот так, пацаны! Подытожил свой рассказ Медведь.
    - А кто это был, Медведь? Кто помог?
    - «Каскадёры»... Они засекли меня ещё когда Гриб взвод выводил... Пока догнали, пока нашли... Поспели в самый раз...
    - Ну, а потом?
    - Потом... Потом почти полгода госпиталей... Медкомиссии всяко-разные... Орден... И предложение от Бати служить в Отряде... Не знаю уж, как он меня нашёл... Так я и попал весной 84-го в «замки» к Шаху...
    - История... - Потянул задумчиво Филин.
    - Тот рейд прогремел на всю бригаду. И командование отнеслось к его результатам очень по-разному... Кто-то считал, что я допустил преступную халатность и потому потерял половину взвода... Дзюба, например, считал, что я во всём был прав и поступал соответственно сложившейся ситуации. Комбриг же слушал своих замов и не говорил ничего. Потом прокурорские провели расследование... Я-то всей этой бодяги не знал - по госпиталям таскался: Ташкент, Москва, Одесса... Это мне потом Бах рассказал, когда в «Бурденко» нашёл. А подробности - Дзюба, когда орден привёз, туда же... До Масуда мы так и не добрались, да и никто никогда не добрался, и «летунов» тех не мы вытащили. Но, как потом оказалось при расследовании, стянули на себя большую часть «духов» тем самым помогли «Каскаду», и они в долгу не остались...
    - А со взводом как же?
    - Ну, что... Взвод пополнили из других... Ищенко, тот «салажонок», после госпиталя, уже «младшим» вернулся, его «замком»... Гриб получил «Ленина», Бах - «Красное Знамя», хотя Дзюба ходатайствовал перед комбригом о Звезде Героя, но тот ему отказал... Я считаю, что зря - те, кто выжил, обязаны именно Рашиду... Но... Посчитали, что второй орден, да какой, для сержанта срочной службы достаточно, тем более, что он ни разу небыл ранен... Присвоили «старшину» на дембель... И этот орден... Все «старики» получили по посмертной «Красной Звезде», «салажата» по МЗО...
    Игорь замолчал как-то вдруг, и всем стало понятно, что эта его «рана» болит и кровоточит, до сей поры...
    - Кое-кто из «молодых» тоже был награждён. В общем, такие дела...
    - Поход за «Панджшерским Львом» закончился в госпитале... - Подытожил Филин.
    - Да нет. Не закончился!.. Для меня, по крайней мере... - Игорь тепло улыбнулся. - Я и женился тогда же - Ленка-то моя, бывшая «сестричка» из нашего 411-го в Одессе... Вот теперь всё!..

    Спёрто, ибо делиться перлами надо.Взято вот здесь:
    http://proza.ru/2010/07/03/283

    --- Добавлено чуть позже ---

    Как мы умираем

    Умираем мы по-разному.
    Обычно наше умирание простое - выполз из портупеи и рассыпался. Это рядовое состояние пограничника которого выкинули со службы, или он сам уволился лет через сорок после призыва.

    Нас часто убивают. Просто берут и убивают. А я должен при этом дивном действе сделать выстрел в воздух, заорать благим матом: «стоять! ложись! мать твою растак», а потом добросовестно ждать когда меня пырнут ножом, или пристрелят из китайского обреза.

    Мы рушимся друг на друга, когда наша вертушка от Стингера, или нашего же ДШК, или нашего Утеса, просто тоже рушится. Мы остаемся без рук и без ног, когда бэтр нарывается на фугас и нас выбрасывает из люка... и сжигаемся от нашего же РПГ-7В...
    Рушимся в ущелье в Таджикистане на автомобиле, нашем, любимом Газ-66, а потом в отряде выставляют памятники. По нам просто залупенили из чего-то там, а водила испугался и крутанул...

    А еще в Афгане старший лейтенант Сашка Стрельников со своим взводом связи, проклято так, попадает под минометный обстрел. Но Саня настоящий мужик. Он выносит на себе бойцов из командно-штабной машины, из которых только один живой и еще дергается, а трое...
    Но и это нормально. Это служба. Мы знали, на что идем. Иначе, зачем мы служим в ПВ?

    А еще мы умираем так.
    Мы умираем в госпиталях.
    Мы умираем от того, что в лейтенантские времена ходили по ледяным речкам. Ну, ходили и ходили... А потом оказывается, что хождение наше, лейтенантское, заканчивается раком предстательной железы, или вообще какой-то ерундой, от которой ноги отпиливают по 10 сантиметров в месяц, а когда отпиливать уже нечего, то тебе говорят: «Держись, брат...». Мы держимся... Ходя на костылях... Но... отпиливать уже нечего... Дальше отпиливать
    только живот...

    От недоедания в поисках во время тайфунов, мы зарабатываем язвы желудка. Впрочем, это нормально. Я сожрать могу и сырую лягушку, или амурского полоза. Слопаю любой древесный гриб. На крайний случай слопаем папоротник... Правда не все это могут, а сожри неизвестный гриб и каюк тебе, родной.

    А еще мы умираем так.
    Мы идем дозором, а впереди пал. Весной трава сухая очень. Горит! А нам некуда деться. И мы знаем, что сгорят опоры сигнализационного комплекса. Если они сгорят, то всю заставу посадят на усиленную охрану, а на заставе бойцов хрен, да ни хрена. И мы их тушим, опоры эти. И тоже горим... На нас горят наши ПШ, ХБ и теплые камуфлированные курточки на вате. А куда нам деется? Учены мы так... И никуда мы не денемся.

    А еще мы умираем так.
    Мы летим в самолете, а погода неожиданно портится. Всего 10 минут было солнечно, а тут с океана нанесло туман, а гражданский диспетчер в это время чаёк попивает...
    Мы уже никуда не летим. Мы тупо вбиваемся в вулкан Менделеева и из нас остаются двадцать шесть еще дергающихся теплых трупов.

    Мы идем в поиск на Симушире. А тут пурга, сука... И никого нет... И нас отыскивают через месяц... Правда нас уже лисички и песцы покушали, но нам это уже пофигу, конечно.

    А еще мы умираем так.
    Легонечко с осмотровой группой перескакиваем на досматриваемый корабль, а тут волна... Ну... волна, она и есть волна - стихия... Только вот одного придавило между бортами в лепешку, которая так красиво и колоритно сочлась со спасательным жилетом матроса, которого где-то в Орле ждет мать. Мать, она и моря-то не видела никогда, а тут окромя этой лепешки из мяса, оранжевого спасательного жилета и кучи раздробленных костей еще трое дураков плавают. Им повезло... Их точно подберут... Не свои, так чужие...

    Хотя... Почему-то все думают, что все пограничники погибают на границе. Но есть ведь еще и другие службы... Мой друг старший прапорщик Мишка Зверев погиб хоть и не сразу, но упав с двухэтажной высоты, когда искал для бойца обмундирование на складе ОВС (склад у нас был переделан из клуба, еще японской постройки, высокий, сволочь...). Что-то там у него в мозгу сотряслось. А потом инсульт... Да и много таких примеров...

    Не буду больше... Хотя и мог бы...

    Ненавижу, когда пограничников называют опричниками (недели две назад прочел в газетенке какой-то Владивостокской). Проползли бы эти суки-писаки хоть один фланг на самой ровной линейке...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  3. #3
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Еще одна история из сказок снайперской группы.

    Капитан и Рыба

    "Бойцов, у которых было по три Сари-Джуя или два Куфаба,
    надо приравнивать к ветеранам Сталинградской битвы"

    Неизвестный остряк из Керкинской ДШМГ.

    Дальше от первого лица:
    - Случай этот произошел в 85-м году, как раз в сезон, когда все активно воевали.
    Даже мою группу, которая всегда ходила на усиление в полном составе, разбили на расчеты.
    Разлетелись в разные стороны - мой командирский расчет (4 снайпера и снайпер-командир группы) отправился с ДШМГ проведать Муштив ( 38° 7'24.89"С, 70°37'2.22"В), второй расчет остался с ММГ, а третий вообще передали Пянджской ДШМГ и где они шныряли - неизвестно.
    Как это всегда бывает, когда выходишь на пару часов, задерживаешься на неделю.
    Так и сейчас - задача стояла прилететь, заблокировать, если будут прорываться в горы - перестрелять. Заставы раскидали по высотам, входы и выходы из долины заблокировали, кишлак внизу как на ладони - красота !
    Сидим, ждем сарбозов и царандой, чтобы они с басмачами выясняли - кто из них революцию больше любит.
    День сидим - нету, два сидим - снова нету, а на третий день на нас упал туман, низкая облачность и нелетная погода.

    На пятый день мои бойцы подожрали последние сухари и тушенку, оставалось немного сала и гороховый концентрат, тоже немного.
    Сидели мы всем расчетом с одной заставой, палаточку поставили, очаг сделали, котелок до блеска начистили, короче, все готово для еды, но она задерживается.
    И тут случайно мои бойцы поймали ЕЁ!
    Змея была длиной метра полтора, но толстая как палка вареной колбасы.
    Быстренько отрубили ей голову, сняли шкуру (а она легко снимается, как чулок, причем вместе с кишками), нарубили лопаткой на пятаки и стали жарить.
    Сковородку почему-то на однодневный выход с собой взять никто не догадался, поэтому жарили в котелке. Сальца натопили и жарим по кусочку, слюной истекая.
    И запах стоит такой - как карпа жаришь, и по вкусу - рыба-рыбой.
    Съели буквально по кусочку, а тут как раз капитан наш подходит, проверял посты, бойцов, и не мог пройти мимо нас.
    - Привет, бойцы.
    - Здравия желаем, товарищ капитан!
    - А чего это вы такое жарите, что на всю заставу запахи идут?
    - Да вот - рыбу поймали.
    - Угостите командира?
    - Да о чем речь - подсаживайтесь.
    (А капитан, как и большинство бойцов ДШМГ, третий день нежравши, потому как это мы - продуманные и опытные горные туристы, а они привыкли к быстрым операциям и сухпая много не брали).
    Кормим мы нашего капитана (а Лапушко мы очень любили - геройский командир, с бойцами как отец с детьми носился, да и старше нас он был года на 4-5), а он ест, да нахваливает.
    Почти ползмеи съел, бойцы ему только новые кусочки подкладывают и так косятся с интересом, как на подопытного кролика.
    Лапушко дураком не был, наблюдательности и внимания ему было тоже не занимать, видимо, голод его просто немного притупил. Но по мере того, как он кушал Рыбу, взгляд его становился все задумчивей, да еще и поглядывать он стал на реку, до которой мало того, что метров 800, если сверху вниз падать, так до нее еще и кишлак обходить надо.
    И тут взгляд командира падает на саперную лопатку, на которой мы змею резали, а на ней - хвост лежит, не рыбий...

    Капитан как сидел, смотрю, побледнел весь, за горло хвататься начал и как заорет:
    - Вы, суки, меня чем накормили?!
    (Как только все увидели взгляд капитана, бойцы очень спокойно, не торопясь, но очень быстро отошли от костра по делам. Ну там на НП сбегать, бой затеять или письмо матери написать).
    - Бойцы, а ну, мля, ко мне !
    - А зачем, товарищ капитан? (Чемпиону округа по АРБ под горячую руку лучше не соваться).
    - Я не понял, это что я ел, сержант, отвечай %%я?!
    - Да вот, товарищ капитан, бойцы змею поймали, правда, вкусная? А сам головой на хвост показываю.
    Лапушко вывернуло одним отточенным движением, а ведь ел он с нами эту змею наверное с полчаса.
    После чего с криками "Урою, засранцы", "Сержант, ко мне", "Командира хотели отравить, убийцы", в которых чувствовалась нотка раздражения, он начал нас гонять по всей заставе, причем мне, как командиру расчета, уделялось повышенное внимание.
    Однажды до этого, когда Лапушко только стал командиром, а я будучи приданным ММГ отправил бойцов помочь зарыться миниметчикам, мне пришлось познакомиться с легкой рукой капитана и продолжать это знакомство совсем не хотелось, поэтому удирали все тактически грамотно, а пара бойцов расчета уже заныкались в палатках у друзей из ДШМГ.

    Так он никого из моих и не поймал, а буквально через полчаса уже отошел и направил эмоции в правильное русло - стал вербально насиловать штаб оперативной группы:
    - У меня бойцы третий день без еды, уже змей жрут !
    Или сарбозы появляются до вечера, или снимайте к %%%м заставы!

    На следующий день подошла колонна царандоя, а за ними и танкисты-сарбозы, мы как всегда победили, а буквально на следующий день после зачистки уже сидели в базовом лагере и кушали вкусный борщ.
    Только капитан на меня, наверное, еще с месяц косился, а на выходах старался есть только то, в чьем происхождении был уверен.

    А змея была действительно вкусная.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  4. #4
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для Levmor
    Регистрация
    25.03.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    59
    Сообщений
    11,142
    Записей в дневнике
    3
    Спасибо +
    Получено: 677
    Отправлено: 232

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Не фига себе Вань!!!
    Ну ты и замутил! Те чё по утрам не спится гы...
    Passat B5,Variant,1,8 ADR,klimat, и т.д.1998г-продан.
    Subaru Forester 2.5 АККП - 09г.-есть.
    Виктор


  5. #5
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Levmor, Я по утрам Биглер.ру читаю.....
    Ностальгия

    --- Добавлено чуть позже ---

    Вот, про поваренка понравилось....Две части, я так понимаю, третья на подходе...

    Повар он и в Африке повар. А Зайчику довелось быть не просто поваром, а кашеваром в отдельной бригаде ДШ, усиленной, кроме своих разведчиков, взводом СПН. Маленький у Зайчика рост - метр шестьдесят пять. Зато амбиции совершенно не для кастрюлек и половников. Бредит Поварёнок разведкой. Смотрит на крепких ребят в столовой боготворящими глазами. Готов услужить чем хочешь.
    Но не замечают его разведчики. Едят, сдают посуду и уходят. Крутится начальник кастрюль и ложек вокруг офицеров обедающих.

    - Товарищ капитан, может,... добавочки. А вот чайку не подогреть! Давайте я вам второго добавлю? - Не до него офицерам. В Чечне у всех военных своих дел по горло, а у разведки тем более.

    Уходят разведчики в рейды. Пропадают на недели. Возвращаются хмурые, злые, грязные, прокопченные военными, жесткими делами и голодные. Вот тут Зайчика замечают. Рад им Зайчик услужить, мечет на столы всё и даже более чем положено. За прибавкой бегает в варочный цех. За чаем мчится к котлам. Летит на продсклад за сгущёнкой.

    - Молодец, Зайчик! Спасибо, накормил! - благодарят служивые повара штатного. - Надо тебя до нас забрать, в разведку, - шутят они.
    - А то как уйдём на работу, так всё сухпай, да сухпай. А с тобой как у бога за пазухой. Три блюда и доппаёк на всех привалах. - А у Зайчика глаза огоньками загораются от таких слов. Из-под подошв его кирзачей чуть не искры сыпятся, когда бегает он за хлебом в хлеборезку.

    Садится с элитой военной Зайчик белобрысый у края стола, смотрит, как уписывают за обе щёки спецназовцы. Мнётся, хочет спросить, да боится. Подымут ещё на смех. Потом не отмоешься. Ухмыляются разведчики - на лбу у парня написано, что хочет он с ними служить, а не в хозвзводе. Нож подарили. Да не простой. Заодно показали, как бросать надо. Исчез поварёнок. Удивляются разведчики. То прилипал он как лист банный, а тут - нет его. Но кормёжка отменная. Следит за своими небожителями мечтатель кухонный. Не оставляет вниманием.

    Только просится у начальника столовой в ночные смены. А что делать поварёнку в ночной смене? А мясо жесткое варить, со складов хранения поступившее. Закинул мослы в котлы, включил на режим какой надо, завёл таймер на электронных часах и свободен относительно, пока мяско не сварится.

    Только не гоняет чаи поварёнок с нарядом, а за мечтой своей бегает. Уж полгода как. Вокруг столовой круги мотает. Спортивный городок рядом. С турниками, с брусьями, с верблюдом, полосой препятствий. Тишина ночью. Никто не мешает. Привыкли дежурные по части. Крутят пальцами указательными у виска, но с поваром спорить - себе дороже.

    А если дождь ночью идёт, то слышно, как ритмично влетает в здоровенную доску на стене мясного цеха подаренный разведчиками нож. А заодно и втыкаются в дерево остальные кухонные и острые предметы.

    Хорошая база у ДШБр. Военный городок. Капитальный, основательный. Даже свой полигончик со стрельбищем есть. Одна беда. До Чечни совсем чуть. Почти на границе с мятежной республикой. А с другой стороны - прыг в вертолёт и вот уже группа в горах. Близко всё. Удобно. Только не для чехов. Достала их бригада со спецназовцами по полной программе.

    А полигончик у спецов хороший, горный. Только далеко до него - километров двадцать с гаком по горному, дорожному дефиле, поросшему лесом на склонах холмов заоблачных. Удобно для обучения специальной десантуры. Сплошная попутная тренировка до стрельбища. Пока по горкам дойдёшь, то силёнка и выносливость проявляется. Чтоб по лесу пройти бесследно и качественно, умение надо набрать. Мины учатся в дороге находить. Следы обнаруживать посторонние. Слушать, видеть, чувствовать и понимать обучаются. Или навыки восстанавливают после ранений и лечения в госпитале.

    И если уходят парни на полигон, то только по-пешему. А вот покушать им шишига от хозвзвода отвозит. Обстановка сложная, местное население ведёт себя так, что решили отцы командиры эту команду вооружить, которая пищу на полигон доставляет. Броники дали, автоматы выдали, каски и даже две гранаты на каждого. Магазины по пятьдесят патронов. И инструктаж со стрельбами. Повара же, да водило хозвзводовский.
    Чтоб время зря не терять, то стрельбы прямо там, с разведкой, на полигоне. Покормили. На рубеж стрельбы вышли, отстреляли. И домой на базу с пустыми бачками поехали.

    Так не всё можно за день и ночь отработать. Решили командиры учёбу боевую на полигоне усилить. Что туда-сюда ходить?! Прямо там они пусть и живут. А полевую кухню и двух поварят с шишигой-водовозкой прикомандировать к обслуге полигона на месяц.

    Зайчик от такого решения командования только не козликом скакал по своей столовой. А на полигоне его любимый спецназ с взводом разведки молодое пополнение обучал искусству войны и хитростям выживания. Надо ли говорить, где пропадал всё своё свободное время Зайчик? На занятиях. Зайчик делил свой день на две части. А своих сослуживцев на время занятий. Если занятия проходили днём, Зайчик брал на себя готовку завтрака и ужин. Младший повар был обучен всем основным премудростям за неделю. Если группы удалялись в учебный рейд на ночь, то после ужина весь хозвзвод пахал на полевую кухню, как шахтёры в забое.

    Командиры разведвзвода Зайчику разрешали присутствовать на занятиях с одним условием: чтоб как летучая мышь беззвучно появлялся, внимал тихо и исчезал как мираж, рассеявшись дуновением.

    Научившись, он находил ушедшую в леса группу по следам, догонял и... не мог обнаружить визуально...
    Группа получала пять за маскировку и минус один за следовую работу. В следующий раз повар не мог найти следовых меток ушедшей группы. Остановился, забрался на дерево. Вытащил из-за пазухи выменянный им на ежедневные кости для собаки начсклада АТВ бинокль. И обнаружил РДГ на склоне сопки при пересечении дороги. Догнал и был остановлен метким броском камешка. Камешек прилетел точно в солдатскую бляху со звездой.

    - Ну, Зайчик! От тебя не убежишь! Ты что, нас по запаху нашёл? - спросил запыхавшегося повара командир.
    - Та не, я вас в бинокль просёк с дерева! - отвечал смущённый Зайчик. - А то так прошли, что не знал куда. Думал, улетели, так вертолёта не было.

    Так Зайчик помогал выявлять своей настырностью прорехи в подготовке новеньких разведчиков.
    На стрельбище Зайчик просто поразил своей отдачей заместителя командира штатного взвода разведки. Сильные руки повара одинаково умело справлялись и с пулемётом, и с новенькими винторезами. И более всего припал душою поварёнок к снайперскому делу. Часами лежал сам, с автоматом, без патронов, тренируя правильный порядок прицеливания и выстрела, и неожиданный, а потом и задуманный скоростной спуск ударника.

    - Билялятт! Зайчик! Только попробуй перевестись к этим самураям! Я тебя лично покрошу как капусту! Я тебя насквозь вижу! Только пикни о переводе! И вылетишь с полигона в бригадную столовую! И чтоб тебя начальник полигона больше не видел на этих дебильных занятиях! Узнаю - в котле сварю заживо! Ты глянь, что удумал! Да я тебя в последней партии уволю перед Новым годом и тридцать первого числа! Да зампотылу в пыль тебя и меня сотрёт! Приеду - проверю! И чтоб только в белом ходил и не дальше десяти метров от полевой кухни отлучался! - бушевал по телефону начальник столовой, до которого дошли слухи о тех усилиях по «повышению воинской квалификации», которые проявлял его лучший повар на полигоне бригады.

    - Да не переживай ты! - успокаивал начальника столовой начальник продсклада с боевыми колодками на заношенном камуфляже. - Он же не в тыл бежит и не предаёт наших пацанов, ... а на передок рвётся. Хороший у тебя поварёнок, Вася. Молодец, настоящего десантника вырастил! И где - в хозвзводе!

    - Есть! Тащщ старший прапорщик! Так точно! Никак нет! Бу сделано! Есть не ходить на дебильные занятия! Есть в белом и не дальше десяти метров! - отвечал повар, вспоминая и отрабатывая рукой, плечом и туловищем умение как надо уходить от прямого удара, полученное на занятиях по рукопашному бою.

    Незаметно в учебных восторгах познаний и восприятия информации проскочило лето и наступила осень. Временный летний лагерь убрали с полигона. И учебные группы снова обеспечивались провизией с помощью шишиги и термосов.

    Ориентировка: Настоящим довожу до сведения командиров всех боевых частей СПН, разведки, ФСБ, милиции, ОМОНа и сотрудников других силовых ведомств «работающих» в зоне в ответственности и смежных районах. По информации «Источников агентурной разведки» эмир Ходжа прибыл со своим учебно-диверсионным отрядом в составе не менее 30-20 человек в район, граничащий с Чеченской республикой. С задачей проведения диверсионных операций на территории Российской Федерации, не входящей в состав Чечни. Основными целями отряда являются воинские колонны, блокпосты и подразделения специального назначения.
    Источники агентурной разведки подчеркнули особую заинтересованность эмира Ходжи в изучении информации о расположенном в районе постоянной дислокации ДШБр и приданных к нему подразделений.

    По данным источника, Эмир своим походом проводит выпускные экзамены и учения для группы инструкторов-диверсантов, которых готовил из добровольцев для выполнения задач по обучению незаконных бандформирований в Чечне современным методам и способам ведения боевых действий. Личный состав бандотряда отличается высокой физической выносливостью, вооружён восемью снайперскими винтовками, имеет на вооружении пулемёты ПКМ, гранатомёты РПГ-7, «Муха», «Шмель» и ГП-25 «Костёр» или ГП-30. Отряд бандитов разбит на боевые тактические группы. Хорошо подготовлен к ведению партизанской войны. Имеет свою систему связи и позывные. Маскируется под отряд специального назначения ГРУ МО РФ. Весь личный состав бандформирования обучен инженерно-сапёрному делу с уклоном к установке минно-взрывных ловушек и засад.

    Командир отряда опытен, инструктор-наёмник, беспощаден, интеллектуально высокомерен по отношению к противнику, грамотен, легко ориентируется в сложной обстановке, способен к нестандартному мышлению и принятию необычных, но эффективных решений в ходе боестолкновения. Стрелковое оружие бандформирования оснащёно приборами и прицелами ночного видения...
    Принять меры.... Доложить.... Довести.... Сделать.... Провести... Особое внимание уделить...
    Дата приёма. Подпись принявшего. Роспись командира.

    --- Добавлено чуть позже ---

    --- Добавлено чуть позже ---

    В этот день на полигоне должны были проходить занятия по вождению и стрельбе из БТР, БМП-1 и 2 и БМД.
    - Водить надо уметь всё, что горит, а стрелять надо из всего, что шевелится! - любил пошутить нач по бою бригады, помахивая в руке метлой из берёзовых веток.

    Шишига, которую хотели отправить вместе с колонной, состоящей из шести единиц боевой техники, заводиться не желала. И колонна под управлением водителей из ремонтного взвода двинула на полигон без Газона, чтобы успеть прибыть к началу времени занятий с разведчиками, которые выдвинулись на полигон ещё ночью, попутно тренируясь на пути следования к полигону.

    На КПП выскочил начальник АТВ, дежурный по части, с широким брезентовым футляром.
    - Серёга, - обратился он к прапорщику, который был старшим в колонне, - забери "Винторез", чтоб пацаны пристреляли, только вчера из мастерских привезли. Патроны к нему там же, внутри. Десять пачек, - и сунул ведомость получения для росписи. Прапор хмыкнул, проверил наличие оружия в свёртке, посчитал пачки с патронами и сунул брезентовый пакет в люк БэТээРа. Расписался в бумажке о получении и забрал две копии ведомости, чтоб передать "Винторез" с патронами на баланс и ответственность разведчиков.
    - Всё? Поехали! - скомандовал он в люк водителю. И колонна, разгоняясь, покатила в утреннем тумане, растворяясь и теряясь в дорожном дефиле горных высоток, поросших густым лесом. Туман местами снижал видимость в ноль, а потом вдруг исчезал легкими витиеватыми хлопьями, открывая обзор на вершины рвущихся вверх горок.

    - Ш-ш-ш-ш, ш-ш-ш-ш, я Орёл, вижу Змею, шесть единиц. Два БТР-80, БМП-1, БМП-2, две БМД. Скорость 40 км в час. Охранение отсутствует, - отрапортовал по-русски наблюдатель на господствующей вершине в микрофон радиостанции.
    - Ш-ш-ш-ш, ш-ш-ш-ш, я - Барс. Принял, работаем по плану. - Даже если кто-то и прослушал этот короткий обмен информацией, он бы не смог определить ни место, ни возможную угрозу для ниточки из шести учебно-боевых машин, которая приближалась к месту своей последней остановки.

    Фигуры в маскировочных балахонах НАТО без слов и шума двигались по лесу и занимали позиции для атаки на склонах двух горок. Фугас и шесть МОНок, в шахматном порядке расставленных по обе стороны дороги, перекрывали своими секторами выброса боевых элементов друг дружку. Три РПГ сверху, три "Мухи", четыре снайперских винтовки и два пулемёта ПКМ довершали минно-взрывную ловушку на дороге, не давая шанса на спасение тем, кто ехал в колонне на полигон к разведчикам.

    Эмир предвкушал, что в результате засады в первые же минуты даже не боя, а избиения, будет уничтожено, по крайней мере, шестьдесят десантников, которые, по его мнению, находились в десантных отсеках боевых машин. Кроме того, как минимум, четыре офицера. И группа сдаст не только экзамен, но и заработает для своего курбаши "пару грошей" на пенсию. За шесть БМП с БТР по полторы тысячи долларов за каждый. За БМД можно и больше выпросить. Итого почти 10 000 зелёных.

    Да за каждого десантника по тысяче. Если всё пройдет как задумано, то всего группа за экзамен получит около 100 000 баксов. И половина уйдёт на счёт в заморском банке командиру - эмиру Ходже. Отдельно за деревом примостился диверсант - оператор с видеокамерой, чтоб доказать заказчику, что товар отправлен на небо самого лучшего качества. И в представленных Эмиром количествах согласно ценника, и с учётом "коэффициента трудового участия" в сложных боевых условиях.

    Колонна, пройдя почти половину пути до полигона, ревя моторами на подъёме, медленно приближалась к своему последнему месту стоянки, обозначенному фугасом и большим валуном рядом с местом установки управляемого взрывного заряда...

    А Шишига завелась в парке неожиданно, резво взревев мотором. Движок заглушили и завели ещё пару раз, проверяя надёжность работы двигателя. Наконец закрыли кабиной мотор.

    - Так, ехай к столовой, загружай термоса с пищей, - хватай старшего, поваренка, броник, оружие и мухой догоняй колонну. Минут сорок как умотали, догоните! - Выдал ЦУ зампотех водителю ГАЗ-66-го. И в удаляющуюся спину добавил:
    - И быстро, а то они тебя вместо завтрака на шашлык порежут в обед, ха-ха-ха.

    Водитель, чертыхаясь, подъехал к КТП, пробил путёвку, поморгал всеми поворотниками и тормозами на газоне и газанул, выворачивая руль к столовой, окутывая машину сизым дымом из выхлопной трубы трудяги-грузовичка. Сзади шишиги болталась на прицепе цистерна с водой, иногда посверкивая красными огнями стоп-сигналов.

    Термоса загрузили быстро. Закинулись в кабину. Сержант-сверхсрочник сел рядом с водителем. Водитель привычно вывесил бронежилет на окно своей двери. Укороченный автомат сунул на капот в специально сделанный зажим затвором наружу - вверх, а стволом, направленным вперёд, - в лобовое стекло. Зайчик в кузове сел на откидную скамейку. Он завернулся в бронежилет, поднял воротник и капюшон. Натянул глубже вязаную шапку с дырками для глаз, носа и рта. А кепку-афганку до поры сунул за пазуху ближе к полосатой майке. Поставил автомат между ног. Поправил подсумок с магазинами и проверил две гранаты в карманах бушлата. Стукнул по кабине ладонью. Сержант в кабине бронежилет не снял, но рассмешив водителя, надел на голову каску. И застегнул её на голове ремешком, жестко перехватив подбородок на манер американских морпехов.

    - Слышь, сержант! Может, ещё и противогаз наденешь? - попробовал пошутить водитель в сторону официально приданного им старшего машины. Сержант повернул голову влево, упёр тяжёлый взгляд в глаза водителя. Замер. Не глядя, потянул свой автомат, снял с предохранителя загнал патрон в патронник, поставил на предохранитель. Молча положил ствол на торпеду и зажал пистолетную рукоятку кистью правой руки, положив большой палец на бегунок предохранительной планки, изогнутой углом на конце.

    Левую руку сержант положил сверху, накрыв правую ладонь водителя на кругляше рукоятки переключения передач. Также молча, сжал пальцы, вдавливая железом сухожилий и мышц своей руки ладонь водителя в чёрный эбонит набалдашника с цифирьками и чертежом коробки. И коротко рявкнул, вроде и негромко, но внушительно и твёрдо:

    - Каску - одел! Быстро! - скомандовал он водителю так, как будто кроме этого ничего другого и сказать было в этот момент невозможно, а уж и делать - тем более.

    - Чего? Может, ещё и ОЗК надеть с капюшоном в комбинезон? - попытался отбрыкнуться от прикомандированного и явно сумасшедшего сержанта тыловой воин. Рука сверхсрочника чуть напряглась.

    - АААА! Я понял! Понял! Одеваю! - завопил солдатик, угадывая с болью непререкаемый авторитет физической силы старшего машины.

    - Каску одень! И на дорогу смотри! И курить будешь, когда я скажу! Усёк, воин? И зовут меня, не "слышь сержант", а товарищ старший сержант Лис! Уловил? - И он ещё чуть придавил руку зарвавшегося солдата, ничуть не напрягаясь.

    - Да понял! Понял! ТоАААаварищ старший сержант Лис! - обидчиво прохлюпал-проорал водитель, затаив злобу на неожиданно уставного сверхсрочника. Водитель потряс освобождённой рукой в воздухе и матюгнулся, молча сцепив зубы от боли и мимолетного унижения авторитетом и силищей старшего. Одел каску и застегнул замок ремешка.

    - Готов? Погнали! - не дожидаясь ответа, скомандовал старший сержант. Шестьдесят шестой взревел и рванулся в распахнутые заранее ворота КПП части. Зайчик вцепился руками в дерево доски за кабиной грузовика и перевесил автомат на рычаг заводного ключа кривого стартера, торчащий из квадратного металлического профиля переднего борта машины.

    Зайчик пронаблюдал полуозвученную пантомиму в кабине. Развязал вещмешок и вытащил стальной шлем, так по-родному, кухонному, напоминающий неправильную кастрюлю без крышки. Подпрыгивая на скамейке и сохраняя равновесие, он на ходу завязал сидор, прижав каску ногой к борту. Закинул мешок под скамью. Достал из-за пазухи кепку-афганку, одел на голову козырьком назад. И только затем водрузил стальную полусферу себе на голову. Размерчик, конечно, был ещё тот, но единообразие головных уборов троих военных в машине объединяло лучше, чем разнообразие гражданского анархизма за бортом шишиги.

    Понравилось Зайчику, как мимоходом уделал ушлого хохла-водителя сержант-сверхсрочник. Что-то знакомое почудилось ему в профиле лица старшего машины. Но вот ускользало точное воспоминание ранее виденного где-то лица. Хоть и витало где-то рядом в образах памяти.

    А разозлённый водила-дембель, целый рифлейтор Нечипоренко, занятый управлением автомобиля, вспомнил. Он округлил рот, не веря своей догадке. По спине отличного рулевого пробежала электрическая волна колючего озноба восхищения собой и сержантом. И разгорячённый мозг моментально простил соседу по ГАЗ-66 все обиды, связанные с установлением единоначалия в одной отдельно взятой кабине грузовика и кузове.

    Нечипоренко пару раз оторвал свой взгляд от дороги, стараясь рассмотреть лучше сидящего рядом. Затем всё ж набрался храбрости. И совершенно заискивающим тоном, полным восторга и удивления, обратился. Именно обратился к рыскающему глазами по сопутствующей местности, а более по зелёно-желтеющим склонам прилегающих горок, сержанту.

    - Товарищ старший сержант Лис! А? Разрешите обратиться? А? Лифрейтор Нечипоренко?! А? Так цэ ВЫ? - Аж по-украински высказався станичник, поднимая брови и округляя глаза до невозможного предела, от чего каска съехала на лоб, а зубы сверкнули в улыбке заведомого обожания.

    - Нет, не я! Веди машину, боец! Не на меня, на дорогу смотри, чудо в каске! - не повернув головы в сторону задающего салют и фанфары, недовольно пробурчал Лис, чуть улыбнувшись одним только уголком губ.

    - Та это точно, вы! - перешёл на русский язык водитель. И совсем обалдев, попросил, как малой просит конфетку у взрослого:
    - А можна я с вами сфотаюсь, товарищ старший сержант?! Там, на полигони! - совершенно умоляюще заканючил ефрейтор, забыв где и куда он едет, и с какой обычно-обывательски военной целью.

    Это ж вас к званию Гэроя России прэдставлялы! Там мы уси про вас всё знаем! И газета з вашим фото у меня в дембельском альбоме есть!... Та замполлитр...!? Ой, извините товарищ старший сержант! Капитан Петров нам рассказывал, что... - парня прорвало так, что остановить его выдачу информации о Лисе самому Лису можно было, только пообещав ему что-то конкретное и близкое по временному промежутку.

    - Нечипоренко! - резко прервал излияния Лис. - Давай так! Ты сейчас заткнёшься! И будешь внимательно вести машину. А на полигоне я с тобой за этот дембельский подарок сфотографируюсь, но только один раз и в маске!
    - Есть один раз и в маске! - по инерции ответил десантник хозвзводовской машины и не удержался от реплики, граничащей с монологом депутата Госдумы.
    - А шо-то вы на фото больше лицом! И вообще! Как вроде похудели зовсим! Та ничо! Он Зайчик у кузови, он такый поварчук! Вин вас за раз откормит! Будете как новенький! Я ему как скажУ, хто в нас едет, так он вам блины прямо на полигоне из воздуха сотворит! Цэ ж надо, как повезло. Вы меня за каску извините, то ж я думав, шо абы хто! А то вы! Та я про вас...

    - Ефрейтор! - незлобиво рыкнул Лис, не прекращая читать окружающее пространство.

    - Всё, молчу! Тащщ старший сержант Лис! - картинно уткнулся в лобовое стекло осчастливленный ефрейтор с глупой улыбкой на лице, сплошь усеянном рыжими веснушками. Сержант вдруг насторожился.

    - Тихо! Что-то не так! Притормози-ка! - как вроде для себя высказался сержант, поднимая из горизонтального положения вертикально ствол автомата с торпеды машины и в плохом предчувствии снимая с предохранителя...

    - Шо? Вродь всё путём! - автоматически выполнил команду водитель, пуская машину без скорости и страхуя остановку тормозом.

    И тут рванул фугас под первым БТРом в невидимой колонне, которая оторвалась от Шишиги почти на полтора километра. Тддамм!!! Машину с поваром, водилой и сержантом встряхнуло волной звука. Первый БТР колонны перевернуло и подбросило на середину дороги взрывной волной мины. ПУХ! ПУХ! ПУХ! - долбанули три РПГ невидимым залпом по двум последним БМД и БМП-2. Бах! Бах! Бах! - и тубусы «Мух» полетели в сторону из рук боевиков. ДДум! ДДум! Ддум! Второй залп из РПГ добил последние два ещё целые БТР и бэмпэшку. Прорроккотали ненужные пулемётные очереди по сорванным крышкам люков десанта. Защелкали одиночки снайперов, впустую прошивая дыры лючков механиков и десанта. Тишина загрохотала ветром по веткам, разгоняя дым разгорающегося пламени у разбитых машин расстрелянной и изувеченной колонны.

    - Туши пламя! Оператора вниз! Две минуты зачистка и переставить мины. - командовал недовольный проколом Ходжа своими наёмниками.

    Сначала оператор снял то, что осталось от ремонтников и прапорщиков в машинах. Хоть какая-то отмазка "по отчётности" за сдачу норм ваххабизма. Затем все борта и трупы заминировали. Переставили МОНки. И весь отряд шустро выстроился в походную колонну и неспешно двинул, поджидая левый и правый заслоны, по кратчайшему пути через хребет, в мятежную республику. За окончательным расчётом и раздачей дипломов профессиональных инструкторов по терроризму в горно-пересечённой местности. И если командир отряда был недоволен событиями, то рядовые не скрывали своего удовлетворения происшедшим: улыбками, жестами, касанием, взглядом и энергичным движением по пути "домой".

    Лис считал, наблюдая, как суетится у колеса водитель, одевая на себя сорванный с дверцы бронежилет, и как озирается по сторонам, поправляя каску, маленький поварёнок, выставив перед собой складник АКСа. Это была его работа. И, отмечая выстрелы из РПГ, ПКМ, одиночные всплески снайперок, Лис просчитывал количество противника. А в том, что это был противник, не было у него ни единого сомнения. Три РПГ - расчёт из двух человек - шесть. Два ПКМ - также по два - четыре. Фугас - два сапёра. Три Мухи - три стрелка. Командир, заместитель, наблюдатель. Левый и правый разведдозор - четыре-шесть. Три снайпера попарно - шесть. Итого: орава из тридцати лбов. А нас трое. Необстрелянный водитель. Романтичный повар. И сержант, сбежавший из госпиталя, с пробитым пулей и не зажившим как надо правым лёгким.

    Голова работала как компьютер. Тридцать человек. База ДШБР. 10 км до места дислокации и десять до стрельбища. В клещи не пойдёт опытный моджахед. Развивать успех против двух взводов озверевшего спецназа на чужой территории и бригады штурмовой десантуры смерти подобно. А ещё вертолёты. Пойдёт назад, сука. Я бы и сам рванул бы назад. И мин бы по тропе отхода наставил бы заранее. С сюрпризами. Чтоб уходить без задержки. А погоня пусть раненых и убитых собирает по лесу. А нет так ещё и засаду устроить. Ведь в поиск роту не отправишь по горам. Значит, будет взвод гона. И взвод перехвата в засаде. На наиболее вероятном пути отхода. Или два. А у нас их всего два. Чтоб ему, этому "Насеретдину", уйти пешедралом через хребет: это сутки-двое ходу. Пока наши прибегут, пока разберутся, пока решение примут, соберут и пошлют погоню по горячим следам - часа три-четыре потеряем. А они явно минируют сейчас место и снимают, гадёныши, кино про своё геройство, чтоб бабки получить. За шесть пацанов из ремвзвода и двух прапоров. Погонщики пойдут по следу, подорвутся на минах, пойдут медленнее. Снова потеря времени. Значит, снова тащить тебе, Лис, лямку, пробивая тропу для группы преследования. На сутки сил хватит. Всё, решение есть. Что имеем в наличии?... А если он не один? Нет, падло, ты один, и по ориентировке один. А если бы вас было много, вы бы или я бы напал бы ночью на казармы ДШБР. А вас, паскуд, мало. И вы нас боитесь. Ишь, как место выбрал. Равноудалённо от базы с кучей десантуры и от полигона с двумя взводами псов войны. Значит, разведрейд. Если не забить их как свиней диких, вернутся и напакостят ещё больше... Ох, блин! Ну и задачка. И расчёт как всегда: один к десяти. А что? У англичан один к пяти норма. А у нас и подавно. Так просто: будни спецназа. Русского изготовления.

    - Нечипоренко! Тебя как? Эй, малый! Зайчик что ли? Слушай мою команду... Нечипоренко, да тебя трясёт! Как тебя, сынок, папа зовёт? - Лис взял за воротник бушлата и поправил броник, легонько встряхнув вместе с бойцом, находящимся внутри.

    - Петро! Тащщ старший сержант! Шо ж рОбыть? Тож ти сами духи, шо по ориентировци булы вчора. А там хлопци, у колонни! Трэба шось робыть... - понесло сознание водителя, спасая от шока.

    - Прально, Петро! Взял свой драндулет, и быстро вон туда в лес. Зайчик, найди у этого болтуна топор, нарубите веток и обложите морду машины так, чтоб с дороги не видно было. И время вам на всё - две минуты! Б Е Г О О О М! - прямо в лицо водителю гаркнул сержант, срывая его с места и отключая мандраж и ступор. - А я пока вперёд прошвырнусь. Вернусь, если увижу машину, то обоих размажу по колёсам, - пригрозил он обоим. - Ждать, оружие из рук не выпускать. Зайчик наблюдает в сторону полигона и в тыл машины. Петро, ты в сторону базы и другую сторону дороги. Если вы сунетесь на дорогу, я сам вам каски на задницы одену и застегну на конец, - даже задохнулся от длинной тирады Лис.

    Лис понимал, что те, кто сотворили засаду, наверняка наблюдают за дорогой в обе стороны. И точно заминировали подступы как с его стороны, так и со стороны полигона. Значит, ехать вперёд на машине - самоубийство. А идти по дороге равносильно, что быть мишенью на стрельбище для снайперов. Значит, вдоль дороги и только по лесу и аккуратно. Вот попал, сам еле дышу и два зелёных пацана - дурдом. Ну, да как всегда...

    Сержант заметил хорошую сопку и припустил на неё. С момента от первого залпа РПГ и взрыва фугаса прошло не более десяти минут. С сопочки, куда разведчик взбирался минут десять, и, хрипя в половину обычного вдоха, упал на вершине, - видок на дефиле с разгромленной колонной открывался прекрасно. И не менее отлично видно было то место, где только что стоял грузовик с термосами.

    Спасибо, боженька! - Ещё бы чуть раньше - и всё. Спeцназовец замер, распластавшись под деревьями, соображая, что лучшего места для прикрывающего дозора просто нет на дороге. И где-то здесь, совсем рядом, должны быть минимум трое духов, если они не полные анашисты по жизни. Тишина, птицы и интуиция говорили о том, что урки ушли, спасаясь от погони, только что.

    Сержант возник за спиной Зайчика лесным трепетанием веток.

    - Всё нормально, Зайчик? - Зайчик, ошалевший от волшебства материализации Лиса за своей спиной, смотрел на него завороженно, как раввин на стену плача в Иерусалиме...
    - Так, военные! Что у вас по боеприпасам и оружию есть? У меня четыре магазина по 25 патронов, автомат. Нож. Две гранаты. Ну, ещё кое-что. Что у вас?
    У водителя и Зайчика было не густо. Два автомата. Один АКСУ. По два магазина, по двадцать пять патронов. И две гранаты на каждого...

    - Ни рации, ни бинокля, ни артиллерии, и патронов только, чтоб застрелиться с сотого раза... - подытожил Лис. - Ну да. Один против десяти это не круто, а вот с голыми руками - это по-нашему. САС отдыхает.

    Ничипоренко как-то странно опустил голову и проговорил в землю, ковыряясь в ногтях правой руки левой: шо-то вроде, шо если его не сдадут, то с патронами не так уж и плохо. Зайчик, услышав бубнёж станичника и углядев взляд, обращённый вроде в землю и траву, отвернул голову в сторону от сержанта и не менее дебильно улыбнулся. И сунув руку за пазуху бронежилета, вытащил вполне приличный бинокль с антибликовой оптикой и двадцатипятикратным увеличением.

    - Что ты сказал про патроны, Петро!? Ну-ка повтори... - приподнял подбородок смущенного воришки-деса, но хозяйственного хохляры разведчик.

    - Та, шо..., Я ж не для себя! Я ж для вас! А шо, - они их списывают на полигоне ящиками! Та шо ж добру пропадать! А гранаты, так те вообще берут рыбу глушить. Вы, таарищ сержант, може и не знаете, бо в госпитали булы. А воны там ящик Валов просто забраковали: та списали. Это мы тут водители по жизни все думают, шо затурканные дебилы. А мы всё про всех знаем. Они ж свои дела через нас все делают. А шо?! Йим можна, а я, значит, рыжий - да?! Нельзя что ли?! Я ж не для бандюганов! Я для себя, та для вас от! А то б стрелялись тут бы все щас по сто раз, пока б не попали себе в лоб.
    -А рации продали за ящик водки. Ну и шо! Я их вожу везде, а мне хоть бы гильзочку пустую на хозяйство дали. А машина она ж ухода просит. А вы ото сразу руки ломать Нечипоренку! - У хохла из глаз полились настоящие слёзы. Зайчик уже закрывал рот ладонью и трясся плечами. Лис не мог поверить тому, что нёс, всхлипывая, обиженный им в начале пути рыжий станичник с еврейским носом и хохляцким выговором...

    - Та ну вас! Ище убьють по глупости! Шо без патронив булы. - Петро Нечипоренко, вытирая рукавом бушлата слёзы, положил АКСУ под ноги, подошёл к своей машине. Он полез в ящик с инструментами. Вывалил всё содержимое горстями на землю - ключи, болты, гайки, шайбы, молотки, плоски, кусачки, промасленную ветошь, зубило, пробойник, жигулёвский домкрат и много чего, что надо в дороге или не надо вовсе, а выкинуть жалко. А затем открыл второе дно контейнера. На дне лежал цинк патронов, шесть пустых магазинов и снайперский прицел.

    - Хохол, я не понял! Ты после армии куда собрался? На личную войну или как? - спросил Лис, оглядывая богатство водителя. - Петро,- продолжил сержант, - а прицел-то от ВАЛа? А? ...

    - Щас, - прогнусавил Пэтро, - восхищая Лиса: От жеж ворюга! Молодец! А! - думал он, абсолютно крамольно поощряя сейчас рыжего пройдоху... Пётр залез под машину с кусачками и что-то там откручивал, матерясь от сыпящейся в лицо и на форму грязи, смешанной с отработкой и пылью.

    - Плоски дай, Зайка! - попросил требовательно он, что немедленно было исполнено. Оба, и Зайчик, и Лис присели у сапог Нечипоренко, торчащих из-под газона, в ожидании чудес и сокровищ ушлого хозяйственника...

    - Таааищ старсержант! Вы слово дайте! Слово разведчика, что меня не сдадите! И ты, Заяц. А то хер я вам что выдам. Клянитесь, а то не вылезу! - использовал выгодный момент, извлекая для себя индульгенцию всепрощения Петруха.

    - Да! Да! Клянёмся! Да вылазь ты уже.- подтвердили оба, сгорая от любопытства. Щедрость и обширность интересов хохляры поразила даже Зайчика. С его биноклем он был просто ничем по сравнению с тем, что вытащил из-под машины водитель.

    На свет божий сначала появились какие-то грязные, промасленные свёртки, перетянутые проволокой, и небольшой деревянный ящик. Лис оглядел всё, что выудили из свёртков Зайчик и Рыжий. И охренел от масштабов того, что разбазаривается в армии. Но в данный момент ему всё это было, что называется, на руку!

    - Ну вы, блин, хозяйственники, даете! Я теперь не знаю, кто из нас спецназ, я или вы! - усмехнулся Лис, собирая в кучу толстоносый ВАЛ и прикидывая количество гранат ВОГ-25 в ящике. ГП-25, он же изделие "Костёр" и подствольный гранатомёт к АКС-74 протирал ветошью от смазки Зайчик.

    - Та вы, товарищ старший сержант, ото меня звиняйте! - говорил Рыжий, прилаживая батарейки к мини-рации, - а без нас, хозвзводовцев, вы, спецы, так просто спортсмены с большой дороги. А с нами, с водилами, вы - крутая, оснащённая всем необходимым Армия Великой Державы! О как! - залепил Нечипоренко и тут же получил подзатыльник по каске, закрывшей его лицо по самый подбородок. - Та я шо! Я ж для пользы дела! - хитро ухмыльнулся Петруха внутри стального сфероида, гудя и включая и выключая рацию для проверки на ощупь.

    - А вы думали, шо Рыжего, ото так просто, повоевать можно! Ага - щас! - пробурчал Рыжий, поправляя каску. И вспыхнул от удовольствия высказанной похвалы обоих товарищей по маленькой войне.

    - Я Лис, кто меня слышит, ответь! Я Лис - вызываю Базу! Приём! - не терял времени сержант.
    - База - Лису! Что у тебя? Хитрейший? Откуда Функен? Приём!
    - Лис - Базе! Имею восемь двухсотых! На десятом километре между базой и полигоном. Квадрат двадцать-десять, по улитке шесть. Направление отхода духов юго-запад. Шесть разбитых коробочек. По звукам боя - тридцать чехов, согласно ориентировки. Подходы и нитка, скорее всего, заминированы! - Иду в поиск с одним десом! Оставляю след для ПРГ. Прошу накрыть район предполагаемого выхода Ходжи артналётом для задержки. Туарегу: пусть найдёт шишигу. И потом бежит от неё по моим ботинкам. Не откажусь от вертолётов! Как понял - приём?
    - База - Лису! Жди на месте! Первый движение запретил! Лис, ты ж полуживой! Первый в ярости! Высылаю обе группы! Приём!
    -Лис - Базе! На рожон лезть не буду! Привет Первому! Контроль через час. Приём!
    - База - Лису! Частоты по Гризли! Прием!
    - Лис - Базе! Вас понял - Гризли! До связи!
    - Удачи, Лис! Вернёшься - разберу на запчасти - Первый! До связи!
    - И вам не кашлять!
    Последний раз редактировалось MagnumAE; 13.09.2010 в 10:05. Причина: глюк
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  6. #6
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для COOLLER
    Регистрация
    01.09.2006
    Сообщений
    48,265
    Записей в дневнике
    10
    Спасибо +
    Получено: 1,378
    Отправлено: 868

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    многА букаФ
    давай в кратком
    нас без сомнения ждут приключения, мы ведь не любим скучать..

  7. #7
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    COOLLER, ЭТО в двух словах не описАть... Истории про МУЖЫКОВ, а не про пидоргов с мЫшцами
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  8. #8
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию


    С "Биглера.ру" как обычно

    Культура отдыха

    Он очень боялся опоздать на корабль, точнее не на корабль, а на ПСК, который развозил военнослужащих утром по рейду и на Окольную. Короткий получасовой сон перед выходом мог превратиться в глубокое забытье после бессонной ночи, но он услышал будильник, и ему не пришлось бежать. Он даже смог занять одно из последних сидячих мест, что гарантировало еще сколько-то минут сна, и можно было спокойно закрыть глаза. На соседнее сиденье кто-то плюхнулся, окатив его могучим запахом спиртного, и показавшимся знакомым голос стал раздаваться прямо над ухом:
    - Так, с какого места, ты не помнишь?
    - Давай с самого начала, - ответил кто-то стоящий над ними.
    Ему был не интересен этот разговор, но он тоже захотел прокрутить вчерашний вечер снова и снова. Вот он сходит с ПСК и видит на афише у Морвокзала афишу сегодняшнего концерта в мурманской филармонии. Концерт оркестра, того самого, на который он безуспешно пытался попасть в Питере, который уже почти не выступал у нас в стране, мотаясь по заграничным гастролям и сейчас, видимо, просто возвращались с очередных из Норвегии или Финляндии и решили облагодетельствовать медвежий край.
    - Ну, то, что мы с тобой еще на пароходе накатили, это ты помнить-то должен. Зам, пока мы на юте стояли, катер ждали, всё принюхивался и на нас косился...
    Он схватил такси, хотя денег у него было совсем немного, и попросил «шефа» ехать как можно быстрей. Как он нервничал на этих бесконечных подъемах, когда было невозможно обогнать ползущий Урал или «шишигу», как он ругался на длиннющую очередь на КПП, как его выводили из себя бесконечно красные мурманские светофоры...
    - Потом ко мне домой завалились, я скорлупу скинул, а ты по формату остался, сказал, что в «охотничьем костюме» в кабак пойдешь, на блесну будешь ловить, ну, конечно, еще на грудь приняли...
    Он опоздал совсем немного, но билетов, разумеется, уже не было, билетёрша пожалела единственного военного, пришедшего на концерт, и повела его на откидное место. Звуки он стал улавливать еще в фойе, и ему стало совершенно всё равно, будет ли он сидеть, стоять, лишь бы слышать еще и ещё это плывущее к нему волшебство...
    - В кабак бы хрен попали, хорошо там Фил, мой однокашник по пулемётной, столик заказал, а его крендели на «коробке» зависли, вот там и ошвартовались...
    В полутемном зале какая-то дама преклонных лет, увидев, как он тулится на откиднушке, молча показала ему на свободное место возле себя. Наверное, какая-то подруга не пришла, успел подумать он, но тут вступили струнные и музыка снова захватила его без остатка...
    - Там, значит, мы литруху взяли. Ну и с собой было, конечно, где-то после горячего ты пошел каких-то шмар левых с соседнего столика клеить. Залётные с Челпушки и уже сундукам с «десантников» чего-то наобещали, те быковать, ну пошли, типа, выйдем. Ну мы и вышли, только не знали они, что для Фила мичман - хуже красной тряпки для быка, а он в сборной флота по боксу, между прочим, еще кадетом был...
    В антракте он скупил диски всех концертов оркестра, которые только продавали здесь, выстоял очередь за автографом к дирижеру, который вышел в фойе и их попросили вместе сфотографироваться, уж очень они колоритно смотрелись - дирижер во фраке с белой манишкой и он в своей тужурке с белоснежной сорочкой...
    - Короче, этих двух шмар сняли и ко мне поволокли, ну и Фила с собой тоже взяли, надо же ему было сундучью юшку отмыть. Девки вроде в кабаке тоже литруху на двоих скушали, а не в одном глазу. Я уже все запасы из холодильника выставил, а им хоть бы что, пришлось в кладовку лезть канистру раскупоривать, а им танцев захотелось...
    Публика долго не отпускала оркестр, заставляя играть еще и еще. Он понимал, что уже не успевает на последний автобус, но на всё это было наплевать, сбылась его мечта, он был на концерте оркестра, который так хотелось услышать в живую, как будет за него рада мама, преподаватель ленинградской консерватории...
    - Потом прикинь, звонок в дверь - соседка с третьего этажа, жена помохи бывшего, ругается, музыка спать мешает, ага, а я-то на восьмом живу, никому не мешает, а ей помешала, то-то на каблуках и накрашенная пришла, ну затащили её ко мне, стакан влили, она уже и уходить не хочет и музыка вроде как не мешает, да и Филу веселей, а то он уже скучать стал, так развеселился, что пошел ей чего-то в моей спальне показывать, минут двадцать показывал, но вроде та без обид, довольные оба вышли. Ты то уже к тому времени совсем хорош был, уложили тебя на кухне, так Фил этой твоей, как её, Светка или Ленка, в общем, тоже чего в спальне показывал...
    Это был его вечер, первый остановившийся частник оказался североморец и отвез его до самого дома за чисто символическую плату. Он не мог уснуть до самого утра, не снимая наушников ,слушая снова и снова то блаженство, к которому он только недавно так близко прикоснулся...
    Его толкнули в плечо.
    - Петрович, ты что ли? А я всё думаю, кто тут рядом со мной сопит...
    Голос не зря показался знакомым - «рогатый» комбат со своим дружком «румыном».
    - А я тут Сэму действительность восстанавливаю. Ты-то как на берегу отдохнул?
    - А-а, да пучком всё, с соседом нахрюкались, телок знакомых подтянули и пялили их почти до утра...
    - Во, видишь, Сэм, как культурные люди отдыхают, без кабаков, мордобоев, левых баб, и главное, всё помнят...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  9. #9
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    оттуда же
    Юр!
    - Чего тебе?
    - Слушай, а что там за история с орденом у тебя была?
    - Нашептали уже! А, неохота вспоминать!
    - Расскажи всё-таки, ладно?
    Юрка подумал и начал рассказывать...

    Глава III. Особое задание. Семьдесят пять процентов.


    - Попрыгали на месте! - скомандовал старшина Панасюк.
    Все попрыгали. Ни у кого ничего не зазвенело. Да и не должно, поскольку все личные вещи сданы командиру батальона и находятся у него в сейфе. По размеру подогнаны парашютные лямки, десантные ножи не люфтят в ножнах, запасные магазины в кармашках разгрузок, автоматы прижаты к груди.
    - Вольно! - скомандовал старший лейтенант Пушкарёв. - Ещё раз напоминаю задание партии и правительства, - он развернул карту. - Как вы знаете, мы должны десантироваться в одну из стран Юго-Восточной Азии, вот в этот квадрат. - Он обвёл некое место на карте. - Поставлена задача: захват представителя... эээээээ... империалистической державы, находящегося в этот момент на базе. - Он помолчал, потом махнул рукой, мол, «и так узнают!» и продолжил: - Итак, вылетаем во Вьетнам. В указанном квадрате приземляемся и атакуем базу. Внешний периметр охраняют войска вьетнамцев из числа коллаборационистов. За ними ребята посерьёзней, «зелёные береты», ну да их немного, справитесь! В отношении местных и коммандос, если попадутся, не церемоньтесь, действуйте по обстоятельствам, но человека, которого там усиленно охраняют, надо взять непременно живым! Слышите? Только живым! Десантируемся ночью, - лейтенант посмотрел на часы. - В два тридцать пять. И ещё, помните, что подписку о неразглашении давали!
    Вот и всё. Позади месяцы учебки, изнуряющих кроссов по сопкам, прыжков с парашютом, штурмовая полоса, где не один раз бегали, стреляли, падали, отчаянно матерясь, обжигались, присяга, ещё месяцы учебы: как разжечь костёр из сырых дров, как найти воду, чем питаться при нахождении в глубоком тылу противника, как экстренно «потрошить» захваченного «языка», как убивать при помощи ножа, сапёрной лопатки, обычного шнура, голыми руками, да ещё много всякой воинской премудрости.
    - На посадку! - подвёл итог старлей.
    - Толстые подошвы десантных сапог тяжело затопали по фюзеляжу. Начали вибрировать двигатели потрёпанного «Ан-12», завыли, и самолёт взлетел.
    Спецназовцы сидели тихо, размышляя о своём. Юрка думал, как он будет по возвращении пить с друзьями портвейн «семь в кубе» из горла, как задерёт Ленкину мини-юбку и отжарит её в подъезде. Под мечты и гул двигателей он даже задремал.
    - Внимание, сброс!
    Десант, потаптываясь, стал из чрева самолёта приближаться к открытой тёмной и пугающей неизвестности.
    - Пошёл, пошёл, пошёл! - подталкивал бойцов лейтенант. Клим из второго взвода замешкался, но, получив подсрачник, вылетел наружу.
    Юрка прыгнул. Да, он не раз уже прыгал с различных высот, ночью, затяжным. Но это были тренировки, а сейчас там, внизу, в черно-зелёной мгле была смертельно опасная неизвестность.
    Сработал фал, вытягивающий стабилизирующий парашют. Ещё несколько мгновений и хлопнул над головой купол основного парашюта. Земное притяжение, повинуясь своему закону, тащило десантника на себя. Земля уже близко! В темноте это ощущалось по теплым восходящим потокам. Треск сучьев, мягкий удар, ноги автоматически самортизировали.
    Юрка отстегнул лямки парашюта, сориентировался по компасу. Ага, туда, на юго-юго-запад!
    Под ногами противно чавкала мокрая земля, в потёмках пару раз щёки царапала какая-то колючая гадость.
    - Плюх! - он провалился в какую-то незаметную, наполненную водой яму, только успел инстинктивно поднять автомат над головой.
    Кое-как выбрался из ямы. По телу склизко ползали какие-то гады. Где же свои?
    Внезапно перед ним показалось открытое пространство, освещаемое светом прожекторов. Лагерь. Периметр лагеря огорожен колючей проволокой, за ней метрах в двадцати - бамбуковый забор с прожекторными вышками. Юрка по-пластунски, как учили, пополз к ней. Боковым зрением он заметил, что справа ползёт ещё кто-то.
    - Эй... - негромко окликнул Юрка.
    - Свои, ёпта! - раздалось в ответ.
    Колючку перерезали довольно быстро и поползли к забору. Луч прожектора был статичен. Видимо, одуревшая от влажной духоты и безделья охрана не очень-то проявляла бдительность. И тут...
    Метрах в тридцати рвануло. Поднялся столб грязи и по Юркиной каске что-то ударило. Юрка машинально прикрыл глаза, а когда открыл, прямо перед ним, оскалив зубы, лежала голова Витьки Михеева, белобрысого крепыша из Тамбова.
    Заработал пулемёт, выбивая фонтанчики грязи из земли. За забором забегали маленькие фигурки вьетнамцев.
    - Ураааааааааа! - заорал Юрка, поднимаясь с земли и короткими перебежками направляясь к забору. Только бы на мину не нарваться! Фух, кажется, пронесло!
    Юрка дал короткую очередь по трём фигурам, выскочившим из-за забора, а кто-то на левом фланге метко бросил гранату на пулемётную вышку.
    - Урааааааааааааа!!!!!
    Сходу перескочил бамбуковый забор, кинул гранату в очередную группу вьетнамцев.
    Смена магазина и ещё одна очередь по бегущим и поливающим всё веерами пуль фигуркам.
    И тут как-то внезапно всё затихло...
    Юрка, прикрываемый своим соседом, лица которого было не разобрать, проник в лагерь, ударом сапога распахнул первую попавшуюся дверь. В хижине находился насмерть перепуганный толстый человечек в белых брюках и рубашке.
    - Don’t touch me! I’m from the U.S. government! Не прикасайтесь ко мне! Я представитель правительства США! - заверещал он.
    - Нннннннна! - нога с разворота пошла по кругу, и мысок сапога мощно врезался в висок мужчине, который, странно всхлипнув, отлетел к стене и как бы стёк по ней.
    - Не убил? - в дверь дома просунулась голова Пушкарёва. Он вбежал внутрь и озабоченно пощупал шею лежащего неподвижно человека. - Во, живой! - он стал сноровисто связывать пленника. - А ты посмотри, что в других домах.
    Юрка побрёл по лагерю. То тут, то там валялись трупы, одиночные и в группах, в окровавленных и драных обмундированиях.
    Юрка бродил среди искромсанных тел, пока не наткнулся на яму, прикрытую решёткой всё из того же бамбука. Пинком сбросив решётку, при неверном свете горящей хижины он увидел маленького скрюченного человечка на дне. Юрка спустил человечку один из стволов, валяющихся рядом, и человечек довольно проворно вскарабкался по нему.
    - Бедолага! - сочувственно произнёс Юрка. Страдалец, вытащенный из ямы, улыбался и благодарно кивал. Юрий на момент отвлёкся.
    - Ааааааааааа!!!!
    Каким-то шестым чувством Юрик почуял опасность и обернулся.
    Спасённый между тем схватил острый как бритва кусок бамбука и явно возжелал приобщить тушку Юрика к своей коллекции. Острые края пропороли х/б, бок как будто обожгло.
    - Ах, ты, сука!!! - Юрка схватил тщедушного вьетнамца за голову, как учили, одной рукой за затылок, другой за подбородок, крутанул. Что-то хрустнуло, и тело вьетнамца с негромким стуком упало на землю, неживым взглядом уставившись себе за спину.
    - Ихний оказался, бля... - рядом стоял Пушкарёв. Всё, на посадку, скоро «вертушка» прилетит!
    В прибывший вертолёт загрузились довольно быстро, покидав туда снаряжение, бережно уложив раненых, а также свёртки брезента с трупами и кусками тел товарищей.
    Затарахтел двигатель, вертолёт набрал высоту. Было двоякое чувство. С одной стороны, победа, вчерашние мальчишки в одночасье из пацанов превратились в мужчин, точнее, волчата, вкусившие крови, превратились в волков. Вид брезента, в который были замотаны покойники, не внушал оптимизма. По рукам пошла бутылка трофейного виски «Джек Дениэлс», прихваченного кем-то...
    Домой!
    * * *
    - Указом Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик за мужество и героизм, проявленные при выполнение особого задания партии и правительства, - зачитывал полковник Щербатых, - награждаются:
    - орденом Красной Звезды рядовой Набиуллин Рашид Анверович (посмертно);
    - орденом Красной Звезды ефрейтор Казеченко Тарас Григорьевич (посмертно);
    - орденом Красной Звезды рядовой Бразаускас Айвар Айварович (посмертно);
    ...
    - орденом Красной Звезды младший сержант Сухачевский Юрий Александрович...
    «Оппаньки, неужели и меня не забыли?»
    Звания, фамилии...
    Капитан (уже капитан!) Пушкарёв получил орден Боевого Красного Знамени, полковник Щербатых - золотую Звезду Героя Советского Союза (за что - никто понять не мог, ведь грузный полкан со склеротическими сосудиками на обвисших брылях никакого участия в операции не принимал! Впрочем... Весь бардак у нас делится на несколько стадий: шумиха - неразбериха - поиск виновных - наказание невиновных - поощрение непричастных.
    - В ходе операции понесены потери размером семьдесят пять процентов! - продолжал Щербатых.
    Да, по всем нормативам потери двух третьих личного состава - это приемлемо. Только как объяснить это матерям, которые получат «похоронки» со стандартным «погиб при исполнении воинского долга», а потом - цинковые гробы? И никакая демагогия политбонз не заменит парней, погибших во Вьетнаме - Анголе - Сирии и других странах, где нас официально не было! А, ладно!
    * * *
    Дембель! Только тот, кто провёл два года в кирзовой обувке, поймёт всю прелесть, весь смак этого слова! Крутятся из парашютных строп затейливые аксельбанты, форма ушивается до размеров откровенно неуставных, в календаре иголкой прокалываются заветные сто дней до приказа, рисуется дембельский альбом, однако отцы-командиры смотрят на все безобразия сквозь пальцы. Дембеееееееель!
    Прощальное напутствие начальства, обмен адресами с друзьями, купленная на вокзале бутылка водки, выпитая из горлышка, и сладкий сон под стук колёс, горячие пирожки на остановках...
    Здравствуй, столица! Шпиль Ярославского вокзала, скопление галдящих людей на перроне... Москва, я вернулся!
    Звонок с вокзала из обшарпанной будки телефона-автомата:
    - Мама, здравствуй! Я вернулся!
    - Ой, Юрка! Сынок, езжай скорее домой! Мы с отцом ждём тебя, не дождёмся!
    На вокзальной площади патруль. Суровый капитан с петлицами войск связи - начальник патруля, рядом - двое зачуханных солдатиков.
    - Товарищ сержант, почему форма одежды неуставная? - взгляд капитана не предвещает ничего хорошего. Внезапно он замечает орден Красной Звезды на кителе.
    - Э, парень... За что это у тебя?
    - Не могу говорить, товарищ капитан! Сами понимаете!
    - Ну, иди!
    Дома ждёт стол, мамин салат «оливье», о котором мечталось и снилось все эти два года, водка в «бескозырках», тонко нарезанные колбаса и сало (и как их родители в эпоху тотального дефицита достали?).
    - Юрочка, - мать смотрит на сына. - Какой ты взрослый стал! И... почему ЭТО? - мать пригладила висок, на котором заметно проступила седина среди тёмных волос.
    - А, мам, ничего страшного, просто, наверное, обмен веществ нарушился слегка, - неуклюже отоврался Юрик.
    - Ну, давай, давай, сынок, за стол! - батя явно уже «лизнул» к приезду сына.
    Внезапно - звонок в дверь.
    Ввалились друзья - Антон, Олежка, Славка.
    - Привет, дружище!
    На столе появилась батарея «боевых портвейнов». Пили, вспоминали.
    - Юр, а куда пойти работать собираешься?
    - Да в милицию пойду, наверное! Там интересно, работа с людьми всё-таки!
    - Юр, ты чего?! В менты? Забыл, как они нас гоняли, когда мы «чернила» в подъезде из горла пили? Забыл участкового-мудака, который потом нас стыдил?
    - Пойду всё-таки!
    * * *
    ...Пьяная неделя. Сознание выхватывает то заплёванный пол на чьей-то квартире, то лица приятелей.
    Ленка...
    Размазывая потёкшую тушь по лицу, стоя на коленях, делает ему минет.
    Закончила, деловито вытерла губы платочком.
    - Юр, а я замуж вот выхожу...
    - Ну и пошла ты на хуй!
    На следующий день, отмокнув в ванной и сбрив недельную щетину, пошёл в отдел кадров РУВД...

    Глава IV. Ментура, любимая и проклятая.

    Эпиграф.
    «Так и буду сидеть я в тюрьме и смотреть на луну,
    Но не выть на луну, а смотреть на луну все без толку.
    Словно волка, меня загоняют в огне и в дыму,
    Только волку тому самому впору зубы на полку»
    © А. Градский


    - О, Сухачевский! - обрадовался начальник отдела кадров РУВД, когда Юрка, чисто выбритый и отутюженный, переступил порог его кабинета. - А я тебя уже повесткой хотел вызвать! Мне приятель из райвоенкомата про тебя шепнул уже! Такие люди нам нужны! Герой, спецназовец, орденоносец! Присядь!
    Юра осторожно сел на стул.
    - Знаешь, грех тебя в патрульно-постовой службе использовать! Давай-ка, друг сердечный, поступай в школу милиции!

    * * *
    Успешно сданы экзамены, и Юрка засел «грызть гранит науки». Уголовное право, гражданское, криминалистика... Особенно ему нравился предмет «ОРД» - «Оперативно-разыскная деятельность». «Разведопрос», «Тактика привлечения к негласному сотрудничеству», «Скрытое наблюдение и контрнаблюдение», «Негласное дактилоскопирование», «Внутрикамерная разработка» - эти термины завораживали. ОРД - это наука на стыке юриспруденции, психологии, актёрского ремесла, ещё чёрт знает чего - но наука! И Юрка часами просиживал в спецбиблиотеке, листая секретные и совершенно секретные брошюры, где приводились конкретные примеры блестяще проведённых операций.
    А вот марксизм-ленинизм ему явно не давались. Конспектирование трудов его классиков он считал пустым времяпровождением, тем более, что радужные перспективы «светлого будущего» разбивались, как перегоревшая лампочка, о реалии: в магазинах было шаром покати, а то, что как тогда говорили, «выбрасывали» - мгновенно расхватывалось. И бровастый кадавр в Кремле получал очередную «Золотую Звезду» под аплодисменты и лобзания прочей геронтократии. А на фоне бодрых рапортов о повышении благосостояния советских граждан народ пил-пил-пил...
    А когда в курилке Юрка как-то сказал, что Ленин не мог принимать адекватных решений с половиной мозга, кое-кто посмотрел на него подозрительно, но ничего не сказал. Но эти слова запомнил...

    * * *
    ... Январская студёная ночь, стрелки плавно приближаются к двум часам. Курсантов иногда привлекают к несению службы, и вот Юрка на лютом морозе стоит с напарником - младшим сержантом одного из московских отделений. Ему-то относительно комфортно - в овчинном тулупе, валенках и ватных штанах, а вот Юрику в шинели и «хромачах» зябко. Метель забрасывает снег за шиворот, беспощадный ветер задувает под полы шинели...
    Однако, служба!
    Тишина... Жители района, в основной массе работяги с ЗИЛа, уже давно выпили свой норматив, успели поскандалить с благоверными, и закончив дневные труды, почивают.
    Их внимание привлекла одиноко стоящая «Волга», точнее, подозрительное движение в ней. Они было сперва прошли мимо, но Юрка углядел, что из гнезда замка зажигания торчат провода! Попытка угона!
    Юрка стал внимательнее вглядываться в темноту салона и обнаружил, что под торпедо свернулся калачиком какой-то мужичок в тёмной одежде. Он дёрнул за ручку передней двери, которая оказалась заблокированной:
    - Гражданин, откройте!
    Вместо ответа сидящий в машине человек стал быстро скручивать проводки, завёл машину и рванул с места. Юрка повис на двери, с трудом удерживаясь на ручке.
    Водитель прибавил скорость, и теперь Юрку волокло вслед за машиной. Один сапог вместе с портянкой слетел с ноги, льдинки на дороге и недавно щедро разбросанная каменная соль быстро порвали носок и теперь ступню жгло немилосердно. Замёрзшими пальцами Юрик что есть сил вцепился в дверь... Зачем? Ведь это не его машина, да пропади она пропадом! Но он, сжав зубы, держал. И орал: «Стой, стрелять буду!» Чем стрелять? Курсантам оружие не выдают, да и сержант вряд ли применит оружие, поскольку любая стрельба в то время расценивалась как серьёзное ЧП, и горе сотруднику, который даже продемонстрирует наличие у него табельного ПМ! Напарник, неуклюже путаясь в полах тулупа и громоздких валенках, пытался догнать «Волгу», одновременно нажимая тангенту древней, громоздкой и неэффективной венгерской рации, чтобы сообщить о случившемся. Увы, они находились в «мёртвой» зоне, и прибор представлял собой всего-навсего кусок железа, которым, в крайнем случае, можно было врезать кому-нибудь по кумполу.
    Внезапно машина остановилась. Заглох двигатель. Юрка подтянулся, встал, разбил локтем стекло «Волги» и выволок угонщика наружу. Расслабляющий удар в пах, руки за спину - и злодей связан портупеей.
    Подоспел напарник.
    - Как ты?
    - Да ничего...
    Юрка, как цапель, стоял на одной ноге, другую, босую и окровавленную, поджал.
    - А с меня за сапог не вычтут?
    - Да найдём мы твой сапог!
    * * *
    - Сухачевский, зайди! - позвал его на следующий день замполит курса.
    Юрка, прихрамывая, направился к нему в кабинет и встал по стойке «смирно».
    - Вот что, Сухачевский.. - замполит пожевал губами. - Тут начальник РУВД, на территории которого ты отличился, представление о твоём поощрении написал, однако, - замполит многозначительно поднял палец вверх. - Напомню тебе слова, сказанные в курилке, по поводу нашего вождя, Владимира Ильича Ленина! - Он вцепился взглядом в Юрку.
    «Настучали!» - забилось в висках.- «Все свои же были, а кто-то прогнуться решил, бдительность проявил, сука!»
    - Короче говоря, антисоветская агитация, сам понимаешь.. - замполит развёл руками. - Парень ты боевой, поэтому не буду в «особку» материалы передавать. Получи строгача и три наряда вне очереди!
    Юрка перевёл дух. Гроза прошла стороной. Хер с ней с благодарностью, цел остался - и ладно! Легко отделался! А стукача вычислить бы!
    Стучевилу он вычислил быстро. Им оказался комсорг группы, серый, неприметный паренёк, папа которого работал в одном из райкомов КПСС.
    Подкараулив его в туалете, Юрка прижал его к стене:
    - Слушай, сука, зачем ты меня вломил? Удавить тебя, мразота?
    - Подожди.. Не надо! Неееееееееееееет!
    Юрка уже схватил его одной рукой за затылок, а другой - за подбородок, как того вьетнамца, там, в джунглях, в Богом забытом месте. Внезапно его что-то остановило.
    - Живи, пидорюга! Но если ещё хоть раз что-то вякнешь - пиздец тебе, понял?!
    - Да, да...
    * * *
    Вот и конец учёбе! Пора и за работу! Юрка с удивлением узнал, что помимо рабочих, инженеров, ментов существует мир воров, проституток, фарцовщиков, наркоманов, БОМЖей... Нет, конечно, теоретически он был хорошо подкован, но когда столкнулся на практике... Ещё Гёте говорил: «Суха теория, мой друг...». Коллеги, особо не заморачиваясь психологическими поединками с задержанными, просто их пиздили. Сокрытие материалов от регистрации, «под жопу», постановления об отказе в возбуждении, высосанные из пальца - вот какие реалии! И так называемый «выезд на место происшествия» был всего лишь фикцией, опер брал руки в ноги и в одиночестве топал на очередную квартирную кражу. Начальство требовало повысить раскрываемость, иначе сотрудников ждали репрессии как со стороны руководства, так и всесильного райкома.
    * * *
    Юрка не задумывался над этими темами, просто тянул лямку опера. Писанина-рейды-засады-дежурства уже прочно вошли в его быт. Вот и теперь он бодрой походкой шагал по обслуживаемой территории.
    Тёплый летний вечер. Во дворах на лавочках сидят бабки, перемывая косточки соседям, подругам, зятьям и снохам. За столиками пенсионеры рубятся в домино. На детских площадках патлатая молодёжь под гитарное бренчанье дегустирует портвейн.
    Внезапно на улице женский крик. Юрка рванул в ту сторону. У трамвайной остановки двое прыщавых парней в фирменных прикидах пытались затащить в припаркованный рядом «Мерседес» испуганную девушку лет шестнадцати в цветастой блузке и мини-юбке.
    - Отстаньте, пожалуйста! Ну, пожалуйста! Мне домой надо...
    - Ты чего, шалава? Поехали, покатаемся!
    Юрка встрял в эту милую беседу:
    - Эй, парни, отстаньте от девчонки, а!
    Один из юнцов взглянул на него, как на кусок дерьма:
    - Да пошёл ты на хуй! Всякие задроты мне тут указывать будут!
    - Нет, погоди!
    Юрка сделал пару шагов к живописной группе.
    - Ты, сука, не понял, что я сказал, уёбывай по-хорошему? Ща поймёшь!
    На пальцах у второго парня появился кастет. Всё, шутки кончились!
    Юрка опять вспомнил ту операцию, тогда, шесть лет назад...
    Кастет полетел ему в зубы, и страшной травмы было бы не миновать, но Юра нырком ушёл из-под удара, а потом мощно, снизу вверх, пробил в подбородок. Тело прыщавого как будто подбросило, но на этом его злоключения не кончились, поскольку Юрка хлёстким ударом ноги превратил его яйца в комок дикой боли.
    -Аааааааааааааык... - только и смог сказать прыщавый. И рухнул.
    Второй на пару мгновений растерялся, отпустил девушку, которая немедленно, как по волшебству, исчезла.
    - Сааааааа! - мысок ботинка с глухим стуком, как тогда, во Вьетнаме, вошёл в висок второго задрота. Последний то ли всхлипнул, то ли хрюкнул и распластался по асфальту.
    Юрка отдышался. После этого он запихнул поскуливающего пиздострадальца, державшегося за пах, в салон его же автомашины, второго - в багажник, предварительно его открыв, оглянулся в поисках девушки. Её не было. Между тем, парень в салоне стал понемногу приходить в себя:
    - Ну, всё! Пиздец тебе, герой хуев! Ты знаешь, кто мой отец?
    - А мне, строго говоря, похуй! - спокойно ответил Юрка, завёл двигатель «мерса» и тронулся.

    * * *
    - Сухачевский, нет, вот скажи, ты реально охуел? - замполит со всей силы врезал кулаком по столу, да так сильно, что стекло, покрывавшее столешницу, не выдержало и пошло трещинами. - Ты знаешь, КОГО ты задержал???
    Нет. - Юрка не видел за собой греха. Он предотвратил изнасилование, его хотели убить или как минимум отделать кастетом, не получилось..
    - Ты, разъебай, сына заведующего сектором МГК КПСС отпиздил, а сыну зам. Зав. Отделом ЦК КПСС яйца отбил, понял?! И их папаши этого так не оставит, поверь мне! Лучше вот, садись, и пиши рапорт об увольнении, причём позавчерашним числом!
    - Не буду!
    - Ну, смотри!
    Юрка вышел из кабинета.
    * * *
    - Как же вы так, Сухачевский? - следователь прокуратуры был суров. - Вы знаете, на ЧЬЕГО сына вы руку подняли?
    - Ну, знаю.. - буркнул Юрка. Судя по всему, Фортуна, весьма блядовитая особа, на этот раз повернулась к нему филейными частями.
    - Значит, так! - следователь бросил ручку, которую он вертел в руках, на стол. - Вам предъявляется обвинение в нанесении телесных повреждений, хулиганстве, незаконном задержании! Вот постановление на ваш арест. Всё. Конвой!
    Зашёл рядовой конвойного полка.
    - Препроводите задержанного в СИЗО!
    * * *
    Вонючий фургон автозака. Юрка, с руками, скованными наручниками, трясётся в клетушке для арестованных. И жизнь кажется сплошным куском дерьма собачьего, которое по весне проклюнулось из-под грязного, ноздреватого снега. Настроение - под стать...
    За стенами фургона лязгнули какие-то ворота, открылась дверь:
    - Выходи!
    Юрка вышел из автозака. Так, внутренний двор Бутырки. Он бывал уже пару раз в этой старинной тюрьме, естественно, в другом качестве.
    - Прямо!
    Юрку провели в один из кабинетов, «сыграли на рояле», откатав пальцы на дактокарте, сфотографировали в фас и профиль.
    - Вперёд! Прямо!
    По сводчатым коридорам повели куда-то...
    Из камер, мимо которых проходили, доносилось:
    - Где мент? Давайте его сюда! Мы ему устроим торжественную встречу!
    - Отдайте нам мусорка!
    Удивляться не приходилось. Тюрьма живёт по своим законам, все новости её облетают мгновенно. По ниточкам между камерными оконцами двигаются «кони» - свёрточки с анашой, лекарствами, табаком и «малявами». Ничего не утаишь!
    Возле одной из камер конвоир остановился.
    - Стоять! Лицом к стене!
    Загремели ключи, скрипнула дверь на петлях.
    - Заходи!
    Юрка зашёл в камеру, там находилось человек восемь.
    Дверь за ним моментально захлопнулась.
    Нет, это была явно не «красная хата», не камера, где по инструкциям ГУИН должны содержаться бывшие сотрудники милиции и прокуратуры. Он был в «общаке», и тела сокамерников украшали многочисленные татуировки.
    - Таааааааак, мент к нам попал! Какая честь! - процедил один из сидельцев, довольно тощий мужик, обнажённый по пояс, всё тело которого покрывали бесчисленные «роспися». На пальцах - многочисленные перстни, над ключицами - витые погоны, чуть ниже - звёзды, грудь украшала церковь с пятью куполами, на животе голая женщина сидела в развратной позе на фоне карт, шприца и бутылок, под ней красовалась надпись: «Вот что нас губит», на правом предплечье помещался жирный кот в цилиндре и с бантиком, на босых ступнях «Вы куда»»- «А вас ебёт?», даже на веках татуированного было отчаянное: «Раб КПСС».
    - Ну что, мусорок, допрыгался? - тон пахана не предвещал ничего хорошего. Остальные привстали со шконок и стали окружать Юрку, кто-то жевал лезвие бритвы, кто-то наматывал на кулак полотенце.
    -На! - самый молодой и наглый с разворота попытался ударить Юрку в висок. Нырок - и нападавший с хрустом угодил кулаком в стену, завыл, согнулся, зажимая кулак.
    Второй был осторожнее. Полуприсев, он стал обходить Юрку сбоку, явно намереваясь зайти со спины. Сделал выпад и...
    - Ийяяяяяяяааааа! - локоть Юрия смачно вошёл в его переносицу, урка, захлёбываясь кровью, повалился на пол.
    - Так, значит, по-хорошему не понимаем? - Юрка обвёл взглядом присмиревших уголовников. - Ннннна! - удар «маваши» пришёлся точно в висок ещё одному зеку. И тут пошла боевая работа. Связки ударов и блоков, закреплённые уже на уровне подсознания, хруст ломающихся костей, вопли.
    - Откройте, суки! - заколотил в дверь камеры Юрка.
    Заскрежетал замок, в «хату» влетели два дюжих вертухая, заработали дубинки, по спине, почкам, плечам, ногам, голове. Один удар пришёлся прямо по темени, и Юрка отключился, как лампочка.

    * * *
    Сознание включилось не сразу. Сперва - какой-то мутный свет, холод пола.
    Юра зашевелился. Видимо, за ним наблюдали, потому что дверь открылась и в камеру зашёл вертухай.
    - Выходи! Тебя в оперчасть вызывают!
    Юрка пошёл по запутанным коридорам, периодически останавливаясь у решёток между блоками. Лицом к стене. Наконец его ввели в кабинет, в котором находились только стол, два стула и сейф. На одном из стульев сидел капитан внутренней службы.
    - А, Сухачевский! Заходи! Ну, дал ты «дрозда»! Это же надо - всю камеру отпиздил!
    - Чего нужно-то? - поинтересовался Юрка.
    -Ты уж извини, ошибочка вышла, что тебя «на общак» кинули! - как бы сочувственно заговорил капитан.
    - «Ошибочка», блядь? - зыркнул на него Юрка. - Капитан, думаешь, не знаю эти примочки?! Вам бы урыть человека, сломать его, чтобы не брыкался!
    Капитан помолчал.
    - Ну, парень, ты что, не знаешь, что в стране творится, а в МВД тем более? Министр нынешний, чекист, ментов ну ооооооооочень не любит! Да и в объекте ты сильно ошибся, «небожителей» и отпрысков ихних не то что ментура, КГБ не трогает! А ты попёр!
    - Это что, значит, если у потроха папа в ЦК - то беспредел творить можно? - зло зыркнул Юрка.
    - Эх, парень, молодой ты, дурак ещё! - снисходительно улыбнулся капитан. - Не буду с тобой дискутировать, просто пропишу тебе неделю ШИЗО, хоть выспишься!

    Глава V. Прощай, сыщик!

    И только маленькая дочка грустит, волнуется и ждет.
    И только маленькая дочка тебя как взрослая поймет.
    И только маленькая дочка в своей кроватке тихо спит.
    И только маленькая дочка тебя и любит, и простит.
    © Виктор Королёв

    Юрка замолчал, достал из пачки «Магны» сигарету, почему-то оторвал от неё фильтр и закурил.
    - Юр, а дальше-то что? -я затормошил напарника.
    Договорить Юрке не дал телефонный звонок.
    Я поднял трубку.
    - Сережа! - раздался из неё голос администраторши гостиницы, завербованной мною пару месяцев назад. - Тут один наш постоялец, Багиров, привёл с собой двух девиц, уж очень они похожи на те фотоморды, что ты недавно показывал! Приезжай срочно!
    Вот оно как!
    Если в цвет, то... Эту лихую парочку проституток-клофелинщиц искали долго и упорно. Стандартная ситуация - очередной приезжий пиздострадалец подцепляет в кафе двух смазливых «лялек» не очень строгого поведения, приглашает в номер, небольшой банкет «а-ля мезон» - и всё... Когда приходит в себя - ни дорогостоящих вещей, ни денег... Три случая закончились более плачевно - мужички совсем не проснулись...
    - Юр, едем, быстро!
    Раз - и пистолеты в кобурах, два - ссыпались со второго этажа, три - уже сидим в Юркиной раздолбанной «шохе» и летим.
    * * *
    До гостиницы добрались быстро.
    - Привет, где? - это я администраторше.
    - Номер тринадцать-тринадцать, - сообщает она.
    - И долго они там?
    - Да с полчаса уже...
    Слава Аллаху, лифт работает! Поднимаемся на 13-й этаж, подбегаем к двери номера... Однако, и вправду несчастливый!
    - Ломаем? - предлагаю Юрке.
    - А прокуратура? А «особка»? - осторожничает напарник.
    - Похуй! Человека спасать надо!
    Юрка колебался недолго. «Обнявшись крепче двух друзей», как писал классик, выносим хлипкую гостиничную дверь, попутно пришибив кого-то.
    Так, есть! Хозяин номера, седой азербайджанец, уже «дошёл до нужной кондиции», еле дышит, пуская слюну изо рта, одна девица с минимуме одежды испуганно жмётся в углу «сексодрома», другая лежит на полу и постанывает, пришибленная дверью.
    Произвожу мероприятия по детоксикации «гостя с юга» единственно возможным способом - бью ему «под душу». Мужика вырвало, понемногу бессмысленная муть в его глазах стала проясняться.
    Я схватил девицу, сидящую на постели, за руку.
    - Don’t touch me! I am American citizen! (Не прикасайтесь ко мне, я гражданка Америки!) - заверещала дева.
    Юрик прибалдел:
    - Хуяссе.. Неужели на американку нарвались?
    Однако меня иностранные фразы не смутили. Что-то в обличье фейки напоминало родной «совок», особенно фейс.
    - Слышь, мать, а что, сейчас такая мода пошла, серьгу в одном ухе носить?
    Девица испуганно схватилась за мочки ушей, проверить наличие серег, и поняла, что спалилась.
    Уразумев сие, она подняла руку и... Я едва успел увернуться от острых когтей с лаком кровавого цвета.
    «Я женщин не бил до шестнадцати лет...» - так, кажется, пел Высоцкий. Я и сейчас не бью. Но для этой девицы сделал-таки исключение.
    - Так, подруги, собирайтесь, снаряжайтесь! Ждёт вас дорога дальняя, казённый дом!
    - Да за что??? - взвыли подруги. - Мы просто в гости пришли!
    - Во-во, «в гости»! А потом после таких визитов трупы остаются... Так что придётся вам, девы, погостить лет с десяток в доме, где небо в клеточку, а подружки в полосочку... Чёрт с ними, с кобелями, которых обворовали, но убивать-то зачем, а? Два мужика после вашего «угощения» так и не проснулись, между прочим!
    Девы дружно заревели, размазывая потёки косметики по лицам.
    - Так, а теперь выясняем тактико-технические данные юных леди. - Юрка повернулся к одной. - Фамилия, имя, отчество, год издания?
    - Сухоручко... Оксана Тарасовна... восьмидесятый... - шмыгая носом, представилась одна.
    - Пердак... Виолетта Юрьевна..
    - Кааааааааааак?
    - Пердак...
    Ситуация, конечно, драматичная, но, признаюсь, я стал медленно так сползать по стенке.
    - Ну-с, уважаемые мокрушницы, вот вам новые украшения, - Юрка вытащил из-за пояса наручники. - И вперёд!
    * * *
    Вечер. После беготни по прокуратуре и горы писанины, от которой онемели руки, можно слегка и расслабиться.
    - Ну, давай, за раскрытие! - Юрка плеснул по стаканам подозрительной жидкости из не менее подозрительной бутылки.
    Выпили, закусив «мануфактуркой», то бишь занюхав рукавом.
    - Уйду я, Серый, - помолчав, тихо сказал Юрка.
    Я обалдел.
    - Это почему?
    - Да заебало всё! Казалось бы, за столько времени мог бы уже привыкнуть! Ан хуй на воротник! Вот, к примеру, эти две дуры, думаешь, от хорошей жизни из Украины сюда попёрлись? Бля, мерзость одна кругом! Помнишь ту сучку из Молдавии, которая своего новорожденного ребёнка с балкона девятого этажа выкинула? А девчонку, которую трое кавказцев на ...ском шоссе в кустах отодрали во все дыхательные и пихательные, а потом она, голая, еле домой доползла? Ведь орала, слышало много народа, и хуй кто подошёл! А вычислили мы этих скотов, в прокуратуру привезли - и что? До сих пор на свободе воздух портят, суки! А следак прокурорский через пару дней «мерс» купил...
    - Юр, успокойся, плетью обуха-то не перешибёшь!
    - А хуле успокаиваться-то? Ты премию давно получал? Никогда? То-то! А тринадцатую зарплату? Молчишь? Так, для ясности: начальник УВД наши бабки во «Властилину» вложил вместе со своими, а она и прогорела, какая досада! Только своё бабло он отбил, да наварил ещё, а мы от хуя уши получили!
    - Юр...
    - Чего «Юр»? Смотри, щенки, только-только пришедшие в органы, на иномарках разъезжают! Постовые гастарбайтеров шкурят, участковые бандитам адреса одиноких маргиналов продают, и добро ещё, если просто в город Торжок выпишут, а то и... Леса в Московской области обшиииииииииирные! А помнишь мужика, которого в подвале позавчера нашли с лицом, крысами полуобглоданным? Его цыгане палёной водкой поили, и хуй докажешь, что вместо метилового спирта он метанол хлобыстнул «случайно»! Признаков насильственной смерти нет - и всё! А сколько ты заяв «под жопу» вложил без регистрации, а? А галимых «висяков» сколько списал, «отказной» нахуярив? Тебе это нужно? Мне это нужно? Это только начальству на руку, отчитаться, мол, у нас всё заебись, охуенно живём и работаем! Сплошная суходрочка! Спиздил БОМЖ бутылку - в тюрьму его! А Мавроди с его грёбаными «Тремя мудаками», что несколько миллионов человек нагрел, как выяснилось, не ты ли охранял? Тьфу!
    Я молчал. Что было возразить?
    - Уйду я! Нахуй! На-до-е-ло! Я в ментуру эту пришёл, чтобы швали всякой поменьше было, ты тоже, а сейчас люди на нас волками глядят! Так и ждут какой-нибудь подляны! А отношение скотское! Ты вот когда последний раз своих дочек видел?
    Это была святая правда. Домой я являлся, как правило, когда мои ненаглядные мирно посапывали в своих кроватках, уходил - та же история. И супруга проявляла крайнее недовольство, особенно в дни зарплаты, когда приносил ей... Впрочем, ладно!
    - Юр, совсем забыл! А орден-то твой тебе вернули?
    - Ну да, как же! Следак, сука, Гапонов его фамилия, когда постановление об освобождении подписывал, сказал, мол проебался орден! Да и хуй с ним! Главное, что в органах восстановили! И оправдали вчистую!
    Дверь распахнулась и в щель просунулась морда замполита.
    - Пьёте, значит? Завтра рапорта ко мне на сто... - и осёкся, встретив взгляд Юрки, быстро захлопнул дверь, причём с той стороны, и загремел по лестнице к себе на третий этаж.
    - Хуй с ним... - Юрка разлил остатки водки по стаканам. - Ну, давай!
    * * *
    Не ушёл Юрка. Просто перевёлся на Петровку в МУР, в угонный отдел, изредка приезжал, «не добрав», типа, с проверкой, а на самом деле - водки попить в компании бывших коллег. А потом опять пропал.
    И буквально через пару лет...
    Конец сентября выдался погожим, солнце обрызгало золотом листву, в воздухе пахло не городским смогом, как обычно, а сухой листвой и ароматами поздних цветов.
    - То, что приставлено к вашей лопатке - сильного центрального боя! - угрожающе прохрипел за спиной чей-то голос, и нечто твёрдое упёрлось мне в спину.
    Я оглянулся.
    Позади меня стоял Юрка, причём в форме капитана милиции.
    - О, Юрок! Здорово! Какими ветрами?
    - Да живу я здесь, ёптыть, забыл?
    - А чегой-то ты во фраке, то бишь по форме?
    - А я сейчас в отделе розыска ГАИ ..го округа работаю!
    - И до сих пор капитан?
    - Да, мой друг, да... Не любит меня начальство! Ты-то как?
    - Да как... Два просвета на погон получил всё-таки по лету. Я же сейчас в ОУРе (Отделе уголовного розыска) округа работаю, как ты ушёл - всё, пиздец, коллектив развалился из-за нового шефа, мать его! А, похуй! Юр, давай пятого октября пересечёмся, водки попьём?
    - А чего? Давай! Святое дело!
    Для непосвящённых - пятое октября - это День уголовного розыска. Не все опера отмечают - кто в засадах, кто в командировке, кто дежурит. Купания в фонтанах в ЦПКиО имени Горького нет, но отмечаем душевно. И достойно.
    - Словом, договорились! Вот мой телефон, звякни!
    - Добро!
    - Ну, пока!
    * * *
    Через пару дней ко мне в кабинет зашёл Сашка, тот самый, которого «чичи» при задержании подстрелили, и которому Юрка дал те спасительные доли секунды, за которые всю жизнь стакан наливать полагается. Сашка уже довольно бодро ковылял на протезе и работал шифровальщиком у нас в криминалке.
    - Серёг...
    - Ну?
    - Юрка умер...
    - Какой Юрка?
    - Сухачевский...
    - Пиздишь!
    - Нет, Серёга...
    Я окаменел. Как, Юрка? Ему же чуть за сорок! Не может быть!
    Я стал судорожно листать служебный телефонный справочник, судорожно набрал нужный телефон:
    - Алё, здравствуйте, криминалка ...го округа беспокоит! Скажите, что у вас с Сухачевским?
    - Юрий Александрович умер. - будничным голосом ответила трубка.
    - Как?
    - Да на развод бежал, запыхался, зашёл в дежурку, поздоровался, и рухнул... «Скорая» констатировала смерть...
    - Спасибо... - я повесил трубку.
    * * *
    Похороны, право, описывать не буду. Всякий не раз и не два побывал на этой печальной церемонии. Быстро привезли простенький, обитый красной материей гроб на кладбище, быстренько оттарабанили фальшивые речи и быстренько опустили последний Юркин бушлат в глинистую землю под холостые залпы трёх автоматчиков, разогнавших тучи воронья на деревьях. Всё!
    Нас с Саней пригласили в кафе на поминки. Мы отказались:
    - Нет, мы уж сами помянем, в своём кругу!
    * * *
    - Мужики, помогите! - попросили коллеги из РУОПа (Регионального отдела по организованной преступности). - Надо к одному мудаку прокурорскому, который на взятке погорел совместно с зам. прокурора, на обыск съездить, людей не хватает!
    - Да говно вопрос!
    - С начальством уже договорились, так что вперёд!
    * * *
    «На хате» у прокурорского каждая вещь говорила о достатке хозяина. Не последнее слово техники, тем не менее...
    Руоповский опер зачитал следаку постановление на обыск.
    - Гражданин Гапонов, вам предлагается добровольно выдать деньги и иные ценности, добытые преступным путём...
    «Гапонов, Гапонов...» Где же я слышал эту фамилию? Бляяяяяяяя, да это же тот следак, что Юрку покойного «закрывал»! И сам попался, сучара!
    Обыск - херовое мероприятие, я вам доложу... Очень! Копаться в чужом грязном белье, в чужой жизни - занятие, честно говоря, противное... Но приходится выдвигать ящики шкафов, перелистывать книги.
    Один из оперов открыл стоящую шкатулку и высыпал из неё солидную пригоршню золотых изделий, среди которых был... Орден Красной Звезды! Сердце забилось...
    - Командир, - я отвёл коллегу в сторонку. - Слушай, орденок этот не вноси в протокол, ладно?
    - Закрысить хочешь? - зыркнул на меня глазами коллега.
    - Да ты что?! Просто орденом этим мой друг был награждён, умер он недавно, вот этот пидор, - кивок в сторону следака - его «по нахаловке» посадил, а потом, когда освободить пришлось, награду хуй вернул, крыса ёбаная!
    - Да ладно, забирай! - и, повернувшись к прокурорскому:
    - Всё, дядя, отперделся ты! На «красную зону» поедешь, к Юре Чурбанову в один отряд, может быть, попадёшь! А там знаешь, кто масть держит!
    Следак, судя по всему, знал. Причём хорошо. На «красных» зонах, куда попадают «залетевшие» менты, чекисты и прокурорские, «держат масть» именно опера, да ни какие-нибудь, а кто попал из-за гримас законодательства - за превышение служебных полномочий, например. Беспредела там нет, но типы, подобные нашему «пассажиру» там из-под «шконок» не вылезают.

    Эпилог

    ...Николо-Архангельское кладбище... Осень... Пронзительно голубое безоблачное небо, с деревьев, как в танце, тихо кружась, падают листья, туи, словно часовые, хранят покой погоста. Я снова пришёл к тебе, Юрок!
    Опять протираю памятник, с которого на меня с грустной и ироничной улыбкой смотрит Юрка, налил в стаканчик «сотку», накрыл кусочком черняшки, налил себе и выпил.
    - Ну, здорово, братан! Я снова пришёл! И подарочек тебе принёс! - я достал из сумки свёрток, развернул его. В свёртке был Орден Красной Звезды...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  10. #10
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Порадовало:

    "Спасибо за сына!" Хроника одного дежурства.

    Жаркий июльский день. На улице + 35. Такое ощущение, что плавится не только асфальт, но и вообще все. Сидеть в душной дежурной части было невозможно. Я вышел на улицу в тенек, где на ветерке было хоть немного прохладнее. Я увидел, что машина, которую я поставил в тень, снова оказалась на солнце и накалялась, и решил перегнать ее под дерево, чтобы она опять была в тени. Сев в душную кабину милицейского уазика, завел мотор и уже собирался тронуться, но в этот момент к машине подошла девушка. Лицо ее показалось мне знакомым, но я не мог вспомнить, где и когда ее видел. Она приблизилась к открытому окну машины и спросила:
    - Вы не подскажете, кто дежурил 3 января?
    - Так это давно было, спросите в дежурной части, там дежурный по райотделу подскажет.
    - Спасибо, - ответила она и неуверенно вошла в здание.
    «Где же я ее видел?» - крутилось в голове...

    3 января. Дежурить после новогодних праздников - это просто наказание. А меня еще плюс ко всему попросили помочь соседям и отправили на дежурство в Кировский район. Я приехал на место. Стандартная процедура приема дежурств, зачитали свежие ориентировки, и экипажи разъехались по маршрутам. День выдался в общем-то вполне спокойным. Несколько вызовов на семейные, задержали пару пьяных дебоширов. Да вот и почти все, что произошло за день.
    Около шести часов вечера мы заехали в дежурную часть, чтобы пополнить экипаж участковым инспектором, который начинает работу с 18.00. Старший экипажа ушел, а я замешкался в машине. Когда я зашел в дежурку, то был поражен. Оперативный дежурный сидит за пультом и испуганно косится в сторону. Все его движения очень медленные и мягкие. Возле стены стоит его помощник и мой старший экипажа. А в углу, на который косился дежурный, сидит здоровенная овчарка и при малейшей попытке кого-то пошевелиться начинает рычать и чуть ли не срываться с места, чтобы укусить.
    Увидев меня, она грозно зарычала и кинулась в мою сторону. Я прижался к стене и замер. Собака остановилась и вернулась на прежнее место в угол. Но как только я пытался приблизиться к двери, она тотчас кидалась на меня и заставляла вернуться к стене. Слава Богу, все это безобразие длилось недолго. Дверь открылась, и в дежурку вошел участковый инспектор в чине старшего лейтенанта.
    - Джек, фу, к ноге!
    И пес, ласково завиляв хвостом, приблизился к хозяину и сел у его ноги.
    - Ну что, убедились, что может охранять?
    Дежурный облегченно вздохнул и сказал:
    - Да, от такого не убежишь.
    Как выяснилось чуть позже, участковый привел на работу Джека, своего домашнего пса, а дежурный посмеялся над ним: как может не служебный, а домашний пес нести службу! Вот они и поспорили, что из дежурной части никто не выйдет, пока будет отсутствовать хозяин. Джек честно выполнил свою работу.
    Несмотря на то, что хозяин дал команду фу, пес продолжал настороженно следить за нами. И если мы приближались, то начинал рычать и скалиться. Так что подходить к нему на близкое расстояние никто не решался и все старались обходить его стороной.
    У меня дома тоже две собаки, правда, не служебные, а обыкновенные двортерьеры. Поэтому я собак особо не боялся и даже с самыми злобными находил общий язык.

    Не знаю, как мне в голову пришла эта идея, но я предложил старлету поспорить, что его пес зарычит на него, защищая меня. Сразу же нашлись желающие это все увидеть и засвидетельствовать.
    Мы вышли в коридор, где вдоль стен стояли скамейки. Участковый с Джеком сели на одну, а я сел на скамейку у противоположной стены. Я долго упорно смотрел на пса. Он тоже внимательно смотрел на меня, но когда я шевелился или пытался подняться, начинал грозно порыкивать. Я аккуратно лег на скамейку и стал тихонечко поскуливать.
    Джек навострил уши, начал оглядываться по сторонам, чтобы понять, откуда идет звук. А у меня очень здорово получалось имитировать поскуливание щенка (у своих собак научился). Поняв, откуда идут звуки, он встал и двинулся ко мне, но его остановил поводок, который держал хозяин.
    - Отпусти поводок, - тихо сказал я и продолжал поскуливать.
    - Ну, смотри, если укусит, я не виноват, - сказал старлет и отпустил поводок.
    Здоровенный пес подошел ко мне, не перестающему скулить, ткнулся мокрым носом в щеку, а потом начал вылизывать лицо. Очень аккуратно, плавным движением я протянул к нему руку и стал гладить его по голове.
    - Ну все, хватит, - сказал участковый и встал, чтобы отвести Джека от меня.
    Джек повернул голову и грозно зарычал. Из-за двери дежурки, откуда наблюдали остальные участники этих событий, раздался смех. Джек повернул голову в их сторону и тоже грозно рыкнул. Таким образом я выспорил бутылку коньяка, а в наш экипаж добавились Джек и участковый Серега.

    19.15. Поступил вызов. Сожитель избивает женщину и ребенка. Мы быстро грузимся в машину и выезжаем на происшествие. На асфальте возле дома, куда нас вызвали, лежал какой-то белый пушистый комок. Я аккуратно пропустил его между колес, чтобы не наехать, и мы, выскочив из машины, поднялись в квартиру на четвертом этаже.
    Дверь открыла заплаканная женщина с ссадинами на лице, а из комнаты слышались всхлипывания ребенка.
    - Он убежал, он убежал, - твердила она.
    - Заявление писать будете? - спросил участковый.
    - Да, конечно, проходите.
    Они с Серегой прошли на кухню, чтобы оформить протокол. А старший экипажа отправился опрашивать соседей.
    Я заглянул в комнату, где плакал ребенок, девочка лет шести. На руке синяк, платьице порвано. Зажалась в угол, испуганно вздрогнула, увидев меня.
    - Не бойся, - сказал я.
    Девчушка подскочила ко мне, обхватила за колени и разрыдалась еще сильнее: «Тимка! Тимка!»
    Я присел на корточки, обнял ее, а она уткнулась носиком мне в грудь и все повторяла: «Тимка! Тимка!»
    - Что за Тимка? Это кто? Котенок?
    - Это... Это...
    И девочка заплакала навзрыд.
    - Кто это? Давай вместе поищем.
    Девочка заплакала еще сильнее:
    - Дядя Валера...
    И она протянула руку в сторону открытой форточки.
    Я вспомнил про белый комок, на который чуть не наехал, и, сказав ей, что сейчас вернусь, побежал вниз.
    На дороге прямо под их окнами и лежал этот белый комочек. Маленькая болоночка.
    Я удивился, что, упав с такой высоты, она все еще дышала и пыталась подняться на передние лапки. Бережно поднял ее на руки и вернулся с ней в квартиру.
    - Тима, Тимочка! Тима! - закричала девчушка, увидев ее у меня на руках. Подбежала к своей маленькой кроватке, схватила одеяло и постелила на полу.
    - Дяденька милиционер, положите его сюда!
    Я аккуратно положил его и стал ощупывать. Обе задние лапки были сломаны.
    - У вас бинты есть? - спросил я у девочки.
    Малышка побежала на кухню и через какое-то время вернулась с мамой, которая принесла бинты. За ними следом вошел и Сергей.
    - Ну, я почти закончил. Старшой где?
    - Пошел опрашивать соседей, еще не вернулся, - ответил я.
    - Ну, я тоже пойду, помогу опрашивать, чтобы быстрей дело было. А ты скорей заканчивай и возвращайся к машине.
    Взяв со стола два карандаша, я наложил Тимке импровизированные шины. А женщине посоветовал отвезти его утром к ветеринару, надеясь, что кроме переломов у него ничего нет и песик должен выжить.

    Я попрощался и стал спускаться, как вдруг услышал лай Джека, которого мы оставили в машине. Я сначала не понял, на кого лает Джек, и только обойдя машину, увидел, что в кустах у дома кто-то прячется.
    - Кто там? - спросил я. - Если ты сейчас не выйдешь, я выпущу собаку. Выходи.
    Из кустов вылез молодой мужчина лет тридцати. Руки в наколках, полушубок расстегнут. Шапки на голове нет. Я открыл дверь машины и аккуратно за поводок вывел Джека.
    - Стереги!
    Только тут я увидел на переднем сиденье шапку. И понял, что здесь произошло.
    Этот молодой человек хотел уехать на нашей машине. Ему повезло, что он успел захлопнуть дверцу перед мордой Джека.
    Тут спустились ребята. Серега, увидев задержанного, улыбнулся и сказал:
    - А вот это и есть наш герой.
    - Этому герою еще светит срок за попытку угона служебного автомобиля.
    Мы погрузили его в машину и вернулись в райотдел.

    21.45. Вызов на семейное. Мы поехали только с Серегой и Джеком. А старший остался в отделе оформлять задержанного.
    Серега с Джеком были на заднем сидении. Недолго думая Джек стал протискиваться между передними сиденьями и все норовил лизнуть меня в лицо. Одной рукой я кручу баранку, другой пытаюсь отмахнуться от навязчивой ласки. При попытке Сереги отдернуть его Джек оборачивался и хоть не злобно, но рычал.
    Мы выехали на проспект. И в это время Джек, перемахнув через переднее сидение, всей своей тушей взгромоздился мне на колени. Под тяжестью Джека моя нога надавила на газ, и машина увеличила скорость. За телом пса я не видел дороги, да и рулить практически не мог. Единственное, что удалось сделать, - выключить зажигание. Машина еще немного прокатилась вперед и остановилась. Так как из-за Джека я не мог открыть дверь, Сереге пришлось выскочить из машины и открывать мою дверь снаружи. А потом общими усилиями мы стащили упиравшегося пса. Оказавшись на улице, Джек посмотрел на меня и обиженно тявкнул. Мы снова погрузились в машину и поехали дальше.
    Еще с первого с этажа мы услышали шум, доносившийся сверху.
    Ускорив шаги, мы поднялись на третий этаж и позвонили в квартиру. Шум стих.
    Нам открыл мужчина пенсионного возраста и, буркнув, что он никого не вызвал, захлопнул дверь перед самым нашим носом. В квартире снова начались крики и шум. Я опять нажал на кнопку звонка. Мужчина приоткрыл дверь, и я тут же подставил ногу, чтобы он не успел ее закрыть.
    Из квартиры был слышен голос женщины: «Помогите!». Я навалился на дверь, и мужчина, чувствуя, что не сможет меня удержать, отступил и, бурча что-то под нос, ушел в глубь квартиры.


    Первым зашел я, за мной Серега с Джеком. Я бросился на женский голос в комнату. На диване лежала пожилая женщина, лицо все в кровоподтеках, из носа текла кровь, которую она безуспешно пыталась вытирать какой-то тряпкой.
    Я вышел из комнаты, чтобы найти в ванной полотенце, намочить его и принести женщине. Участковый с Джеком остались в комнате. Когда я почти отворил дверь в ванную, из кухни выскочил мужчина, который открывал нам дверь, и с криком «Пошли все вон!» замахнулся на меня кухонным ножом.
    Коридор был узкий, и я уже приготовился было отразить удар, когда почувствовал толчок в бок, который придавил меня к стене. Серая масса пронеслась вперед и вцепилась зубами пенсионеру между ног. Рычание собаки перекрыл крик, переходящий в фальцет. Нож, выпавший у пенсионера из руки, я отшвырнул ногой и стал оттаскивать Джека, который вырывался и норовил снова его укусить.
    Дед плюхнулся на пятую точку, продолжая орать и держаться руками сами знаете за что.
    На крики прибежал Серега. Я сказал ему:
    - Вызывай скорую.
    Скорая приехала быстро. Пенсионера на носилках медики унесли в машину, а женщине оказали помощь на месте.
    На вопрос Сергея, будет ли она писать заявление, женщина сказала, что будет. Но только на нас - за то, что изувечили ее мужа.
    - Тогда нам придется арестовать вашего мужа за покушение на сотрудника милиции.
    Мы вернулись в дежурную часть и написали рапорта об использовании служебной собаки. Джека пришлось увезти домой во избежание новых эксцессов. А то снова на коленки заберется или кого покусает, не дай Бог.

    00. 45. Выехали на маршрут. Подъезжаем к площади Кирова. Посреди дороги идет толпа пьяных. Мужчины и женщины, человек шесть. Увидев фары нашей машины, они стали махать руками. Мы остановились. Один парень вышел из толпы и, подойдя к уазику, открыл дверь с моей стороны. Заглянул в машину, еле-еле ворочающимся языком спросил:
    - Водка есть?
    Напомню, что мы были в милицейском уазике, с мигалками, соответственно одетые в милицейскую форму. На мой совет: «Иди домой проспись, да и вообще по дороге не ходите, не дай Бог сшибет кто», - парень, ухватившись за баранку, стал втискиваться в машину и, дыша перегаром мне в лицо, просить:
    - Ну продайте бутылочку.
    Оттолкнув его левой рукой, я спросил:
    - Ты что, не видишь, кто перед тобой, кого ты остановил? На моей машине шашечек нет. Это не такси!
    В те времена таксисты постоянно подторговывали по ночам водкой.
    - Так че, водку не продадите?
    И он снова стал втискиваться в машину.
    Генка (старший экипажа) протянул газовый баллончик и прыснул ему в лицо. Правда, мне тоже немного досталось.
    Такое ощущение, что баллончик не сработал. Парень отступил на шаг от машины, потер руками лицо (а у меня в это время уже начали слезиться глаза) и уже более трезвым голосом сказал:
    - Я у вас не одеколон, а бутылку спрашивал.
    Остальные его друзья, надрываясь от хохота, наблюдали за этой сценой. Мы в машине тоже еле-еле сдерживали смех.
    - Да нету у нас, все уже продали, - сказал я.
    - Ну так бы и сказали, - и парень шатающейся походкой пошел к своим друзьям.
    По дороге он развел руками и покачал головой, как бы объясняя, что водки нету. Народ закатывался от смеха.
    Я проехал немного вперед и, поравнявшись с толпой, остановился. Генка открыл дверь и спросил:
    - Вы этого хмурика до дома доведете или вытрезвитель вызвать?
    - Доведем, доведем, - дружно ответили нам сквозь смех.
    Мы поехали дальше.

    01.55. Выехали последний раз на маршрут. Ночью мороз усилился. Если днем было -28, то теперь все -35. Да еще и ветерок поднялся. Холодина жуткая. Машину продувает насквозь. Проедем, вернемся на базу, а потом до окончания смены будем выезжать только на вызовы.
    Едем по проспекту. Уличные фонари погасли. У нас всегда в целях экономии с двух до четырех уличное освещение выключается.
    Проехали до конца проспекта, развернулись на границе района. На улице никого. И приняли решение возвращаться на базу.
    Проезжая мимо остановки, я увидел внутри на скамейке что-то темное. Притормозил, сдал назад. На скамейке полулежала молодая женщина. Ондатровая формовка натянута до самых ушей. Лицо закрыто шарфом. На бровях и шарфе от дыхания образовались сосульки. Руки вставила в рукава. Видимо, чтобы согреться.
    Мы стали ее поднимать, спрашивать, но видно было, она так замерзла, что не может даже говорить. Когда мы вели ее к машине, чтобы отогреть, я обратил внимание на ее живот, который даже шуба не могла скрыть. Женщина была беременна. Посадили ее в машину, стали растирать щеки. Видны были следы обморожения.

    В машине я расстегнул ее шубу, чтобы женщина могла скорее согреться, так теплый воздух проникает быстрее, а еще включил печку на полную мощность.
    Генка и Серега растирали ей лицо, руки и ноги. Я сел за руль, чтобы увезти ее в больницу, которая, к сожалению, находилась в другом конце района. И пока мы ехали, женщина стонала, а потом начала кричать.
    - У нее все колготки намокли, - сказа Гена. - Она вот-вот родит.
    Управляя автомобилем, я попутно пытался связаться по рации с дежуркой, чтобы вызвать скорую помощь.
    Из-за большой скорости на скользкой дороге меня стало заносить, поэтому попытки связаться я прекратил и все внимание уделил движению.
    Женщина кричала все сильнее.
    - Срывайте с нее колготки, это воды отходят, - крикнул я ребятам через плечо.
    - Вот давай остановись и сам срывай.

    Я остановился. Выгнал их из машины, чтобы не мешали. Достал два вафельных полотенца, которые принес из дома и которыми еще не пользовался, так что они были чистыми. Кинув их на спинку сиденья, стал стягивать с женщины шерстяные колготки, трусы, все насквозь мокрое. На резиновых ковриках тоже хлюпало.
    Женщина кричала все сильнее. Я как можно шире раздвинул ей ноги и успокаивающе гладил по животу. Было такое ощущение, что в животе кто-то сильно и упорно бьется. А мышцы женщины судорожно сокращались.
    - Давай, давай, милая, - приговаривал я, пытаясь ее успокоить.
    И вот что-то стало показываться. Как в каком-то сне медленно-медленно начала появляться головка ребенка. Я схватил одно из полотенец и стал придерживать ее. Я не знал, нужно ли тянуть, и поэтому просто ждал, когда все произойдет само собой, и очень боялся повредить ребенку. Вот он весь оказался на полотенце. Вслед за ним выплеснулось что-то еще и потянулась пуповина. У меня ничего не было, чтобы обрезать ее. Единственное, что мне пришло в голову, - это перегрызть пуповину зубами и завязать на узел.
    Ребенка завернул в полотенце, но было такое ощущение, что он неживой. Где-то читал или слышал, что ребенок, когда родится, должен заплакать, а этот молчал и в свете фонаря был какой-то синенький и страшный. Я стал обтирать его полотенцем - и в это время он будто икнул и заорал! Такой крик появления новой жизни могли слышать только матери, рождающие детей, и акушеры, принимающие роды. Это был замечательный крик!

    Бросив на пол грязное полотенце, которым обтирал малыша, я схватил другое и завернул младенца в чистое.
    Быстро скинув с себя бушлат, я положил ребенка на него на переднем сиденье и тщательно укутал.
    - Парни, быстро в машину! - крикнул я подпрыгивающим на морозе Генке и Сереге.
    Дверь открылась, в машину ворвался холод. Парни вскочили на заднее сиденье. И мы понеслись в больницу. На всякий случай я включил сирену и мигалку.
    Через 15 минут мы были у больницы и колошматили в двери приемного покоя. Помогли заспанному санитару погрузить роженицу и ребенка на носилки и занесли внутрь.
    Там их осмотрел врач и сказал, что самое страшное, что с ней произошло, - это обморожение ног. А малыш, по всей видимости, здоровый. Это все он мне рассказал, когда возвращал бушлат.
    Мы вернулись в дежурную часть. До самой сдачи смены я на морозе отмывал изнутри машину. А потом, сдав дежурство, поехали ко мне домой отметить появление новой жизни.

    Жаркий июльский день. На улице +35. Такое ощущение, что плавится не только асфальт, но и вообще все. А я еще сижу в душной, нагретой на солнце машине и вспоминаю ту морозную ночь с третьего на четвертое января.
    Из дежурки вышла девушка. Теперь я уже узнал ее. Огляделась по сторонам и пошла вниз по улице в сторону Оби. На крыльце появился Генка, помахал мне рукой и крикнул:
    - Олег, тебя дежурный зовет!
    Я закрыл машину и пошел в дежурную часть. Дежурный встретил меня на пороге:
    - Тут девушка тобой интересовалась. Адрес твой дать не мог. Сам понимаешь. Но она просила передать.
    И протянул мне маленький клочок бумаги. На нем была всего лишь одна строчка: «Спасибо за сына!»
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  11. #11
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Как обычно - с Биглера скопипастил

    Разговор не для слабонервных

    Пребывал я как-то в отпуске.
    Ну, отпуск он и есть отпуск, тем более, что за 11000 километров от участка госграницы, где я имел честь пребывать.
    Сплю я, значит, в городе Клинцы, время пять утра...
    Звонок.
    - Александр Борисович! Чепэ!

    Тут я скажу, что телефон мой малолетний сынок оставил на громкой связи. Я же, услышав про ЧП, сдуру не выключил ее и перебудил весь дом, полностью отойдя в такую дорогую мне обстановку, как обстановка в родном и любимом подразделении.

    - Алё, бля??!! Кто там блеет??!!
    - Товарищ майор! Блеет старший лейтенант Енисеев! За время несения службы и вашего отсутствия происшествий не случилось! За исключением!..
    - Да блей ты, дурень, быстрей! У нас же деньги идут на узле!
    - На каком узле они идут? Ах, да... (старлей звонил со служебного телефона).
    - Товарищ майор!.. Много всего! Дэгэма выволокли из конюшни, пытались его... эээ... в строй ввести, а он только пёрнул! Чё делать? Мы хотели подкормить его, а он вообще умер... Но это еще не всё! Он сорвался с копыт! А там рядовой Кусков был рядом! Копытом ему в грудину рябчика внесло! Да и это еще не всё! Этим рябчиком мослы ему переломало! Мне педик грит, давай его за жопу возьмем и понесем!
    - Какой в жопу педик??? Чего ты несешь??!! Мослы кому?? Коню??
    - Медик, медик!
    - Тьфу, дурак!! Дальше что? Ты там что? Пьяный чтоль???
    - Не! Не! Коню! Конь кверху ногами валяется! Хотел доложить, а у нас Андромеда слетела нах... с орбиты... и 194-й тоже слетел...
    - Тебя азбуке учили, идиот ты долбаный? В круговую летали? Там столько путей еще есть!
    - Ходили! Но бабы все дуры! Ни хрена не умеют! Азбуку не знают, дуры, как их только в погранвойска взяли? Я эльбрусом хотел зайти, он не входит, хотя на вид - стоит! А мне бабы говорят, шила нет! Без шила войти не можем!
    - Дык, идиоты, отсосите!!! На тебя же возложен отсос ежедневный!!?
    - Я пытался отсосать! Не сосется! Я Наташке уже ору: «Соси! Соси давай, дура грёбаная! Мы войти не можем!» Эта идиотка сосать напрочь отказывается и говорит, что сосать категорически не будет! Воняет очень и невкусно! А тут... Короче... командир... тут нас командир за этим делом застукал... Он мимо проходил... Пришлось докладывать все как на духу... Ну... Петрович мерзко отругал нас... и сказал, что тебе, Борисыч, пипец! За то, что ты не обучаешь личный состав как отсасывать надо... Вот... Потом он сам начал показывать как это надо делать... И с первого соска отсосал как положено...
    ***

    Когда я посмотрел на мать, отца и своих сестренок-двойняшек опосля этого диалога, мне показалось, что они все в обмороке.
    - Сашенька, сыночек (это мне мама), это у вас там служба такая... военная?.. - Мама подавленно и тихо причитала, а отец что-то матерно бормотал себе под нос...
    - Да, мамуля... Извини, но вот, такая служба у нас...
    Я тихо смеялся, глядя на мать, сестер и отца.

    Только со второго захода я объяснил родным, что «блеют» при докладе дежурные, которые плохо владеют обстановкой, что «деньги на узле» это государственные деньги, которые пограничникам платит государство на арендованных каналах на узлах связи. Что Дэгэм это не конь, а дизель ДГМА-10, который стоит в определенном месте - «конюшне». Что этот дизель имеет всего два колеса, а дополнительную стойку (чтобы не упал) зовут копытом.
    Дизель не завелся, а как говорят только «пёрнул» и перевернулся вперед радиатором, а незакрепленная стойка (копыто) стуканула бойца в грудину - дала «рябчика» (кстати, там все обошлось нормально, просто зам мой психанул и панику поднял).
    Аппаратуры стыковой и линейной связи «Андромеда» и «Азбука» с «орбиты» у нас слетают, когда у них неисправности в идиотских блоках электронных, впрочем, как и в кассетах коммутатора телефонного П-194, а летать вокруг «орбиты» - искать обходные пути связи, ибо ПВ без связи на любой данный момент - ничто.
    Эльбрус - это не гора, это еще одна аппаратура связи, которая является алкоголичкой. Не почистишь - хера тебе, а не вход в связь. Эта дура требует энное количество спирта в сутки, который мы называем на Дальнем Востоке «шило» (это от моряков пошло).
    Увы... Но «шило» отсасывают. Тупо берут шланг, вставляют в бочку и отсасывают. Есть мастера. Этого не отнять. Они и «отсосут» и в себя еще... «отсосут»... А вот некоторые терпеть не могут этого, особенно если шланг из резины вонючей.

    ***
    Единственными индифферентными, лицами были мой сын и моя Ирка. Они уже давно привыкли к нашим матам и несколько нестандартному сленгу связистов государственной границы... Поэтому они просто спокойно дрыхли, в отличие от бабушки, дедушки и двух перепуганных тёток...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  12. #12
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    На гороховецком полигоне, примерно километрах в 80 от поселка Мулино, было такое шибко продвинутое место для стрельбы артиллерии, выполняющей задачу "внезапная встреча на марше с танками противника". Два десятка бронекоробок из Т-62 на механической тяге тащатся на дистанции метров в 300. Внешне очень реально похоже на идущие цепью настоящие танки. Особенно когда на это дело смотреть с пары километров дистанции...

    А у любой артиллерии есть норматив. Ты на марше двигаешься из точки А в точку Б. Вдруг, бац, противник... Батарея с ходу разворачивается и отражает атаку. Ибо иначе... танки их в два счета на гусеницы намотают.

    Самое забавное, что такой норматив зачем-то сохранился и для нас. Для справки, скорострельность 2С7 Пион* - два выстрела за три минуты. Плюс время перевода из походного положения в боевое - 7 минут... В общем, случись такое в реальности, пока мы свои дуры развернем да к стрельбе изготовимся, танки дальность прямого выстрела запросто проскочат и в тонкий блин в упор размажут. Но раз норматив есть, его положено отрабатывать...

    Картина маслом. Батарея 2С7 ползет по грунтовке, имитируя колонну артиллерии РГК на марше. Середина марта. На днях резко потеплело, потому снег даже не таял, а как бы сразу испарялся. В общем, вокруг все серо-бело, грязные проплешины и туман не туман, но такая дымка. Для чистоты эксперимента точное место директрисы нам не указывали. "Где-то на марше, мужики, вы столкнетесь с прорвавшимися танками противника. Задача: развернуться и огнем отразить атаку".

    В общем, ползем. Наблюдатели вертят бошками, противника выглядывают. Внезапно один из них истошным голосом орет - тааанкиии! И вправду что-то там у горизонта вроде как тащится. В бинокле и вправду танки. Аккуратной такой цепью ползут от далекого леса в нашу сторону. Дальше, как положено, СОБ (старший офицер батареи - КБ) орет: батарея, стой! Противник слева! К бою! Огонь по готовности! У всех адреналин из ушей и пульс как темп стрельбы у калаша. Выпрыгиваем. Разворачиваемся. Заряжаемся. Батарея вразнобой выдает залп...

    Повезло, что норматив отрабатывали впервые. До того прямой наводкой никто из нас не стрелял. Естественно, получилось кто в лес, кто по дрова. Почти все снаряды легли с большим недолетом. Только один бабахнул заметно за линией танков. Вот только мишени повели себя крайне странно. Вместо того, чтобы продолжать ползти на нас дальше, они вдруг резво так кинулись разворачиваться и тикать куда-то в сторону. Комбат стрельбу остановил, давай с директрисой связываться и выяснять - что за фигня?! А в эфире народ с директрисы в непонятках... Мы до них, как оказалось, еще добрых пять километров не доехали, они какую-то стрельбу где-то недалече слышат, но нас не видят и уж точно мы не по их мишеням стреляем...

    Как оказалось, танковый батальон Таманской дивизии отрабатывал какую-то свою задачу... Тоже что-то из области развития атаки. Где-то у кого-то из полигонного начальства случилась накладка в планировании... И наши задачи пересеклись... Мы едва их заместо мишеней не накрыли... Что наши снаряды наделали, я не видел. Но вернувшееся потом "с разбора полетов" командование полка рассказывало, что... танкистам очень повезло, что, во-первых, мы промахнулись с недолетом, во-вторых, у танкистов все сидели по боевому, т.е. с закрытыми люками. Ибо броню и всякую выступающую фигню осколками посекло знатно.

    Ибо по нормативу... нам нашей болванкой весом 110 кг даже в сам танк попадать не обязательно. Достаточно уронить ОФ (осколочно-фугасный - КБ) снаряд хотя бы метрах в 20-30 от него...


    *Вложение 12642
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  13. #13
    Touareg Аватар для Сергей
    Регистрация
    08.02.2010
    Адрес
    Ярославка
    Возраст
    41
    Сообщений
    2,801
    Спасибо +
    Получено: 69
    Отправлено: 74

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    MagnumAE, ты конечно извини дружище, но чёто я не уверен, что с экрана монитора народ так много будет читать.
    Ну вот я например готов максимум прочесть информации, ну примерно на высоту одного экрана.
    А так лучше в кроватке под светильником (бра) книжку почитать

  14. #14
    Pointer
    Регистрация
    21.03.2010
    Сообщений
    7
    Спасибо +
    Получено: 1
    Отправлено: 1

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    А как по мне, так зачет. Очень интересно, так держать!!!

  15. #15
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Возобновим


    Интересная работа...

    - Ну что же, Аркадий...
    Аркаша в новенькой форме с погонами "пиджака" сидел перед полковником медицинской службы очень интеллигентного вида в одном из многочисленных кабинетов серого неприметного здания и гадал, куда и почему, собственно, именно его привёз неразговорчивый сержант прямо с призывного пункта?
    - Так вот Аркадий, можете называть меня доктором Леви. Вы, как мне известно, закончили с отличием университет по специальности "микробиология". Я справлялся о вас на кафедре, мой хороший друг и коллега профессор Букеншац рекомендовал вас с самой лучшей стороны...
    - А в чём, собственно...
    - Подождите. Мы предлагаем вам проходить срочную службу в нашей лаборатории.
    - Что значит "предлагаете"?
    - Дело в том, что к нам попадают служить только на добровольной основе. Для начала мы берём вас простым лаборантом, но, если вы оправдаете наши надежды, карьеру, как служебную так и научную, я вам гарантирую. Впрочем, как и продолжение учёбы за счёт министерства обороны, интересную работу, денежное довольствие на уровне самых элитных частей и прочее и прочее...
    - А чем я буду тут заниматся?
    - Как лаборант вы будете работать с культурами в закрытой лаборатории, кормить их, ставить опыты и вести наблюдения по предоставленному вам научному плану... Работа здесь идёт по скользящему графику - 12 часов здесь, 12 часов дома. Из 12 рабочих часов 6 часов вы будете проводить непосредственно в лаборатории, а ещё 6 - в стерильном боксе. Там вы будете заниматся документацией, отдыхать... Если вы не допустите никакой оплошности при работе в лаборатории, то через 6 часов бокс откроют, и вы сможете уйти домой.
    - Подождите... А если я допущу оплошность?
    Полковник чуть пожал плечами.
    - Тогда через 6 часов и мы и вы уже будем это знать, и бокс, как вы понимаете, не откроют...

    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  16. #16
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для AXel_23
    Регистрация
    11.10.2007
    Адрес
    Russian Federation, olympic city
    Возраст
    32
    Сообщений
    30,398
    Спасибо +
    Получено: 2,612
    Отправлено: 2,839

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    многобукв как то
    А стоит ли кого-то осуждать? За их ошибки в жизни и падения, Мы все умеем падать, к сожалению.
    Не все умеем руку подавать...

  17. #17
    Знатный Перец Клуба VW Passat B5! Аватар для Влад (Псарь)
    Регистрация
    29.04.2007
    Адрес
    Россия, Москва, ВАО
    Возраст
    50
    Сообщений
    6,312
    Спасибо +
    Получено: 821
    Отправлено: 1,146

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    MagnumAE, Спасибо !
    А где про поваренка продолжение?
    VW Passat B5+ variant 2001г. BBG 2.8 4 motion tiptronic - есть
    Тупой собаковод

  18. #18
    Polo
    Регистрация
    18.12.2007
    Адрес
    Россия, Москва, САО
    Возраст
    34
    Сообщений
    454
    Спасибо +
    Получено: 1
    Отправлено: 0

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Влад (Псарь) Посмотреть сообщение
    MagnumAE, Спасибо !
    А где про поваренка продолжение?
    С позволения топикстартера:
    Повар он и в Африке повар
    (окончание)
    - Рыжий, запомни, и ты, Заяц. Всё это хозяйство мы нашли случайно, загоняя машину в лес. Рыжий, остаешься здесь до прибытия поисково-разведывательной группы. Покажешь им, куда мы пошли. И вырой тут яму под машиной и накидай ветоши и тряпок с твоих свёртков. Мол, там нашли схрон, не знаю чей. Я с тобой потом разберусь. Заяц, ты что делаешь?

    - Наблюдаю, таащ старший сержант, как сказали. - ответил Зайчик, не оборачиваясь на Лиса с Рыжим.
    - Заяц, - мы с тобой поисковая группа. Я Лис - ты Заяц. Званий нет. Общаемся жестами. Смотри какими. И молча всё. На крайняк - щёлкни или брось веточку. Только сухую, Чингачгук, - инструктировал повара сержант. - Я первый, ты за мной влево двадцать метров, или на дистанции прямой видимости и точно также назад. Наблюдаешь за мной, назад, вперёд, влево, вправо, а за воздухом наблюдаем вместе. Каску сними. Слушай ушами. Шляпу свою с дырками надень. И морду как я вымажи где торчит грязью, что почище..., - улыбнулся разведчик.
    - Всё! Повторили мне оба задачи! Давай, Пётр, будешь Первый!...
    Лис их выслушал. Пригрозил остающемуся с машиной Петру кулаком. И пошёл первым, потянув следом за собой маленького как мячик поварёнка. За спиной у Лиса висел АКС с «Костром». Карманы забиты патронами и гранатами. В подсумке четыре полных магазина к АК и запасной к ВАЛу в кармане. В руках бесшумный ВАЛ с оптикой. Рука и пальцы на рукоятке и спуске. Предохранитель открыт. И нож в самодельном и удобном чехле. Вещмешок у повара топорщился хлебом, несколькими кусками мяса, вытянутыми из термоса, патронами и гранатами. Запасливый повар сунул туда же и пачку сахара-рафинада. Бинокль заботливо болтался сбоку в футляре. Во флягах на поясе булькал ещё горячий и сладкий чай. Подаренный спецами ножик примостился на поясе. День ещё только начинался, а событий было столько, что хоть дари безвозмездно.
    Хорошо Лису стало. Вроде, как домой вернулся. Лес вокруг. И «видит» он этот лес, если густой очень: метров на триста-четыреста вперёд - нечётко, но привычно, как общий фон. И на двести, как в бинокль или микроскоп - в деталях. Универсален Лис в своём деле. Всё может делать сам. Ходок - Лис. Может сам уйти. И хорошо ему в своём деле одному. Предавать некому. Воровать некому. Ошибаться некому. Забывать о себе тоже трудно. И разлюбить невозможно себя дорогого, только разве перед вознесением, и то проблематично. А тут нескладуха. И нужен ему Зайчик и на фиг бы не брал пацана. Но полнокровное лёгкое одно. Тащить арсенал некому. А спать ночью надо так, чтоб кто-то твой сон охранял добросовестно.

    В бою, конечно, Зайчик - ноль с плюсом. Но одному трудно. Так и пошли. Лисяра карту местности вокруг Базы помнил почти наизусть. По следу и направлению движения боевиков вывел для себя быстро - идут на водораздел. После него равнина небольшая, перед следующим водоразделом. И, что характерно, в два километра шириной и длиной километров пятнадцать. И на равнинке на этой дорога вдоль полей бывшего то ли колхоза, то ли фермерской выдумки. И ровная как стол. И простреливается и проглядывается насквозь с дальней оконечности и с воздуха. И идти по ней или ехать после такого налёта всё равно, что в преисподнюю получить вечный пропуск бесплатно от тётки в капюшоне с косой. В обход, значит, по поросшему лесом водоразделу. Пятнадцать по дуге туда и пятнадцать до противоположного места - 30 км. Дневной переход. С опаской ведь пойдут. Шанец. Маленький, микроскопический, но шанс их задержать. Пока не перевалят через второй хребет и не растают в Чеченских посёлках мирными чехами.
    И засаду бы тут к месту Ходже на выходе на гребень поставить. Самое то для этого пересмешника. Чтоб у преследования скорость сбить. А нам ещё через долинку напрямки перебраться надо. О, блин-гоблин, какая задача. Эх, метлу бы со ступой, и как в сказке перелететь невидимо...
    Засаду Лис решил искать, обойдя примерное место пересечения направления движения боевиков с гребнем - справа. И идти почти по самому краю, но не по тропе пробитой животными и дотоптанной недолюдьми поверху, а по лесному склону. И надо их завалить. А то ведь в спину шмальнут, и кури тут, пока ПРГ не придёт.
    А вот искать, да ещё в лесу, он умел. А Зайчик молодец. Идёт. Кто-то его учил, этого Ложкина. Ишь, ножку на носок всё время пытается поставить сперва.
    И - вот оно. Не так впереди, как надо. Рука в кулак. Сел на колено за дерево, куст рядышком. На Зайца зыркнул. Молодец Заяц. Глазищи по рублю советскому, но ствол автомата впереди. Нюхает пространство. Ага, вот оно - запах. Ветерок дул на Лиса, и запах вонючего мужского пота теребил нервные окончания ноздрей давно не курившего мужика. Лис принюхался, втягивая воздух и уточняя направление ветра. С примесью не менее чувствительного для обоняния сигаретного дыма. Курят значит, тихонько. Скрытно и осторожно.
    Сержант отполз задом на карачках к Зайцу.
    Зайчик, - зашептал он в ухо солдату. - Сидишь тут. Никуда не рыпаешься. Смотришь. Впереди засада. Вон там, - показал он направление. Аккуратно снял автомат с подствольником и вещмешок. Убрал с ремня всё лишнее и ненужное в рукопашном бою, не забывая при этом объяснять повару его задачу - не мешать...
    - Сними автомат с ... Ага, уже снял, молодец. И слушай. Услышишь шум щелчка ВАЛа. Слышал, небось. Брось вправо-вниз камень, вон в те кусты. И спрячься вон за то дерево до того, как камень упадёт, - показал Лис на толстый ствол в пяти метрах от того места, где они прилегли рядышком. - Потом, если шуметь будем, автомат наперевес, палец на спуске. И от дерева к дереву перебежками на шум. А там, Зайчик, по обстановке. И учти, если меня убьют, то и тебя найдут в этом лесу. И надарят подарков по девять грамм каждый. Если повезёт, - закончил Лис инструктаж и добавил:
    - И если совсем погано, то патроны и гранаты не жалей. И тикай отсюда, как говорил Нечипоренко, строго назад по склону. Потом вон туда, на дорогу и до ближайшего блокпоста.
    - Лис, а как я узнаю, что совсем погано? - неожиданно спросил Зайчик.
    - А как сердце из груди выпрыгнет и по склону вниз побежит впереди тебя, от страха подпрыгивая, то оно самое и есть, - усмехнулся разведчик с шёпотом. - Дыши глубже, повар - прорвёмся. Услышишь свист вороны, бегом ко мне.
    - А это как!? - округлил глаза Зайчик.
    - Каром, Зайка, каром, - ответил разведчик и уполз, растворяясь в осеннем лесу.

    Зайчик замер за деревом, не зная, что ему конкретно делать. Держать автомат обеими руками или взять в правую руку камень и ждать, когда щёлкнет затвор бесшумного автомата сержанта. Солдат решил по-своему. Закрыл лицо маской. Положил автомат стволом на толстую ветку. Прихватил Зайчик за пистолетную рукоятку левой рукой, а в правую взял камень.
    Шум послышался очень быстро, аж через долгие тридцать минут ожидания. Как будто упало что-то тяжёлое в лесу с дерева. Потом крик. А после шум борьбы. Зайчик швырнул каменюгу. Отскочил за дерево. Стон. Шум затих. А потом стало легко, как горная гряда с плеч свалилась, когда прозвучал тихий условный "свист вороны".
    - Карр! Карр! - раздалось среди деревьев.
    "Блин, откуда тут ворона?" - подумал Зайчик, и воодушевлённый ломанулся на звук.
    Пока он добежал, сержант слушал лес и морщился от шума топота и шуршания, создаваемого всего лишь одним поваром.
    "Повезло", - подумал он. - Только один, а если б ещё Нечипоренко тут был и весь хозвзвод...
    "Слоны тише ходят", - додумал он, тяжело дыша после схватки, когда Зайчик наконец-то добрался до места сквозь заросли.
    - Зайчик, - зашипел он, притянув запыхавшегося и офуевшего десантника из хозвзвода. - Вон туда за дерево быстро залёг и наблюдай в сторону тропы как мышь. Если что, брось в меня или в дерево рядом палочку.
    Зайчик не мог отвести глаз. Но всё же справился. И, оглядываясь на ходу, добежал и плюхнулся за широкий ствол, с большим неудовольствием отвернувшись от действа под деревьями сзади. А сзади валялось два вполне мёртвых трупа в камуфляже. Причём один валялся у основания дерева рядом с немецкой снайперской винтовкой с двумя не раздвинутыми ножками-упорами на ней. У дерева, с которого снайпер падал, сбитый девятимиллиметровой пулей бесшумной винтовки разведчика, лежала разбитая рация. Второй моджахед валялся подальше с пробитой головой, отброшенный ударом пули на поваленное бревно, за которым перед этим сидел, покуривая, с РПГ-7В в обнимку. Третий лежал под Лисом, уже не дёргаясь, с простреленными плечами и свёрнутым в трубку подсумком Лиса во рту. Глаза пленного сержант завязал просто: натянув его собственную кепку как на крючок на нос гудящего и укающего бандита. Он пытался орать от боли и ярости. Но с брезентовым материалом сумки для магазинов спорить во рту невозможно. А тело Лиса на спине не поощряло резких движений своей тяжестью и парой увесистых тычков стволом по только что разорванной пулями плоти. Руки и ноги живого последователя джихада уже были связаны за спиной. А между ними протянута лёгкая, прочная, нейлоновая, но не белая, а грязная верёвка, почти черная верёвка. Лис поставил то, что осталось от нормального человека на колени. И привязал к молоденькому дереву за шею и ноги. Обыскал. Нашёл паспорт гражданина свободной Ичкерии и удостоверение курсанта на арабском языке с фотографией. Проверил крепость и надёжность узлов. Быстро достал нож. Убрал кепку с глаз "воина аллаха". Отсёк левое ухо и показал его сидящему бандюгану - молча. Эту часть быстрого допроса Лис не любил, но вытягивать за него информацию было некому.
    - Говорить будешь? Если да, то моргни глазами два раза, - и он взялся за правое ухо нохчи, чуть оттянув от головы. Бородатый чеченец заморгал как от абразивной пыли, попавшей напрямую через глаза в мозг. - Соврёшь - попадёшь в рай без всех выступающих частей - ушей, носа, языка, глаз и всех пальцев. Скажешь правду, - будешь жить. За мной идёт поисковая группа, и они тебя возьмут в плен и перебинтуют.
    - Сколько вас? - показал десять пальцев. - Десять? - бандит затряс отрицательно башкой. - Двадцать? - подобие кивка и опускание ресниц. Спец взял за подсумок и резко вырвал изо рта, выламывая передние зубы сидящего, и тут же пхнул на место, доламывая шатающиеся резцы и "клыки" внутрь вместе с кровью.
    - Ещё раз соврёшь, и следующим будет ухо, - урод оказался нормальным трусом. Чеченец выложил состав, вооружение и маршрут отряда. Добавил, что их тройка после засады должна бегом догнать группу на ночном отдыхе. Он - старший тройки. И у него была рация, которая сейчас должна быть у снайпера. Позывной "ПиалА". Цель группы - уйти от преследования в Чечню. Задача выполнена и все хотят домой. За деньгами, распределением по отрядам и отдыхом. Маршрут движения бандитов совпадал с выводами самого Лиса. Идут вокруг долины, прячась в лесу. Ночёвка - на другой, противоположной стороне долины.
    Лис, нисколько не заботясь об удобстве, привязал старшего тройки к дереву потуже. Так, чтоб до трущихся поверхностей верёвкой было не достать, а шевелиться было невозможно.
    - Сиди, сука. Если доживёшь до поисковой группы, твоё счастье. Кстати, тут у меня важное мероприятие в связи с тобой наметилось. Так ты не обессудь. Ты сам сюда пришёл, - рот связного духа был снова заткнут, но уже кепкой и перчатками "мстителя за веру". А глаза прикрыты камуфляжной курткой, снятой с убитого. Бесформенный и уродливый комок маскировочной материи делал фигуру пленного похожей на узел, завязанный на стволе дерева.
    Сержант быстро обыскал остальных. Снял оружие. На них двоих было более чем достаточно. Удобные лифчики для магазинов. Разгрузочные жилеты. РПГ с тремя выстрелами. Пулемёт РПК. Винтовка с оптикой и ручным затвором. Ножи. Гранаты. Рация. Два пистолета Стечкина и по запасному магазину к ним. Патроны. Один вещмешок с консервами, боеприпасами, аптечкой и всякой походной мелочью. План действий в голове спецназовца созрел моментально.
    - Пошумим, Зайчик? - спросил он, прикладывая на плечо гранатомёт и выбирая трассу для выстрела без веток и с толстой деревиной в конце воображаемой директрисы полёта.
    - Зайчик, бери РПК и автомат. Два рожка приготовь. Сейчас повеселимся,- и оба устроили в лесу малое шоу для Ходжи, беспорядочно исполосовав лес одиночными выстрелами. Очередями из пулемёта и автомата и тремя забабахами из гранатомёта. Бросили по паре гранат на склон. РГДэшеки, они слабенькие, что таскать-то с собой. Зато шума, дыма и пыли подняли столько, что и за двадцать километров можно было расслышать и увидеть в густом горном воздухе над лесом.
    На Зайчика, нагрузили немецкую винтовку. Заменили солдатский сидор на удобный, заграничный рюкзак. А сидор Лис натянул на голову бандита, обвязав ремнями вокруг шеи. Камуфляжные куртки убитых Лис располосовал на ленты и аккуратно сложил до поры. Особую радость разведчику доставила катушка скотча, обнаруженная в одной из курток.
    - Зайчик, а ты людей раньше убивал? - вдруг спросил сержант, отойдя от связанного тела так, чтоб слышать их оно не могло.
    - Не-а, но я свиней резал на подсобном хозяйстве, - попробовал подсластить плохую весть Зайчик а заодно и пошутить.
    Но это было ещё не самое хреновое. Батарея в рации Нечипоренко села. А рация бойцов от ислама вляпалась в ветку при полёте снайпера и годилась только для сдачи на лом цветных металлов...
    - Угу, свиней, значит, это здорово, - Лис сел у дерева и раскрыл универсальный нож «Лиферман». Зачистил вытащенные из кармана проволочки. Раскурочил контактные выходы на батарейке. Приладил их к батарее разбитой духовской станции и позвал Зайчика.
    - Заяц, держи руками контакты. Только крепко. Может, ещё что споёт «съуркоганенная роялина», - и рация зашипела, вытягивая вольты, амперы и минуты из трофейной батареи. До сеанса связи оставалось более получаса. Лис взялся за материал, отложенный им в сторону. Ползти обоим преследователям предстояло долго, нудно и незаметно.
    - Так, Заяц, бери ленты камуфляжа, обкрути или приладь вокруг локтевых и коленных сгибов на рукавах и брючинах. Не жалей. Там почти два километра. А времени у нас до заката совсем чуть. Проваландались с засадой. Если есть иголка, прихвати нитками. Если нет, то мотай вокруг скотч. Оба замолчали, сосредоточенно подготавливая одежду к предстоящему действию.
    Неожиданно Зайчик тихо и мелодично замурлыкал, быстро и споро пришивая самодельные наколенники к брючинам.

    Стоит в Чечне вагончик, в нём генерал живет.
    Жуёт себе батончик, приказы отдает.
    И вот спецназ поднялся и сгинул навсегда...
    Кому война работа, кому война беда,
    Кому война работа, кому война беда!

    А там, за полем боя, другой вагон стоит -
    Там генерал чеченский душманов костерит,
    И снялись моджахеды, и нету им следа...
    Кому война работа, кому война беда,
    Кому война работа, кому война беда!

    Лис хотел оборвать тихое пение повара, демаскирующие пару в лесу. А потом взвесил все да и нет и передумал. Пришили защиту. Снова приладили проволочки к батарейке. Сержант вышел на связь.
    Туарег или по-простому Тур отозвался сразу.
    - Тур - Лису. До вас десять. Буду через единицу. Слышали и видели. Что было? Приём.
    - Лис - Туру. Нарвались на засаду. Имеем десять двухсотых и десять трёхсотых. Из них - пять тяжёлых. Ждём эвакуации. Двигаться не можем. Приём.
    - Ускоряюсь. Иду вам на помощь. Вызываю воздух. Приём.
    - До нас чисто по гребню. Воздух не сядет. Придётся тащить руками. Приём.
    - Вас понял - чисто по гребню. Лис, не бросай раненых. Подожди меня. Приём.
    - Жду как в Марваре. Даю дым. Отморозимся по нему. Приём.
    - Ну ты и псих. Заноза. Приём.
    - Я тебя тоже люблю. Давай вали сюда быстрее. Направление как раз вроде как на курорт едем. Раненным совсем хреново. Последний промедол вкололи. Жду. До связи.
    - Валю на твой курорт. До связи.
    Дымовая шашка, зажжённая в двухстах метрах от места, где Лис разложил на земле засаду, дымила столбом с верхушки дерева красным сигнальным дымом. И привлекала внимание и была видна километров на десять с земли и ещё дальше с воздуха.
    - Таариш сержант! - Зайчик почуял некоторую безопасность. - А зачем заката ждать? Щас бы и попёрли. Или наоборот - дождёмся Тарега. И вместе их озадачим. И какие трёхсотые и двухсотые? Нас же только двое и трое этих? Вы что, там по дороге ещё двадцать человек положили? - возбуждённо спросил Зайчик, оглядываясь на лес вокруг и сзади. И солдат посмотрел на спеца, готовый полностью поверить во всесилие могущества Лиса при положительном ответе безоговорочно.
    - Ну, Зайчонок, во-первых, не Тарега, а Туарега. Племя такое в Африке. В племени очень выносливые и воинственные мужчины на верблюдах. Во-вторых, надо перебраться через долину в сумерках. Уже плохо видно визуально, но пока земля теплая и нагретая от лучей дневного солнца, то Прибор Ночного Видения бесполезен. Иначе засекут и нам с тобой хана. А в-третьих, ждать Туарега нам несподручно. Надо спускаться вниз к границе леса и степи. Выбрать направление, и как только чуть начнёт затемняться небо, то мы поползём. В высокой траве можно только ползти. Да и не очень она там высокая. На месте решим. А трёхсотые и двухсотые для Ходжи. Пусть думает, что нас много, но нас уже нет. И не можем за ним гнаться. Он, конечно, не поверит, пока не проверит. Но сомнение мы ему в душу загрузим. Пусть переживает, гад. Всё, попрыгали. Под ноги смотри. Теперь идёшь за мной на прямой видимости. И старайся не вступить в партию вечных сапёров. Под ноги смотри.
    Зайчик агакнул, подождал пока сержант отойдёт, и начал тоже спускаться вниз по наклонному спуску в долину.
    Не мог Лис открытым текстом сказать, что строго направленным лучом красного фонарика даст своё место и сеанс связи в темноте. Отморзимся по азбуке Морзе - должен был бы сказать он. Но тогда Ходжа, если он и слушает эфир, а он непременно слушает, то он поймёт и тоже может поморгать красным фонариком. И поди знай, кого надо слушать и читать по буквам в темноте горной ночи.
    «А пленного, пусть Тур добьёт. Если успеет, или кто там ещё сзади идёт. А то ещё Зайцу придётся психолога вызывать. А он молодец, волокёт шмотки и что-то волокёт в работе, не стонет, странно, вроде повар. ЧЧЧччччёрт! Да, точно, пожрать забыли. Ничего, сахаром пока отобьёмся. А на той стороне вломим по мясу, и от трупов подальше, и поспим, может, часок», - подумал и решил разведчик.
    Не мог сержант неопытного Зайчика вперёд перед собой пустить.
    А Зайчик по-прежнему был нужен разведчику, и постепенно становился второй ключевой фигурой в его плане. «Хотя, - подумал Лис, - он уже почти сутки и есть моя вторая по важности фигура. А ведь и не попал ещё ни в одного бородатого». Солнце гнало Лиса вперёд к равнине, неумолимо проседая к черте линии хребта водораздела.
    Тур прекрасно понял Хитрейшего. И слова о направлении движения туда, где они отдыхали, говорили, что надо резко свернуть на юг и перейти долину в том месте, где находилась группа Туарега во время сеанса связи. Перейти на другую сторону долины почти в десяти километрах от стойбища бандитской своры незаметно и, по меньшей мере, не привлекая внимания. Это давало Туру и его группе сумасшедшее преимущество, и момент внезапности грел душу командира лучше, чем бег по пересечённой местности с двумя боекомплектами за спиной.
    Лис задыхался. Проползти почти два километра надо было как можно быстрее. Сзади пыхтел Зайчик. Они побросали на границе леса и степи всё, что, по мнению Лиса было лишним. Всё, кроме боеприпасов, ИПП, фляг с водой и фонарика с радиостанцией. Там же остался и рюкзак с биноклем повара. Покушать успели. Лис запретил Зайчику съесть хлеб. Только мясо. И положил в карман себе и Зайцу жменю прямоугольничков белого сахара-рафинада.
    Они пробороздили почти километр с гаком за час и сорок минут. Солнце окончательно село за горы. Земля долины отдавала накопившееся дневное тепло воздуху, постепенно охлаждаясь. Зайчик хрипел сзади, но полз за старшим.
    А сам сержант давно сцепил между зубами воротник куртки. Наспех пришитая защита на коленках и локтях слетела после первых пятисот метров. Последнюю сотню метров до лесного подъёма вверх ползли на карачках с красными и зелёными кругами в глазах. Оба упали без сил, матеря себя обоих мысленно за два автомата за спинами, и понимая прекрасно, что без них никак. Сержант скинул автомат с «костром». Расстегнул и скинул трофейный лифчик. Он лёг на землю, раскинув руки в стороны. И дышал, дышал, дышал, постепенно, возвращая сердце и лёгкое к «нормальному бою». Повар хрипел рядом, ворочаясь и дёргая одеревеневшими конечностями.
    Теперь надо было подняться как можно выше - лучше на гребень и дать условный сигнал группе Туарега. Сойтись вместе. Обговорить детали. А затем затащить Ходжу в мешок и навязать ему последний бой. А если получится, то и обнаружить ночёвку непримиримого до восхода солнца.
    Они встали, нацепили снятые на коротком отдыхе вещи и, пошатываясь, пошли друг за другом в горку. Лис время от времени останавливался и моргал красным светом офицерского фонаря влево от себя в сторону востока.
    - Всё, Зайчик, стой! Темно, так можно и на растяжку нарваться - привал, - и сержант присоседился к толстому стволу дерева. Зайчик рухнул рядом. Лис моргнул в сторону востока красным светом фонарика. Вдруг где-то рядом Тур?
    - Заяц - спать! Разбужу ночью - сменишь меня, - скомандовал Лис. Повар нагрёб со всех сторон листьев в ямку под деревом. Затем он натянул капюшон на голову и затих, свернувшись клубком. Правую руку засунул под бушлат, зажав кистью руки пистолет Стечкина.
    - Патрон загнал в патронник? - на всякий случай проконтролировал Лис.
    - Ага. Ещё на той стороне, - зевнул Зайчик, удобнее устраиваясь в спальной яме под деревом.
    Лис решил рискнуть. Он оставил спящего солдата. В свете фонаря, накрывшись бушлатом, написал записку. Вытащил нож у напарника и беззвучно приколол записку к стволу дерева у головы спящего, а для верности примотал к стволу оставшимся скотчем. А сам медленно пошёл вверх по поросшему лесом склону, тщательно выбирая место, куда надо было ставить ногу при следующем шаге. Впереди была целая ночь свободного времени. А до гребня около двух с половиной километров пути.

    Лису повезло только наполовину. Он не нарвался на растяжку и не наступил на ПМН. Он не попал на прибор ночного видения боевого охранения отдыхающих борцов за веру. Он дошёл в темноте до гребня. Нашёл бандитский лагерь. Нашёл и выбрал место для засады. Вернулся к Зайчику. Притащил его с собой. Уложил в найденной им расщелине между камнями. Заинструктировал, заставив повторить как отче наш на предмет его бесовских десантных действий с оружием из засады. И всё это время пытался и лелеял встретить группу Тура, моргая раструбом фонаря на восток, туда утром поднимется солнце.
    Тура не было. Его группа не могла пройти по гребню быстро и бесшумно, не боясь наткнуться на мину. Идти по лесу, рискуя как Лис, в темноте - не имело смысла.
    Лис просчитал и такой вариант. Оставалось ему всего ничего - снять боевое охранение бандитского лагеря в собачий час. Напасть, устроив максимальное поражение оставшимся двадцати семи баранам. И потащить их за собой по склону на восток и вниз, подставляя фланг и тыл атакующих под гранаты повара и снайперскую винтовку с автоматом. Пользуясь неразберихой боя, в этот момент рывком уйти ещё дальше, отрываясь. А там уж как бог выведет. Да удача поможет. Может, и Тур подбежит навстречу по гребню. Или... да мало ли.
    А у Зайчика приказ был простой. Выложить четыре из шести оставшихся у него гранат. Свести усики на предохранительных скобах. При приближении вражин бросить подряд, веером, все четыре гранатки. Затем пригнуться. Подождать и сосчитать четыре забабаха. Затем высунуться и выпустить весь магазин на хрен одной очередью вниз вдоль склона и влево. После обязательно залечь и на карачках, жопом вперёд выползти из углубления меж двух скальных выростов. И, конечно, пригибаясь (тут Лис зачем-то долбанул Зайца по каске), рвануть, желательно зигзагом на восток по гребню. Залегая через каждые тридцать счётов непрерывного бега с ускорением.
    - И, Заяц, эту хренову немку не трогай. Высунь её ствол и пусть торчит. Тут её и оставишь. Патроны токо выйми как заваруха начнётся. Пусть думают, что ты там и остался меж камней. Потом переползаешь, повар, чтоб тебя снайпер не засёк, где ты упал. И снова рвёшь когти. Вон то дерево видишь? - показал Лис верхушку в километрах трёх-четырёх от места засады в серой вязкости ещё не появившегося солнца. - Вот там я тебя ждать буду. Через пятнадцать минут после взрывов гранат, ну или через двадцать. Если меня нет, рвёшь когти дальше на восток... не спеша. И поглядывай под ноги. Там Тур по гребню идёт навстречу. Приведёшь его ко мне, - Лис врал вполне правдиво. Чуть преувеличивая и внушая веру в непобедимость своего плана. И Зайчик, похоже, купился.
    Лис шесть раз заставил его повторить порядок действий. Потом пожал руку и похлопал по плечу.
    - Прорвёмся, Зайчик. И ещё. Ты от греха не высовывайся. Жди, когда я по твоим камням очередью лупану дважды. Как на тебя посыплется крошка, вот тогда и возникай. Если духи дойдут случайно, делай так, как будто я тебе знак дал - я разберусь, - и Лис растаял в начинающей светлеть темноте.
    План разведчика удался тоже наполовину. Он обнаружил секрет из двух бородатых. Приложил их тихо, и, отметив про себя в уме цифру - двадцать пять, пополз далее. Но в лагере оказался не спящий - «разводящий», который контролировал караул по рации и поднял тревогу ранее, чем сержант занял удобное место для обстрела спящего лесного отряда.
    Пришлось импровизировать. «Пушш-счёлк»,- сказал Вал. И повторил своё смертельное заикание трижды. Доведя счёт до двадцати одного. И девяти духов против восьми расстрелянных ремонтников. За это время выскочившие из-за деревьев духи успели полоснуть из автомата в небо, поднимая всю банду на ноги.
    Мгновенно сообразили направление, откуда ведётся огонь. И ударили очередями, профессионально перенося точки прицеливания для стрельбы вглубь леса. Теперь против двух Лисьих глаз было двадцать одна пара моджахедовских. И командир отряда отдал молчаливую команду, посылая две боевые тройки в обход слева-вверх. Снова лупанули полуслепые очереди, прикрывая перебегающих вверх духов. На гребень их пускать было нельзя. И сержант себя обозначил. Пухнул десятый патрон из магазина Вала. В лоб рьяному командиру убегавшей тройки. Тут же в место, где только что торчал толстый ствол винтовки, прилетело не менее тридцати пуль, кроша ветки, кору, впиваясь в ствол и вороша листву под деревьями.
    Вал переместился за спину. Автомат сержанта высунулся из-за дерева и сказал своё слово: «Пук!» Подствольник выпустил гранату, а ствол автомата широким веером очереди в полный магазин разорвал пространство стреляющего леса на две части. Не дожидаясь разрыва, Лис рванул назад, на восток. На ходу отстегнул и сунул в зубы пустой магазин. Прищёлкнул полный магазин. Бух! И разрыв гранаты дал ещё пять секунд на завершение сумасшедшего бега у следующего укрытия...
    Теперь уже бухнул РПГ бандитов. Если бы Лис не отполз от того места, где прекратил свой бег, то, пожалуй, и не добежал бы до своей однобойцовой засады, посечённый осколками и одурманенный контузией взрывной волны. Но ведь его тоже учили воевать, а не патриотично бегать с криком ура и в полный рост на хищные стволы автоматов чехов. Лис высунулся и шпукнул ещё одной гранатой в дерево за гранатомётчиком, отчётливо понимая, что взрыв иссечёт последнего в фарш, и на его спине можно будет писать картину о купании красного коня, не заботясь о количестве красной и липкой краски.
    В ответ на гранату зарокотал пулемёт, прикрывая рвущиеся на временное логово Лиса тройки.
    - Он там один. Убейте его! - не выдержал Ходжа, рыча от ярости за понесённые за минуты боя потери своего отряда. И они бы его убили. Куда там, тут двадцать обученных рыл против одного. Но вот Зайчика бандюганы в пылу боя учесть ну никак не могли.
    И Лис потащил их за собой вниз и на восток. Он всячески старался не попасть под пулю или шальной осколок подствольника. Он использовал весь свой опыт и умение ведения боя в лесу с превосходящей его по численности группой преследования боевиков.
    Он не целился и не высовывал голову под пули. Заряжал, стрелял. Пользуясь заминкой, бежал. Падал и отползал. Заряжал, снова стрелял. Пока не увидел камни Зайчика. Бандюганы не могли видеть его за деревом, но ствол автомата, торчащий на юг в сторону камней, заметили. И как только очереди сержанта сыпанули каменную крошку на Зайчика, пуля из ПКМ пробила насквозь дерево, за которым стоял Лис. Ударила в пластину жилета на груди. Швырнула сержанта, лишая воздуха, выбитого ударом из лёгкого, на листья под деревом.
    Тут же разорвалась граната «мухи» на том месте, где только что прятался разведчик. Осколки горохом сыпанули по металлу каски.
    А дерево моментально лишилось коры на уровне груди человека и ниже, изрешечённое очередями. Полёт сержанта, как оказалось, увидели многие из атакующих бородачей. И они привстали в любопытстве и в вожделении победы над вредным и подлым гяуром, напавшим на них среди сладкой утренней дрёмы и стреляющим в них и сонных товарищей. Причём совершенно не по-мужски: один против тридцати, а подло равняя счёт в спину до приемлемого для русского спецназа минимума бесшумной и секретной винтовкой.
    Заяц сначала всё-таки аккуратно выглянул. А потом запустил свои подарки в спины привставших с земли и укрытий фигуры. Духи среагировали даже лучше, чем ожидал от них Лис. Но разрывы четырёх фенек, уложенных невысоким поваром, вразброс, широким пятидесятиметровым веером, посекли всё пространство и завалили нах... четверых, ранив осколками и контузив ещё троих. Длиннющая очередь в весь магазин АКСа заставила оставшихся духов спрятать головы за деревья. И развернула фронт атаки бандитов вверх, на камни с торчащим стволом трофейной винтовки.
    Если бы Лис что-то мог соображать, он бы, как минимум, подумал что счёт, уже, пожалуй, и в нашу пользу. Тринадцать в остатке. Вот только раненый бок отдавался дикой болью при движении, а посеченная осколками одежда висела грязными лохмотьями как балахон смерти.
    Духи развернулись на пустующее убежище Зайчика, примеряясь залепить в него гранатами. А Зайчик, читая про себя как молитву выученный наизусть инструктаж, мчал с остановками по гребню. Падал, перекатывался, отползал, вскакивал и снова мчал. Летел, ничего не замечая, к заветной верхушке дерева.
    Злоба и ярость свирепствовали в уме Ходжи в тот момент, когда его подчинённые разнесли в куски «мухой» винтовку, брошенную Зайчиком. И с воем кинулись добивать, несомненно, оглушённого или раненого взрывом противника за камнями.
    Лис уже бежать не мог толком. Он пополз на восток от дерева к дереву, прячась за складками. Первая пуля, выпущенная Ходжой из снайперской винтовки, разорвала мышцу на бедре левой ноги. И окончательно похоронила желание Лиса умчать от преследователей между деревьями. Одна надежда - Тур.
    Сержант успел заползти за дерево, росшее на маленьком бугорке. Перетянул ногу жгутом из приклада. Посчитал свои дивиденды. Отстегнул ненужный "костёр". Положил рядом две гранаты, с другой стороны дерева приложил Вал. Стечкин сунул за пояс рукояткой вверх. Привязал шнурочком две гранаты за спину. Вывел шнурки с колец на разогнутых усиках. Потом передумал, вернул гранаты на землю перед собой. А одну сунул ближе к пистолету - за пазуху.
    - Сдавайся, сука русская. Гранатами закидаем! ... - нетерпеливо начали переговоры последователи самой правой веры на земле.
    - Щас я токо штаны подтяну и шнурки поглажу! - отозвался Лис, снаряжая магазины последними патронами. В ответ совсем недалеко разорвалась граната подствольника, обдавая последнее убежище сержанта ворохом осколков, запахом взрывчатки и тугим ударом взрывной волны.
    - А зачем я тебе живой, Ходжа? Мучить будешь? - тянул время раненый разведчик...
    - Нет, я тебя любить буду! И все мои воины тоже! Минуту. Потом посечём тебя и твоё дерево... - отвечал Ходжа.
    Зайчика снесли на землю грамотной подсечкой. Вырвали оружие из рук. Прижали к земле. Пук-пук-пук - заикнулся где-то слева Винторез, пробивая лишние отверстия в шкурах и головах преследователей Зайчика. Бздынь-бздынь-бздынь, пропели свою песню три Вала, разметав на тропе то, что там валялось после Винтореза и смяв прямым попаданием четвертого. Духи, пятый и шестой, рванулись назад в спасительную сень леса, но их поспешный рывок к жизни был остановлен очередью ПКМ - пулемётчика из группы Тура.
    Зайчик попытался выхватить нож, пистолет, гранату, но его держали крепко. Он рвался на бой с держащим его разведчиком, не понимая ещё, что его война окончилась.
    - Зайчик, Зайчик, это я, Тур. Тьфу, капитан Семёнов. Ну, остынь! Бля! Свои. Ну? - таки залепил Тур ему пару раз по щекам. Взгляд Зайца стал осмысленнее.
    - Лис, Лис там один. Быстрее, - Заяц схватил отброшенный в сторону автомат и неожиданно резво рванулся с ускорением вперёд, напролом. Туда, где трепетали листья под стволом стреляющего автомата его старшего машины... Разбитый Вал валялся на листве, сиротливо рассыпав осколки прицела.
    - Идиот! Мля, - матюкнулся Тур и тут же махнул двумя пятернями по направлению хребта. А две руки своих серых призраков развернул в цепь и совсем не по-десантному ломанулся за Зайчиком, поливая пространство над его головой короткими автоматными очередями слева и справа. От повторения его действий другими в атакующей цепи весь лес наполнился свистом и грохотом приближающегося на рыси неотмеченного в уставе боевого порядка, психической атаки разведчиков.
    От такой бурости и плотности показной огневой мощи, причём приближающейся с пугающей быстротой, оставшиеся с Ходжой наёмники дрогнули. Две боевых тройки самостоятельно и грамотно пошли в откат, оставляя своего командира наедине с избитым пулями и простреленным деревом, за которым лежал истекающий кровью и жизнью Лис. Если б он знал, что счёт уже давно в его пользу... Но Лис не знал, он потерял сознание, сжимая в руке пистолет Стечкина. А его рука жила своей жизнью, нажимая раз за разом, на спусковой крючок пистолета указательным пальцем, и посылая девятимиллиметровые пули в сторону колеблющегося Эмира.
    Ходжа прицелился и выстрелил напоследок, и побежал навстречу карающим «рукам» Туарега, перекрывшим гребень и путь к отходу для бандитов.
    Лиса первым увидел Зайчик. На бегу сбросил ненужную каску и рванул клапан кармана с ИПП. Хитрейшего несли вчетвером, бегом, хрипя и меняясь по очереди, в долину. В ту самую долину, которую он недавно переполз, плюясь, матерясь и также хрипя, вместе с поваром. Заяц бежал рядом с носилками к вертолёту. И совсем не по-спецназовски всхлипывал, размазывая солёную влагу по грязному лицу...

  19. #19
    Модератор Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    40
    Сообщений
    15,988
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,952
    Отправлено: 6,302

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Alex909, Йоклмн...
    Чет я правда, про поваренка не скинул.
    Спасибо.

    --- Добавлено чуть позже ---

    С любимого Биглера
    Одноразовые зайцы

    Действие происходит в одной из подмосковных дивизий в середине 90-х годов. Все имена, конечно же, изменены.

    Лейтенант Ракитин стоял, прислонившись лбом к холодному стеклу. Из глаз, растворяя замерзший иней, стекали скупые мужские слезы. Ему было плохо. Очень плохо. Вчера, то есть 30 декабря, группа офицеров, в которую входил и наш герой, получив премию, прошла боевым маршем по всем кабакам в пределах гарнизона. В результате сегодня не было ни денег, ни спиртного. И чтобы хоть как-то облегчить состояние, лейтенант Ракитин стоял, прислонившись лбом к холодному стеклу.
    - Выпить хочешь? - участливо спросил я.
    - Да. А что есть что? - не веря в свое счастье, спросил Ракитин.
    - Нет, но через полчаса будет. Водка, и коньяк, и шампанское. И закусить: салатики, заливное, горячее и холодное. И еще с собой на дорожку дадут. Не бойся, ничего криминального, - поторопился добавить я, прочитав в его глазах недоверие. - Тащи сюда белый хирургический костюм и вату. И хирургическую шапочку не забудь.

    Через 15 минут лейтенанта было не узнать. В белом хирургическом костюме, с клоком ваты на жопе, напоминающим хвост, с двумя ушками из ватмана, пришитыми на шапку, и разрисованным гримом лицом он абсолютно походил на зайчика.
    Я, надев костюм Деда Мороза, приступил к инструктажу.
    - На сегодняшний вечер ты «Зайчик-побегайчик». Твоя задача - прыгание вокруг елки с детишками и нейтрализация запасов спиртного, которое попытаются влить в меня. То есть ты за меня будешь бухать и таскать мешок. Я буду заниматься с детьми и выпрашивать продукты «на дорожку». Все набранное потом делим пополам.
    Заяц, кивнув головой в знак согласия, активно запрыгал навстречу такому долгожданному стопарику.

    На часах оставалась 6 часов до Нового года. Все уже активно накрывали столы и стругали салатики. Бдительные жены отгоняли своих благоверных от спиртного, не давая им ужраться раньше времени. Позвонив в первую квартиру, я почувствовал манящий запах окорочков и мандаринов. Работа началась.
    - Я Дедушка Мороз. Всем подарки вам принес. В этот чудный вечерок к вам зашел на огонек. Говорите в сей же час: дети в доме есть у вас? - начал я гулким басом.
    Дети, конечно, были. И захлопали в ладоши, увидев столь желанного Деда Мороза.
    - А я - зайчик-побегайчик, -весело заорал мой товарищ. - Водку наливайчик? - тут же обратился он в полголоса к отцу.
    - Коньяк наливайчик, - мгновенно оценил ситуацию глава семейства и бочком исчез вместе с зайцем на кухне.
    В это время я, как подобает порядочному Деду Морозу, слушал стишки, водил хоровод вокруг елочки и одаривал детей подарками, которые незаметно подложили в мешок родители.
    Через некоторое время из кухни появились зайчик с папой. Заметно повеселевшие и довольные жизнью, они влились в общее веселье. «Зая» скакал вокруг елочки, изображал как кушает морковку и под конец покатал на себе обоих детей. Дети визжали от восторга. Шоу прошло триумфально.
    - А теперь нам вышел срок. Едем прямо на восток. И далек наш будет путь. Нам пожрать бы что-нибудь, - раскрыв мешок и вопросительно глядя на хозяев, произнес я.
    - Да, да. Конечно. - засуетились мама с бабушкой, складывая в мешок холодец, фрукты и куриные окорочка, завернутые в целлофан. А папа специально для зайца незаметно опустил с мешок недопитую бутылку коньяка.
    - Получилось! Все получилось! Ай да Юрич, ай да сукин сын, - не смог сдержать восторга Ракитин, когда за нами закрылась дверь.
    - Вперед, мой верный заяц. Нас ждут дети. И, конечно же, выпивка и закуска, - отвечал я, и, взвалив мешок, мы постучали в соседнюю дверь.
    ***
    Зайца я потерял где-то на восьмой квартире. Признаюсь честно, был сам виноват. Девочка захотела мне рассказать стихотворение «Вот дом, который построил Джек». Три раза сбивалась почти в самом конце и начинала сначала. Остановить ребенка я не смог. И когда я забежал на кухню, там остались лишь пьяный глава семейства и выпитая пол-литра «Абсолюта». Ни мешка, ни Ракитина не наблюдалось.
    - Заяц где? - затряс я отца.
    - Он улетел, но обещал вернуться! Милый зайчик-побегайчик... - только и смог ответить он, махнув в сторону двери.

    Ракитина я нагнал этажом ниже, когда он стучался в дверь генерал-майора, командира дивизии.
    - Ты кто? - удивленно спросил командующий, когда увидел еле стоящего на ногах офицера в костюме зайца.
    - Я - Дедушка Мороз. Всем поллитра вам принес. Отвечайте мне сейчас: есть ли дети здесь у вас? - заученно начал Ракитин.
    - А это тогда кто? - комдив указал на меня.
    - А это мой зайчик...ик. Косой, прыгай сюда!
    - Извините, товарищ генерал-майор. Издержки профессии. Зайчик попался какой-то одноразовый, - вмешался в разговор я. - Сейчас поздравлю ваших детей и отнесу зайца в берлогу спать.
    Нужно ли говорить, что у комдива я работал за десятерых, пытаясь смыть неприятное впечатление: прыгал вокруг елочки, водил хороводы, рассказывал, стоя на табуретке, стишки и пел песни. Постепенно генерал, видя смех своих внуков, тоже заулыбался. Провожая меня, он вручил бутылку «Hennessy XO», наказав опохмелить «одноразового зайца».

    В процессе транспортировки тушки зайца в комнату, я встретил лейтенанта Богатырева, который вчера также принимал участие в походе по кабакам.
    - Надевай костюм. А то бизнес простаивает. - приказал я. - Будешь «одноразовым зайцем».

    Через какое-то время по военному городку разнеслась молва, что в общаге за «бутерброды и выпивку» круто зажигает бригада зайцев под руководством Деда Мороза. И нас начали приглашать сперва в другие общаги, потом и на частные вечеринки. Ребята старались изо всех сил: пели, плясали рассказывали стишки, прыгали вокруг елочки, показывали фокусы. Где-то после полуночи контингент изменился: вместо детей они уже поздравляли взрослых: пели караоке, участвовали в конкурсах «кто быстрее обсосет морковку» и фанты на раздевание. Везде нас провожали аплодисменты и восторги. Я только успевал менять зайцев.

    Утром Нового года я пил кофе. На полу стояла батарея бутылок с алкоголем, на подоконнике возвышалась груда коробок с конфетами, холодильник был под завязку забит колбасой, салатами, окорочками и тортами. А на кровати мирно спали четыре уставших лейтенанта. Через три часа было объявлено всеобщее построение батальона.
    ***
    Комбат смотрел на нас из-под бровей. Он отличался крутым нравом и если вызывал к себе в кабинет, то за этим следовало минимум «строгач с занесением». Мы стояли перед ним по стойке «смирно», примерно представляя, за чем он нас вызвал.
    - Я хочу узнать, товарищи офицеры, кто вчера был «одноразовыми зайчиками»? Кто вчера в общаге на третьем этаже устроил «запрыг в наволочках», в результате чего обвалилась штукатурка на втором? Кто вчера чуть не подрался с Дедом Морозом из дома культуры, доказывая, что он ненастоящий? Кто уже сегодня в ресторане пел вместе с патрулем в караоке «А нам все равно? И наконец, кто вчера чуть не снес дверь генерал-майору?
    Мы молчали. У всех была одна мысль, что, пожалуй, «строгачом» не отделаемся, и сейчас секретарша принесет ему личные дела. Комбат нажал кнопку на селекторе.
    - Танюша. Принесите то, что я хотел.
    - Ну все, допрыгались. - в пол голоса подвел итоги Ракитин.
    Вошла секретарь, неся на подносе 6 рюмочек с коньяком и лимончик.
    - Товарищи офицеры. От лица командования объявляю вам благодарность. Командир дивизии сказал сегодня на пятиминутке, что наше подразделение единственное, кто додумался поздравить детей, и справился с этой задачей блестяще. Прошу опохмелиться и приступить к дежурству. - комбат, улыбнувшись опрокинул рюмашку.
    С этого дня за нами прицепилось кличка «группа одноразовых зайцев».

    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  20. #20
    Знатный Перец Клуба VW Passat B5! Аватар для Влад (Псарь)
    Регистрация
    29.04.2007
    Адрес
    Россия, Москва, ВАО
    Возраст
    50
    Сообщений
    6,312
    Спасибо +
    Получено: 821
    Отправлено: 1,146

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    MagnumAE, ........что там еще есть? Выкладывай!
    VW Passat B5+ variant 2001г. BBG 2.8 4 motion tiptronic - есть
    Тупой собаковод

Страница 1 из 5 123 ... ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Ответов: 10
    Последнее сообщение: 08.05.2006, 21:23
  2. Радио только у меня плохо ловит или у всех?
    от womanizer в разделе Архив 2005г.
    Ответов: 230
    Последнее сообщение: 13.05.2005, 08:14
  3. расход бензина по Москве (только цифры)
    от MiSt в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 90
    Последнее сообщение: 15.12.2004, 21:35
  4. Книги по VW B5 и не только.
    от Ира в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 11
    Последнее сообщение: 21.10.2004, 14:44
  5. Вопрос дизелистам и не только!
    от Vasilich в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 74
    Последнее сообщение: 20.10.2004, 10:51

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •