1. #61
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Глаза… одни глаза… такие похожие, и такие разные…
    Вот немного испуганные… А вот просто карие… А у этого разноцветные… Ну-ка, ну-ка,… точно разноцветные,… ага, испугался, потеет,… потей милый, потей,… трахаться вы все Дартаньяны…
    Она медленно шла перед строем черных бушлатов и всматривалась в лица.
    «Ну где же эта сволочь?!!!».
    Впереди раскинулись шеренги еще не обследованных курсантов.
    «Да их тут тьма! А если не узнаю?… Хотя, как это не узнаю… Не один раз все таки… Но как же они похожи, когда вот так, столбиками в ряд!!!»
    - Ну?! – сзади топчется зам начальника училища, - Определились, наконец?
    «Определились… Не на базаре, наверное, не фейхую всякую выбираю…»
    - Нет его пока…
    - А он точно наш?
    - Ваш, чей же еще! Провожала несколько раз…
    «Ваш… Был ваш, станет наш… Так… Это не он,… хотя… Похож вроде немного… Нос красивый… О! Губой чего-то задёргал…»

    Курсант Синицын ни как не мог справиться с нервным тиком.
    «Ну чего таращится?! Встала тут… Да не я это точно!!! Не я!!! Иди родная, иди давай… Хотя… месяц назад… Да нет! Не было её тогда, не она, точно не было… А может была?… Блин, а вдруг была? Напились же все… Господи! Да что же это делается! Вот возьмет сейчас, сволочь, ткнёт пальцем и скажет ОН! И чего? Жениться?!!!»
    Шерсть по всему организму проявляет эрекцию, пот, холодными струйками бежит по спине.

    «Нервный какой-то, и как таких в военные берут?». Идет дальше. Шеренги, нескончаемые шеренги.
    Шаг.
    Остановка.
    Микроинфаркт.

    (За два месяца до идентификации)
    - Ну ты, что сюда, спать пришел? – она потыкала голой пяткой в тощий зад, - Эй уважаемый! Я с кем тут разговариваю? Слюну по всей подушке распустил!
    - А?!… Где?!… Жрать?
    - Жрать. Все тебе жрать. Ни одного ласкового слова за весь вечер. Вот ты подумай Алексей, мы же целый месяц встречаемся! Месяц! А сколько ты за это время мне ласковых слов сказал? Жрать, спать, трахаться. Какое из них самое ласковое?
    - Уууу… Не бухти только… Башка болит…Месяц. Какой на фиг месяц? Раз четвертый от силы!
    - Ну я и говорю, каждые выходные, месяц уже. У тебя вообще какие-нибудь чувства ко мне есть?
    - Тише! – поднимает руку.
    - Что тише?
    - Жалом так не крути, поцарапаешь!
    - Ах ты… - хватает подушку и старается стукнуть по глупой тыкве.
    Попав в объятья, затихает, запечатанная влажным, горячим поцелуем.
    Губы,… шея,… грудь,… живот…
    - Так есть чего-нибудь пожрать?
    - Не останавливаться сволочь!!!
    Живот…
    - Слушай, ну давай пожуём что-нибудь сначала, а?
    - Животное! Ты низкое животное!
    - Ну не такое и низкое, - рассуждает, поднимаясь, - довольно крупное,… мясистое даже местами…
    - Предъявишь мне это ваше «местами»!
    - Непременно мадам! Покормите, и все само предъявиться.
    - О господи! Есть она любовь вообще?…
    - Мурзик, ну что ты атакуешь-то всё? Я же объяснял, кросс сдавали, пять кэмэ, ноги болят, устал я! Осталось чего поесть?
    - Горе ты мое луковое. Иди на кухню, я там котлет с макаронами сделала… И быстро давай! Ласки не вижу! Девушка хочет ласки!!!
    Постель… Тусклый свет ночника… Боевые действия локализовались и перешли в рукопашную.
    - Не спеши,… медленнее…
    «Не спеши… Легко сказать… Так, нужно думать о чём-то гадком… О! О старшине… **** такая, увольнение хотел зарубить в субботу! И вот что характерно…»
    - Ты там заснул что ли?
    «То не спеши, то заснул! Ну хрен поймёшь этих баб… Оооо! Отвлекся слишком! Полундра! Кому говорю – полундра! Не спать!»
    - Ты издеваешься?
    - Тише-тише, не кричи. Когда ты кричишь у меня… Вот видишь что наделала…
    - Сосредоточься! Всего два раза и капитуляция! Ты что, остыл ко мне?
    «Так, думать о чем-нибудь приятном… У Вадика в журнале такая соска была,… такие конечности,… да и начальности,… ииии-раз,… иии-раз,… правая табань, левая навались…»
    Жалобно скрипит кровать,… осуждая и скорбя…
    Стоны… Горячее дыхание… Глаза закатываются… Судорога… СУДОРОГА! Судорога сводит левую икру.
    - Да бл@дь!!! Что ж ты там ножкой-то дёргаешь?!! Куда?! Стоять!!! Куда пополз?!! Это закончится когда-нибудь?…


    (За три часа до идентификации)
    - Ну опишите же вы его наконец! – теряет терпение начальник училища, - Рост какой?
    - Рост?…
    - Да рост, рост! Какой он, средний?
    - Кто, рост?
    - Да рост! Матьвашу! Рост! Ох, умру я скоро… - подбегает ближе, - Вот мне он докуда? Досюда, досюда или досюда?! – тычет в район паха.
    - Нееет… - уверено крутит головой, разглядывая мощный пах, - Точно не досюда.
    - Ну выше меня или нет!!!
    - Такой же, наверное… - неуверенно.
    - Господи! Ну как я вам его найду, если вы его габариты не запомнили?!! Рассматривать надо девушка предмет е…хм… Так! Дальше! Глаза, какие?
    - Глаза?
    - Я бы от вас тоже убежал!
    - Вы?
    - Не отвлекаться! Глаза, какие? Ну, форма там, цвет… Что еще? – зыркает на зама.
    Зам растеряно пожимает плечами:
    - Ресницы?
    - Хуицы!!! Так, забыли про глаза. Нос, какой? Сосредоточьтесь!!! Курносый?
    - Курносый? Нееет…
    - Так, не курносый, уже легче, неожиданно проступили черты. Какой там еще?…- снова смотрит на зама, машет рукой, - Не надо! Прямой?
    - Нос?
    - Почему вы меня все время переспрашиваете? Если бы мы говорили про член, я бы так и сказал – х@й!!! Я же вас спрашиваю про нос!!! Он прямой?!!
    - Ну не знаю,… не совсем наверное…
    - Ужасная картина. – грустно сообщает начальник училища, - глаз нет, носа нет, загадочный горбун! С хреном! Мы быстро его найдём!
    - Да?
    - Ман… Да девушка, диалога не получилось. Вот подойдите сюда… К столу подойдите!
    Залез в ящик стола, и покопавшись извлек иголку с ниткой.
    - Вот! – протянул девушке нитку, - Вставьте нитку в иголку! Ну смелее!
    Она пытается вставить нитку, но он все время убирает руку с иголкой в сторону.
    - Ни как! Вы же ёрзаете все время!
    - А я про что? Так надо было делать когда… И не пришлось бы сейчас «папу» разыскивать! Не плакать! Не плакать мне тут! Ну успокойтесь, вот воды попейте. Ну, что вы прямо сразу… Если наш, найдем мерзавца, сейчас построим все училище и найдём! Зам! Общее построение! Всех в строй! Опознание проводить будем!
    - Он хороший…
    - Хороший, хороший… Мы ему таких хороших… выпишем…

    (За пол часа до идентификации)
    - Товарищ вице-адмирал! Личный состав построен!
    - Все?
    - Все!
    - Точно все?
    «Как же, все… А дежурные-дневальные, а наряд по камбузу, кто их сменит?…»
    - Так точно все!
    - Ну пойдемте, если наш – опознаете, ну а нет, извините…


    Глаза… одни глаза… такие похожие, и такие разные…
    И крик немой во всех: «Господи пронеси! Господи пронеси!»
    Шаг.
    Остановка.
    Микроинфаркт.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Нет, всё-таки она была чудо, а не девушка.
    Просто мусипуси с белой челкой и наивным взглядом. А сколько нежной романтики в душе…
    Лёха был тщательно выбрит, отутюжен и благоухал ароматом модного одеколона. Он сейчас очень нравился самому себе. Да, он, без сомнения, был её достоин. И так же без сомнения, он был достоин встречи с её родителями, за светским обедом, на который, собственно говоря, и торопился.
    И был букет роз, торт, бутылка шампанского, всё как полагается.
    Три месяца утонченного романа завершались знакомством с родителями.
    Леха прокачивал в голове темы для светской беседы, и готовился всех очаровать. «Эх, хорошо-то как!» - думал Лёха, нажимая кнопку лифта.

    В подъезд вошла тётка с сумками. Лёха вежливо пропустил даму вперёд, и поинтересовался:
    - Вам какой этаж?
    Тётка смерила его подозрительным взглядом:
    - А тебе?
    Лёха снисходительно улыбнулся - настроение замечательное. «Ну что она там о себе думает? Просто смешно! Я насильник? Или грабитель? Ха! Да вы посмотрите на меня уважаемая. Принюхайтесь - я пахну счастьем.»
    - Чего лыбишься? – занервничала тётка.
    - Девушка… - проникновенно сказал Лёха. Тетка насторожилась. – Нельзя подозревать поголовно всех в дурных намерениях. Это же пошло! Ну что вы, в самом деле? Я интеллигентный мужчина…- поправил галстук, - Думаете, мне нужны ваши сумки, или ещё что? Ха!
    Тётка на всякий случай переместила сумки за спину.
    - А чего цветёшь, как лютик на могилке? Знаю я вас – интеллигентов, весь подъезд зассали.
    Лёха удрученно вздохнул.
    - Дышит он тут ещё! Тебе какой?… Вот и жми давай! Неча тут дикалоном своим дышать! Нажрутся со сранья…
    - Вы совершенно не разбираетесь в людях, – благодушно сообщил Лёха, – Ну посмотрите на меня. А? Скажите, можно ли от такого человека ожидать гадость?
    - Чего привязался?! Чего ТЫ ко мне привязался?!! – раскраснелась тетка.

    И тут свет погас и лифт остановился.

    - Уууууууу… - тоненько заскулила тётка.
    - Тише, тише, спокойнее гражданочка, без истерик! – Лёха протянул в темноте руку, пытаясь нащупать панель с кнопками.

    Пальцы попали в какую-то мягкую складку.

    - УБЕРИ ГРАБЛИ СВОЛОЧЬ, РОЖУ РАСЦАРАПАЮ!!! – заверещала тётка.

    Удар в пах сложил Лёху пополам, и откинул в угол.
    В глазах порхали искорки, внизу болело, а внутри начал подниматься страх.
    Тётка, что-то утробно выла и взбивала пространство конечностями. Лёха нервно ощущал движение воздуха и запах пота исходивший от тётки.
    - Опомнитесь женщина, что вы себе позволяете?!
    Тётка ловко махнула на звук, и попала Лёхе в левый глаз.
    - Ааааа! – заорал Лёха, понимая, что его сейчас просто забьёт насмерть этот неистовый колобок, и принялся молотить букетом роз на запах пота.

    Отдышались.

    - Вы очумели? – жалобно спросил он, ощупывая глаз.
    - Не подходи сууука! Ведь знала! Знала, что нельзя с тобой в лифт садиться! Чего ты от меня хочешь?!! Зачем ты его сломал?!!
    - Да вы сдурели?! Он сам сломался!
    -Не звезди! Интеллигенция хренова! Вечно у вас всё само ломается!

    Помолчали.

    - Вееееенииииком своооииим всю исцараааапал! – снова завыла тётка.
    - А вы вот тоже… вот не надо было… вы же меня как… - как же я теперь в гости пойду, тоскливо подумал Лёха, ощущая набухание периферии глаза. – Слушайте, надо делать чего-то, с диспетчером там связаться…
    - Ну?
    - Что ну? Кнопку нажать надо.
    - Ну нажми зараза, нажми. Только учти, меня тронешь – все нажималки твои вырву!
    Лёха опасливо прикрываясь изрядно пострадавшим тортом, на ощупь, добрался до кнопок. Сначала понажимал в том месте, где должна была быть кнопка связи с диспетчером, потом потыкал все подряд. Не работало.
    Это было хреново.
    Но ещё хуже было что-то другое… что-то, что он пытался подсознательно загнать внутрь…

    Он вдруг, с ужасом понял, что давно и мучительно хочет писать. И с осознанием этого, лавина оглушительного желания обрушилась на организм.

    - Ну чего там? – ожила тетка.
    - Чего? – испуганно спросил он, уже отчаянно паникуя.
    - Ну кнопка чего?
    - А, не работает.
    - А чего притих тогда? – подозрительно спросила тётка, - Звать надо на помощь! Давай кричи чего-нибудь!
    - А чего кричать?
    - Вот зараза тупая! Ну кричи хоть - помогите!
    - Помогите! – стыдясь самого себя, робко пискнул Лёха.
    - Интеллигенция хренова! ПОМОГИТЕ! СПАСИТЕ! – зычно заорала тётка, - ЭЙ КТО-НИБУДЬ!

    Лёха до судорог сжал кулаки, прикусил губу и начал пританцовывать.

    Тётка затихла, прислушиваясь.
    - Ты что там делаешь? – почему-то шепотом спросила она.
    - Ничего, – хрипло ответил Лёха.
    - Как же ничего, если я слышу… - ещё больше испугалась тётка.
    Лёха судорожно всхлипнул, и не в силах больше сдерживаться, начал остервенело расстёгивать брюки.

    - Ты что удумал гад?! – завизжала тётка, - ОЙ ПОМОГИТЕ ЛЮДИ! НАСИЛЮТ СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ!!! ОЙ-ОЙ-ОЙ-ЁЙЁЙ!!! ГОРЕ МНЕ! ГО…

    Услышав журчание, примолкла.

    Опустошенно вздохнув, Лёха застегнул штаны и мелодично хлюпнул ботинками по луже.
    - Ты зачем это сделал, аборт? – нежно спросила тётка, - Здесь и так от твоего одеколона дышать нечем было!!!

    - У вас там всё в порядке? – глухо донеслось из-за двери.
    - В порядке!!! – радостно заорала тётка, - Только меня уже расцарапали и обоссали!!! Доставайте скорее!!!

    Когда их извлекли, Лёха посмотрел на себя при свете дня… и понял, что ни куда не пойдёт.

    А на полу лифта, в живописной луже плавали лепестки алых роз, и кривым айсбергом возвышалась раздавленная коробка торта.
    Он тяжело вздохнул, взял за горлышко бутылку шампанского и затопал по ступенькам.
    А в след ему неслись визгливые тёткины вопли:
    - Граждане! Что ж это делается! Обоссали в родном доме! Грёбаная интеллигенция! Оденут галстуки, а сами так и норовят кого-нибудь унизить! Что молчишь?!! Правда матку режет?!!

    --- Добавлено чуть позже ---

    Вот наконец закончил писать отчет о поездке в Карелию.
    Выложить решил здесь, потому как ездил туда не на машине... да и вообще это больше развлекалово smile.gif)) Здоровый получился гад, но я старался.
    Ну начнем помолясь...

    А Москва провожала дождем.
    Стегала по пыльным своим крышам мутными струями, и хмурилась. Обижалась должно быть на что-то… Она всегда обижается…
    Прости родная, но человек должен отдыхать. Он не ты. Не может он круглый год не вынимая…

    Человек должен отрываться от суеты будней. Бросить наполовину сделанные дела, забить на заботы. Отключить мобилу и пропасть. Для всех.
    В отпуске человек должен мчаться к МЕСТУ СИЛЫ, и собирать новый урожай жизненного сока. Сока положительных эмоций. Точно. Как росток пшеницы вбирает в себя жизнь и силу земли. Иначе не выжить.
    Нашим МЕСТОМ СИЛЫ в этом году была назначена Карелия.

    Сумок опять набралось на одну больше чем рук. А это всегда так. Извертись весь, а иначе не получится. Закон природы. Ну и хрен с ним.
    Мне-то хрен, а вот жена испереживалась вся. Мол, едем как жуки-скарабеи со своим кругляшом какашек, в два раза больше себя. Люди смеяться будут. А ведь и не бросишь ни чего, все нужное…
    Савва встречал нас на вокзале Петрозаводска, на новенькой пятнахе.
    В багажник, конечно, влезло далеко не все, большую часть пришлось размещать на коленях. Жена пыталась возмущаться, но ведь сказок ни кто не обещал, так? Надо привыкать к суровым бытовым условиям.
    Машина жалобно просела. Я ободряюще улыбнулся Савве, и сообщил, что надо ещё заехать в какой-нибудь маркет, купить пару мелочей…
    Когда после супермаркета я дотолкал таки тележку до машины, Савва погрустнел окончательно.
    Жена с сыном испуганно притихли на заднем сиденье, заваленные сумками, а я, приговаривал «А как вы хотели? Без пива?! » и остервенело запихивал в разные щели хлеб/воду/чипсы/консервы/наливки и т.д., терпеливо объясняя что отдых должен быть полноценным.
    Цивилизация отпускала тяжело.

    База встретила знакомыми домиками, разбросанными между редких сосен и черничных полянок. И я наконец осознал – как скучал по всему этому…
    Хотя до обеда оставалось пара часов, любезные хозяева позвали нас завтракать. Сразу стало понятно, что похудеть не удастся. Еда, приготовленная замечательными поварами на чистейшей Сямозерской воде действительно не могла оставить равнодушным даже самого требовательного «кушателя».

    Мы с ходу стали готовиться к рыбалке. План был такой – прикормить место, и ходить туда рано утром, в ожидании крупного леща. А по вечерней зорьке выходить в окрестные заливчики – блеснить щучку. Ну и не мешало сразу договориться с егерями о троллинге, или как говорили местные «подорожить».
    Ловить моменты возможности выхода на троллинг, за несколько километров от базы, надо сразу, потому как спокойствие Озера очень обманчиво, вот вроде все спокойно, а через минуту появляются барашки и уже закачала суденышко суровая Карельская волна, сердясь на непрошеных гостей. Поэтому, договариваясь на вечер о выходе «в море» ни когда не знаешь – удастся ли. Так что когда директор базы предложил выйти в этот же вечер, мы с сыном конечно сразу согласились.
    С нами пошел егерь Саша.
    Мы неслись по чистейшей синеве Озера, мимо сказочных островов, состоящих порой лишь из нескольких валунов и карельской березки, и балдели…

    - На месте на, забрасываем… - скомандовал Саша.
    Мы с сыном завозились, выпуская по бортам леску с блеснами.
    - Воблеры цепляйте на, только они работают, на железо не берет на… – советовал Саша.
    Забросили на.
    Начался троллинг. Я конечно упрямо прицепил железный «Атом», который часто спасал в прибрежной рыбалке. Зато сын поддавшись гипнозу егеря, сразу поставил глубинный воблер.
    Когда мы растопырили спиннинги по бортам, выпустив по сотне метров лески, егерь, понаблюдав за нами и усмехнувшись, достал свою снасть.
    - Чтоб без рыбы не остаться на… – сказал он загадочно.
    Короткий, толстый спининг-палка, мощная катушка на белую акулу, толстая плетеная леска-веревка и воблер. Нет, воблерище. Это была не изящная рыбка-обманка, это был бело-красный монстр, в пол руки длинной, сам способный напасть на кого угодно.
    И Саша конечно зацепил первым.
    Он победоносно прищурился и протянул спиннинг моему сыну, мол, тащи на. Самому ему надо было следить за мотором, который вследствие преклонного возраста лучше было не глушить.
    Страсти накалялись. Ну как же - началось! Вот оно! Как говориться – ату его, ату!
    Сын протянул мне свой спиннинг, и теперь я удерживал в каждой руке по одному, а он пыхтел, вытягивая первую добычу.
    Я с замиранием сердца следил за его телодвижениями, когда, наконец, заметил, что меня кто-то упорно дергает за руку. Оказалось, это дергался спиннинг сына, который он доверил мне подержать. Ага! Решительно изогнувшись организмом, я зажал свой спиннинг между ног, и обеими руками стал тащить рыбину, с трудом вращая катушку…
    И тут позвонила жена.
    От неожиданного срабатывания виброзвонка где-то в районе паха, в столь напряженный момент, я чуть не остался без обоих спиннингов. Чертыхаясь, кое-как зажал трубу между ухом и плечом:
    - Да!
    - Представляешь?!!! Я иду по тропинке, а она раааз! Из под ног! Представляешь?!
    - Нет на… - пыхчу вытягивая. Заразное это дело на.
    Саша глядит с уважением - зажать ногами один спин, крутить катушку другого, и еще разговаривать по мобиле… эти москвичи шизанутые, они и за рулем так же…
    Диалог продолжается:
    - Нееет? – недоумевает жена, и подозрительно - А чего ты там пыхтишь? Ты где?

    В этот миг я думаю: теперь я знаю… Хотите испортить себе отпуск? Спросите меня как.

    - В Караганде вашумаму! Как ты думаешь где?
    Про маму я зря. Нам после Карелии к ней ехать… Но момент такой…
    - А чего ты орешь?! – сразу в атаку, - Я с тобой поехала в эту тьмутаракань, а ты еще на меня орешь?!!!

    Ууууумммм… ууууумммм… чакры раскрылись… давление нормализуется… ууумммм… мы айсберг… мы холодный арктический айсберг… мы синий лед… у нас между ног… между ног?… МЛЯТЬ! У нас дергается удочка зажатая между ног! Кто-то хряпнул блесну!!!… Это ж как теперь быть?…
    Саша с интересом смотрит на меня… мол – не фен-шуй?
    Абсолютно не он.

    Хорошо в этот момент сын заканчивает борьбу со своей добычей и победоносно показывает судака, как-то странно зацепившегося боком за огромный Санин воблер. Все-таки я не ошибся. Это воблер на него напал на.
    Взглядом показываю сыну на спин зажатый между ног, что бы забрал, и возвращаюсь к диалогу, потому что в ухе уже звенит:
    - Алле!!! Ты где?!!! Ты меня слушаешь?!!! Алле!!! Эй!!! Земля вызывает питомцев!!!
    - Ну рассказывай, чего там произошло?
    - Представляешь?!!! Я пошла к берегу, а она из под ног раааз! В чернику!!! И стоит еще, смотрит!!! Представляешь?!!!
    - Кто стоит? – о господи…
    - Как кто? Змея!!! Прямо из под ног!!! И остановилась, головой крутит, зеленая такая!!!
    - Зеленая?
    - Нет, желтая вроде...
    - Не коричневая с узором?
    - Может и коричневая, я что тебе вышивку разглядывать буду?!!! – обижается жена, - Чего делать?
    - А ты что, там еще?!
    - Ты что?! Дома уже конечно!… Я так летела! Мухом!
    - Мухом?
    - Мухом!
    - А она, значит, стоит и смотрит?
    - Ну да. А что за ирония?
    - Ладно. Сиди дома, ни куда не ходи, окна закрой, дверь на замок. Может она видела, куда ты поскакала. Все, давай. Скоро будем.
    В процессе болтания как-то незаметно подмотал добычу, оказалась щучка. Двигаю Сане подсачек, мол, прими. Он машет – баловство мол, подсачеки ваши, мы руками привычные. Ну и блин хватает её там в воде пятерней, по-видимому затронув эрогенную зону, тянет, потом ойкает «ой на!» и отпускает.
    Нет, я человек сдержанный…
    - Порезала на! – взывая к состраданию, показывает палец, - Сто лет уже не резался на, а тут…
    Ну и ладно. Ну и шут с ней. Все равно радости-то! Ведь тащил! Первая рыба!
    Так, а у сына там чего…

    - Не рви на! Медленно на, тащи!
    Оба на! А у сына что-то основательное. Даже Саня занервничал. Тащит чадо изо всех сил, сопит, ножками перебирает, глазки вспучил, спин дугой… Ничего, в этом деле любая помощь – только помеха. Эти же минуты потом всю жизнь вспоминать будешь…
    Прошло минут десять. Резвый крокодильчик попался, даже ни разу еще на поверхность не вышел.
    - Судак на! – уверено говорит Саня.
    - Судак на?
    - Судак на! Точно!… Или щука!
    Логично на. Тут кроме судака и щуки больше ни чего на блесну и не берет.
    Некстати еще и волнение нешуточное поднялось, по хорошему так к берегу пора править… А сын тащит все…Неистовый… Наконец показалась… Щучара! Здоровенная! Пасть раскрыла башкой крутит в волнах, как собака, типа – Кто тут? Порву всех на!
    Хмуро двигаю Саше подсачек. Не отказывается. Даже показывает его щуке. Это он зря.
    Щука при виде подсачека забилась в приступах смеха. Ну да, маловат конечно, стар и штопан. Но карасей всяких жирненьких вытягивать помогал!
    Саня добросовестно попытался натянуть подсачек ей на голову. Получалось хреново. Но от судорог смеха щука потеряла контроль и Саша, воспользовавшись моментом, закинул её в лодку.
    Что тут началось.
    «Не подходите гады!!!» - казалось, орала щука, приплясывая по лодке.
    Сын, бросившийся к своей добыче, сразу получил хвостом по лицу, и был укушен за палец.
    - Молоток возьми на! Молотком её на! – закричал в возбуждении Саня.
    Щука нехорошо посмотрела на Саню, и он засмущался.
    - Обычно мы молотком на… - как бы оправдываясь, развел он руками, и ретировался к мотору.
    Щука ощерилась – «Предупреждаю, я просто так не дамся!» и хамкнула пастью.
    - Ну чего? - спрашиваю у сына, - Добычу полонить будешь?
    Чадо достал хромированный зажим, что бы вынуть блесну, и двинулся к рыбе. В этот момент он был очень похож на начинающего врача-вредителя.
    Там-тара-дам-тара-дам-там-там! – отбила по лодке щука. Чадо резво прыгнул обратно на баночку и поджал ноги.
    Ага! – обрадовалась щука, и попыталась доползти и развить успех зубами. Но укушенный был начеку…

    Ох и долго мы с ней бились, но спеленали все же с грехом пополам, ласты закрутили и успокоили...

    Итак, первый рыболовный азарт был утолен. Потекли счастливые дни долгожданного отдыха.
    Как и планировали, вставали с сыном в четыре утра, уматывали на прикормленное место, в ожидании подхода леща. Возвращались к десяти, к завтраку, к этому времени наша мама уже окончательно просыпалась, и после завтрака мы шли гулять по лесу или на пляж. После обеда дрыхли, надышавшись кислорода. А вечером брали лодку и обходили все заливчики в поисках щук.

    Но главной целью, конечно, оставался крупный лещ.
    Прикормив место несколько дней, мы решили остаться с сыном на ночную рыбалку.
    На самом деле вычислить момент подхода крупного леща довольно просто. Происходит это примерно так:
    В первую ночь, на рассыпанную прикормку натыкается одинокий тощий лещёк, изгнанный из общества за половую бесперспективность и общее недержание, и вынужденный скитаться в одиночестве, в поисках - чего пожрать. Так вот натыкается.
    «Мать!… Не может быть!… Это сон!»
    Встает на колени и плачет: «Спасибо тебе пресвятой палтус, я знал, что не оставишь меня!»
    (Палтус в моем лице в это время досматривает последний сон, перед выходом на утреннюю рыбалку).
    Нажирается лещёк от пуза, впервые за последние года, и в благодушном настроении убывает к месту отдыха, перекатываясь щеками и хлопая заплывшими глазками – как бы не наткнуться на голодных собратьев.
    Это продолжается пару ночей. Но от судьбы не уйдешь… натыкается.
    Увидав несвойственную этому водоему счастливую рожу, и почувствовав незнакомый дурманящий запах, старшие, и более крупные собратья прижимают чревоугодника к подводному камню, и вежливо интересуются:
    «Так! А чем это от нас так вкусно пасёт? В то время когда весь трудовой народ перебивается с улиток на водоросли? Ась?»
    Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Лещик тоже это знает, и получив пару пинков начинает колоться.
    «Нажрался корма педераст, а завтра Родину продаст?!» - подводят итог судьи, - «По хрюльнику ему!»
    «По хрюльнику!» – единодушно поддерживает общество...

    Ну а, проведя воспитательную работу, подытоживают: « Не будьте рабом желудка! У нас тут сироты голодные! Ведите, показывайте!»

    Вот собственно к этому времени мы и решили остаться на ночь. В ожидании прихода крупняка.
    Набрали хвороста для костра, закормили место, выставили удочки, и стали ждать…
    Ночь была прекрасна. Божественна и таинственна…
    Уже не белая, но еще не окончательно темная...
    Мы сидели и восторженно сливались с природой, впитывая без остатка каждую минуту этого благословенного времени…
    И тут из-за тучи выглянула полная луна. Свет был такой силы, что стали видны поплавки. А луна недоуменно вглядывалась своим желтым глазом – кто же тут вошкается, когда все спят?
    Оказалось не все.
    С появлением луны из леса раздался тоскливый вой. К нему присоединились нестройный хор.
    - Хи-хи – сказал я.
    - Хи-хи - согласился сын, и подумав добавил, – Пойду-ка я дров подкину…
    И тут собственно клюнуло.
    Поплавок положило и потащило вбок. Я подсёк. Удочка согнулась в дугу и леска начала уходить на глубину.
    - Лещ! – радостно зашипел я, сразу забыв про ночных завывал, - Подсак давай!
    Сын подхватил подсак и запрыгал по берегу высматривая добычу:
    - Правее давай!… Левее веди!… Осторожней тяни!… - нескончаемым потоком лились из него ценные рекомендации.
    А добыча появляться не спешила. Как бы развлекаясь, лещ, раз за разом, позволял подтащить себя к берегу, показывал в луче фонарика свой бронзовый бок, терпеливо ждал, когда чадо, учащенно дыша от возбуждения, с подсаком наперевес зайдет поглубже, что бы вода залилась в резиновые сапоги и как следует намочила штаны, от души ржал там у себя под водой, и уходил на глубину…
    - Нууу… - шипел я.
    - Специально?! – шипел сын в ответ, показывая мокрые штаны.
    Я делал страшные глаза, восстанавливая порядок. И все повторялось заново.
    Не знаю, кто бы в конце победил, но хаотичные зигзаги неугомонного леща надоели по видимому не только нам, но и лещовым собратьям, которые хомячили рассыпанную по дну прикормку.
    А он кричал: «Граждане! Помогите! Не останьтесь безразличными!», а ему отвечали: «Идите, идите! Не мешайте питаться!»

    Своими выкрутасами лещ поднял муть и срывал праздничный ужин. Терпение общества кончилось, и он был выпнут из темных глубин, к нам на берег:
    «Идите уже! Поучаствуйте в пищевой цепочке!»

    В общем, ночная рыбалка удалась. Всего было поймано три леща, один на кило, остальные за два, и куча крупной плотвы. И еще мы получили море положительных эмоций, несмотря на укусы нечутких к тонкому моменту комаров.

    Кстати об укусах. Меня там вообще любили кусать. Ага. Какие-то все там больные были на это дело.
    Сначала меня укусили на кончик.
    Спиннинга.
    Мы шли с пляжа, после купалок – загоралок. И вдруг жена восторженно закричала:
    - Вот она! Я же говорила что видела! Вон бежит!
    Бежала небольшая гадюка, испуганная нашим появлением. При этом, она периодически останавливалась и поднимала голову как бы выясняя, не угомонились ли мы там уже, и нельзя ли продолжить прием солнечных ванн.
    В эти моменты жена взвизгивая, пряталась за мной:
    - Мамочки! Стоит! Смотрит!
    Я, как старый зоолог, решил успокоить жену, и показать всю беспочвенность страхов. Для этого я не нашел ни чего лучшего как дружески похлопать змею кончиком своего ультра-лайтового спиннинга «по плечу».
    Гадюка извернулась и укусила меня за этот кончик.
    Вас кусали за кончик? Ощущения непередаваемые. Это как-то тонизировало и заставляло задуматься. Все ли я делаю правильно? Почему меня здесь кусают?
    Например, чья-то жаба укусила меня за пиво.
    Правда! Когда я, перед баней, тянул баллон пива из-под дома, где он балдел в прохладе, из влажной темноты на него вдруг напала жаба, возомнив себя… да хрен знает, чем! Она была меньше его раз в пятьдесят!
    Прыгнула, насадилась распахнутым, слюнявым ртом, прилипла и повисла.
    Висит, глазенками вращает озадачено, дескать - как же так? Пошто не лезет?
    Охренеть нравы! На что она надеялась?
    Я бы все равно его не отдал, оно было последним.
    Так что был я там укушен за кончик и за пиво.

    Вообще обожая эту базу и трепетно относясь к её гостеприимным хозяевам, не могу не отметить, что были моменты, когда я чуть не надорвал себе живот от смеха.
    Позволю себе затронуть одну немаловажную для некоторых тему…

    Туалеты.
    Вы знаете, как упоительны там туалеты!
    Сколько радостных минут они могут доставить.
    Ну во первых они – био.
    Ха скажете вы, подумаешь. Согласен, и все бы ни чего... Но мы ж привыкли ходить в бело-голубой фарфор, где попа томно расслабляется и чувствует себя как в своей тарелке! А в непривычных условиях она ж пугается как гимназистка! Точно вам говорю!
    Вот в деревне где-нибудь, к примеру, уединишься, обнажишь свой избалованный цивилизацией орган, присядешь, прицелишься испуганно в темноту… а оттуда – уррррйййёёёхххоооо!!! Стая мух косяком истребителей устремляется вверх, и через мгновение уже стучит в вашу добродетель.
    Хорошо если успеешь уйти в глухую защиту…
    А женщинам вообще сложнее…
    Так вот био-туалеты. Когда они заполняются, а они ведь заполняются очень быстро потому как кормят вас хорошо и сытно, так, когда они заполняются надо идти к руководству базы и говорить…
    Нет, вы представьте, картина маслом:
    Директор, егеря, обслуживающий персонал, некоторые отдыхающие, сидят после сытного ужина за длинным столом под открытым небом, он там специально поставлен, что б задушевные разговоры вести. Так вот ведут они эти неспешные задушевные разговоры, благодушно переваривают съеденную вкуснятину…
    И тут подходите вы – к примеру, женщина средних лет, счастливая обладательница полноценной попы, туго обтянутой голубыми спортивными репетузами, и изнеженная цивилизацией. И говорите:
    - У нас там это… Ну это… - делая в воздухе пальцем замысловатую загогулину, краснея, и понимая что вас уже слушают все, и с интересом ждут продолжения.
    Вы краснеете сильнее, и начинаете говорить шепотом, пытаясь обращаться к кому-нибудь одному, но в обществе так не принято, и все с интересом придвигаются ближе.
    – У нас там заполнилось уже… плавает все… сверху… - и, умирая окончательно, еле слышно, – почистите туалет…
    - А! Туалет заполнился! Уже?! – громко и радостно, поскольку, наконец, вас поняли, - Быстро! Это мы сейчас!
    И все почему-то смотрят на ваш зад. Как на источник внепланового заполнения био-туалета. И вы уходите, краснея и покачивая.
    Но! Есть выход. Для таких городских, стыдливых поп есть еще общественный туалет, на две персоны, вдали на холмике. Что бы со всех сторон было видно, кто туда пошел, и сколько там провел времени.
    И вот вы дожидаетесь сумерек, и быстро семеня, устремляетесь к нему.
    Туалет грандиозен. Это вам не банальная дырка в полу! Нет! На дырку поставлен… Железный унитаз из поезда дальнего следования!
    Ту-ту! Едем мы друзья в дальние… хм, отвлекся, так вот представьте – пьедестал, на нем эта железная конструкция… И изнеженный ум начинает сбоить, в попытках обработать объем новой информации.
    Как?
    Хрупкой женщине с полновесным попом, стоять, согнув ноги под прямым углом, стараясь ни в коем случае не коснуться желтой пластмассы стульчака…
    Секунд тридцать, больше не получается.
    Всемирное тяготение ни кто не отменял, и ваш зад начинает тянуть вниз.
    И вы встаете. И вы всхлипываете от безысходности и трясете онемевшими ногами, и снова принимаете унизительную позу… И после третьей попытки понимаете, что попа уже категорически отказывается участвовать в унизительном процессе. Вы начинаете на неё злиться, но это бессмысленно, она не виновата, вы сами её избаловали…
    И в это время вы слышите шаги, и кто-то резко дергает дверь!
    Первая мысль – МЕДВЕДЬ!
    Вы начинаете лихорадочно натягивать репетузы, как бы желая предстать перед медведем в выигрышном свете. Но медведь удаляется в сторону соседний кабины, и начинает там возиться, всхлипывая женским голосом и, по-видимому, решая аналогичные задачи.
    Уже очень хочется домой, но процесс надо завершить.
    И вы принимаете гениальное решение. Вот ведь оно! Лежало прямо на поверхности!
    Унитаз из поезда? А как мы ходим в него, в поезде, если мы женщина, или мужчина, но когда по крупному? А? Правильно! Мы забираемся на него копытами, и нахохливаемся там.
    У вас сразу поднимается настроение.
    В это время из-за тощей стенки слышаться звуки усиленной возни и всхлипывания. Вы торжествуете. Напарница еще не пришла к такому простому решению. Вы даже решаете поделиться с ней этим простым открытием, после завершения процесса.
    Вы снова снимаете репетузы и, кряхтя, взгромождаетесь на шаткую конструкцию. Так. Вроде все отлично. Прицел не сбит. Ни чего не касаемся… Бумага! Забыли про бумагу! Вы наклоняетесь чуть вперед, что бы дотянуться до бумагодержателя, и…
    Йййййяяяяяаааааааа!
    Вы летите.
    Унитаз, оказывается, просто стоял на дыре. Он был не закреплен. Вы не могли об этом знать.
    Хорошо туалет просторный. В нем можно лечь поперек, что вы и делаете, сбивая по дороге бумагодержатель. Сверху, на вашу капризную попу падает повидавший виды унитаз, и нарядно опускается серпантин туалетной бумаги. Занавес.
    Соседка за стеной начинает испуганно поскуливать. Эти медведи совсем распоясались…

    А рыбалка меж тем продолжалась…
    И дернуло меня однажды взять с собой жену. Ага. Вышли мы на щуку вечерком, ну и её с собой прихватили…
    Идем на лодке метрах в пятидесяти от берега, бросаем под траву, хорошо так у нас получается, ловко, навострились уже… Оба! Есть одна!… Ха! Ещё!…
    Посмотрела жена как просто все выходит, «дайте мне!» говорит. Хм, ну нате…
    Дал ей свой спиннинг, показал, как открывать катушку, как зажимать леску, объяснил, когда отпускать… Жена в нетерпении: «Господи, сколько слов! Ну уже можно?!».
    Можно.
    Твоюмать! Уклоняюсь от блесны, когда она идет в замахе назад, и тут же ощущаю, что она цепляет мой капюшон.
    - Хааа! – от души машет жена, как трудолюбивый палач на лобном месте…
    Не ха ни фига.
    Сижу с задранным на голову капюшоном и торчащим из него блесной. Нарядный такой…
    - Ты это зачем так сделал?… - не понимает жена.
    - Затем на, – стаскиваю куртку, что бы отцепить блесну.
    Сын благоразумно отодвигается подальше. Тренировка продолжается…
    Незадача.
    Постоянно мешается чья-нибудь голова. Жену это в конец выводит:
    - Да что ж это за рыбалка, если вы все время своими репами за блесну цепляетесь?!!
    - Так ты…
    - Не надо мне ни чего сейчас говорить!!! Ну, вы и топинамбуры братцы кролики! Не можете, что ли на дно лечь, когда я забрасываю?! Вас очень много в этой лодке!!!

    Через некоторое время…

    - Хейййяяя! – кричит жена и хлестко машет спином… Блесна, наконец, шлепается в воду… Победоносно: - Ну как?!!!
    - Замечательно! На пять метров дальше! – перед этим блесна упала в лодку.
    И далее…
    - Да ёханыйбабай!!! Ну куда?! Куда ты полетела?!!… Куда она?! Ей же туда надо!.. А она туда!!!… Так! Чего скалимся?!!! Я как раз удочкой достану…

    Через час я уже выяснил, что у жены такоооой богатый лексикон…
    Но в целом надо признать, получалось все лучше и лучше…

    Заходим в тихий заливчик, он основательно зарос ладошками кувшинок, поэтому поворачиваю лодку так, что бы сын бросал под траву, у него опыта больше, а жена на открытую воду… Странно, ни чего… А место такое щучье…
    - Ооооойййй!
    Жена. Глаза с блюдце. Горят. И что интересно - счастье такое в них… Как, когда первую стиральную машину купили…
    - Есть!!! – тащит, - Всем сидеть!!! Не шевелиться!!! Попробуйте мне упустить!!! Убью!!! Сачок!!!
    - Ты это…
    - Не клацать мне!!! Только упустите падлы!!! – шипит эта интеллигентная женщина.
    Расползлись по концам лодки. Ну её от греха… Неадекватная она сейчас… Мда, состоялось рождение рыбачки. Это дело заразное и теперь не отпустит…
    Я в этот вечер поймал одну щуку. Сын две. Жена три. Это был её триумф.
    А сколько было нового поведано нам о несуразности строении мужского организма, когда четвертая щука у неё сошла вблизи лодки…
    И с тех пор она нас одних уже не отпускала. Садилась на выгодное место, забивала лучший сектор обстрела, и исступленно вспарывал блесной прозрачную синь…
    Да, не зря я её взял в этот раз…

    А в конце было грустно.
    Потому что все закончилось, и настала пора расставаться с этим удивительным местом… С этими замечательными людьми… С этой прохладой вечеров и праздниками рассвета… С заливами и ламбушками… С этими короткими и такими нескончаемыми минутами истинного счастья…
    И мы смотрели в окно поезда и молчали. И вспоминали все, и раскладывали по полочкам памяти, что бы холодным зимним вечером, когда нахлынет тоска, достать и вспомнить, и пережить заново, и помечтать, что вот наступит лето…

  2. #62
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Янычар

    Солоноватые морские брызги на губах…
    Яркое, не по северному теплое солнце, раскрашивает обычно свинцовую волну в глубокие, изумрудные тона.
    Запах… какой пьянящий, горьковатый запах морской воды и свежести.
    Легкие начинают вдыхать сильнее, стараясь наполнить себя полностью…
    Тёплый, свежий ветер играет с остатками волос на голове мичмана Фёдорыча, укладывает их в замысловатые прически и… немного подумав, снова перемешивает.
    Душа размякает…
    Хочется чего-то невыносимо…
    Очень хочется…
    Мысль постепенно формируется…вот она уже показалась…схватить нить…
    Выпить! Очень хочется выпить!
    «Владик!» - Федорыч поворачивается к стоящему рядом старлею.
    «Ну что опять задумал старый хрен?»
    Они стоят на мостике пришвартованного гидрографического судна, ждут Добро на выход.
    «Вина хочется!»
    «Хочется ему… у нас выход в море скоро!»
    «Да когда там еще Добро дадут, а я бы быстро… ты ж знаешь – у меня Янычар под парами всегда! Тут до поселка пять кэмэ... Пять минут туда, пять обратно, пять там. А?»
    «Опять Фёдорыч! Вот опять чувствую приближение жопы!»
    «Да ну чего ты! Мотоцикл пашет как часики, не опоздаю! А ты вот представь, идем, недели на две, и практически сухие, а так возьмем ящичек….погодка то какая! Эх! Подумай Владик!»
    «Подумай… а ну как Добро дадут?»
    «Да Добро все равно 30 минут действует – я два раза успею! Ну?!»
    «Ну Фёдорыч…. Смотри! - Владик лезет за деньгами, - Вот чувствую, чувствую сволочь, что опять меня подставишь…»
    Уже через несколько минут мотоцикл с коляской – Янычар, ловко оседланный мичманом, скрылся за сопкой.
    «Куда это он?» - на мостик выбрался капитан.
    «Да так, ща вернется…»
    «Смотри… с минуты на минуту Добро получим.»
    «Да не переживай – успеет.»
    «Нюхом чую, - лукаво прищуривается капитан, - за бухлом рванул?!»
    «Нюхач…, чует он! А если и так?»
    «Фулюганы вы! Настоящие флотские раззвездяи! Помяни мое слово – спалитесь когда-нибудь!»
    «Ты тут каркай ещё! Забыл, как сам чуть в Святой Нос не въехал? Напомнить?»
    «Вот злой ты! – капитан обиделся, - Там сосунок гражданский на руле заснул!»
    «Ага, засадил стакан, чего ж не заснуть…»
    «Тьфу на тебя…»
    Капитана вызвали на связь. Появляется через минуту:
    «Все соколики, Добро получено, отваливаем!»
    Владик занервничал: «Да постой ты, не гоношись, у тебя еще этого добра тридцать минут! Мичмана надо дождаться!»
    «Ни знаю ни чего! Пошел команду отдавать!»
    «Ладно – с меня пузырь»
    «Ась? Что-то в ухе пискнуло»
    «Два пузыря! Ну подожди минут десять!»
    «Десять – не больше! Я пошел готовиться, а ты давай, телепатируй мичману, чтоб ускорился»
    Прошло десять минут. Владик до рези в глазах всматривался в горизонт. Тот был девственно чист. Ни Янычаров тебе, ни Фёдорычей…
    «Сууука! – думал Владик, - проклятая старая сууука! Опять подставил!»
    «Все! – орет капитан, - Больше не могу ждать!»
    «Ну погоди, может случилось что? Ну пять минут!»
    А надо сказать, что корабль был пришвартован к длинному понтонному причалу, который начинался на возвышенности, на суше, этакая горка метров двадцать, а дальше уже до конца шел прямой стрелой в море. И заканчивалась эта стрела железным бортиком, сантиметров в пятьдесят высотой, в общем - все как полагается…

    Сцена вторая, трагическая…

    Корабль уже отваливает…
    Владик, в полный голос материться, плюёт в пространство, и просит послать на лысую голову мичмана что-нибудь очень хреновое…
    И тут появляется он…
    Тарахтящей пулей… лысым метеором… взлетает Янычар с седоком над горкой, падает на железный настил, и, отбрасывая какие-то не нужные железяки, не снижая хода, проносится до конца причала.
    БЗЗЗДЫНЬ!!!
    «МЛЛЛЯЯЯЯЯДЬ!!!» - несётся над водой эхо парящего в пространстве Федорыча.
    Он так и летел, распугивая чаек, крича пронзительно на одной ноте, а за ним летел его верный Янычар.
    Ну в самом деле – куда конь без хозяина?
    Упали в воду почти одновременно.
    «Что это было?» – взволнованно высунулся из рубки капитан.
    «Это млять мичман мой был!»
    Через некоторое время над водой появляется голова Фёдорыча.
    «Ни куда не пойду!!! Ящик бл@дь…! Целый ящик же! Выгоняйте меня… что хотите… не пойду ни куда!!!»
    «Лучше не вылезай старый гад!!! – орет в приступе Владик, - Утопись, я очень тебя прошу!!!»
    Корабль отчаливает.
    Когда Владик вернулся, и прижал Фёдорыча в узком месте, сдавив аорту…
    «Мля буду Владик – все разбилось! Водолазов приглашал… ни одна бутылка не уцелела! Веришь – нет?!!»
    Ну как тут не поверишь…такие честные глаза…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Вы любите когда вас качает на широких океанских просторах?
    Где-нибудь в Бискае например.
    Волна подхватывает ваше суденышко, и легко, как пушинку посылает вверх на своей широкой ладони…
    Дух захватывает, сердце замирает и кажется, перестает биться. Пища… этот жалкий комочек не до конца переваренной субстанции, который ты, давясь, съел на обед, не может смириться с заточением в тесном, темном желудке и устремляется своим эфемерным телом на свежий воздух… но ты борешься, ты делаешь мощное глотательное движение и загоняешь её обратно… до следующей волны… а потом…

    В общем, морская практика у нас.
    Идем на ОИСе по бескрайним просторам необъятного Мирового… проходим Бискайский залив.
    Пароходик белый, красивый… эх сейчас бы на палубе, в шезлонге, с коктейлем в руках…
    Но нет. Мы карту чертим. Нам практика, начальнику службы – прибыль. Ему эта карта до зарезу нужна. Ну действительно, сам же не будешь с карандашом, раскорячившись… А тут дармовая рабочая сила, курсант называется.
    А карта большая, красивая, много всяких линий значимых успели за неделю нанести. Каплей, которому нас троих выделили, ходит вокруг и сладострастно потирает руки.
    Получается цветок каменный!
    Экая хреновина выходит! Давай – давай, веселей!
    «Да аккуратней ты ебтить! Ну куда чиркаешь?!»
    А тут, блин, попробуй не почиркай, когда тебя как желток в миксере, вокруг этой карты мотает. Только прицелился линию нанести – волна. И бежишь вдоль этой проклятой карты, пытаясь застопориться грифелем карандаша и ломая его при этом безжалостно.
    «Жопоручка! Что ж ты тычешь так в неё?!! Как вас мамы рожали таких криворуких! Это же очень больно!…Ноги! Ноги шире раскорячь! Носить не будет!»
    Раскорячь! Сам бы попробовал! … Ща полежать бы…
    Опять качнуло, да сильно-то как, отрываешься от карты и бежишь боком к переборке.
    «Ну куда тебя опять понесло, моряк хренов?!»
    Вот сууука, бежит рядом, крабиком, и еще спрашивает. Достигаем стены, синхронно стукаемся, бежим обратно.

    Так и трудимся, сменами, даже ночью. Привыкаем так сказать к морскому вахтовому методу.
    А ночью… Вы пробовали заснуть в сильную качку?
    Утверждаешься на спине, упираешься руками и ногами в детали интерьера и в таком напряженном состоянии пытаешься уснуть. Заснули? Оба! Вас переворачивает на бок!
    ТВОЮМАТЬ!!!
    Опять упираешься – утверждаешься… напрягаешься… держишь положение… задремываешь… расслабляешься… Оба! Опять на боку. Муки адовы! А скоро на смену, карту эту гребаную чертить!
    В общем, кручусь пол ночи как сарделька на костре. В полузабытье.
    В темноте открывается дверь, вваливается Серый и бухается на койку. Следующая вахта моя…
    «Серый чё там? Уже менять пора?»
    «Неа» - невнятно.
    «Чего? Отменили что ли экзекуцию из-за шторма?»
    «Ну да… спи»
    Счастье то какое! Опять упираешься…
    …..
    «СУУУУКА!!!»
    Твою!… Подскакиваем, ни чего не понимая. На пороге наш каплей с каким-то большим комком в руках. Орет.
    «Где эта больная сууука?!!!»
    Что случилось-то, интересуемся.
    «Твари…- заплачет сейчас, - Какие же вы твари, я целую неделю с вами тут…рисовал…»
    Ни хрена не понятно. Серый шмыгает носом.
    «Я не специально…»
    «Это ты гад сделал?!!»
    Тычет в него вонючим комком бумаги.
    «Малевич херов! Ты что тут изобразил?!! Скульптурную композицию – хорошо погуляли?! Неделя кропотливого труда бабушке в джопу! Наблевал паскуда… в самом центре…Атлантики! Просто взял и обильно наблевал на нас всех!»

    Хм. Не получился, значит, цветок каменный…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Не пускайте военных на охоту. Не надо. Оберегайте их от этого мероприятия всеми силами.
    Они будут вам предано смотреть в глаза, пускать слезу – не поддавайтесь.
    Это они на службе – бравые и с оружием на ТЫ. А на охоте… короче не пускайте.
    Отец рассказывал.

    Наконец! Охота! Суета будней за спиной, вот она долгожданная встреча с природой!
    По дороге: «За охоту…»… «За целкость в стрельбе…»… «Да и за любовь, а шо?…»
    В избушке егеря веселье продолжалось. Стол, заваленный природными яствами, водка морем. «Хорошо-то как братцы…».
    А она, холодная, в запотевшем стакане искрится в свете тусклой лампочки, огурчик, крепенький и пупырчатый, солонинка тает во рту…

    Нудный егерь чего-то бубнил, наставлял значит, как себя вести на охоте.
    Но его не слушали.
    «За зверей…»… «За порох…в этих…а, в прыыыхвниссах..»… «А споём?» «А давай!» «А это…как его…взяли?!! Да какое нафиг ружьё… гитару!!!»

    Угомонились в пол третьего ночи. В три утра скотина-егерь уже всех поднял.
    Злой человек, безжалостный. Мы ж блин на ОХОТУ приехали, понимать надо.
    Поворчали, но делать нечего.
    Тела развезли по точкам.
    Вову и Витю выгрузили в какой-то замшелой бухточке, показали сектор обстрела и оставили приходить в себя.
    Егерь зло сплюнул на копошащиеся в траве тела. «Хантеры мля!». И укатил.
    Головы еще не раскалывались, слишком мало времени прошло, но штормило обоих не по-детски. И пить хотелось.
    Лежат оба. Шевелиться лень. Тупо смотрят на зарождающийся рассвет.
    Вдруг где-то вдалеке «Бах!» «Бах!». Началось.
    Охотники оживились, разобрали ружья и уперлись нетрезвым взглядом в горизонт.
    Чего-то не летят….Подождали…Да что за фигня?!! Нет ни кого.
    Вдруг Вова замечает боковым зрением какое-то копошение…
    «СМОТРИ!! Вот же она!!!»
    И точно, утка. Села не вдалеке, метрах в десяти сбоку. Игнорирует бравых охотников напрочь. И что-то клювиком там в перьях…
    Вова был ближе, разворачивает корпус и НААА!!!!
    «Б…!!! Ты видел?!!! Нет ты видел?!!! Одним выстрелом!!!»
    Они запрыгали по берегу, побросали ружья, заорали пронзительно.
    Вдалеке проносилась стая уток, испугано косясь в их сторону.
    «Нет ну первая же!…Эх ты заямоядорогая!» - причитал Вова, поспешно раздеваясь.
    Вода была студеная, Вова быстро догреб до тушки, прижал её к телу и повернул обратно. И тут началась мистика.
    Берег не приближался.
    Вова ускорил вращение рукой и засучил сильнее ногами. ОН НЕ ПРИБЛИЖАЛСЯ! Пьяные силы уходили быстро. Холод мерзкими лапками сдавливал мошонку. Все было тщетно. Мир перевернулся с ног на голову.
    В голову полезли нехорошие мысли про всяких там водяных и прочих русалок.
    Вова с тоской посмотрел на берег.
    Витя, офигивая от нереальности происходящего, выпучил глаза, открыл рот и пустил слюну. Почему-то именно эта струйка слюны жутко напугала Вову. Он с ужасом взглянул на тушку и отшвырнул её проч.
    Водяной отпустил, берег пошел навстречу.
    Вова, истерически дрожа телом, вылез на четвереньках на берег и вопросительно посмотрел на Витю.
    «А я то чего?...» - почему-то попятился Витя.
    Посидели-покурили, стараясь не смотреть в сторону трупика.
    «Птица погибла. Так?»
    «Да»
    «Значит, грести в другую сторону она не может. Так?»
    «Да»
    «Да и вообще – она же легче человека?!!! ТАК?!!!»
    «Да»
    «Что ты дакаешь?!!! Андеграунд!!! Скажи чего-нибудь, я с ума схожу!!!»
    Опять покурили.
    «А что-то там этот егерь бесноватый насчет подсадных уток говорил…Я думал метафора…»
    Метафора плавала порванным трупиком в камышах.
    Мир начал возвращаться в привычные рамки.
    «Может, скажем, что умерла с испугу там… от разрыва сердца…»
    «Ага…умерла…а голова? А руки… в смысле крылья? Её жеж в клочья!!!»
    «Дааа…. Некрасиво получилось…»
    Опять покурили.
    «Слушай, а давай скажем, что она отвязалась и улетела?»
    На том и порешили. Вова сплавал с ножом к телу и перерезал веревку.
    Вечером в избушке егеря, хлебая горячую уху под водочку, слушали возмущенные вопли:
    «Нет, ну куда она могла деться? Ну куда? Все есть – одной нет!»
    Согласно кивают, типа горе-то какое, и взгляд только в тарелку.
    «Нет, ну скажите куда?»
    «А может, улетела,…отвязалась там и улетела…»
    «Отвязалась мля! Ага, ножом веревку перерезала и улетела!!! Утки, они что – человеки?!!!»
    Сочувственно кивают. Да мол, хрен поймешь этих уток.

    --- Добавлено чуть позже ---

    А Иннокентий Петрович писал НИР.
    Вы не знаете что такое НИР? Очень напрасно.
    Это вам не какой-нибудь скучный анекдот про область паха, и даже не сказка про глупого буратинку…
    Нет! Это полноценная научно-исследовательская работа!
    Ага. И, что характерно, почти все работы Иннокентия Петровича, с пахом, как правило, были не связанны, во всяком случае, напрямую. А связаны они были скорее с загадочными прохождениями всяких сигналов в плотных слоях атмосферы, с космическими перспективами и прочими вещами непонятными среднестатистическому человеку, даже если он вовремя проходит диспансеризацию, и настойчиво подвергает исследованию свои мочу и кал.
    Вы скажете – ХА! Как, какой-то, пусть даже свежий на вид кал, может быть связан с космическими перспективами и тем более с НИРами выдающегося Иннокентия Петровича? Не торопитесь…

    Решительно распахнулась дверь, и на пороге возникла Варварстепанна, партийная кличка – «Сиси к бою!»
    - Всем сидеть! Собираем по пятьдесят рублей! У Придатка из девятого отдела ДР!
    - Опять! – возмутился старлей Вова, - Он обнаглел! Это будет повторяться из года в год? Я бы вообще постеснялся рождаться с такой фамилией!
    - Не паясничайте! Вы живете в коллективе! Как бактерия в благотворной среде! – Варварстепанна вскинула вверх палец, и мощные сиси, закачались на волнах грандиозного тела. Все с интересом оторвались от работы, – Так будьте благодарны среде за это! Давайте деньги! – она уперла перст в Вову.
    - Чего? – сглотнул тот, поддавшись общему гипнозу.
    - Вы плохо слышите?
    - Я глухой как слепая кишка. Увольте меня по здоровью. Я хочу полноценно питаться.
    - Кто вам не дает питаться?
    - Вы! Как только я накоплю пятьдесят рублей, в надежде съесть что-нибудь калорийное, появляетесь вы, со своими Придатками… отпустите меня на гражданку…
    - Что вы там будете делать?
    - Сырки плавить!… Кто-то же должен…
    - Все! Хватит паясничать! Деньги быстро! У меня еще три отдела!… Так, Гулькин, а вам особое приглашение нужно? На ДР товарищу сдаем, чего мы такие кислые?!
    Гулькин грустно смотрел на мощные сиси.
    - Я скорблю…
    - Скорбл@ть нужно вовремя! Гоните деньги! – Варварстепанна постучала ногой по столу, - Алё! Я долго буду ждать?!
    - Не трогайте меня ногами. У меня с утра не было женщины. Я от этого нервничаю… Вам бы очень пошла фашистская форма, и плетка…
    - Фашисты по сравнению со мной – маленькие розовые дети с пушком на попе! Гоните я сказала!

    Иннокентий Петрович отдал деньги безропотно, досадуя, что его отвлекают именно в тот момент, когда забрезжила призрачная мысль.

    После уходы Варварстепанны рабочая обстановка была порушена. Гулькин неистовствовал:
    - Каааакие БАЛЯСИНЫ, господа! Это вам не это!… Какой шедевр народного зодчества! А?! Я бы не смог ТАКОЕ носить! Точно! Это же перелом позвоночника! Богиня! Колхозница с незабвенной скульптурной композиции!
    - Поручик вы перевозбудились! Вдох – выдох, ать-два! Какой-то вы сегодня…, что произошло? Трагедия? Вы бухали? – заботливо спросил Вова.
    - О друг Горацио! – горько вздохнул Гулькин, - Бухали мы давно. Позавчера. Но карты так, увы, сложились… что… прямо со вчерашнего утра… - он пощелкал пальцами ловя рифму.
    - Вы пошло натощак опохмелились? – предположил Вова, - Это по-гусарски!… Вы плохо кончите! Я всегда говорил, что опохмеляться надо тонко. Во первых нужно принять уютную горизонталь. Это главное. Телик желательно включить, для фона. В одну руку берете бутер с колбасыром или на худой конец с икром и маслой. В другую прохладный бокал с пивасом... и что б лежать и смотреть лениво сквозь его причудливые янтарные переливы... на жисть... смотреть и думать... ни-о-чем... Только тогда в мясе головы начнутся благотворные лекарственные процессы и наступит всеобщая гармония частей организма… А вы? Я вас умоляю - сдайте свою печень в кунсткамеру и не переводите алкоголь! Его и так постоянно не хватает!… Правильно я говорю Петрович?
    - А? – Иннокентий Петрович с трудом оторвался от захватывающих модуляций.
    - Я спрашиваю – кому некролог пишите?
    - Некролог?
    - Какой вы все-таки интересный собеседник Петрович! С вами было интересно работать, пока вы, не вынимая, служили здесь Родине, и когда вы вышли на пенсию, но решили остаться, с вами стало еще интересней! Где можно посмотреть установленный в вашу честь памятник?
    - Паяц, - усмехнулся Петрович, откидываясь на спинку стула, - Все бы тебе сме######чки и *****хаханьки…
    - Признайтесь Петрович, вы были гнусным пошляком в юности? Да? Вас наверняка боялись мамаши! – Вова, смеясь, приблизился, - Все хотел спросить, а почему вы не пользуетесь компьютером для набивания текста, думаете, девушкам из машбюро интересно разбирать ваши пошлые каракули?
    - Отстань балбес, я даю им работу. Тем более я не доверяю вашим компьютерам. В тетради живое все, не пропадет, а в компьютерах этих… - Петрович выключил свою любимую настольную лампу, - Ну все, обед!
    - Угощаете?
    - Уймись!
    - Не уймусь Петрович, вы мне еще должны за свою гадкую шутку! Помните, в начале зимы вы пришили мне веселенькие блестящие пуговки сзади на шинели, снизу и до самого воротника? А? И я рассекал по городку эдакой большой жопой с нарядной ширинкой на спине?! Надо мной смеялись все красивые девушки, Петрович! Но еще сильнее смеялись некрасивые! Над вами когда-нибудь смеялись некрасивые девушки? Это унизительно! Я плакал!… Вы не верите, что я плакал?
    - Отстань болтун! – осклабился Петрович, предаваясь радостным сердцу воспоминаниям, да, шутка тогда удалась…

    После обеда Петрович ни как не мог поймать рабочего настроения. Он походил по отделам, пообщался с сослуживцами… Когда он пришел на рабочее место, за окном уже темнело, зима, ни чего не поделаешь. Молодые шалопаи где-то шатались, и Петрович, вздохнув, включил любимую лампу.
    Здорово сидеть вот так в темном кабинете, когда единственный пяточек света - теплый, желтый луч старой лампы...
    Петрович раскрыл тетрадь и задумался, постепенно погружаясь в мир амплитудных модуляций, квазистационарных орбит и прочих интересных вещей…
    Распахнулась дверь:
    - Подарок куплен! – на середину кабинета стремительно прошла «сиси к бою», - Раздаем по шесть пятьдесят!… Вот, возьмите, и этим передайте!
    Петрович забрал деньги, разложил мелочь по столам оболтусов и вернулся к своему столу…

    - Хрень… - шепотом сказал Петрович, затаив дыхание, и старательно моргая, - Хреньхреньхреньхрень…

    На раскрытом тетрадном листе, прямо среди мыслей о модуляциях и квазистационарах, под лучами лампы нагло грелась масляным боком… какашка.
    И не какая-нибудь там сухая, собачья, прошлогодняя, нет! Полновесная, свежая, только-только отложенная, парящая теплом, …
    Петрович похлопал глазами, сходя с ума, и понимая, что все еще не дышит, судорожно втянул воздух…
    Но застрявший в носоглотке, с начала зимы, насморк, не позволил Петровичу, в полной мере, насладиться всеми ароматами свежей выпечки.

    - Мама… - Петровичу очень хотелось заплакать, и куда-нибудь спрятаться, как в детстве…
    Он начал озираться… Кабинет был пуст…

    Дверь распахнулась и на середине вновь возникла Варварстепанна:
    - Я вам рубель передала! Верните взад!… - синхронно качнулись сиси.

    Петрович застыл над какашкой, жалобно улыбаясь…
    - Ох, ёёёё… - она округлила глаза.
    Петрович зачем-то причмокнул и развел руками.
    - Ох, ёёёёёёёё! – Варварстепанна подняла глаза на Петровича.
    Под пристальным взглядом Петрович засуетился и шаркнул ножкой.
    - Вона чёёё…Кланяемся?… Какие мы оказывается… - сиси возмущенно поднялись. – Ну знааааете!... Охерели совсем, старый, простите, пердун!!!
    - Послушайте… - потянулся к ней Петрович.
    - Не подходить! – взвизгнув, шарахнулась Варварстепанна, - Не смейте ко мне приближаться вы… гомосек!
    - Почему это я гомосек? – искренне возмутился Петрович.
    - Ну не я же нагадила вам на стол! – логично качнулись сиси.
    - Но и не я! – стукнул себя в грудь Петрович.
    - Знаете, что я вам скажу? – зловеще прищурилась Варварстепанна, - Вы херовый гомосек!
    - Почему?
    - Потому что врете херово!…- скосила взгляд, - А гадите много!

    Когда за ней закрылась дверь, Петрович опустошенно повалился на стул и вперил взгляд в какашку. Та уже совершенно освоилась, разморилась под лампой и стала обтекать.
    В Петровиче проснулся следопыт. Он взял остро отточенный карандаш, и стал тупо в ней ковыряться…
    И именно в этот момент, привлеченный визгливыми криками Варварстепанны, в кабинет зашел начальник отдела, известный либерал и демократ…

    - Иннокентий Петрович, что это от вас Варварстепанна выскочила вся такая…
    Сначала начальник открыл и закрыл рот, потом захлопал глазами и осторожно втянул носом…
    Петрович нервно встал, сел, снова встал, и скорчил жуткую гримасу, означающую, по-видимому «я очень сожалею, что все так у нас сложилось».
    Демократ старательно отвёл глаза от петровичева стола:
    - Ну а вообще… как?... Работа в смысле…Работа говорю, в смысле, как?
    - Ра-бо-та?… - по слогам повторил Петрович, , - Аааа… работа… работается!
    - Работается? – умиленно улыбнулся начальник, - Вот и славненько… Ну а в целом?…
    - Где?
    - Аааа ЧЕРТ!!! Петрович! Зачем вы это сделали?! Я, что плохо к вам относился?! Вы за что-то рассердились на меня?! На флот?!… Или на этот стол?! Что вы там такое ковыряли сосредоточено, когда я вошел?! Аскаридов?!!! Отнесите это врачам, это их хлеб!!! А если вы что-то проглотили и желаете вернуть, есть много других средств! – начальник задержал дыхание и попытался улыбнуться, - Поверьте любезный мой, в мире полно более интересных вещей…
    - А? – под импульсивной речью Петрович присел на полусогнутых.
    - Не надо! – выпучил глаза начальник, - Не продолжайте! ЭТОГО уже вполне достаточно! Не думал, что тематика ваших исследований как-то скажется… Вы… - поморщился, - Вы… Иннокееееентий Петрооооович! – покачал он головой, махнул рукой и вышел.
    - А? – еще раз спросил в пустоту Петрович.


    Петрович так и сидел в прострации, когда в кабинет вошли Гулькин и Вова:

    - А она сплевывает и говорит… Петрович! А чем это у нас так пасет?… Оооооо!…Не помешали?… Надеюсь, вы это из хороших побуждений? - ехидно спросила кака в тельняшке, - Даже не смотрите на нас! Не смотрите… Нас нет! Нас нет, занимайтесь своими делами!… Не надо ни чего объяснять! Мы ни чего не видели, не спрашиваем, и знать не хотим! Зачем нам это?! Мы тихонько здесь посидим, поработаем… а вы не отвлекайтесь… лепите! Тссс! Молчок!… - Вова повернул ключик в уголке рта и выкинул его, -…. Таки решили сваять себе памятник?… Все-все, молчу!…
    - Да послушайте вы!… - воскликнул Петрович
    - Горошек… - подал голос Гулькин, выпучив глаза и как-то странно булькая организмом. Все недоуменно посмотрели на него. – Я бы к этому натюрморту… добавил ещё зеленый горошек по краям… Не обращайте внимания,… это у меня обострение чувства прекрасного…
    - Кого вы пытаетесь обмануть Гулькин? – возмутился Вова, - Какое у вас может быть чувство прекрасного? Я видел, как вы закусывали коньяк воблой! Где ваша лопата? Слышите?… Вас зовут гасторбайтеры, копать траншеи… У Петровича же тут совершенно иное…
    - Да не моё это!!! – стукнул по столу Петрович. Какашка влажно колыхнулась на тетради.
    Вова осторожно приблизился, осматривая какашку с разных ракурсов.
    - Какая прелесть… Поздравляю! У вас большой внутренний мир!
    Петрович замахнулся.
    - Тише-тише! Маэстро калового зодчества! Тпру! Так… Сейчас разберемся…
    Вова потыкал какашку пальцем и осторожно понюхал…
    - У вас хорошая микрофлора! Баклажаны ели?… А откуда вы посреди зимы берете свежие баклажаны?
    - Какие… баклажаны?! – судорожно сглотнул Петрович, с ужасом глядя на Вову.
    - Не баклажаны? – удивился Вова, - Странно…
    Он растер какашку пальцами и понюхал еще раз…
    - А! Ну конечно! Консервированные овощи… с луком и морковкой! Люблю такие! А вы гурман! – погрозил он измазанным пальцем Петровичу.
    - Заткнись!… - прохрипел тот, - Меня сейчас…
    - А зачем на стол?… Нет, меня тоже ломает ходить на второй этаж… Но такое решение… Да вы подвижник! Где-то даже экстремист! Смело Петрович! Нетривиально и смело! Поздравляю! Разрешите пожать вашу руку!
    Петрович отшатнулся от испачканной какашками руки.

    И тут не выдержал Гулькин, он присел на корточки, и начал дергаясь всхлипывать.
    - Видите, что вы наделали? – сурово спросил Вова, - Пример оказался заразительным!… Гулькин! Вы бы хоть штаны сняли! Ай-яй-яй!… – и присоединился к Гулькину заходясь в хохоте.
    - Что?… - не понимая, моргал Петрович, - Что… суууки?…

    Оболтусов колбасило:
    - Всего лишь… ууххххх…. причудливо…фффф… ой не могу!… Причудливо слепленный…оййймааамааа… пластилин… ххххх… на лампу… ууууйописаюсьщаааззз… нагревается… падает… фффххххумрууу! – Вова тяжело дышал, - а сколько… благотворных минут радости,… а, Петрович?!

  3. #63
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Ну а я снова про рыбалку...

    Очень мне запомнилась одна ночевка за полярным кругом.
    Закончили досрочно задание в Баренцевом, пёхали на базу, тут капитан и говорит:
    «А не зайти ли нам в какой-нибудь заливчик - рыбки половить?»
    Надо сказать я с младых лет заядлый рыбак, но рыбак правильный, ни когда не ловил на сети и прочие гадости.
    Выбрали нас добровольцев - 4 человека, сказали, что надо плыть на плашкоуте в глубь дикого заливчика который через тройку километров сужаясь, переходит в дикую Кольскую речку.
    Итак, всего нас четверо я и мой товарищ - прикомандированы к кораблю для выполнения задания, по сути дела тогда ещё сама зелень и неопытность в вопросах дикой северной рыбалки, остальные двое дядек старые аксакалы севера.
    Смотрю, подготовились они соответственно - две сети по 40 метров, ячея с голову младенца.
    Ну да бог им судья думаю, да и вообще как тут эту рыбу ловят, хрен его знает.
    У меня спиннинг, у друга вообще ни чего не было, балластом пошёл.
    Добирались благополучно, природа - красотища! Олени дикие по берегу бродят, стая тюленей (или какая-то их разновидность) с нашим плашкоутом играет, толкает своими упитанными боками в борт.
    Налицо полное единение с дикой природой, сижу на носу и таю душой.
    Дошли, договорились с кормчим, что заберёт нас завтра поутру, простились.
    От одного берега этой быстрой речки к другому протянулся мыс, который немного не доходил до правого берега. Сам он был длиной метров 150, и ещё метров 40 свободной быстрины оставалось, которую старые браконьеры быстро раздевшись и истерически повизгивая в ледяной воде, перегородили.
    Не успели они дрожащие, на синих конечностях выползти на берег - опа, к нам гости, стая тюленей, думая, что это какая-то игра полетели в протоку и мгновенно нафиг сорвали дело рук браконьерских.
    Я подумал - бог есть.
    Мужики завыли в бессильной злобе, замахали в след сетям скрюченными от холода кулачками, но делать нечего побежали купаться.
    Я оставил их развлекаться, и пошел со спиннингом по берегу.
    Сразу скажу, что рыбы я не поймал, природа затихла в преддверье хода семги.
    Вернулся я задумчивый. То, что я увидел, мне категорически не понравилось.
    Я конечно не Дерсу Узала но в зоопарк в детстве ходил, и передачу "в мире животных" люблю. Блин, наряду с оленьими следами, явственно виднелись отпечатки Михал Потапыча. Так вот пришел я погруженный в себя, присел к костру, думаю, как донести весть до народа, поделикатнее.
    Оба мужичка уже были там, тюленям, по-видимому, быстро надоела их нецензурная брань, и они отстали. Что там с ними в воде делали тюлени, не знаю, но мужики имели вид задумчивый и были не в духе, купание не пошло на пользу, да и спиртного не было.
    «Впрочем, как и ружья» подумал я.
    В это время уже наступила летняя полярная ночь, (кто не знает тусклая серость, но в принципе все видно). Смотрю, мужички оттаяли за чайком, отогрелись у костра, и даже начинают подавать признаки жизни - отвечают на вопросы моего товарища, об особенностях местной рыбалки.
    Думаю - пора.
    А что, говорю, мужички, миша тут не балует?
    Как же, говорят, балует знамо дело, вот в прошлый раз мы с Пашкой также, тока вдвоём остались, правда ружьецо с собой было, сидим у костра чаек цедим, вдруг - мама дорогая - дядя Миша из-за пригорка появляется, да близко так, мы разумеется бежать, а Пашка - сволочь, моложе меня, быстрее бегает, припустил вперёд и ружье с собой утащил, чувствую смерть моя наступает, я ему в след хриплю "сууука ружьё хоть брось!!!" куда там - уже четвертую включил. Однако, упал я, лежу, обернуться боюсь, жду когда меня кушать начнут, полежал - отдышался, оглядываюсь тихонько, а медведь уже во всю прыть по сопке в противоположенную сторону несется, сам обделался бедолага, вот. А вы собственно, с какой целью интересуетесь про медведёв?
    Глянул я на своего товарища, на его выпученные от услышанного глаза, побледневшие щеки, мальчик из интеллигентной питерской семья.
    Думаю, делать нечего, надо говорить.
    Уточняю: а ружьишки у нас значится нет?
    Ага, ладно.
    Натоптал тут, говорю Потапыч недалече.
    Мужички отнеслись к новости на удивление прохладно. Зато мой товарищ пошел пятнами. Посидели, помолчали. Товарищ чего-то заскр######я, заходил вокруг костра.
    Мы смотрим вопросительно.
    В туалет, -виновато говорит, - хочу.
    В ТУАЛЕТ оно хочет, и найти его не может, интеллигент в 5 поколении.
    Тут везде туалет объясняют ему мужики - писай мол, не стесняйся.
    А надо сказать, что растительность на Кольском чахлая и редкая, и у нас как раз такое место где "далеко видать", опять же полярные ночи в смысле дни.
    Чувствую, ответ товарища не удовлетворил, забегал быстрее, начал увеличивать круги.
    Ну чего не уймешься? Интересуюсь.
    Я по большому хочу.
    Это меняет дело. Нам тут этого самого совсем не надо, только можно сказать единение с природой наступило, нате вам.
    Не забыли? Сидим мы на мыске, с одной стороны остаток воды в 40 м, в другую тянется сам мысок метров на 150 до берега, а по середине этого мыска, по центру во всю длину, проходит хребет высотой метров 5. Ну, говорим, здесь не делай, ползи на хребет, там уединись.
    Пополз, засопел.
    Потом затих, сосредоточился, думаем.
    Только мы потянулись к чайку - сверху раздаётся дикий вопль, рвущий душу, и толкающий к немедленному бегству.
    Откуда-то сверху, вместе с мелким камнепадом, в костёр обрушивается Саша и встает там на четвереньки, видок... глаза выпучены и безумны, рот открыт в немом крике (воздух кончился).
    Я даже спрашивать ни чего не хотел, я категорически не хотел знать, что там произошло, он был страшен сам по себе.
    "МЕДВЕДЬ!!!"
    Признаюсь, я даже испытал какое-то облегчение, по его лицу я представлял что-то значительно худшее.
    Где?, спрашиваем.
    Там, наверху, я только вылез, а он мокрым ртом мне в лицо!!!
    И начинает истерично тереть руками щёки, как будто к нему прислонились не мордой, а наоборот.
    Прислушались, шикнули на Сашу, что бы ни скулил. Тихо.
    Самый старый аксакал говорит: топать надо, смотреть, а то чего тут до утра сидеть трястись?
    Пошли, говорю.
    Саша цеплялся за штаны, не хотел оставаться один, но и идти с нами категорически отказывался.
    Аксакал полез по следам Саши наверх, а мы с другим мужиком пошли вдоль хребта к берегу. Ну и не доходя метров 20 до него увидели выходящих из-за пригорка оленей, самец и три самочки.
    Мы долго умирали со смеху.
    Саша дулся и пытался объяснить, что человеческое зрение так устроено, что с расстояния в 2 сантиметра оленя от медведя не отличить, а пахнут они по-видимому одинаково, во всяком случае последнего, мальчик из интеллигентной питерской семьи ещё не нюхал.
    Вот такая робинзонада. А рыбы мы так и не поймали. Да и ладно.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Продолжая тему общения чела с природой...

    А вокруг было хорошо. Где-то даже душевно.
    Редкое полярное солнышко нежно гладило наши макушки. Вода журчала на перекате, а воздух, такой прозрачный, такой пьянящий… Да, замечательно все было.
    Если бы не…

    Мы с Саней торчали на середине переката, по грудь в воде, и шальные завихрения потока периодически захлестывали внутрь химгандона, обжигали нежное, военно-морское тело, и нагло хватали ледовитыми пальчиками за естество. Напор воды пытался сбить нас со скользких валунов и утащить на глубину. До берега было метров 20, но как их пройти? Куда наступать? Между валунами глубина предчувствовалась не малая.
    Вам интересно, какого нас туда занесло? Все очень просто.
    Забирали нас после рыбалки. Ни хрена мы не поймали тогда, были уставшие и злые от бессонной ночи.
    В общем, прислали за нами плашкоут, на руле гражданский молодой моряк, (все интересно!) ну и решил этот моряк в протоку проскочить, посмотреть – а что там дальше?
    Сели плотно. Прямо по середке. И ни багра, сволочи, с собой не взяли, ни другой какой палки.
    Было кроме нас с Саней, да двух аксакалов – рыболовов, с которыми мы и рыбачили, в плашкоуте еще человека четыре. Трое молодых, и один дядька в возрасте.
    Покачали плашкоут, почесали репы. Делать нечего, надо напяливать резиновые шаровары, как раз две штуки есть, и лезть в воду – сталкивать.
    Все посмотрели на нас с Саней.
    Обстоятельства требовали героического поступка, а тут как раз два офицера подвернулись, ну очень кстати. Упираться было бессмысленно, взгляды на нас такие, что чувствовалось – герои утверждены.
    Полезли матерясь. Ноги скользят на валунах, норовят сорваться в бездну. Поток, опять же, напирает. Ни каких условий, в общем. Но спихнули. Плашкоут отплыл метров на тридцать, орут нам:
    - Пытайтесь к берегу пройти! Отсюда вас ни как не забрать!
    Ну уроды, что тут говорить. Переглядываемся, пошли что ли?
    Пошли… Ну как пошли… Не совсем прямо получилось. Я после первого шага куда-то бульк… Выскочил как ошпаренный, взгромоздился на валун, ору:
    - Ответите суууки перед Родиной, за убийство офицеров!!!
    - Ничего! За нас не переживайте! – кричат, - А вас, если понесет, мы здесь перехватим… если сразу не потоните!
    И глаза такие добрые…
    Ох, не буду вас утомлять, допрыгали в общем. Настроение хреновое. Мокрые.
    Ну, подобрали нас, идем на плашкоуте вдоль берега. А красотища такая! Почти у самой воды, отвесная сопка вздымается, и протянулась она… да так вдоль всего берега и протянулась. И от сопки до уреза воды узкая полоска земли, метров десять шириной. И стадо оленей, голов сорок, идет по бережку тихонечко, чего-то там вкусное кушает.
    В общем, не предвещало ни чего…
    И тут какая-то сволочь:
    - Мужики! Кто хочет пострелять? У меня ружье и два патрона еще осталось.
    Они оказывается до того как нас забрать, на охоту ходили, и набили говорят не мало.
    Нам с Саней уже ни чего не хочется, скорее бы на борт и сушиться. А один молодой загорелся аж весь. «Я – говорит, - в жизни ни когда не охотился, и непременно мне нужно это дело попробовать!»
    Дали этому Рембо ружье с двумя патронами, нож, и высадили метров за триста впереди оленей. А сами, значит, обогнули стадо, что бы загон организовать.
    Бежать оленям, собственно говоря, некуда, только вдоль по берегу, как раз на засаду выскочат.
    И мы побежали…
    Ну не сразу конечно. Я для начала зацепился за камень и упал. У меня вообще бегать значительно хуже получается, чем, к примеру, сидеть или лежать. Вот в последнем я АС, этого не отнять.
    Олени недоуменно оглянулись, в глазах испуг, вероятно думают: «Господи, страх-то какой, и без намордников!…», решили ускориться. Правильно, чего связываться, еще и покусать могут.
    Бежим мы значит, рты распахнуты, глаза выпучены, кричим что-то пронзительно. Вдруг видим, наш Рембо, вместо того, что бы сидеть за чахлыми кустиками в засаде, полез на сопку, по видимому позицию более удобную занимать.
    А олени уже скорость нешуточную набрали, вот-вот прибудут в точку рандеву.
    Увидел засадник, что стадо сейчас мимо пронесется, придется в зад стрелять, а это, согласитесь, не по-джентельменски. Занервничал, засуетился… и визжа, сорвался под ноги обезумевшим животным.
    Да, такой охоты олени еще не видели. Они терялись в догадках – мы их хотим застрелить или рассмешить?
    А мы бежим. Хантера не видно ни фига. Только слышно сквозь топот: «ОЙ!!!»… «АЙ!!!». Спотыкались об него олени, по-видимому.
    Выстрел.
    Свист пули где-то совсем рядом.
    Сразу я, знаете ли, почувствовал себя нехорошо. Категорически перестала мне нравиться эта охота.
    Не бежим уже ни куда. Лежим скромно.
    Еще выстрел.
    Глядим – стадо уже пронеслось, а на берегу, олень бьется, то ли от испуга ногу подвернул, то ли попал наш хантер.
    У Рембо глаза горят, сумасшедшинка во взгляде, ружье отбросил, вытащил тесак и несется к животному.
    Олень его принял грамотно. Подпустил поближе и пнул ногой в промежность.
    - Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой… - пронеслось затихая эхо.
    Джедай скрючился на коленях и уткнулся лицом в шерстяной бок зверя.
    Оленю стало щекотно, и он пнул его еще раз.
    Когда мы подбежали, Рембо лежал и жалобно поскуливал.
    Дальше мне было не интересно. За дело взялись профессионалы.

    А я отошел к воде, присел на валун, закурил и подумал: «Все-таки охота – это не мое…»

    --- Добавлено чуть позже ---

    Я тут как-то про "дезу" уже выкладывал, есть маханькое продолжение...

    Эпидемия дизентерии, нежданно случившаяся в нашем училище, вообще внесла много ярких минут в тихую, размеренную жизнь.
    Мы в Карауле.
    Дежурит наш взвод. Враг не пройдет и все такое - эти сутки мы охраняем с автоматами жизненно-важные объекты училища. Спите спокойно товарищи сослуживцы, смотрите эротические сны, мы вас прикроем.
    Самый почетный (и самый геморройный) пост – у знамени, напротив рубки дежурного по училищу. Геморройный он, потому что стоять надо у знамени 2 часа и не шевелиться. В трех метрах за стеклом рубки сидит дежурный и бдительно сечет. Для тревожных сигналов караульному выдается свисток.
    Но нам – поголовному большинству боятся этого поста нечего, он для отличников. Так они наказываются за свою усидчивость.
    Шурик, крупный, упитанный вьюнош, отличник до мозга костей, был выставлен на пост к знамени в два часа ночи. Проникшись оказанным доверием, он одухотворенно таращился во тьму и сжимал ремень автомата. И не знал он еще тогда, что подлый вирус «дезы» уже проник в его утробу, размножился там до невозможности и собирает силы для мощного прорыва.
    Прошло полчаса.
    Задремавший за столом дежурный по училищу был разбужен какими-то странными звуками. Кто-то посвистывал. Робко так, на грани восприятия человеком. Дежурный почесал в ухе, звук не проходил. «Что за черт?» подумал дежурный и выполз осмотреться.
    Вокруг знамени полным ходом шли «танцы и пляски народов мира». Скромный Шурик, стесняясь и не решаясь в полный голос заявить об угрозе нависшей над знаменем училища, приплясывал вокруг него и тихо так, жалобно посвистывал.
    «Курсант, вы чего?» - офигел дежурный.
    Глаза Шурика уже ни чего не выражали, испуганный неожиданным голосом он ускорил круги и усилил звук.
    Решив не связываться с сумасшедшим, дежурный бросился в рубку и вызвал Караул.
    Когда все проснулись, построились и наконец дошли – Шурик уже рычал.
    Увидав своих, он всхрапнул, безумный его взгляд обезобразился мыслью, и Шурик ломанул через нас в помещение Караулки.
    «Шурик, стой, куда?!!» Ну конечно, пост надо сдать-принять, все должно быть по уставу. Но куда там. Мы все удивленно переглянулись, пожали плечами и выставив нового караульного потопали обратно.
    Шурик ворвался в Караулку ураганом, зловонным цунами! Швырнув в кого-то автомат, он, издавая уже совсем нечеловеческие звуки, бросился в туалет.
    А надо сказать туалет у нас в Караулке был узкий, на одну персону. И этой персоной в сей злополучный час был Вадюша, маленький субтильный флегматик, по жизни каждым своим движением, взглядом, демонстрировавший презрение к суете и шуму.
    Шурик влетел в туалет.
    «Александр, не видишь – занято» - Вадюша читал газету и пытался сосредоточиться.
    Безумные, в лопнувших капиллярах глаза Шурика на секунду зацепились за Вадюшу. Этот взгляд Вадюше категорически не понравился. Дальше произошло ужасное. Шурик, продолжая рычать, спустил штаны, развернулся обратной стороной рта и попятился на Вадюшу.
    Визг потряс Караулку. Вадюша прошмыгнул где-то между ног у надвигающегося кошмара и выскочил со штанами на коленях из туалета.
    «Он что?!!! – дрожали его губы – он совсем дурак?!! Как будто меня там нет! Я же живой человек! Он прямо что… на меня там хотел?!!»
    Вот так, короче – мойте руки перед едой!

  4. #64
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Случилось эта история, когда я был ещё желторотым юнцом, только что окончившим училище и попавшим на Северный флот. Сразу поясню, произошла она во время выхода в море на старом, фанерном тральщике (фанерном – это чтобы мины, блин, не реагировали). А задание было обыденное, подрыв шнурового заряда.
    Шнуровой заряд, он же ШЗ – это такая хреновина в виде пожарного гидранта набитого толом, и намотанного на здоровенную бобину, которая стоит на корме тральщика.
    Так вот по прибытии в точку, спускают безмоторную шлюпку с командой, соединённую с кораблем тросом, дают народу из шлюпки в руки конец этой кишки с толом и постепенно травят трос, когда ШЗ растянут, дружно бросают его, подтягивают шлюпку и быстро сваливают.
    А, вы спросите, на фига это всё взрывают?
    Не, не в браконьерских целях, так якорные мины, времен войны достают.
    Кааак шандарахнет!
    Все всплывает – рыба, мины, Жаки Ивы Кусто всякие.
    Развлекуха одним словом, на свежем воздухе. Понятно, да? Теперь о грустном.
    Субботний день ни хрена не задался с самого утра.
    И имя этому дню было – западло.
    Только встретил и привез с вокзала семью, бросил чемоданы в гостинице – нашли! Нашли маминыгады! Выход в море, говорят, и ехидненько так улыбаются.
    А у нас всегда так: «Сегодня выход в море будет?» «Нет, не будет» «А завтра будет?» «Нет, и завтра не будет» «Точно не будет?» «Да точно!» «Сто пудов?» «Стопятьдесят!!!» «Ну тогда я пошёл отдыхать?» «Иди».
    Поворачиваешься, начинаешь движение…
    «Эй. А ты куда?»
    Смотришь вопросительно.
    «У тебя выход через 2 часа, только что позвонили»…
    Вашумаму.
    Примерно так. Так вот стою на мостике тральщика, задумчивый такой, тупо смотрю в воду – морской волк не в духе, мля. Свою задачу сделал, аппаратура настроена, мне в точку надо вывести. Думаю о семье, о гребаной службе, и смотрю на бобину с толом. И думаю где-то на заднем плане… за мыслями о доме… а это, думаю правильно, что матросы курят на корме и бычки тушат о бобину?…
    Мля! Дергаю за рукав проходящего офицера. Типа, мы сами не местные, тычу пальцем - это нормально? (Сам первый раз на подобном мероприятии). У человека сначала стекленеют, затем начинают вылезать глаза, нижняя челюсть падает и открывает доступ к пищеводу.
    «ТВОЮБОГАДУШУКОЗЛЫПОДОНКИ!!!»
    Смотрю, все оживились, забегали, порядок восстановлен.
    Ну все, надо работать.
    Пришли на точку, спустили шлюпку, в нее мичмана с командой, дали им в дрожащие руки конец кишки и оттолкнули ножкой – счастливого плавания товарищи. Стравливаем потихоньку трос. Самый малый вперед. Команда на шлюпке замерла и косоглазит на конец доверенного им ШЗ.
    Смотрят как на гадюку.
    Стоп машина. ШЗ размотан. Командир уже потирает мысленно руки, задание почти выполнено, может, наградят чем... большим… поперек торса… мечтаем…
    Ща рванем - и на базу.
    «Отпускаем!»
    ШЗ уходит под воду. Теперь нужно в темпе подтянуть шлюпку и свалить на безопасное расстояние, а то разнесет этот фанерный кораблик к едренефене. Ждать особо низя, поэтому кораблик стартует, одновременно подматывая шлюпку.
    Крик!
    Тоскливый от безысходности крик разнёсся над свинцовой водой. Командир в испуге присел. Кораблик слишком резво дал с места, и трос, эта тоненькая пуповина, соединяющая большой и теплый тральщик с маленькой беззащитной шлюпкой, лопнул.
    Народ в шлюпке замер – не поверил в свое «счастье». Тральщик бодренько уносился прочь (это вам не машина, хрен на месте развернёшься). А шлюпка остается колыхаться в эпицентре будущего взрыва.
    Они упали на колени, они протягивали руки думая что их бросили, они что-то кричали обещая всё простить и всех любить, и размазывали слезы. Командир понял, что медали не будет.
    «ПРАВОРУЛЯВАШУМАТЬ!!!»
    На последних секундах до взрыва мы успели зацепить обрывок троса и выдернуть шлюпку из цепких лапок смерти. За кормой встала 20-мтровая стена воды...
    Они плакали на корме, пытаясь упасть на колени.
    Их смущенно поддерживали, похлопывали виновато по плечам.
    Я посмотрел на командира, у него был нервный тик…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Диспансеризация


    Доблестных военных моряков подвергают этому действу ежегодно.
    С целью, значит выяснить – не отразилась ли неблагоприятно флотская служба на человечьем организме.
    Может быть, поэтому мы такие здоровые и среднюю продолжительность жизни военных оценивают в 54 года…

    Сцена первая (эротическая):
    На очередную диспансеризацию добавился для обхода еще один кабинет…
    Народ не решается… что там за этой страшной белой дверью?…Не придумали ли опять чего каверзного эскулапы?
    Наконец первый тяжело вздыхает и заходит…
    «Ну как? Чего там делают? Не отрезают ни чего жизненноважного?»
    «Ох, ребята! Такая девочка – маманегорюй!»
    Очередь приободрилась.
    Второй:
    «Дааа парни… класс… еще бы раз зашел…»
    И вот последний обследуемый открывает дверь.
    Девушка, …совсем молоденькая,…совсем красивенькая…
    Диспансеризуемый довольно осклабился – здрасьте мол.
    «Проходите за ширму – раздевайтесь!». О как. Сразу прям.
    Начинает расстегивать рубашку на мощном торсе.
    «Это не обязательно. Снимайте штаны!»
    Как,…штаны,…мы не настолько знакомы…
    «Давайте быстрее. Сняли штаны и в кушетку уперлись!»
    Стыдно-то как… пальчики холодные шась-шась…
    Короче обследовали. Самым изощренным способом, с особым цинизмом.
    На наличие геморроя.
    И ведь ни одна сволочь не предупредила.
    Все долго искали «первого».

    Сцена вторая (гусарская):
    Медсестра принимает анализы. На подходе два бравых военных моряка, первый – под 2 метра, широк в груди, эпатажен. Второй метр пятьдесят с фуражкой, худенький и застенчивый.
    Медсестра недовольно (ну еще бы, весь день с анализами…):
    «Ну давайте, что там у вас?»
    Первый, вдруг засмущавшись, раскрывает ладонь – там маленькая скляночка.
    Это ж надо исхитриться в такую и попасть, и вовремя остановиться!
    Медсестра сурово глядит на воина. Издевается? Такую ж склянку открой – сразу все испариться. Эпатажный застенчиво пожимает плечами – не нашел мол не фига больше.
    Медсестра тяжело вздыхает (рожает же земля Русская…) и вопросительно смотрит на маленького…
    Молодцевато, из-за спины… бутылка от шампанского (с пришпиленной бумажкой с фамилией). Это Вам сударыня!
    У медсестры глаза на лоб.
    Немного смущенно…не нашел ничего…ну не в… из-под водки же писать…
    Эх…Есть в этом что-то гусарское…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Полярная ночь. Шторм. Снежный заряд.
    Зажмуренные накрепко глаза.
    Колючие льдинки пытаются пролезть в любую щель, в этом их маленький смысл жизни.
    Порывом ветра сигарету забивает в рот.
    Нет, так не пойдет. Отворачиваюсь. Вроде лучше. Кто ж тебя придумал Север. Мерзкие ледяные пальчики начинают залезать под альпак. Нет ну его нафиг. Бросаю сигарету. Полярная ночь глотает её жадным ртом…
    Мы топаем в Гремиху.
    Ну не сами конечно ножками… Мы с Вадиком сидим в каютке, где-то ниже ватерлинии. Да и пофиг, что иллюминаторов нет, все равно смотреть не на что.
    Чай пьем. Да не простой, а по капитански. С шилом.
    Прикомандированы мы. Пока работы нет. Потом будет, когда дойдем. А сейчас балдеем, философствуем.
    А философствуем мы на тему жрачки. Голодно было. Ни выпить, ни закусить. Карточная система набирала обороты. Талоны на спиртное на вес золота. Друг другу на день рождения дарили. А под это дело и продукты с прилавков куда-то поисчезали. Засада короче.
    И тут как в тему – старпом в каюту. «Пьёте?»
    «Ну. Присоединяйся»
    «А хотите на берег сходить? Мы по пути продукты должны на точку доставить. Им бедолагам уже месяц ни чего закинуть не могут. Шторма. Вот нас попросили.»
    А чего бы думаем не сходить. Все развлечение.
    Шторм немного поутих, но все равно болтает. Кое-как выбрались на берег. Топаем след в след, не видно ни хрена. Помогаем продукты тащить. Обсуждаем, как нас сейчас сёмгой угощать начнут на радостях, они всегда угощают, смотреть на нее не могут.
    Им бы хлеба.
    А нам бы семги.
    Дошли наконец.
    Барак покосившийся. Заходим, радостно потирая руки – а вот и мы!
    Полумрак. Тусклый свет лампочки. За пустым столом двое. Две обросшие, совсем не радостные рожи.
    «Кхм!» «Здрасьте, – мол, – мы вам тут продукты принесли…»
    Молчат.
    Почему-то понимаем, что семги не будет.
    Одна голова поворачивается в нашу сторону. В глазах какая-то нечеловеческая тусклость.
    И так равнодушно – нам:
    «А мы два дня назад последнюю собаку съели…»
    Аккуратно ставим продукты, и тихонько так спиной, к выходу. «Очприятно было познакомиться. Не провожайте…»
    Уф. На свежем воздухе. «Могли ведь и сожрать…». «Запросто…»
    А Россию топтала перестройка…
    Ну да хрен с ней.

    Пришли в Гремиху. Планы высочайшего командования в очередной раз поменялись и стало ясно, что работы пока не будет. Позже. Ну, позже так позже. Скучно только.
    «Может в город сходим?»
    «Ну давай»
    Вылезли на причал. Вдвоем. Больше придурков нет. Полярная ночь. Пурга. Идешь под углом в шестьдесят градусов к земле. Не зря эту Гремиху называют «Край летающих собак». Вылезли кое-как на причал, потопали.
    Тишина на улицах Гремихи. Ни души. Побродили. Замёрзли на фиг.
    Мужика встретили, тащит картину огромную. Как он с ней на таком ветру… Увидел нас – устремился:
    «Мужики! Купите картину! За пузырь отдам!»
    Картина действительно классная. Но водки не было. Попрощались.
    «Все, Вадик, - говорю, - надоела эта прогулка, пошли обратно, ни хрена замечательного в этот вечер не произойдет!»
    «Да ну! Давай ещё побродим, может какую теплую компанию встретим.»
    «Ну броди» - говорю, и потопал на пароход.
    Еле дошёл, ветер опять в лицо, шинель парусит. Издевательство сплошное.
    Оба на!
    А кораблик-то наш, ГИСу, ветром оттянуло от причала, и застыл он на напряженных канатах.
    Команда в основном гражданская, только капитан, старпом и штурман – военные, ну и дисциплинка соответствующая… Сходни конечно ни кто не поставил, да и действительно – зачем? Все свои дома сидят, шило пьют, или подушку давят, только всякие прикомандированные шарахаются.
    Закричал я пронзительно в ночи: «ВАХТА!». Подождал. Крикнул ещё раз...
    Короче орал пока не охрип. Глухо.
    Мля, думаю, что делать?
    Допрыгнуть – не реально. Звать бесполезно. Да и замерз я уже нешуточно.
    Схватился за канат, былинный русский богатырь, тащу.
    Шинель зараза неудобная. Кто их шьет? Вредители ей богу! Руку не поднять, полы в ногах путаются. Если бы враги знали, что военного в шинели любой ребенок обидеть может, давно бы нас завоевали.
    Тащу значит, в организме всё трещит, потеет и пукает, но жить-то хочется, потому тащу.
    Ага! Борт пошел! Прикоснулся в середине своего изогнутого тела к причалу.
    Бросаю канат и бегом к месту соприкосновения. Ноги скользят на льду. МАТЬ! Падаю со всего размаха, плашмя военно-морским лицом, и еду.
    Лежу, одинокий такой, засыпаемый снегом, замерзший, ни кому не нужный...
    «Это просто праздник какой-то» - думаю. Наблюдаю, как борт резво уходит на прежнее место. Встаю, чертыхаясь и снова ковыляю к канату. Подтянул – бегу.
    Блин, не успеваю ни фига! Ветер сильный отжимной, пока я себя любимого, в ортопедической шинели, доставляю к месту посадки, расстояние до борта становится метра полтора. Прыгать неудобно, у причала бортик сантиметров 50, да и борт корабля повыше, стремно короче. Так и бегаю – залезу на бортик, постою, вздохну и обратно.
    Шизофрения какая-то.
    «УБЛЮДКИ! – ору, - МАНДАФЛЯТСКИЕЗВЕЗДАПРОВЁБИНЫ! ОФИЦЕР ГИБНЕТ!»
    Похрен всем.
    Опять бегу, ноги заплетаются от усталости, падаю. Шепчу в холодный причал: «Суууки…какие же вы суууки…»
    Раз на пятый я уже осатанел, хрень всякая в голову лезет: «пофиг все, ща прыгну, повисну на руках, а там будь что будет, если не сорвусь, примерзну этакой черной сосулькой, утром отковыряют».
    Ба! Гляжу Вадюша идет. «Ах ты сволочь, - думаю, - гуляем, значит? Ну ладно…»
    «О! А ты чего ещё не на корабле?»
    «Да так… воздухом дышу.. ты Вадюша потяни канатик, а то видишь, как отошел…»
    Вадик без задней мысли тянет, я успешно залезаю на корабль и делаю ручкой.
    «Эээ… - до Вадика доходит, - а я как?…»
    «Тут, - говорю, - главное скорость, потянул, набрал ускорение и прыгнул. Давай, развлекайся, а то замёрз поди, путешественник хренов.»
    Спускаюсь в нутро, распахиваю дверь каморки вахтенного – дрыхнет паскуда!
    Зажимаю ему нос. «Спишь гинекологическое недоразумение?! А там офицеры пачками тонут! Жопу в горсть - бегом наверх!»
    Я жеж не зверь какой…
    А Вадик всё равно пару раз успел сбегать…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Есть такое западло на Севере, полярный день называется.
    Заснул днем, проснулся днем. Ночью пописать пошёл – опять день.
    В голове все сбивается, организм в панике.
    Но «гулять» хорошо. Жен на большую землю, на лето, а сами всю ночь напролет… Бывало в семь закончим, и на работу. Такие вот были молодые – неправильные.
    Короче приказ мой пришёл, о переводе. Осталось несколько дней до отъезда, лафа, на службу уже не хожу, забил с благословения вышестоящих, жену с сыном отправил, квартиру сдал, живу у друга – сослуживца. Он как раз обязанности зама командира исполнял.
    Так, блин, исполнял…
    Короче «гуляли» мы, день уже четвертый наверно пошел, аккурат с моего проставления по случаю отъезда.
    Шурик, друг, сто раз успел пожалеть о том, что предоставил мне жилплощадь. Ну сами посудите, каждый день после работы – толпа друзей, и гудеж до середины ночи. Утром всем на работу, тяжко, а мне лафа – дрыхну до вечера. Вечером проснулся, сел - уже за столом.
    А тут еще группа с Новой Земли пришла, оленины, красной рыбы – немерено.
    Короче – прощай печень.
    В общем после очередного «гай-гуя», проснулся Шурик и на часы… Мля! Проспал! И хорошо так проспал, пол двенадцатого уже. Оделся в темпе и на службу. По дороге лихорадочно думает, что бы командиру соврать. Да хрен чего соврешь, он сам вчера с нами…
    Пришел Шурик в часть, сделав каменное лицо, принял доклад дневального, о том, что происшествий нет. И нырк к себе в кабинет.
    Башка гудит… кривой еще в дупель… ни хрена не соображает… только мысль одна мотыльком бьется: «Хренли тихо так в части?»
    Посидел… что-то не заходит ни кто… геморроями не загружает…
    Вышел.
    «А где, - спрашивает у мичмана, помощника дежурного, - сам дежурный?»
    «Да спит» - отвечает тот, и как-то нехорошо поглядывает.
    «Ни хрена себе!» - возмущается Шурик. «А не оборзел ли он? Ну-ка поднять живо!»
    Через пару минут появляется заспанный дежурный, молодой лейтенант. (По причине своей молодости с нами не пил)
    «Хренли спим служба?»
    «Так я… да вот…»
    «Да вот? Так, понятно! Распустились в корень!… А почему личный состав на обед не строится?!»
    Лейтенант хлопает глазами, на лице испуг, и отступает от Шурика как от прокаженного.
    «Что вы мля тут мне пританцовываете?! Построить всех живо!»
    Лейтенант испугано озирается. В дежурке тихо давится от смеха опытный мичман.
    «Так…это…рано ещё обедать…»
    «Почему рано?! – Шурик смотрит на часы – Обедать ни когда не рано!… Пол первого, вы, что, пили вчера?» - вопросительно дышит на лейтенанта перегаром.
    «Никак нет!… Но ведь спят все еще!»
    «Почему спят?» - опешил Шурик.
    «Пол первого ночи»
    ….
    «Ага… ну а вообще…как?»
    «Без происшествий!»
    «Ну да… ну да… смотрите тут… чтоб порядок… чтоб без этих…ну без этих…МЛЯТЬ! Без всяких в общем!»
    «Так точно!»
    «И не гы-гы мне! – цыкает на бьющегося в судорогах мичмана, - С проверкой я… мы ведь служим круглосуточно…не вынимая…ни днем ни ночью…понимать надо!»

    Придя, домой, растолкал меня и заорал: «Все! Больше не пью! Катастрофа! Опозорился нафиг! Ну уезжай уже наконец пожалуйста? А?»

  5. #65
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Эпиграф: «Не для смеха не для шутки, наряжается на сутки, не какой-нибудь там хер, а дежурный офицер…»

    Эх, как любили мы дежурство в выходной.
    Шизофрения? Ну может, немножко… Нет, конечно, с одной стороны это досадно, когда все в выходной с семьями… и пиво…и шашлычок… да под гитару… а ты тут в фуражке…
    Зато не достает ни кто. Сиди себе – книжки читай, или на баяне там…или крестиком…
    Лафа, в общем.
    Но это в выходной, в будни все обстояло совсем по-другому.

    В последнее время дежурство по части стало откровенно доканывать. Оно просто вытягивало разлохмаченные безупречной службой нервы.
    Командир у нас последнее время… сменился.
    Ну и с новыми силами… в новую дудку… А что делать?
    Выбор военного небогат - Есть! Так точно! Разрешите выполнять?!
    Замучил короче. Не так сидишь, не так бдишь…
    На дежурство шли как на каторгу.
    А еще надо сказать, что наша часть располагалась в трёхэтажном здании, и занимала верхних два. Наш дежурный сидел на первом этажа, и там же на первом находилась ещё одна часть, небольшая совсем.
    Так вот под угрозой смертной казни не разрешалось ни кого, без личного разрешения командования, пропускать к нам на верхние этажи… А уж если посетитель без звонка да прямо к командиру…
    Крови… Будет много крови…
    А их попробуй, останови. Привыкли все большой дружной семьей… Пописать там, или в гости к кому. Тем более половина - гражданских служащих… пойди, объясни, почему теперь тетя Маша с первого этажа не может пройти к тете Кате на третий...
    Или уборщица, которая обещала убирать сегодня только коридор, решает проявить инициативу и вламывается к командиру, пока тот отошел посидеть-подумать в обрамлении белого кафеля.…
    Были и такие гады, которые упросят пустить в туалет на минутку, а сами к одному зайдут – поболтают, к другому… а там и к командиру заглянут – как, мол, Владимир Михайлович здоровьице? Командир вежливо так пообщается… а потом – где дежурный! Где эта спящая амеба в фуражке? И на кекс его, на кекс.
    А еще они там, на первом, люди какие-то были…как бы помягче… короче туалет у них постоянно забивался. И начинало благоухать и аккумулироваться в рубке дежурного, вызывая у последнего потухлость взгляда и всеобщее отравление военного организма.

    Дежурный сидел несколько в стороне от лестницы, запаянный в стеклянный аквариум. Который еще, кстати, должен был быть постоянно закрыт.
    Глядь – бежит кто-то наверх целенаправленно…
    Офицер честно орёт «прошмыгнувшему» - «СТОЙ!!!».
    Надрывно так орёт. Добросовестно. До потрескиваний в организме.
    Но глухо в аквариуме, звуки не выходят. Как пароход в тумане «Ууууу!» из рубки доносится.
    Его, конечно, не слышат, ну гудит себе и гудит, мало ли чего там, у человека… может море вспомнил… И проносятся мимо.
    Пока там дежурный вынет своё грушевидное, от плодотворной сидячей работы, тело, из любимого кресла, даст ускорение, запор откроет… нарушителя уже след простыл…
    А командир разумеется увидит это дело сразу, своим выпуклым глазом…Среди кафеля уже посидел, а так, делать же нечего больше, потому пасется рядом… Ну и на кекос дежурного – хек! Идите сюда Дуся! К врагу передом, к нам перспективами!
    И за нежную грушевидность форм.
    За целлюлитность периферии.
    За неэрегированность.
    За плохой разгон…
    И снимали, разумеется. Не без этого…


    Саша заступил на дежурство с нехорошим предчувствием. Глодало его что-то в районе выходного отверстия… предвещало… Но, как не странно, большая половина службы прошла в целом без происшествий.
    Саша бдительно бдит…
    Что бы значит ни одна муха…
    И тут…
    Приходит к командиру посетитель. Правильный такой посетитель, не бежит сломя голову мимо, а очень даже культурно разрешения спрашивает.
    Саша ему – стоять Зорька! Сейчас доложим высочайшему...
    АТС у нас была с трехзначными номерами, и для служебных и для домашних, казалось бы, запомнить – раз плюнуть. Но голова – не помойка! Саша добросовестно рыщет в списке абонентов, фамилию командира… ага вот он… набирает…
    На том конце – из святая святых, из кабинета Самого… отвечает приятный женский голос:
    «Алё»
    Саша задохнулся. Да как жеж… я ж бдительно… я же туда ни кого…
    «Алё» - говорит Саша тоже.
    Да что же это… Как эта сволочь туда пробралась?… Снимут же сейчас!
    На том конце уже раздраженно: «Ну говорите! Что вам нужно!?»
    Саша тупо смотрит на телефон.
    «Это… а Владимира Михайловича… нет?» - господи, думает, каматоз какой-то.
    «Нет, что-нибудь передать?»
    «Да…нет…- и тут осеняет – уборщица! И еще трубку так нагло хватает! - А вы кто?!»
    «То есть?»
    «Что – то есть! Вы спрашиваю, какого хера там находитесь?»
    «В смысле?…А с кем я…»
    «Это дежурный по части! Я вас спрашиваю, что вы ТАМ, у Владимира Михайловича делаете?!»
    «Я?…»
    «Вы-вы! Мимо меня вы не проходили! Не врите! Как вы туда попали? Почему вы там находитесь в отсутствии Владимира Михайловича? А?!»
    «Я?…»
    «Что вы все якаете?! Объясните мне немедленно – что вы там делаете?!»
    «Я?… Суп варю…»

    «…Какой суп?!!! Вы что там… суп?»
    «Суп – суп. Борщ. Ещё вопросы будут?»
    «Нет… извините… до свидания…»

    Понимает, что строчки спутал, домой к командиру попал.

    Посетитель, про которого забыли, нетерпеливо притоптывает:
    «Ну что там, доложили командиру? Можно пройти?»
    Саша задумчиво смотрит сквозь…
    «Доложил… можно…»
    Сашу так и не сняли.
    Жена, конечно, вечером все рассказала.
    Но с тех пор, командир стал коситься на Сашу с удивлением и некоторой опаской. Ну, еще бы - саму первую леди, прямо у плиты построил.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Скажите мне честно - вы любите спать, когда ни что не мешает? Когда ни кто не бибикает, не гудит, не долбает по батарее тупым предметом или не кричит надрывно? А? Вот и я люблю.
    И ненавижу, когда что-то вторгается в мой кратковременный, чуткий сон, заставляя подскакивать в кровати, балансируя между забытьем и явью, и ошалело таращиться во тьму: «ЧТО?! ГДЕ?! КАКОГО…?!!!»
    Снял я квартиру в гарнизоне. Семью перевез, все поближе, чем в Мурманск мотаться. Опять же и на обед можно как белому человеку придти. Радость у меня, одним словом.
    Инфраструктура гарнизончика незатейливая – пять частей и три дома.
    А, ну и магазинчик маленький, супермаркет, (крупами, солью и спичками торгуют), да и кораблей у причалов понатыкано всяких разных.
    В общем, не Рио-де-Жанейро.

    Я восторженно показывал жене однокомнатную квартиру.
    С перегоревшей по всему периметру проводкой, с отвалившимися обоями и треснутыми кое-где стеклами. Она стояла в коридоре, испугано прижимая к груди нашего годовалого сына, и в её глазах бился вопрос: «За что?!»

    А ни за что. Мужей надо тщательнее выбирать, девушка.

    Разместились при свечах. Хорошо ещё батареи немного грели. Нет, правда, в целом все не так плохо, за окном полярная ночь, мороз давит, залив парит. Он всегда парит, когда температура существенно понижается, начинает исходить клубами белесого пара. Атас для кораблей, не видно ничего. А у нас тут хорошо так…
    Прижались друг к другу, прохладно все же, спим. Сны всякие хорошие показывают, про лето там, про зеленые листочки, солнышко, короче не про снег ни фига.
    БУУУУУУУ!
    Б…! Что за нах?!
    Подскакиваем в кровати, жена испугано жмется ко мне - не привыкли мы, городские девушки, к ночным бубуканьям. Да и действительно, что за наглость, еще громко так, надрывно, кажется прямо за окном.
    Прислушиваемся… Показалось что ли?… Обоим?…
    Поясняю (ну морской волк же…):
    «Спи, это корабль сигнал в тумане подаёт, что бы не впендюрится не в кого. Залив парит – сама видела.»
    Успокоил. Засыпаем… Лето… юг… горячий песок…
    БУУУУУУУ!
    Подскакиваем.
    Суууки!!!
    «Это так всегда теперь будет?…» - с ужасом спрашивает жена.
    Шлепаю по холодному полу к окну.
    Не видно ни чего. Нет, корабли пришвартованные видно, а дальше туман. И ведь чувствую, что ни кто там в этом тумане не ходит…
    А что бубукает тогда?
    Прислушиваюсь… Все, что ли?…
    БУУУУУУУ!
    Хрен угадал.
    Распахиваю окно, ору в ночь:
    «Твою……. сволочи! ………раком!…… заправлю ваш геморрой! ……. порву как ромашку!»
    Затихли. А ведь это, думаю, на корабле каком-то пришвартованном ######ганят. Пережрались небось – гражданский экипаж на ГИСу - что вы хотите…
    Угомонились?…
    БУУУУУУУ!
    «Достали! Маминыгады! Уймитесь суууки! По хорошему прошу!»

    Жена испуганным холмиком, закутавшись в одеяло, сидит на кровати. На лице ужас. (Ну еще бы, выходила же замуж за интеллигентного военного моряка…)
    Я беснуюсь.
    Это же нечеловеческая наглость – так гудеть в ночи! Спать-то осталось совсем с гулькин хрен. Изверги! И почему толпы рассерженных аборигенов не бегут учинять самосуд? Поразительный пофигизм…
    БУУУУУУУ!
    Нервы на пределе. Хватаю пустую бутылку из под чего-то и запускаю в сторону причалов.
    «АААА! Г….ны! Что ж вы делаете твари?! Я ведь спущусь сейчас! Я вам бибикалку вырву - забью её в…..!»
    «Не надо…» - тихо просит жена.
    «Вырву!!!»
    «Ну не надо…иди сюда…»
    «Все равно вырву…» - успокаиваюсь.

    В общем, забылись в полудреме, вздрагивая от очередного бубукания.
    Утром, разбитый, прихожу на работу. Мой начальник Владик спрашивает:
    «Чего такой мятый, бухал?»
    «Если бы…». Рассказываю про пьяных уродов, отравивших мне ночь.
    Лицо Владика как-то странно застывает. Он прерывает мой рассказ:
    «Погоди. Надо ребят позвать. Пусть тоже о беспределе послушают.»
    Заходит еще несколько офицеров. Я в красках повторяю, как орал в ночи, как метал стеклотару…
    Что такое?…
    Дергаются чего-то…
    Ржут. Наглым образом ржут!
    «Ну и чего такого веселого? – спрашиваю хмуро, - Я не выспался ни хрена между прочим, у жены шок…»
    «Бутылками….- Владика крючит, - Прямой наводкой… ой не могу… орал в ночи… сдохну сейчас…»
    Я уже решил всерьез обидеться, когда один из них, сквозь приступы смеха пояснил:
    «Да это маяк наш сигналы в тумане подавал … а ты… бутылками… ох держите меня!»
    Маяк?… Мдя…
    Ну и хрен ли ржать?

    --- Добавлено чуть позже ---

    Мирный атом

    - СОСНА! СОСНА! Это СОСНА?!… Ну что за связь! Алё!… Девушка! Можно СОСНУ?!… Алё!… Ну девушка!!! Где вы делись?!!! Дайте СОСНУ!!!
    Рядом, развалившись в старом, разбитом военно-морскими задами кресле, разомлевший, после сытного обеда, Федорыч, благосклонно разрешает:
    - Ну сосни. Чего уж там…
    Его товарищ – мичман, зло зыркает, и продолжает бесперспективный диалог с таинственной СОСНОЙ. Стёб на эту тему ему уже ВО! где.
    И действительно кто выдумывает такие названия для узлов связи? Это ж какого колоссального умища должен быть дитя лесоруба, что бы не просклонять заранее всяко разно понравившееся слово, прежде чем обозвать им несчастный узелок.
    У военных в отдаленных гарнизонах ведь знаете как? Телефончики там всякие новомодные, с кнопочками или дисками веселенькими, - они же для дурачков изнеженных.
    Точно.
    Военный, он эту хренотень хрупкую, сразу своими мужественными пальчиками тотально разрушает! К бабушке не ходите.
    А цифры? Их же зубрить надо! Военный такую роскошь себе позволить не может, ему голова для другого дана… Фуражки, противогазы, пули опять же... Ага.
    У него вообще ассоциативная память значительно лучше развита. Ну сами попробуйте запомнить 1234567 или какой-нибудь «Взбодрённый»! Улавливаете? Вот.
    Опять же голос командный. Его ж разрабатывать необходимо!
    Вижу – успеваете за мыслью.
    Так вот и делают для военных эдакие тяжелые монолитные коробочки, приятного какашного цвета, с ручкой в боку. С РУЧКОЙ! Понятно вам? Военному, если в идеале – или ручку или тумблер. И такой тумблер, что бы не отлетел после первого же щелчка куда-нибудь под шкаф. А такой что бы ЖАХ! И всё, ваши не пляшут. Или наоборот. Танцуют все!
    Понятно короче.
    И кричат военные своими зычными голосами в тайный микрокосм проводов «БАТОН!» дай «ГАРМОНЬ»! «ГАРМОНЬ»? Дай «РУСАЛКУ»! «РУСАЛКА»? Дай «СОСНУ»!
    Ну, как-то так.
    И не отвлекайте меня больше всякой фигнёй, а то не закончу никогда.

    А Фёдорыч балдеет, слушает крики товарища, хмыкает гаденько и всхрюкивает в особо интересных местах.

    Сам Федорыч, между прочим, в те моменты, когда в его руки попадала переносная радиостанция, категорически выбирал себе позывной «Кристалл».
    Слышали? КРИСТАЛЛ мамувашу!
    В смысле чист он душой аки кристалл.
    Я бы не доверил ему бабушку через дорогу перевести!
    Кристалл!…
    Ха! Помню, когда наш отряд нагрузили… (боевой задачей думаете?) не угадали! Сдачей металлолома! Мы почесали репы, и отправили Фёдорыча с группой таких же прохиндеестых годков, защищать честь однополчан…
    Лучше бы мы этого не делали.
    Я лично потом выставлял литр шила, что бы замять эту гнусную историю.
    Эта военно-морская сволочь, пошаталась по бережку, позыркала. Пусто.
    Оскудела земля Кольская на железяки ржавые.
    И вдруг, этот «Кристалл» видит – якорь! Ни кому не нужный такой якорёк, лежит себе тоскливо забытый всеми.
    Фёдорыч, за пять минут закрыл нам зачет по металлолому на три года вперёд.
    На корабле даже пукнуть не успели.
    Они чего-то там, в громоздком корабельном организме ремонтировали, а якорь отстегнули, рядом положили. Ну, в самом деле, какому идиоту он нужен?
    Наивно ошибались. Фёдорыч был нагл и стремителен.
    Но, к сожалению, заметен и узнаваем. Этого не отнять.
    Потому нашли, конечно.
    Далее пришлось прятать татя, чтоб не побили, проставляться приемщикам, что бы отдали железяку, корабельным проставляться, что бы не каркали сильно. Эх…
    А куда это меня опять?… Вы, извиняюсь, почему за нитью не следите? История же «Мирный атом» называется! Да ну вас!

    Короче посмеялся Федорыч над товарищем, как тот просит «дайте СОСНУ!», а товарищ ему задумчиво так и сообщает: «Мол, своих хочу к сестре поскорее отправить, вот только дозвониться не могу, чтоб встретили». Фёдорыч естественно интересуется: «Чего так рано? Лето же не скоро?», тут товарищ ему и выдаёт: «Не слышал что ли? На втором причале реактор старый разгрузили, проволокой место оградили, надолго видать останется»…

    Фёдорыч чуть языком не подавился. Он, надо сказать, всякие эти излучения, на дух не переносил, боялся панически, ну фобия такая у человека. В детстве, наверное, травма психологическая была. Не знаю.
    Помню, были в командировке на авианосце, отправил его провод-антенну внешнюю вывести, заурядное вроде задание…
    Когда он ворвался в рубку, я думал - началась война.
    Я сам от его вида постарел лет на пять.
    Оказалось, этот военно-морской герой, подыскал на верхних надстройках корабля подходящее место для крепления антенны, стоит себе, крепит, песенку оптимистическую насвистывает. Тут удар по плечу.
    Нет, в целом мы смелые парни… Но когда вот так… вроде нет ни кого… а потом бац… Подогнул Фёдорыч ножки, оборачивается…
    Лучше бы не оборачивался.
    Инопланетянин.
    Стоит себе в скафандре, нарядный такой, пальцем у виска крутит и на байду какую-то вращающуюся показывает.
    Ну, Фёдорыч в контакт вступать не стал, взял низкий старт и к командиру, ко мне, то есть, на грудь. Плачет:
    - Пощади барин! Детей ещё иметь хочу! Вот режь меня на дольки, а под страшное высокочастотное излучение я больше ни ногой!
    Ну, понятно, да? Ни какой, конечно, это, к сожалению, не инопланетянин был, а вовсе даже наш отечественный моряк в защитном комбезе, там просто высокочастотное запускали ну и… Короче не место там было раздетым тщедушным организмам.
    Я, признаться так и не видел ни когда подобных нарядов, а вот Фёдорычу повезло. Или наоборот. Мне.

    Вот такая фобия у гражданина.
    Ну, возвращаемся к рассказу.
    Предыстория появления этого злосчастного реактора туманна и загадочна, но в целом выглядит так:
    В холодных фьордах Баренцева моря разбросано много всякого дерьма, есть чем порадовать алчущий глаз гринписовцев. А тут как раз оттепель политическая началась, мы всему миру свою пушистость показываем, наглядно и во всех позициях.
    Как в такой ситуации этих зелёных не пустишь.
    И идея-то в общем правильная, хорошая… Только у нас верно говорят – не тронь говно… ну знаете.
    Лежал себе тихонько реактор, где-то на отдалённых рубежах, отравлял окружающую действительность…
    Нашли.
    Вдули кому надо.
    Быстро прошла команда загрузить эту заразу на корабль и перетащить в определенную точку для дальнейшей перевозки к месту утилизации.
    На бедном кораблике, которому выпала великая честь, такой жопы конечно не ожидали. А так как все на нём были гражданские, то во время доставки, перепились в усмерть и забастовали.
    Очень жить хотели. Вот ведь петрушка. Не учло этого вышестоящее…
    Короче сгрузили они, внепланово, эту гадость в нашем отдалённом гарнизончике.

    Фёдорыч, как сменился, ко мне прибежал, сообщает радостную новость.
    Пошли, посмотрели издалека, точно лежит хрень какая-то, уже и ежи деревянные, колючкой обмотанные, вокруг поставили.
    Волнуется, значит, кто-то, что бы не украздили. Ага. А то у нас ведь могут.
    А излучает эта кака или нет… У неё же не спросишь…
    Фёдорыч побежал пить, мотивируя тем, что в пьяном виде к нему ни одна зараза не пристает. Да к нему и так…А я пошёл звонить дежурному по отряду, Вадику, что бы значит сходил с дозиметром, фон проверил.

    Вадик принял мои слова очень близко к организму. Оно и понятно, у самого семья в паре сотен метров от злополучного причала проживает. Но пойти смог только после одиннадцати вечера, когда весь личный состав баиньки уложил.
    Путь от отряда до причала больше километра, ночь полярная, тоскливая, снежинки одинокие…
    Так и хочется сказать - городок затих в предчувствии беды…
    Пульс учащается. Мысли всякие нехорошие роятся… Как она эта радиация действует на самом деле… Как почувствовать момент проникновения её в нежную плоть военного организма… Мы ж теоретики только…
    Но доковылял, до пределов видимости.
    А подходить-то не хочется уже совсем. Страшно до судорог в анналах. А вдруг она, эта радиация, уже просачивается в организм, через всякие отверстия…
    Вздохнул Вадик героически, и полез, в шинели, с прибором на груди, через ежи, обмотанные колючей проволокой. Просто Вадик Матросов.
    А чем ближе, тем ужаснее.
    Сознание уже хочет вырваться из глупого тела и бежать, бежать…
    Но Вадик дрожащими руками включает дозиметр…

    Не знаю, он потом говорил, что стрелку уложило… Но ведь сколько лет прошло, а жив ещё… Или это чудодейственное шило сберегло…

    Короче.
    Задохнулся Вадик не веря своим глазам, шарахнулся организмом в темноту, сбивая нафиг ежи и цепляясь шинелью за проволоку… Куда там… Проволока намоталась на конечности качественно и Вадик грохнулся плашмя вминая в мощную военно-морскую грудь кубик дозиметра (кстати, тоже монолит, какашного цвета, неубиваем).
    Он боролся мужественно. Сжав зубы.
    Сюрреалистическая картина оживляла мертвый пейзаж полярной ночи.
    Чёрное тело, сопело и извивалось ужом, сверкало белками глаз, периодически тоскливо вскрикивало, дрыгало ногами, пытаясь отпихнуть от себя навалившиеся деревяшки, и пробовало ползти…
    Ежики сцепились колючкой и хороводом тронулись за Вадиком.
    В этом было что-то бесовское.

    Он уже чувствовал как радиоактивные частицы впиваются в нежный военно-морской организм, ловят очумевших от ужаса сперматозоидов и остервенело отрывают у них хвостики.

    Наконец Вадик закричал на одной ноте, с хрустом рванул форму одежды, и сначала на четвереньках, а потом уже и гордым галопом понёсся в расположение части.

    Ну вот и все собственно.
    Начальник гарнизона безнадежно мечтавший покинуть эту клоаку, и потому предано смотрящий в зад начальству, на пыхтение населения реагировал – никак.
    Но тем не менее…
    Наших жен разве остановишь. Скоро приехали журналисты. И когда мы прогремели, гадость с причала пришлось убрать.
    Не захотел народ сосуществовать с мирным атомом. Он ведь хоть и мирный, а народу простому чужд и глубоко неприятен. Вот такая петрушка.

  6. #66
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Дни бывают разные.
    Бывают такие… ну прямо радостно с самого начала, хорошо так на душе, улыбаешься всем бессмысленно, эдаким идиотиком.
    А бывает наоборот. Встал с утра, и уже чувствуешь чего-то. Настороженно прислушиваешься, всматриваешься в лица, на предмет предотвращения грядущего западла. Бывает, что и проносит. Но день как-то уже безнадежно испорчен.
    А еще бывает – как повалит…

    Опять дежурство. Толик заступил по плану, и уже с самого утра чувствовал приближение чего-то.
    Не знаю почему.
    Отстаньте.
    Ни какой мистики и хронического пессимизма, вот просто чувствовал и все.
    До обеда рабочая суета, обычное мельтешение, продержались в общем. На обед пошел домой, помощника за себя оставил. Скинул военную шкурку, покушал плотненько и пол часика покемарил. А как жеж…
    Ох, идти пора, кряхтя одевается…
    - Галя!!!!
    Отчаянный такой крик, надрывный.
    Галя вылетает из кухни… Муженек в коридоре, нарядный весь из себя, в фуражке… Вот только руки как-то странно растопырил… показывает чего-то… и рот страшно открывает.
    Мамадорогая! Рукава на курточке военной, в самом низу, живописно порезаны красивой бахромой. Прямо паяц с ярмарки.
    - За что Галя? – шепотом спрашивает – Я же ни когда тебе… я же всегда домой… а в пятницу, я же объяснял – день рождения у товарища… за что?
    - Охренел совсем? – спрашивает Галя испугано.
    - Я охренел?! Не ожидал от тебя дорогая! Ну ни как не ожидал!… Понятно – откуда в тебе такая злоба… видно - чье воспитание!
    - Не трогай маму!!! Еще не известно, куда ты свои ручонки совал, исследователь… вон как посекло!!!
    - Да ты думай своей башкой иногда! Я же пришел на обед - нормальный!
    - Да когда ты был-то нормальный в последний раз?! Как ни пятница, все у тебя дни рождения!!!
    - Не уходи от темы!!! Мы сейчас другое обсуждаем, не твое любимое! Вот скажи мне, если не ты – тогда кто? Моль?! Она должно быть довольно крупная… не вижу что-то…
    Толик демонстративно озирается.
    И тут сынок маленький, только на ножки встал, в коридор по стеночке выходит… и ножнички у него в руках вжик-вжик…
    Горе пришло в семью.
    Пако Рабан растёт.
    Отрихтовал папину курточку на раз-два, устранил серую строгость военного стиля.
    - Бл@дь!
    - Не смей при ребенке!
    - Ууууу! Ну как! Как я теперь служить пойду такой… веселенький?! – орет Толик.
    Оперативно были проведены восстановительные работы, и вскоре Толик уже топал на службу, глубоко пряча в карманах руки.

    - Сейчас так модно? – спросил помощник, увидав выложенные на стол, Толины конечности.
    - Ты еще позвизди! – орнамент, сделанный на скорую руку, действительно сразу бросался в глаза, раскрашивая черную периферию.
    Толик нервно повел плечами, и тут как назло бейджик дежурного по части отвалился.

    Аааа… Не все знают, что такое бейджик дежурного? Это совсем просто.
    Сначала дежурных незамысловато повязывали повязками.
    Кого - какими. У нас были синие с белой полосочкой посередке. Потом, что бы как-то раскрасить военных, было принято гениальнейшее решение выдавать на дежурство огромный значок, где все подробненько было написано, мол, что за хрен, и какого здесь сидит. Чтоб значит как в сказке: служи дурачок – получишь значок.
    Дежурный теперь был виден издалека, радовал глаз и бликовал на солнце.
    Дальше еще интереснее. Когда на страну окончательно опустил свой могучий зад рынок, и во всяких компаниях и супермаркетах посетителям стали улыбаться вылизанные люди с пластиковым квадратиком на груди, архитекторы военной формы решили – а чем мы хуже? И нацепили дежурным эдакие бейджики, со вставленной бумажкой, распечатанной на принтере - «Дежурный по части». Простенько так, и со вкусом. Мол – халдей, чем могу служить?

    Равняйсь! Смирно! Проснулись? Возвращаемся к повествованию.
    В общем, этот самый бейджик у Толика и отвалился. Не выдержала крепежная булавка тягот и лишений военной службы.
    Толик, уяснив для себя, что это просто день такой, поплелся в отдел устранять неисправность. Там бросил его на стол, покурил, попил чаю, поболтал с друзьями-мерзавцами, еще покурил. Потом вспомнил про атрибут и, матерясь, починил. К чему это я так подробно? Ха! Терпение.
    Дежурство пролетело незаметно, видимо, решил Толик, судьба исчерпала запланированные пакости на ближайшие сутки.
    Утро. Толик сладко потянулся, скоро конец, вот-вот уже народ на работу повалит.
    Но первыми появились не соратники. Скорее наоборот. Первым появился проверяющий из штаба. Нет, ну может так хронически не везти?
    Снисходительно выслушав рапорт, проверяющий потыкал пальчиком во всяческие непорядки, и до прихода командира, сидя в кресле и покачивая ножкой, развлекался тем, что заставлял Толика с помощником, поочередно, цитировать нетленные произведения военных мыслителей, в виде всяческих инструкций и действий по тревогам.
    При этом он был слеп как крот, и, следя за тем, что бы выступающие не уходили от суровой буквы, надевал очки и пялился в первоисточник. Потом он снимал очки, смотрел внимательно, качал ножкой и говорил «так-так». Потом ему надоело сидеть, и он стал прохаживаться вокруг.
    Толик, по известным нам причинам, прятал руки за спиной и выпятив грудь, норовил повернуться фронтом.
    В один момент, проверяющий надел очки и посмотрел на Толика. Глаза его нехорошо округлились. Толик еще сильнее убрал руки назад. Но проверяющий смотрел явно не на них. Он снял очки, и озадачено косясь на Толика, тщательно протер. Снова надел, взглянул совсем уж пристально…
    В это время появился командир. Он быстро переключил проверяющего на себя, заинтересовав горячим кофе. Они ушли.

    Через некоторое время командир проводил проверяющего, и беспрерывно улыбаясь раскланялся. После этого он повернулся к Толику и, ткнув ему пальцем в грудь, заорал:
    - У вас, бл@дь, совсем мозги высохли?!!!
    - Чего? – не понимая, обиделся Толик.
    - Того! Жопа вы в фуражке, извините! Уху ели в корягу! Шапито устроили! Ну что вы таращитесь?!!! Снимите свою… эту… бирку!!!
    Толик недоуменно отковыривает бейджик, а там…
    Под надписью «Дежурный по части» шрифтом чуть помельче, жизнеутверждающе напечатано – «Хотите похудеть – спросите меня как!»
    - Он мерзавец себе уже рукава ушил! Похудели сволочь?!!! – тыкал пальцем командир, - Вы у меня еще не так похудеете из нарядов не вылезая!!!
    Пошутили, значит, друзья заклятые…

    А Толик грустно думал: «Это просто полоса такая черная…»

    --- Добавлено чуть позже ---

    Тревоги имеют нехорошее свойство – иногда быть внезапными.
    В принципе они и должны быть такими, но все же…
    Вот согласитесь, когда всё известно заранее – это совсем другое дело. Где-то даже очаровательно и приятно. И героические чувства всякие в организме пробуждают. Нет, правда.

    Вот приходит Он домой:
    - Ночью тревога! – и взгляд такой суровый.

    Жена сразу вспоминает, что муж – военный, начинает суматошно носиться, стараясь скорее накормить, заглядывает в глаза и весь вечер не ворчит. Благодать просто.
    В такие вечера, господа военные спиртное вовсе даже не употребляют, а наоборот совсем - любовно собирают-перебирают «тревожный чемоданчик», как старенькая бабушка – свой замшелый сундучок, наполняя его по списку, необходимыми в бою вещами, всякими кальсонами-носками-фонариками и прочей тушенкой.
    На самом деле, что должно быть в «тревожном чемодане» ни кто точно не знает. По рукам ходят замасленные бумажки с перечнем, которые не всегда соответствуют истине, а злобные проверяющие этот страшный секрет не раскрывают, что бы всегда была возможность выдрать нерадивого военнослужащего за хреновую подготовку к тревоге.
    И вот стоят они – красавцы, в одну шеренгу, как на базаре выложив перед собой распотрошенные «тревожные чемоданы», представив на всеобщее обозрение незатейливый, пыльный скарб.
    «Кому кальсоны почти не ношенные, почти свежие, почти не рваные, совсем не дорого?!».
    А проверяющий, с интересом шествует вдоль всей этой барахолки, и вид имеет очень даже значимый.
    Хм, отвлёкся я что-то.

    Так вот, про эту тревогу ни кто не знал.
    А потому, запланированное празднование дня рождения отменено не было, и закончилось далеко за полночь. Да какое там далеко, просто к утру закончилось, часа в четыре.
    Владик шел домой, поддерживаемый верной супругой, и, мечтая скорее добраться до кровати. Предстоящие три часа сна, были сейчас очень необходимы для восстановления организма. Нет, он не был, конечно, пьян в сосиську, что вы! Среди недели, как можно?! Так, пошатывало легонько, этого не отнять.
    И вот, у дверей своей квартиры, Владик с отвращением обнаружил притоптывающего матроса - оповестителя. Бывает же такое западло!

    - Куда ж ты в таком виде?!! – заблажила жена.
    - Тихо! Кофе мне сделай покрепче и «тревожный чемодан» собери, я пока переоденусь.

    В это время в части, командир, раздавал «вводные» - вероятные направления атак противника, и т.д. Все бегали, суетились и мешали друг другу.
    Проверяющего на этот раз не прислали, поручили провести тревогу своими силами. Командир, от оказанного доверия был возбужден и хаотичен в движениях.
    Владик ввалился в часть с чемоданчиком под мышкой, и нескромно торчащими из него голубыми кальсонами. Ввалился, можно сказать как раз в самый разгар действа.
    Собственно из-за этих кальсон, он и спалился.
    - Товарищ капитан-лейтенант, сюда подойдите! Так, это что у нас тут за демаскирующие нежно-голубые детали туалета? О! Так вы ещё и дышите взрывоопасными смесями?! Ну-ка отправляйте свою группу, и со мной поедете, вас первого и проверим.
    Владик вздохнул, и пошёл отдавать распоряжения мичману Фёдорычу.
    Тот быстро понял состояние командира, отвел в кабинет, налил чаю и обещал сам обо всем позаботиться.
    Через пол часа выехали. Машина рассекала черноту полярной ночи ярким светом фар и неслась по серпантину, огибающему сопку.
    Владик пытался забыться, прислонившись чугунной головой к холодному стеклу.
    - Так! Останови здесь! – командир был энергичен и деловит, - Ну что товарищи офицеры, похоже, здесь у нас первый рубеж обороны? Сейчас выясним, правильно ли этот нетрезвый товарищ поставил задачу своим подчинённым! Прошу!
    Вышли дружным коллективом. Командир, зам, Владик.

    Со стороны стратегической возвышенности раздавались странные звуки.
    Как будто, кто-то, завывая в полный голос, оплакивал безвременно ушедших родственников.
    Настороженно приблизились.
    Звуки стали более четкими. Теперь они трансформировались во что-то вроде: «Гыр-гыр-гыыыыыр-гыр-гыр!»
    - Это кто? – командир указал на маячившую впереди фигуру.
    Владик пригляделся:
    - Матрос Эргашев.
    - Мля, певец земли русской. Давайте-ка подойдём…
    - Не вспугнуть бы! Да, товарищ командир? – хихикнул зам.
    Владик шел как в тумане, вдыхал полной грудью ледяной Кольский воздух, и его постепенно отпускало.

    Приблизились метров на двадцать.
    - Эй! – крикнул командир, забыв фамилию.
    - Стой да! Ситрылят буду! Пароль говори! – сорвал с плеча автомат Эргашев.

    - Будет? - озабочено спросил командир.
    - Обязательно… потомственный басмач, - успокоил Владик.
    Зам переместился за спину командиру.
    - Так какой же пароль? Я же никаких паролей не устанавливал? – растеряно спросил командир.
    - Не знаю, вам виднее, - меланхолично протянул Владик, наслаждаясь свежим воздухом.
    Командир решил схитрить:
    - Товарищ матрос! Доложите немедленно пароль!
    - Ни зынаю! - обрадовался общению заскучавший Эргашев, - Мичман сиказал, без пароля можно только его пускать, а какая пароль не сиказал!
    - П@здец, - резюмировал командир, - Я вашу старую обезьяну Фёдорыча… Ладно, чего стоять, пошли к машине.
    Заметив шевеление, Эргашев радостно заорал:
    - Стой! Ситрылят буду!
    - Вы охренели товарищ матрос?! – возмутился командир.
    - Ни ругайся! – обиделся Эргашев, - Ситрылят буду!
    Командир возмущённо засопел на Владика, призывая к действу:
    - Ну вы как командир подразделения можете унять своего распоясавшегося подчинённого?
    Владик вздохнул и пошёл к Эргашеву. Не доходя двух метров остановился и скомандовал:
    - БОЕЦ СМИРНО! АВТОМАТ ЗА СПИНУ!
    Эргашев бойко закинул автомат.

    Владик вернулся к ожидающим.
    Командир посмотрел на него как-то по-новому.
    - А вы не боялись, что этот потомственный басмач может нажать на спусковой крючок?

    - А разве у нас на учебную тревогу выдают боезапас? – нежно улыбнулся Владик.

    Командир озадачено переглянулся с замом и почесал ухо.
    - Вот ведь блин… глупость какая… точно… Так, ладно, времени нет, едем проверять вашего мерзавца Фёдорыча!
    Снова затряслись в УАЗике. Командир сконфужено хмыкал, и чувствовалось – переживал свой промах.
    Дорога петляла. Владик почти задремал.

    - СТОЙ!!! АГА!!! Посмотрите товарищ нетрезвый капитан-лейтенант, что это там валяется сиротливо на дороге? Ась? В районе вверенном вам для охраны и обороны?
    На дороге, в свете фар, одиноко лежал подсумок.
    Владик поморщился как от зубной боли. Из этого точно могут раздуть…
    Командир, радостно бросился к подсумку.
    - Ага! Ага! Ваша старая сволочь опять что-то потеряла! Я вас сгною, обоих! Ха! Почти личное оружие потерял! Вот мерзавец! – радовался командир.

    В копчик командира упёрлось что-то неприятное, и хрипловатый голос из темноты рявкнул:
    - Руки вверх, вы взяты в плен военно-морским флотом!
    Командир непроизвольно ойкнул и дёрнул руками.

    Владик безуспешно боролся со смехом.

    - Фёдорыч! – заорал пришедший в себя командир, - Вы… вы… вы подсумок потеряли!
    - Это тактическая хитрость, товарищ командир, что бы вы остановились!
    Командир вращал глазами, раздувал щеки… и взорвался:
    - Скотина военно-морская! – попробовал ударить Фёдорыча подсумком, но тот вовремя спрятался за Владика, - Здесь только Я! Вы слышите мерзавец, только Я! Могу назначать пароли! И только Я! Могу брать в плен!… Не бегайте от меня старая сволочь!!!

    А Владик смотрел в чёрное небо, вдыхал ледовитый северный воздух, и думал: «Господи, хорошо-то как… такой дурдом».

    --- Добавлено чуть позже ---

    Жертвы вечной мерзлоты

    - Вот вялый вы какой-то Павел Аркадьевич! Вроде и замполит, а вялый! Разве таким должен быть замполит? А? Замполит должен быть весь такой… эрегированный… начеку постоянно! Торчком! У вас под носом можно сказать… политическое, не побоюсь этого слова, движение организовывается, а вы… В политотделе округа знают! – командир поднял вверх палец и брови, - В округе!… Они знают, а вы ни хрена!

    Да, в общем, конечно, заслужено ругают. Замполит вздохнул… Вялый… А попробуй у этих конспираторов что-нибудь узнать.
    Дети полярной ночи и низких температур.
    Совсем дяди чокнулись. Выдумывают всякую хрень и считают, что смешно. Ха-ха. Господи, когда же пенсия?

    А начиналось все хорошо…

    При встрече в коридорах части, офицеры поднимали к плечу кулак (типа рот-фронт) и говорили «КЛИО!», «КЛИО НАВСЕГДА!».
    И хихикали.
    А потом встречались у кого-нибудь в кабинете и непонятно для несведущих обсуждали: «Когда следующее заседание КЛИО?», «А кто закупает боезапас?… А колбасу?».
    И жены дома не знали что подумать, когда муж под вечер куда-то вдруг собирался, и на все вопросы загадочно мычал…
    Говорил только, что заседание клуба…
    Какого клуба?!!!
    Какого?… Да Клуба Любителей Итальянской Оперы…
    И жен на такие заседания не брали…
    И от этого жены очень пугались и нервничали…
    А когда жена нервничает, это знаете ли… До беды не далеко…

    Ну и стукнула, конечно, одна из них, в политотдел округа. Были видать связи.

    Командир об всяких КЛИО узнал самым последним.
    Поэтому был неприятно удивлен, когда его вызвали, нескромно расположили, и вдумчиво натянули, не обращая внимания на робкие повизгивания.
    Кому нужны ваши оправдания?!
    Вы зачем поставлены?!
    Какое на хер КЛИО?!!!
    У нас один клуб – КПСС!!!

    По возвращению в часть, командир, конечно, похрустел косточками… всем досталось. Замполиту особенно.
    А вот зачинщика так и не нашли. Ну, сами знаете – круговая порука…

    После репрессий, народ в части успокоился, притих.
    Душа командирская оттаивала, боевая подготовка, выполнение задач, всякое…
    Если и соберётся народ вечерком посидеть, то ни какой тебе подоплёки, банально водки врезать да на гитаре поиграть.
    И жены успокоились. Ни какого таинства.

    Но продолжительное воздействие низких температур, как известно, бесследно для мозга не проходит. Ни как. Рождает, понимаете ли, всякие воспалённые образы и мысли.
    И вот…

    При встрече в коридорах части, офицеры начали поднимать к плечу кулак (типа рот-фронт) и говорить «ФИЛЬДЕРОС!», «ФИЛЬДЕРОС НАВСЕГДА!».
    И хихикали.

    Замполит, параноидально мечтающий уйти на пенсию в том звании, в котором сейчас находился, узнал о новой беде очень быстро.

    - Тащ командир! – замполит ворвался в кабинет, бешено вращая глазами и раздувая ноздри, - Снова! Они опять! Ни каких выводов не сделали!
    - Что там у вас опять? – поморщился командир, убирая кроссворд.
    - Фильдерос какой-то!
    - Еврей?
    - Не знаю, но ОНИ опять начали! - замполит вздёрнул кулак к плечу, и продекламировал – «Фильдерос навсегда!»… Мне доложили!
    Командир врезал кулаком по столу.
    - Да бл@дь!!! Сколько можно?!!! Вы мне дадите дослужить спокойно?!!! Почему вечно какая-то херня?!!!… Так!!! Кто организатор?!!! Что за клуб?!!!
    - Не знаю тыщ командир, молчат! – пожал плечами замполит.
    Командир задохнулся в гневе.
    - Вы мне это бросьте, «молчат»! Выяснить! Немедленно!
    - Но как?
    - Сраком вперед! Как!… Вступите в их клуб!… Точно! Расположите их к себе, вы же замполит, не мне вас учить мозги засерать! Прикиньтесь, что горите желанием присоединиться!… Что тоже крыша съехала!… У вас получится… И быстрее, пока ТАМ не узнали!

    И замполит напрягся мозгом…

    - Владислав Иванович, - замполит интимно приобнял Владика за локоток и увлёк в сторону, - Вы ведь не считаете меня каким-нибудь мерзавцем или подонком?
    Владик вопросительно вскинул брови.
    - Ну это я к тому, что вам не противно было бы посидеть со мной за бутылочкой, поговорить за жизнь?
    - Отнюдь… - дипломатично сказал Владик.
    Замполит озадачено хмыкнул и продолжил окучивание:
    - Тоскливо мне Владислав Иванович… - замполит сделал скорбное лицо, - Квартиру, как вы знаете, я еще не получил, семья далеко, а друзей как-то… все работа, работа… Вот вы блестящий офицер, молоды,… но у нас все молоды, а вы уже, можно сказать - аксакал части! К вашему мнению прислушиваются, у вас много друзей! Не спорьте! Я же вижу! Я все вижу! – замполит хитро прищурился, - Не могли бы вы ввести меня в ваш круг? Я же точно такой офицер как и вы! И уверяю вас – очень интересный собеседник. Вот ведь наверняка у вас есть клубы по интересам?
    - Хм… - Владик пожал плечами, - после КЛИО?… Вряд ли…
    - Ну не скромничайте… а фильдерос?
    - Опа… - озадачился Владик.
    - Вот видите? – замполит игриво погрозил пальчиком, - Я всё знаю! Но я же тоже офицер! И мне знакомо чувство локтя! Поговорите с товарищами, на предмет моего вступления. И жду вас сегодня в шестнадцать ноль – ноль.


    - Фельдеросянам наш пламенный! – в кабинет влетел Серега, - Ну что? Заседание клуба в субботу, в бане, в три? За пивом кого пошлём?
    - Да погоди ты… Жопа у нас… Замполит прочухал… Тоже вступить хочет…
    Владик рассказал.
    - Хм… - сказал Серёга и злорадно улыбнулся…

    В шестнадцать ноль – ноль, в кабинете замполита, удобно расположились – Владик, Серёга и Толик.
    - Вот товарищи… - Владик обвел взглядом присутствующих, - Павел Аркадьевич изъявил горячее желание стать… хм… членом нашего клуба.

    У Серёги начало подёргиваться веко.

    Замполит радостно улыбался. «Наконец при деле»!
    - Все знают Павла Аркадьевича как честного и порядочного офицера, и если не он, так кто же наиболее достоин, быть членом клуба Фильдеросян?!!! – Владик прибавил надрыва.

    У Серёги задергалось второе веко.

    - Итак, предлагаю принять Павла Аркадьевича в члены клуба! Кто за?
    Поднялись три руки.
    Замполит сиял.
    - Я думаю, вы гармонично впишитесь в коллектив клуба… у вас ведь нет кариеса? – спросил Владик.
    - Нет!.. А при чем здесь…
    - Товарищи! – перебил Серёга, - Считаю правильным назначить Павла Аркадьевича председателем клуба фильдеросян! Это будет справедливо! Кто как не он?… Кто за?
    Единогласно.
    - Ну и так… - радостно забулькал замполит, - Теперь как председатель, я могу узнать какие цели и задачи несет идея клуба?
    - А вот об этом, вы узнаете, когда придёте на очередное заседание, в субботу, в три часа, в баню. Повестка дня: «Морально-политическое значение… хм, фильдероса в деле сплочения воинского коллектива».
    - Но как же…
    - Поймите уважаемый Павел Аркадьевич, тема фильдероса слишком многогранна и самобытна. Суть её в двух словах не передашь. Вам нужно будет послушать выступления нашего докладчика и только после этого делать выводы…


    Замполит влетел в кабинет командира на крыльях:
    - Разрешите доложить! Ваше задание выполнено! – он был очень доволен собой, - Была проведена непростая работа с офицерским составом и в результате… - замполит сделал загадочную паузу, - Опа! Я принят в клуб фильдеросян! – он вскинул кулак к плечу, - Фильдерос навсегда!… Мало того! Мой авторитет среди подчинённых позволил мне сразу стать председателем клуба!!! – замполит выпятил грудь, призывая разделить вместе с ним радость.
    Командир смотрел букой, и радость разделять отказывался.
    - Правда… - немного смутился замполит, - Я ещё не узнал, в чем заключается идея клуба. Но! В субботу у нас заседание в бане…
    - В бане?!!! – жахнул по столу кулаком командир, - Председатель фильдеросян?!!! Это вы удачно вступили, жертва вечной мерзлоты!!! За что мне это всё!!! Почему меня окружают юмористы-пидерасты?!!! – перешёл на зловещий шепот, - Я уже слышу свист с которым полечу со своего места! Но только не один!… Идите сюда председатель хренов! Читайте!… Под дверь сунули…

    Замполит боязливо приблизился, и разглядел бумажку, лежащую на столе перед командиром…
    «Фильдерос (он же лезуан, флер) – минет анального отверстия»

    Желудок замполита предательски выстрелил обедом.

  7. #67
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    39
    Сообщений
    13,864
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,086
    Отправлено: 4,768

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Про Федорыча и Владика с тревогой....
    Аж прям ностальжи забила по печенке
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  8. #68
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Интеллигентная история

    Саша толкнул дверь в кабинет Вадика.
    - Вы знаете, Вадим, тем, кто замечен в чтении устава скуки ради, предписано проходить диспансеризацию 2 раза в год. Вышло распоряжение.
    - Что вы говорите? – Вадик закрыл устав и запустил ластиком в муху, долбящуюся в стекло.
    Ластик резво срикошетил Саше в голову. Саша пригнулся:
    - А вы головорез. Я пугаюсь сам себя - почему я вас ещё не бью?
    - Потому что вы доброй души человек. Чем вызвано ваше обращение ко мне на ВЫ? А, кака в тельняшке? – Вадик потянулся.
    - А знаете ли, - Саша придал взору печали, - Надоела грубая повседневность военных буден, хочется всем говорить ВЫ, общаться с интеллигентными людьми, и хочется… хочется чего-нибудь для души!
    - И можно поинтересоваться чего?
    - Можно. Мне хочется… выпить… Не смотрите на меня как Мать Тереза. Да! Мне банально хочется выпить, но…
    - Но?
    - Именно НО! Мне хочется, что бы все это происходило в необычной обстановке, за интеллигентной беседой… Слюну подберите.
    - Шизофренический бред, осложненный маниакально-дипрессивным психозом и сумеречным состоянием души, - Вадик закинул ноги на стол.
    - А причём здесь бабушкины трусики? – обиделся Саша.
    - Что вы подразумеваете под «необычной обстановкой» в нашей отдалённой дырке? У тебя на кухне, у меня на кухне? Три дома – пять частей. Не смешите мои ботинки.
    - Внимание! Сегодня пятница? Лето? Полярный день? Жены на большой земле? Ни чего не пропустил? Предлагаю провести этот день под знаком интеллигентного общения и завершить его дегустацией спиртосодержащей продукции, у костра, на вершине близлежащей сопки. А? Как вам? – Саша умел быть убедительным.
    Вадик заинтересованно снял ноги со стола.
    - На самом верху сопки?
    - Именно. Вы там бывали?
    - Нет, - должен был признать Вадик.
    - Чем вам не необычная обстановка? Да не раздумывайте поручик, чего вам делать дома? Жена уехала…
    - Разве я похож на человека, у которого одна жена? Но всё же, почему не встретиться у вас или у меня? – Вадика ломало лезть на сопку.
    - Не будьте так низменны. Мне нужна смена обстановки. Я категорически устал!
    - Да?
    - Да! Мне надоела однообразная военная суета. Мне надоели построения по утрам, а ещё больше мне надоели построения после обеда. У меня от них изжога.
    - Вы государственный преступник! – обрадовался Вадик.
    - Что вы говорите? – удивился Саша.
    - Точно. Глядя на вас, мне категорически не хочется служить.
    - Не давите мне на железу совести. Мне её вырезали. Так да или нет?
    - А что мы будем пить? – сдался Вадик.
    - Выбор небогат. Есть шило, а есть… шило. А у вас?
    - Шило.
    - Вы предсказуемы. Но усвойте главное,… - Саша сделал паузу, - Главное не ЧТО а КАК! Пить надо правильно!
    - Вы извращенец, - догадался Вадик.
    - Пить правильно – это хрустальная мечта моего детства, и не лезьте в нее в своей ортопедической обуви.
    - Ну можно и шило, тоже ничего, - понял по-своему Вадик, - Тогда шило с вас, с меня закуска.
    - Вы пошлый человек.
    - Почему?
    - Вы бескорыстно любите шило.
    - Это взаимно. Из закусок могу предложить… ммм… консервированные голубцы! Как вам?
    - О! Голубцы! Должен с прискорбием констатировать, вы встали на путь чревоугодия. Не боитесь закончить своё белковое существование ожирением?
    - Боюсь, финансовые органы мне этого не позволят, - вздохнул Вадик.
    Саша посмотрел на часы.
    - Работе криньдец, - он поправил на груди Вадика знак «за дальний поход», - Да вы орденоносец!… Вперёд, заре навстречу!
    - Сами вы… О! Я возьму фотоаппарат. Жена должна знать, что я в её отсутствие отдыхал культурно…
    Они топали из части, а Саша декламировал в полный голос: « Ищут пожарные, ищет милиция, ищут матроса из Западной Лицы. Знак за ДП на груди у него, больше не знали о нём ни чего».


    - Бл@дь, Саша … - захрипел Вадик, больно приложившись коленкой о валун на середине восхождения, - Я уже горько сожалею, что проявил мягкотелость и податливость…
    - Вы уже второй раз говорите «Бл@дь»,… я стараюсь не замечать… - хрипел впереди взмокший Саша, - Но уже… начинаю подозревать вас… в неинтеллигентности.
    - Боюсь,… мне уже фиолетово, - Вадик остановился, тяжело дыша, и оглянулся назад.
    - Над вами… будут смеяться потомки, - Саша оперся на палку, восстанавливая дыхание, - Выкиньте эти пораженческие мысли из головы,… осталось совсем чуть-чуть… Ни что так не приносит наслаждения, как фрикция последнего движения!
    - Не разжижайте мне мозг… - ни как не мог отдышаться Вадик.

    Макушка сопки оказалась небольшим пятачком, на который они в изнеможении и повалились.
    - Я ни куда отсюда уже не пойду… - стонал в мох Вадик, - Я останусь здесь… передайте там нашим…
    Саша перевернулся на спину:
    - Спокойно лейтенант, сейчас начнётся самое главное… Посмотрите как мы близки к небесам… Красотень… Ну давайте голубчик искать дровишки, нам же нужно разогреть ваши замечательные голубцы…

    Дров было до обидного мало, но насобирали с грехом пополам..
    - Чего вы алчите под сенью кривеньких берёз? – подходя, пригляделся Саша.
    - Да это… я тут… - Вадик как-то неуверенно озирался.
    На расстеленной газете, стояла бутылка разведенного шила, две рюмки, большая жестяная банка с голубцами, и пачка печенья.
    - Натюрморт понятен и печален… Печенье с голубцами… А позвольте задать нескромный вопрос - где хлеб?
    - Хлеба не было… Да ладно, с печеньем пойдёт… Тут другое… - Вадик продолжал озираться.
    - Вы хотите меня испугать? – озабочено спросил Саша.
    - А?… Да нет… Ладно, сейчас решим… Вы это, давайте костерок мастрячте…
    - Ну-ну…
    Скоро заплясали оживлённые языки огня. Саша потирал руки:
    - Ну что коллега? А жизнь-то налаживается!… Предлагаю по первой под печенюшку…
    Вадик встряхнул бутылку и постучал по дну. Саша поморщился:
    - Ну что вы долбите? Не долбите да не долбимы будете! Это же хрупкий продукт, своими заскорузлыми граблями можно запросто нарушить тонкую грань момента.
    - Вы сейчас с кем разговаривали?

    Выпили. Повторили.
    - Тут вот в чём дело, - хрустел печеньем повеселевший Вадик, - Я нож забыл…
    Саша прекратил жевать.
    - Простите… нож? То есть вы заранее запланировали сохранить жизнь своей банке голубцов?… Она дорога вам как память?…
    - Да ладно вам, не делайте трагедию, я уже придумал… Сейчас подогревать поставим, а за это время я найду острый кусок камня… Хрен ли нам, двум молодым, здоровым интеллигентам… А? Я вас умаляю! Приободрись дрись-дрись… По одной?

    За разговорами не заметили, как закончилось печенье и половина бутылки.
    - Уважаемый! – вспомнил Саша, - Где ваш острый камушек? Пора, по-моему познакомиться с нашими голубцами. Им там, кстати, ни чего не будет в закрытой банке, на костре?…
    - Ох, мать!… - Вадик попытался встать…

    И тут, собственно говоря, РВАНУЛО.

    Горячая, слизистая субстанция, хлестанула Вадика по лицу и груди.
    Потеряв ориентацию, он покатился куда-то вниз, одновременно кашляя, и пытаясь вытолкнуть обжигающую слизь изо рта. Глаза ни чего не видели, а в процессе качения очистить их не получалось. Голова стукалась о камни, и стабилизации сознания не способствовала.
    Саше ударная волна пришлась в бок. Горячая липкость заклеила ухо, и проникла за шиворот. Саша мог кричать. Чем сразу и воспользовался. Он выкрикивал однообразные неинтеллигентные слова, крутился на упёртой в землю голове и пытался обеими руками выгрести из уха и из-за шиворота голубцовую кашу.
    Праздник удался.

    Когда каша остыла, они успокоились. Саша приподнялся на локте, и посмотрел на Вадика.
    - Ваша старенькая добрая мама, плакала бы сейчас навзрыд, узрев вашу рожу в голубцах…. Вы желали фотографироваться?
    - Мы п@дарасы, - подвёл итог встречи Вадик, и подумав добавил – Я же не ем голубцы…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Философия поплавка

    Скинуть надоевшую за неделю форму, галстук-удавку в шкаф. Исчезнуть для всех. Бежать от громких командных голосов. И раствориться. Совсем. Погрузиться в тишину одиночества, отдаться философии тупого созерцания поплавка.
    Этот поплавок – мудрый парень, с ним можно говорить обо всем. У него хватает такта не перебивать…

    Господи, тихо-то как.
    Солнышко ещё только показало свой край из-за горизонта. Высунуло робко румяный бочок и замерло, как бы раздумывая – доставать себя полностью или и так сойдет?

    Я на старом озере, рыбачу.
    Озеро тёмное, торфяное, глубокое. И вот вроде деревня рядом, а рыба есть. И какая.
    В садке уже плавает десяток бронзовых карасей. Здоровенные красавцы, грамм по четыреста каждый. Упругие и сильные. Здесь их метко называют «лопатами».
    Так, насадить червя. Открываю банку – добровольцы вперед! Нет добровольцев, ладно, тогда самые любознательные…
    Наблюдаю в полудреме за поплавком, где-то там, в расслабленном организме, притаилась надежда – здесь же есть карп. Ну а вдруг?… А леска ноль восемнадцать… Ну хоть побороться…

    Узреть поклевку - подхватиться заполошно, разом проснувшись и распугав хаотичным взбрыкиванием пригревшихся лягушек. Притормаживая себя, подсечь, почувствовать упругие удары на той стороне реальности, разделенной зеркалом воды…
    Хо-ро-шо...

    - Здравствуйте! Ну как клёв?

    А это всегда так.
    Только начнёшь душой мякнуть, одиночеством наслаждаться… Только розовые слюни интимно распустишь – на тебе! Замолотят беззастенчиво грязным кирзовым сапогом в личный микрокосм, мол «А чегой-то мы тут сидим такие расслабленные? Глазки в поволоке закативши? Слюнкой пузыримся?»
    И нарушат единение с природой! Растопчут нафиг хрупкую гармонию!
    Вот ведь блин горелый!

    - Да так… есть немного…
    Два мужика с удочками, метрах в десяти. И чего орать? Подойти нельзя? Шепотом на ушко поинтересоваться, не нарушая призрачной тишины?
    - Ну и мы вот тоже нах решили … - сообщил, более кабанистый, - А чего дома сидеть нах? Только пивом накачиваться! А тут… Природа! Тишина нах!
    Ага. Была.
    Пытаюсь вернуться к медитации. Вода. Легкая рябь. Философия покачивающегося поплавка…

    - Твою мать, Валера!!! – кабанистый, уперев руки в валики боков, грозно возвышался над своим худосочным товарищем, - Я те русским языком нах сказал, червей не забудь!!! Толстолобик бухенвальдский! И что мы теперь нах насаживать будем?! А, нах?!
    - Ну… этааа… забыл я… мне ведь и водку надо было… и этааа… - затоптался под суровым взглядом провинившийся.
    - Этааа! – передразнил кабанистый, - Связался с гонимым нах! Ты же не рыбак ни хрена! Горе мне! Ну чего уставился?! Давай пиз…

    - Мужики потише! Не на базаре! – призываю к порядку.

    Воспитание продолжается громким злым шепотом:
    - Чего стоишь нах?! Давай дуй в деревню! Кучу ищи!
    - Какую кучу?
    - Большую и вонючую!!! Навозную нах конечно, червей накопаешь!

    Поворачиваюсь к поплавку…
    Итить!!! Нет его!
    Подрываюсь, скольжу ногами, подворачиваю лодыжку, падаю боком на перевернутый стульчик, съезжаю конечностями в воду. Унизительно извиваюсь толстой гусеницей на осклизлом берегу, пытаясь одновременно достать себя из стульчика и из воды…
    Мужики с интересом затихли.
    Так, не суетиться! Помнить о философии поплавка. Прекращаю хаос. Восстанавливаю дыхание. Неторопливо, с достоинством поднимаюсь… Дёргаю удочку… Тяжесть и… все, сошел.
    Пинаю стульчик, и он летит, пугая наглых ворон.
    - Ну чего? Чего там? – нетерпеливо привстал сосед.
    Стиснув зубы, отфильтровываю мат. Остаётся:
    - Уже… ничего…
    - Ээээх…
    Смотрю хмуро, ну давай скажи чего-нибудь про моё рыболовное мастерство.

    Бухенвальд удаляется в направлении деревенских домов.
    Успокаиваюсь… Теплый ветерок… Солнце высветило искрами воду…

    - Водку будете нах?!
    Вашумаму!
    - Нет, не буду нах!!!
    - Ну как знаете… А я отмечу нах, так сказать начало… Хотя когда оно еще будет, это начало, - косится в сторону, - а вы червячками не богаты? А то пока этот нах принесёт…
    Киваю на банку.
    - Вот спасибочки…Ну и мы приступим…
    На некоторое время наступает тишина.
    Не на долго.
    Со стороны деревни, сначала робко, а потом всё громче и оживленнее, поднимается птичий гомон. К нему подключаются всплески собачьего лая. И их всё больше…
    Мужик привстаёт, и с интересом смотрит назад.
    Тоже оборачиваюсь.

    Он бежал, скособочив тощее нескладное тело, бережно прижимая к себе первичные половые признаки. При этом он периодически пронзительно повизгивал и неэлегантно дрыгал в воздухе ногой, пытаясь отогнать крутящихся вокруг псов.
    - Что за нах? – обеспокоился кабанистый.

    Увидав нас, собачки отстали, а бедолага заковылял, всхлипывая, к своему товарищу.
    - Кусила! Почти туда! – убрал руки, предъявляя укушенное место.
    - Почти не бывает! – не согласился товарищ, - Тут полумер быть не может нах, или туда, или ни туда! Да и вообще нах, тебя за ТУДА захочешь, не укусишь! За что там кусать? Не интересно даже!
    - Вот злой ты Эдик! А я чуть не погиб копая твоих вонючих червей!
    - Не моих, а наших. Послушай нах, а как они тебя за ТУДА смогли куснуть? Маленькие шавки, вроде едва до колена нах?… Ты там, чем червей копал? – Эдик забулькал, давясь смехом.
    - Да ну тебя сволочь жирная! Дождешься, взорвусь когда-нибудь… – обиделся субтильный Валера, и, достав из кармана банку с червями, начал готовить удочку.
    - Взорвётся он! Убил нах! Да ты, разве что, воздух испортить можешь… Давай лучше по стопарю нах…

    Затихли голоса. Поплавки выставлены. Начался гипноз…
    Все-таки замечательно вот так иногда вырваться из сетей дел и забот, бессовестно транжирить время на «великое ничегонеделание»…

    - Скотина! Ты будешь за поплавком следить нах?! Вот где он а?!!
    Валера бросается к удочке…
    - Не рви нах!!! – запоздало орет кабанистый.
    Ага. Поздно. Валера рвет, что есть мочи. От всей своей тощей, нескладной души. Кажется, сейчас нашему взору предстанут вырванные внутренности бедного карася, так и не понявшего, что произошло. Нет, обошлось... Вроде…
    Леска взмыла в воздух, и поплавок с крючком попали в цепкие лапки раскидистого дерева.

    Я понял, что рыбалки больше не будет.

    Эдик нехорошо смотрел на Валеру.
    Под тяжелым взглядом, Валера ссутулился. Шмыгнул носом. Показал пальцем на дерево и зачем-то пояснил:
    - Застряла.
    - Ты чего со мной напросился сволочь? Ты пошел со мной, что бы кровь пить нах?!
    Валера подергал удочку.
    - Ты хочешь порвать леску? – зловеще прищурился Эдик, – МОЮ леску на МОЕЙ удочке?
    - Я этааа… Я слазаю…

    Сразу стало понятно, что спортсмен в Валере умер при родах.
    Мослы застревали в ветках под противоестественными для организма углами, и Валера жалобно вскрикивал, беря их на излом.
    Эдик злобно сопел, стряхивая осыпавшуюся сверху шелуху, и пытался сосредоточиться на рыбалке.
    В какой-то момент блеснула призрачная надежда, что восхождение закончится успешно. Валера-бухенвальд, окончательно освоившись, бесстрашно распластал свой тощий организм на высоте четырёх с небольшим метров, пытаясь дотянуться до поплавка.
    Эдик нехорошо покачал головой.
    Валера ободряюще улыбнулся и попытался что-то сказать…

    А потом, собственно, рыбалка закончилась окончательно.
    Ветка, правильно подгадав момент, радостно хрустнула, и Валера с молодецким криком «Ёёёёёё!» сбитым кукурузником рухнул в водоём.

    - ****! – орал Эдик, бегая по берегу и пытаясь ударить удочкой по Валериной голове, - Я тебя отучу на рыбалку ходить! Греби сюда мерзкий нах!!!

    Я собирался, а на душе, ни смотря, ни на что, было легко и радостно.
    И еще я думал – все-таки хорошо, что какой-то замечательный гад придумал эту странную, для многих непонятную и непонятую, философию поплавка.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Веселье новогоднее…

    - Вона чё! Голуба моя! Это ж как вы облагородились то бессовестно! Прихожку новую отстроили… вааащеее… И скока?
    - Штукабаксов! – Зинаида Петровна разверзла на своем широком лице щель, изображая улыбку.
    Её можно было бы назвать некрасивой.
    Если бы она не улыбалась… а так…
    Она была ужасна.
    Но улыбка была искренней. Этого не отнять.
    У неё вообще, сложно было что-нибудь отнять, Зинаида Петровна была крупной женщиной.
    Итак - оценены труды тяжкие. По заслуге оценены. Ради этого «Вона чё!» собственно и потели всем семейством. И пусть не шепчут за спиной, что, мол, нищета – муж военный - что калека в семье, ничего, она и сама заработать может, хозяйка же.
    Вон и сейчас, гостей позвали, и не только мужниных друзей-сослуживцев, а и вполне приличную публику, людей, где-то даже близких к гламуру.
    - РРРРГАВВ!!!
    -Уииииий! А! А! А! Сцука!… Какая же ты…
    - ФУ!!! Толик!!! Собачку в комнате закрой!… Маленький он еще, глупый!
    «Маленький» доберман закрываться в комнате не хотел, а хотел пугать гостей, щёлкая острой пастью в опасной близости от гениталий.
    Мужчины пугались более искренне.
    Толик с лицом маленького мужа скользил по паркету, пытаясь утянуть за собой этот комок эрегированных мышц. А комок клацал жвалами и брызгал слюной.
    Он уже успел, закатив от наслаждения глазки, прищепить кончиком зубов гостевую ляжку, как это умеют делать особо вредные собаки, и теперь требовал продолжения банкета.

    - Хорошая собачка, – робко похвалили гости, - дорогая наверно?
    - Штукабаксов!
    - Обалдеть можно! Казалось бы за что?…
    - Ну не скажите… Благородных кровей! – опять налилась гордостью Зинаида Петровна, - Все бумаги имеются! Точно вам говорю, королевская родословная, ага, всякую хрень не ест паскуда, куда там! Ему самый дорогой корм подавай. Или мясо постное. Ни чего больше не приемлет, разборчивый. И уууумныый, сил нет. Вот успокоится немножко, я вам его покажу.
    - Мы верим! – испугались гости.
    - Ну что же мы стоим, проходите в комнату, к столу… посмотрите как мы тут всё…

    Ну а дальше… А что дальше? Новый Год, он ведь праздник нам вдоль и поперек знакомый и понятный.
    Салаты, салаты, горячее, опять салаты, шампанское, водка, водка, не лезет, покурить, хм, лезет, снова шампанское, сверху вино, салаты…
    Тихо! Президент говорить будет!
    А что, ик, ещё не Новый Год?
    Молчи пьяная сволочь, не позорь.
    Дзинь. Дзинь еще.
    А завтра хреново будет… Завтра в России мертвый день… Эх-ма!… Танцуют все!…

    И всё же приглядимся? Ну так… несколько набросков…
    Сначала вроде всё культурно… Разговоры…

    - Нет, я к примеру хорошо готовлю. А вот Альбертик не умеет. Да, милый?
    - Ну почему? А моя фирменная яичница?
    - Не смеши. Вообще Альбертик иногда пытается что-нибудь приготовить… Только вот перед таким обедом не лишне помолиться и составить завещание…
    - Ну ты уж прямо…
    - Не скромничай милый, я помню, как ты пытался пожарить холодец!
    - Твоя мама, - Альбертик взглянул на жуткую статуэтку собаки – символ нового года, - Готовит не лучше меня.
    - Это потому, что когда она готовит, ты вечно лезешь со своими дискуссиями, милый.
    - Если с твоей мамой не дискутировать, она начнёт ругаться сама с собой и сойдет с ума, а я этого боюсь.


    - Валентин! Валенти-и-и-н! А исполните плиз какой-нибудь тост? Ну как вы это умеете!
    Валентин с лицом подонка, вальяжно развалился на диване:
    - И про что же вы хотите услышать тост?
    - Про любовь!
    - Хм. Уместно ли?… Поймут ли? – Валентин покосился на качающегося старой коброй, над рюмкой, Петровича.
    - Просим! Просим! Ну порадуйте!
    - Вы же знаете, я не умею быть кратким… - придал сожаления голосу подонок с лицом Валентина.
    - Осчастливьте!
    - Я расскажу о любви к некоторым вещам. Это даже и не тост…

    О любви к сигаретам.
    Вы помните свою первую затяжку? Думаю, большей гадости, ранее, ваш рот не видел. Вас стошнило? Это правильно. Всякая любовь начинается с этого.
    Но человек такое существо – любит приучать себя к любви.
    И вы тоже не исключение. Вы тоже запросто себя приучили.
    И пришла любовь к сигаретам.
    И ушла дыхалка, свежий запах изо рта, здоровье, и как следствие - нервы и деньги.
    Результат любви печален.
    И ещё. Помните: когда вы берете в рот, производители табачной продукции трахают вас в лёгкие и разводят в гортани раков.

    О любви к водке.
    Вряд ли кто-то из вас, первый раз попробовав водку, заорал: «Божественно! Какая вкусовая гамма! Какой шарман!».
    Ой, вряд ли.
    Скорее блевало вас не по-детски.
    Но время шло, организм постепенно, по грамульке, по мусипульке, по капочке, приучал себя не отстреливать в соседей по столу, только что выпитое…
    Все дело в опыте.
    И оказалось, что под пельмешки она совсем не дурна! А с хрустящим огурчиком! А за беседой!
    И пришла любовь. И ушло куда-то здоровье. И печень распухла. И нервы не к черту. А деньги… А где деньги?

    О любви к животным.
    Животных надо любить. Особенно женщинам. Любовь к животным женщин облагораживает.
    От любви к животным в женщинах просыпается уснувшее, с началом века феминизма, женское начало. Это полезно неуравновешенному женскому организму и благотворно для окружающих.
    Так что женщины должны любить животных. Ведь животные, в своей природной первозданности беззащитны и легко ранимы.
    Любите женщины животных.
    Даже когда это животное нагло храпит в ботинках на диване, разхреначив по пути с работы половину зарплаты.

    О любви к работе.
    Если вы любите свою работу, значит, вы давно не проходили диспансеризацию.
    Не затягивайте с этим.

    О любви к женщине.
    В женщину надо влю*****ся сразу и насмерть! За что, спросите вы? Не злите меня!
    Да за наши над ними издевательства!
    За наше нежелание понять тщетность восприятия женщинами этого гребаного мира, за тонкость душевной организации этих нежных существ! За то, что мы усложняем их жизнь своими нелепыми, ни кому не нужными изобретениями, изводим дурацкими правилами и механизмами.
    За расписание электричек, в котором она не может разобраться! За механическую коробку передач! За застежку от лифчика на спине! За мартини с омарами до свадьбы, и добровольно-принудительную липосакцию после! За пульт от стереосистемы! За то, что вы, вместо того, чтобы просто принести и отдать зарплату, просите ежевечерне есть, и путаетесь под ногами по выходным! За минет в конце концов!
    Но если сразу не получается влюбиться, потерпите.
    Привыкните.
    Полюбите.
    Но есть нюанс.
    Вспомните, что у нас вышло с сигаретами и водкой.
    В общем за вас милые дамы! – ангел с лицом Валентина поклонился и грациозно выпил.

    - Шарман! Шарман! Вы как всегда неподражаемы!
    - Гламурная отрыжка… - изрёк в пространство цирроз с лицом Петровича.


    Зачем Боря принес петарды, в дальнейшем он внятно ответить не мог…
    Да он вообще внятно уже не говорил.
    Слишком рано собрались, вот в чем петрушка, в Новый Год так нельзя. Чревато. Чревато не встретить. Можно запросто разойтись с Новым Годом бортами, как ёжики в тумане. Ага.
    А так как Боря подходил к любому делу очень ответственно, то соответственно к бою курантов, он уже превратился из скромного, тихого подкаблучника, в ЭНЕРГИЧНОГО ОРГАНИЗАТОРА.
    Такие, блин, опасны! Сами, небось, знаете.

    - Нужен салют! – безапелляционно заявил Боря.
    Хозяева жалобно улыбнулись, ища поддержки у окружающих. Тщетно. Эта нездоровая мысль, благодатно легла на искривленное алкоголем сознание..
    - Байконур назначается здесь! - решительно раздвинув салаты, Боря установил в центре внушительную боеголовку.
    - Петарда-фонтан! – радостно сообщил он притихшим гостям. – Ща кааак!…
    Хозяйка всхлипнула.
    - Даёшь фейей… еб… фейейверок! – пьяно заорал Петрович (заслуженный оптимист с циррозом печени).
    - Ключ на старт! Внимание! – истерично радовался почетный космонавт.
    - Боря! – зашипела его жена – Боря! Скромнее!
    - Зови меня Хуан!!! Поехали!!! – окончательно распоясался дежурный по безобразию.
    - Ну начинается… - прошептала жена.

    Китайцы вообще великие обманщики. Вот парадокс – мелкие, но великие. Притворяясь, что плохо говорят по-русски, эти симпатяги постоянно норовят всучить вам что-то не нужное, дурно пахнущее, а порой даже травмоопасное.
    Вы замечали? «Ситопятидесят» в их понимании может означать и двести пятьдесят и пятьдесят. Такое впечатление, что их интересует не получение сверхприбыли, а сам процесс торговли. И их очень забавляет, когда вы открываете рот и, пуская слюну, пытаетесь разобрать эту щебечущую речь.
    Вот помню как-то покупал у них удочку… Хотя, о чем это я? Мы же про Борю…

    Так вот китайцы обманули Борю. Это был не «фонтан».
    Нет, сначала эта байда добросовестно загорелась, стрельнула Боре в прическу снопом искр, отчего тот запрыгал по комнате внося смуту, и, наконец, засверкала, разбрасывая по салатам ошмётки жизнедеятельности.
    А потом, определившись с направлением, победоносно завыв, запулила себя в необъятный бюст уважаемой Зинаиды Петровны.
    Даже Боря перестал приплясывать.
    Утробный крик перечеркнул представление.
    Хозяйка начала заваливаться назад.
    В безуспешной попытке остаться с гостями, она сковырнула из-за стола своего маленького мужа, потащила скатерть со снедью, как бы не желая оставлять приглашенных наедине с едой, приняла на грудь оливье, который собственно и загасил торчавший между сисей факел, и под занавесь завалила на себя ёлочку.
    Гирлянда нарядно намоталась на Зинаиду Петровну, и разноцветно подмигивала, наполняя размеренную жизнь хозяйки микрооргазмами от ударов током.

    Но, успокоились, постепенно. Как там? Веселье должно продолжаться. Были заменены, подвергшиеся нападению салатики, наполнены бокалы…

    Ближе к утру, когда часть гостей уже разошлась, благо идти было не далеко, на кухню к Зинаиде Петровне ввалился Петрович, благодаря загадочным особенностям организма не опьяневший более, но и не протрезвевший. Он вертел в руках пузатую рюмку, напряженно собираясь с мыслями.
    Хозяйка засмотрелась на его руки. Они были удивительны.
    Природа лепила его руки, беспардонно пользуясь эскизами граблей и сарделек.

    - Скока вы говорите, собачка голубых кровей, стоит?… Штуку баксов?… Не ест ни чего обыденного?… Боюсь как бы плохого с ней… с непривычки… не приключилось… Все таки наша грубая пища… Да водка еще… Баклажаны опять же с чесноком были… - по капле рожал Петрович.
    - Вы там про что бубните? – насторожилась хозяйка.
    - А?… А!… Да там Боре плохо стало, совсем плохо, на ковер прямо, так ваша штукабаксов с удовольствием это дело… и громко чавкая… Да не волнуйтесь вы! Там чисто уже! Аппетит хороший у собачки.
    - Ааа! Ооох! Лордик!
    - Оно конечно… - Петрович пьяно посмотрел вслед, - Однако дорогая собачка,… а манеры хреновые... А с другой стороны, вот так зубов не будет…

    Когда все разошлись, супруги стали укладываться спать.
    Маленький муж, разгоряченный принятым алкоголем, разглядывал себя в зеркало, нарядившись в подаренный халат.
    - Смотри, какой халатик прелестный… японский, наверное,… цветочки-лотосы… сакуры всякие… Я похож на самурая?!! – сделал резкое, противоестественное для организма движение и противно хрустнул суставом.
    - На клячу ты похож! Быстро мыть сссакуру, и в койку!!!

    А по пустым улицам города, одиноко бродил Первый День.
    Ему было холодно и грустно.
    Он подпрыгивал, на слабеньких еще, ножках, заглядывая в безжизненные окна, и не понимал.
    У него впереди была целая жизнь. Ему ещё предстояло узнать, что люди, зачастую, провожают с большей радостью, чем встречают.
    Зайдите утром первого на кухню, налейте в свою любимую кружку горячего чаю, и посмотрите в окно.
    Видите?
    Помашите ему рукой.
    Ему сейчас это очень нужно.

  9. #69
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Реконструкция

    - Эргашев, а почему вы смотрите на меня розовой девушкой, и интимно вздыхаете? Вы хотите мне признаться в любви? Ась?! – Вова негодовал, - Два часа назад я поручил вам написать «Боевой листок»… и что?!!! Где ваша матросская сознательность, дух патриотизма, и прочее «Даёшь!!!» А, Эргашев?… Что вы там все время ерзаете?… Только не п@здите мне, что не умеете писать!… Не я ли застукал вас в туалете, когда вы, вместо того чтобы добросовестно удалять остатки жизнедеятельности воинского коллектива, писали на стене «Шнуфик– жопа»?!!! Не спорю, возможно, это справедливое утверждение… но абсолютно чуждое пасторальному интерьеру военного гальюна!!! У нас там срут Эргашев! Сосредоточено и с душой!… А пишут у нас в боевом листке, красивым девичьим подчерком!… Ну? Что вы ответите в свое оправдание?
    - Ааау-ууу-ааа…- лицо Эргашева исказилось жалостливой гримасой.
    - Мать моя… чем глубже тем интереснее… что с вами, любезный?
    Эргашев еще раз жалобно мяукнул и ткнул пальцем куда-то в среднюю часть туловища.
    - Что там у тебя сволочь?… - Вова почувствовал приближение большой жопы… возможно даже большей чем у легендарного Шнуфика…
    Эргашев посмотрел совсем жалостно… И начал расстегивать брюки…
    Очень скоро взгляду Вовы открылась изумительная картина. Жалобно шмыгавший носом Эргашев бережно держал в руке… что-то невообразимо распухшее, в розовых переливах, на тонкой ножке…
    - Где вы достали пион посреди зимы?… - прохрипел Вова, падая в кресло.
    - Уууаа-аааа-ууу… - жалобно завыл Эргашев, качнув мощным бутоном.
    - Дотыкался сцука?!!! – Вова жахнул кулаком по столу, - Я же предупреждал вас сволочей! Кого поймаю с самоволкой в поселке, лично отрежу, заспиртую, и выдам только на ДМБ! А?… Говорил?!!! – Вова страшно выпучил глаза.
    - Так точно! – Эргашев бережно переложил непарный орган в левую руку и попытался отдать честь.
    - Рассказывай сцука! Куда! Кому! Зачем!… Боже! Этот гангстер бегал с ужасной елдой наперевес по мирному поселку, нарушая патриархальный уклад… сцука, я отдам тебя на растерзание старушкам!
    - Яяяяя не хооотееел… - снова заныл Эргашев.
    - Не хотел?! Может скажешь что пронес ЭТО контрабандой к нам на флот через военно-врачебную комиссию?!!! НЕ ВЕ-РЮ!!!… Признавайся мерзавец, кого ты убил своей херней?! На ней явно читаются следы насильственной смерти!!!… Да я… бл…
    Стремительно распахнулась дверь, и на пороге, волшебным образом нарисовался замполит, с ленинской хитринкой во взгляде…
    Вова хотел сплюнуть через плечо, но постеснялся.
    - Тааак… А что тут у нас за шум в рабочее время? – ласково улыбнулся замполит.
    Эргашев, все это время безуспешно пытавшийся заправить орган обратно в штаны, что-то там у себя задел, и тоненько закричал…
    Сначала они оба, Эргашев и замполит посмотрели на пион.
    Эргашев с жалобной грустью, замполит с ужасом.
    Потом они посмотрели друг на друга, и лицо замполита постепенно приняло такое же жалобное выражение…
    Потом они повернулись к Вове.
    Вова умилялся. Как были похожи в эту сложную для психики минуту, сыновья разных, по сути, великих народов…
    - Что это? – шепотом спросил замполит.
    - Это?
    - Это…
    - Пися…
    - Чья?
    - Хм… не знаю… растет у Елдашева… у Эргашева в смысле…
    - Неееет… - зашипел приходящий в себя замполит, - Я спрашиваю в чьем подразделении ЭТО выросло?
    - Э нет! – сразу пресек замполитовскую хитрость Вова, - Эта боеголовка выросла у нас в ЧАСТИ! Невзирая на своевременные политинформации и основные положения руководящих документов!
    - Да? – сразу заскучал замполит, - И чем мотивирует?
    - Чем оно может мотивировать? – пожал плечами Вова, - Носилось по городку, осваивало метод тыка… Так, Елдашев?
    - Уууу-ааауу-уууаа… - живо откликнулся Эргашев.
    - Уууу… - окончательно погрустнел замполит, - И что делать?
    - Что делать… к Пилюлькину надо вести… - Вова хмуро посмотрел на матроса, - Отрезать нахер!… В назидание…
    - Аааа-ууу-ааа!… - не согласился Эргашев.

    Пилюлькин, в народе - мичман Семеныч, заслуженный ветеринар и хранитель стратегического запаса витаминок, грустно посмотрел на елду, и попросил оставить его наедине с Эргашевым…

    - А как же она у него так?… - не мог успокоится в курилке замполит, - Ведь не должно же, а?
    Володя пожал плечами. Замполит не унимался:
    - Странно… странно все это… это ведь не триппер? Или да?… Или нет?… Или сифилис?… Или нет?… Или что?… Такое ведь все розовое… блестячее… распухло волнами… а сбоку-то, а сбоку я даже заметил, там…
    - Послушайте Павел Аркадьевич! Прекратите, или я срыгну вам на китель… И почему вы считаете, что я знаток венерических болезней? Я что так плохо выгляжу?
    - Нет, ну что вы Володя… Просто вы человек другого поколения… Но она ведь не должна была так… распухнуть… так странно и причудливо… у неё ведь устройство не такое… да?… Или нет?… Или могла?
    Вова почему-то очень живо представил себе первоклассника замполита, впервые, за ириску изучающего устройство женской писи на переменке за школой…

    В курилку зашел Семёныч.
    - Ну?!!… Ну?!!!! – запрыгал замполит.
    Семеныч не спеша затянулся.
    - НУ же НУ?!! – Вове даже стало неудобно за замполита.
    - Шары загнал… нетвердой, неумелою рукою… - пояснил Семеныч.
    Замполит пытался заглянуть в глаза Семенычу, потом Вове, потом опять Семенычу… в безуспешной попытке постичь великий смысл «загоняния шаров»…
    Семеныч учуяв благодатного слушателя, озарился:
    - Это же просто все! Но уметь надо конечно! Хер – он ведь один! Не парный орган! Беречь надо знамо дело… А он чего?
    - Чего?! – горел взглядом «первоклассник за школой».
    - Руку дайте!… Вот… кулак-то сожмите! А то, что это за хер?!… Ему же не здороваться надо, а наоборот совсем даже… Вот… Теперь смотрите, вот здесь по контуру, вокруг кулака кожица тоненькая… крепление такое! – Вова потихоньку отодвигался от двух распоясавшихся членовредителей, - Вооот! Оттягиваем хорошенько…
    Замполит болезненно сморщился, живо переживая…
    - Ну что бы шарики под кожу загнать, надо ведь дырки сделать, понимаем да? – продолжал пояснять Семеныч, - Вооот!… Оттягиваем… и отверткой сюда крестовой – Хак!
    - Нет! - Замполит в ужасе отдернул руку, и прикрыл пах.
    - Но с умом ведь все надо… - не обращая внимания, продолжал пояснять Семеныч, - Обработать надо все сначала марганцовочкой, или там, водкой хотя бы на худой конец, хи-хи, да? А то вот конец как раз совсем не худым становится… Как у вашего Елдашева… Хрен! – Семеныч резко поднял палец вверх, замполит сжал колени, - Хрен, он ведь трепетного отношения требует, а так же дисциплины и чистоты рабочих мест… вот… ну что, пошли шила накапаю, за успешно проведенную операцию?
    И мы пошли. И у замполита был такой вид, что было понятно – теперь до конца жизни он будет мыть руки не только после но и до…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Сегодня еду в метро Курская-Щелковская. Ну езжу иногда на работу на метро... быстрее выходит... Книжку читаю, засыпая... покачивает вагончик на рельсах... книжка офигеть интересная... такая прям... такая… засыпаю...

    - Товарищ!!! Товарищ соотечественник!!!

    Б...! Просыпаюсь, метрах в пяти слева, мужичек сухенький такой, в куртке с чужого плеча, с пакетом забитым пустыми жестяными банками из под напитков. Не олигарх. Совсем.

    - Товарищ!!! Да-да, это я вам говорю!!! Проявите милосердие!!! Уступите место нездоровому человеку!!!
    Голос такой визгливый, с пафосом, на весь вагон.
    К какому-то толстому детине привязался.
    Народ с интересом просыпается. Нутес-нутес. Что тут у нас... Оооооо, шоу?!!

    Детина хлопает глазами, стесняется общего внимания, краснеет. К милосердию не готов. Шипит сквозь зубы:
    - Пошел на х@й с@ка!
    Мужичек продолжает представление:
    - Поимейте состродание!!!
    - Ща я тебя поимею! - вносит струю эротики амбал.
    - Любезнейший!!! - патетически вскидывает руки бомжик, банки при этом звякают мелодичными колокольчиками, добавляя представлению лейтмотив, - Любезнейший!!! Вы удручающе невежливы!!! Я вам не объект половых игр!!!... Мне стыдно ехать с вами в одном вагоне метро!!!

    Все с интересом смотрят на амбала. Амбал наливается малиновыми красками. Кажется, что у него запор.
    Становится понятно, что если бы не зрители, мужичка бы уже пинали грубо и неинтеллигентно. Прямо по эрогенным зонам.
    - Пошел...хм... отсюда я сказал! - под взглядом зрителей амбал, неожиданно для себя, вдруг начинает говорить почти культурно. И испугавшись, по-видимому, этого нового ощущения, пытается пнуть бомжика ногой.

    - Пооооозвольте!!! - заверещал мужичек резво отпрыгивая, - Вы зачем ножкой дрыгаете?!!! Вы не способны испытывать сострадание к соотечественнику?!!!
    Народ загудел - мол да?
    У амбала уже покраснели белки глаз. Сделав не очень ловкое движение, он попытался сграбастать бомжика за куртку. Мужичек оказался чрезвычайно прыгучим, он ловко ушел от пятерни и звезданул пакетом с банками амбала по голове. Мелодично звякнуло.
    Амбал, не ожидавший столь стремительной атаки, отшатнулся на спинку сиденья. Захлопал глазами непонимая.
    - Я вынужден написать президенту!!! В метро невозможно стало ездить!!! - обратился к зрителям бомжик, - Свинские свиньи портят приятные впечатления от поездки!!!... От поезки в самом красивом метро мира!!!
    В этот момент амбал уже твердо решил пойти на преступление.
    Если бы не остановка, мужичку пришлось бы хреново.

    Амбал махал кулаком из дверей, а бомжик весело скакал по перону, отбивая такт банками.

    А я улыбался и думал - все таки мы ещё не совсем конченая нация... наверно...

    --- Добавлено чуть позже ---

    По Средиземке воспоминания. Так… штрихи памяти.

    Крейсер стоит в заливе Салум, на горизонте маячит древняя земля, страна фараонов и пирамид - Египет. Это мы военное присутствие изображаем. Чтоб не безобразили значит. У них там опять какая-то междоусобица намечается. Не кругло им все, не фиолетово, и не шоколадно.
    Зажрались сцуки совсем.
    Их бы в среднюю полосу дождливую – промозглую… Картошку копать… А не бананы околачивать…
    Вот и изображаем. У нас ведь как? У нас не забалуешь! Только начните там… сразу стрельнем из главного калибра… ну и потонем конечно… а как вы хотели? Старенькие мы, только не знает об этом ни кто, тсссс!

    Море чистейшее, сорок метров прозрачность, с борта смотришь как с небоскреба… тунцы шастают…


    - Бляяя@дь! Да держи же крепче веревку!!! Христофор Банифатьевичь Колумб и двенадцать апостолов в гробовую доску!!! Пипиську!!! Пипиську свою так нежно держать будешь!!! А тут нам не надо!!!… Понарожают!…
    Акулу тащат. Маленький толстый мичман нервничает. Сучит короткими сардельками по палубе, сзади на веревке фригидной кишкой бултыхается худосочный курсант. Помогает.
    - Да ебтить!!! – мичман в очередной раз наступает на курсанта. Тот однообразно вскрикивает, – Да отпусти ты веревку, жертва КПСС!!! Ушла уже!!!… Чему вас в этих училищах учат… Уйди с глаз манд@бл@дскаяп@здапро@бина…


    Мы, курсанты, кушаем в кубрике, а таскать еду приходится с камбуза почти через весь длиннющий крейсер. Для этого каждый день назначаются «бачковые». Это экстрималы, ходящие по лезвию.
    Два объемных бачка, литров по семь каждый. В нижнем горячий суп, в верхнем второе - «вареное мясное фрикасе» из тушенки стратегического запаса, послевоенного выпуска, и консервированной картошки. Не ели консервированную картошку? Это… нет, не буду, что-то к горлу подкатили воспоминания.
    А, и буханка спиртового хлеба сверху. Что это такое?… Не надо о грустном…
    Так вот располагаются эти бачки один над другим, скрепляются длинной ручкой, через специальные проушины. Хлипкая конструкция.
    И так, матерясь и замирая дыханием, через весь корабль… по трапам… вверх-вниз… вверх-вниз…
    Паша мужественно протопал весь путь, держа в оттопыренной руке опасный груз. Балансировал в узкостях, играл очком на трапах. Но дошел. Почти.
    Последний трап, в кубрик.
    Трап крутой, очень крутой. Паша сосредоточился, удерживая перед собой в напряженно согнутых руках кастрюльки. Шагнул вниз.
    Только бы не оступиться… только бы не оступиться…
    Шаг… второй…
    Гришу вызвал командир роты. Гриша очень уважал командира роты, предано смотрел ему в рот, и не позволял себе опаздывать по зову. Гришу за это не любили…
    А бегал Гриша быстро.
    Как выяснилось позже - на флоте это вредно.
    Паша спускался, ни чего не видя перед собой из-за массивных бачков, шел, дрожащей ногой нащупывая ступеньки и настороженно прощупывая пространство нижней чакрой…
    Когда что-то жесткое и абсолютно тупое, бесцеремонно ткнулось ему в лобок, Паша по-настоящему, по-женски испугался.
    Он не знал что подумать, а посмотреть ему мешали треклятые бачки…
    Поэтому Паша их бросил…
    Гриша лежал в лазарете и по-прежнему любил командира.
    А командир уже не любил Гришу, потому что тот, своим вареным внешним видом, изгавнял общую картину морской практики…


    Люблю просыпаться, когда рука любимой женщины теплым зайкой лежит у меня на груди. Пальчики нежно поглаживают кожу, укладываясь поудобнее… Нежные волосики щекочут так трепетно… Усы касаются…
    Бл…! Какие усы?!!! Просыпаюсь судорожно… Глаза, две маленькие, внимательные бусинки очень близко… Вскрикиваю, дергая конечностями – крыса обижено покидает мою грудь и исчезает в темноте кубрика…
    Странные эти люди, она же только погреться.
    Погреться… В кубрике за сорок явно. Дышать не чем, старая вентиляция отжила свой век. Кряхтя, скатываю матрас и ползу на палубу, на свежий воздух, под черную бездну и миллиарды созвездий, под нежный, убаюкивающий плеск волн о борт, под чужое и такое родное небо…

    --- Добавлено чуть позже ---

    И вот я сейчас хочу поведать ни фига не байку, а самую настоящую быль.
    Летом ещё дело было.
    И ведь, казалось бы, ни чего не произошло, а поржали с сыном от души…
    Как всегда впрочем.
    На Бисерово ходили. Забегая вперед , скажу, что результат так себе – 17 окушков грамм по 100 – 150, но не суть.
    Раненько пришли, тишина, безветрие, это потом дождик закапал, а сначала очдаже хорошо было. Душевно. И время рыбалки в зачет жизни не пошло – точно вам говорю.
    Собственно сама рыбалка закончилась, и начались развлечения, когда на берегу появился мужичек с охапкой удочек под мышкой и явными признаками насильственной лоботомии.
    При ближайшем рассмотрении мужичок оказался еще и изрядно кривеньким…
    Он был в том состоянии опьянения, когда вроде бы уже пора лечь…но еще хочется пообщаться… помахать шашкой… или попеть…
    С нами пообщаться у него не получилось, мы сидели буками и радость встречи не разделяли… а больше было не с кем. Поэтому он приступил к рыбалке.
    Ну как приступил…
    По пояс в иле и воде, в ботинках и одежде он забрался на кочку метрах в 10 от берега, взгромоздился там на деревянный ящик и начал раскладываться.
    Тишина…
    Чайки летают…
    Уточки с выводками по камышам…
    Карась под ногами нереститься…
    Умиротворяюсь…
    «МЛЯ! Почему не клюёт ни хрена?!!» - мужичку скучно стало, хочется общения.
    Вот гад думаю. И забрался далеко, за ним не полезешь.
    «Нет МЛЯ! На прошлой неделе такая же фигня была!!» - и зыркает, приглашает к общению.
    «А сколько время не подскажите?» - не унимается.
    Начинаю шарить взглядом в поисках палки, что бы сковырнуть его с этой кочки…
    Но мужичек как-то быстро иссяк и заснул, ссутулившись на ящике.
    Мы даже забыли про него поначалу, тем более окушок попер…
    Тут что-то «ХРЯСЬ!», «БУЛЬК!»
    Уж не знаю, что там ему приснилось, только дёрнулся мужичек во сне, ящичек подломился и он рыбкой, ломая свои удочки, ушел в воду. Вскакивает, поскальзывается, опять падает, кричит очумело… наконец, утверждается по пояс в воде, на голове водоросли, озирается вокруг, а взгляд такой безумный… типа «где я?!!».
    Думаю – забыл бедолага, что на рыбалку пошел, пивка выпил – заснул дома… а проснулся уже нарядный такой, весь в тине... Игры разума прям.
    Мы с сыном давимся от смеха. Мужичек, видимо, что-то начал вспоминать и уже тоже улыбается: «Кажыш промок» (показывает пальцем на нижнюю часть тулова погруженную в воду). Я в очередных судорогах поднимаю вверх большой палец. Молодец, зачет, этапять и пацталом…
    Ну мужичек свалил. Сидим, успокаиваемся.
    Говорю сыну: «Перебрось спиннинг». У нас спиннинг был с поплавком на дальний заброс. Он пересаживает червя, молодецки размахивается НААА!
    Как эта чайка попала в сектор обстрела – ума не приложу. Короче накрыло её леской, она забилась истерической бабой и намотала леску себе на крыло.
    Кто-нибудь рассказал бы про такое – не поверил бы.
    Замечательно рыбачим. Сын стоит с эдаким воздушным змеем на леске, она верещит и круги наматывает, а тут и другие чайки начали подлетать, гвалт поднялся. Осуждают. Мол, совсем эти человеки распоясались, карасей с бычками им мало, на помойках вообще не протолкнуться из-за конкурентов…
    «Па что делать?»
    «Хренли тут делать, - говорю, - подматывай, давай добычу, сейчас распутывать будем»
    Ну подмотал, я птицу прижал аккуратно, что бы клювом не долбала, смотрю запутано основательно. Пришлось леску резать. А её родственники совсем ошалели, орут чего-то матерно, мол не трогайте женщину! Милиция! Насилуют!… И пикируют на бреющем…
    В общем, порвали леску, распутали узницу. Подбросил я её тепленькое хрупкое тельце в воздух – лети дурочка…
    Сидим, дальше ловим, умиляемся сами себе, какие мы все-таки люди добрые, птахе малой помогли, а ведь кто-то нехороший мог и…
    «ПААА!....» В метре перед нами как будто из ведра – помоями нааа!
    Эта сволочь пернатая произвела по нам, простите, говнометание.
    И так от души это у нее получилось!
    И сама то с гулькин хрен, а простите, отработала полноценным литром! Чуть не накрыла.
    Отшатнулись, попадали со стульчиков. А эта … еще недовольно орет там в небе, не удовлетворенная, значит, результатами стрельб.
    Сидим с сыном изумленно переглядываемся, какие они оказывается подлые существа... Да мы ж со всей душой… а она…эх…
    Она нам своей какой в душу плюнула.
    Вы думаете, все? Не угадали. Попадания же не было. Чайки чувствовали себя не отомщенными.
    Короче из их рядов был выделен снайпер-диверсант, который втихаря пристроился над нами на проводах. И точным, одиночным выстрелом поразил моего сына в плечо.
    И полетел, радостно курлыча.
    После этого сын заорал: «Все папа, пошли домой, не могу больше это обс@рание терпеть!»
    И мы ушли.
    А на душе осталось непонимание.
    Вот и делай добро пернатым.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Я вообще не знаю, кто придумал ездить на юг в автобусе. Тем более в автобусе от предприятия. С наглухо заколоченным туалетом, а значит без философского пивопопивания и прочих приятственных отдохновений… Кто-то явно из недобитых эсэсовцев… Зачем так делать… Я бы лучше пешком пошел…

    Сам я ехал с проверкой, и вез с собой еще спеца Николаича из дружественной конторы, он должен был в хитроумных системах покопаться, откорректировать все и волшебным образом настроить.
    Интеллигентнейшей души человек, когда трезв.
    Одет в очки. Черепан. Маленький правда, почти в два раза меньше меня по габаритам, но череп…

    …Все-таки постепенно отпускало. Постепенно нахлынуло не с чем не передаваемое чувство когда ты вырываешься из ежедневной рутины, из череды серых будней похожих один на другой… прочь от опостылевших чинуш… Отпускало…
    Как только коньяковича на первой продолжительной остановке дунули под незамысловатую кафешную закусь – сразу и отпустило… А мож с собой еще?… А то!… И трава вдруг сразу зеленая за окном показалась, ну так – к югам же едем! И в целом вообще… птички всякие разные… ну и там, беседа увлекательная пошла… люди вокруг такие милые… и спина уже не так затекает…
    С коньяком ехать лучше. Интереснее.
    Ну, не буду утомлять, добрались кое-как, выгрузились, даже разместились в гостинице. То сё, дела, хренотень там всякая, поработали, поделали делки разные… вам все равно не интересно… короче дело к вечеру… ну как к вечеру… к послеобеду скорее… кто же в командировках себе пупки рвет? Командировки, они для того и придуманы, что бы гармонию организма восстанавливать, релаксировать разными частями и… и чего там еще? А?… Не слушаете что ли?… Сами, в общем, знаете для чего в командировки командируются. Объясняю тут как маленьким… Вот…
    … А, ну да! Короче после обеда. После обеда я отловил бывалого человека – прораба Пашу и попросил указать точные координаты моря, сколько идти прямо, когда свернуть, под каким углом… прораб же, у них с расстояниями все четко, не забалуешь…
    - …Вот… - Паша старательно пучит глаза, по-видимому напрягая мозг, - Вышли значит, и пошли направо, все направо и направо… - показывает левой рукой налево.
    Устал, думаю. Месяц все же тут пашет… Уточняю:
    - Наверное, налево все-таки?
    Паша смотрит на свою правую руку, как будто она растет не из него. Смотрит на меня своим выпуклым глазом… Ловлю себя на мысли, что очень хочется прямо сейчас надавить пальцем на этот глаз и заправить его вглубь. Что бы так не торчал. Но стесняюсь.
    - Ну да налево! – возмущенно, мол тоже мне тут… анатомы, - Вот. Идете налево… идете… потом поворачиваете… - с недоверием смотрит на свою правую руку - … опять налево…
    - Через сколько?
    - Что, через сколько?
    - Через сколько метров поворачивать с дороги налево? – ставлю вопрос ребром.
    Прорабы страшные люди.
    При слове «метров» Паша почему-то начинает злиться:
    - Ну… через сколько… ну не знаю… через двести где-то…
    - Ага. Двести. Ну, повернули и дальше?
    - Так… ну все… мне бежать надо, там дальше рядом уже совсем… метров… немного… найдете…


    Через три километра и сорок минут вычеркнутой жизни, мы прочно завязли в кустах колючей акации. Дальше дороги не было.

    Маленький Николаич остервенело пытался пробиваться дальше в направлении указанном Пашей… Я отговаривал… Николаич залезал на пень, подпрыгивал на нем, и заглядывая за горизонт, кричал: «Вон же оно!… Километра полтора еще…».
    В общем, волевым решением я прекратил этот онанизм и повернул экспедицию к гостинице. Пиво пришлось выпить в номере.

    Потом я узнал у горничной, что море есть и с другой стороны, гораздо ближе.
    И мы пошли опять…
    Но по роковому стечению обстоятельств на море мы так и не попали…
    А все потому что на переходе между морем и гостиницей нагло рос винзавод… Представляете?… Вот так прямо брал и рос!… Просто вопиющая провокация… И ведь не одна **** не предупредила…
    А вокруг завода причудливым образом разметались магазины-магазинчики-магазюлики и все с исподтишковыми предложениями немедленно зайти и отдегустировать наконец лучшие вина Кубани и окрестностей…
    Начали с дальнего. Что бы ни чего не пропустить…

    Ха. После третьего к нам привязалась стая кошек с наглыми опухшими рожами. Они шли попятам, и что-то требовательно вымяукивали. Мы так и перемещались от магазина к магазину, большим здоровым коллективом. Николаич был в восторге.
    Проходя мимо проходной винзавода, он вдруг принял твердое решение немедленно поучаствовать в дегустации на самом предприятии. О чем ультимативно объявил охране. Он предлагал немедленно вести его под белы руки к местам проведения дегустаций, к празднику души и её периферии, а лучше сразу к бочкам… Я еле его отбил.

    В целом вино было полное Г. Как его тут называют – порошковое, или ароматизированное… Но! Оказывается, только последний по счету, самый крупный магазин, являлся магазином от завода. Вот там были действительно отличные вина. Правда и дороже чем в остальных… Но у нас-то за спиной уже было этих магазинов… раз, два, три,… охо-хо… Короче вошли.
    Николаич прошмыгнул вперед. Длиннющий зал пустого магазина… бутылки-бутылки-бутылки… с одного конца бочки с разливным… ага! То, что доктор прописал.
    Одиноко скучает девушка.
    Маленький щуплый Николаич ходит в очках и производит обманчиво-интеллигентное впечатление.
    - Здравствуйте! – радостно приветствует нас заскучавшая девушка.
    - Здравствуйте! – довольно внятно начинает пьяный в сисю Николаич, - Мыбым… МЫ! БЫ!… намбым… НАМ! БЫ!… хотелосьбыб… попропоп… хм… - девушка округляет глаза, и загипнотезированно смотрит Николаичу в рот, а тот продолжает - намбым… продегас… пердегус… - удивленно причмокивает, пробуя интересное слово на вкус - … ПЕРДЕГУС… ПЕРДЕГУСтирововать! Вот!… - они оба улыбаются, Николаич победоносно, девушка жалобно. С воодушевлением продолжает - Намбым…
    Уже имею жуткое желание отвести его за магазин и отпинать в лопухах.
    Отстраняю пьяного бойскаута, прекращаю эту вялотекущую шизофрению, и завожу плавный диалог о достоинствах и недостатках местных вин, уже опробованных нами… Девушка размякает и предлагает попробовать несколько вариантов… ууууу… да, вино действительно шикарно…
    - А «Черные глаза» играют… играют, легонько так на языке…
    - Ну что вы, просто напор сильный, пузырится… но как вам букет?
    - Шикарно, такие тонкие переливы!… Оно купажное?
    - Да, точно. А вот «Талисман» попробуйте… а? Правда, очаровательно?
    - Божественный нектар… вяжет немножко, чувствую оттенки… Каберне?
    - Угадали!… А вот «белый Мускат»… это наш шедевр… как?
    - Бог мой!… Какая гамма… аромат… насыщенность… оттенок меда… какой год?
    - Две тысячи второй!
    - Просто шарман…
    - ДЕЕЕШКА!…ик… ДЕ! ВУШ! КА!… А где бымным… намбым… нам блядей где купить?

    Эх, Николаич…

    Ну а в целом, все было чудесно… Странно, через три дня на вино уже смотреть не могли, хотя употребляли очень в меру… Ну оооочень…
    Пиво шло лучше…
    На берегу, под удивительно теплым декабрьским солнышком, разложив на точеной гальке газетку с поломанной, сочащейся свежим жирком воблой, красновато-прозрачной на изломе, благоухающей совершенно сумасводительными ароматами… и все это богатство под прохладное пиво… и под морской ветерок… и под шепот волн с цоканьем гальки… и под странное теплое зимнее солнышко… а солнышко-то того… на солнце явно к двадцати… а в Москве сейчас слякоть… ну давай еще по одной… пузырь жарить будешь?

    Перед поездом лихорадочно накупили газет. Ну как же, вычеркнуты из жизни были почти на неделю. Напроч. Может там Жирик уже сапоги в Индийском океане моет. А мы не в курсе.
    Чувство уходящего праздника давило… Хотелось задержать… Продлить…
    Поезд отчалил вечером. Николаич, потосковав у окна, решительно вздохнул и потянул меня в вагон-ресторан. Настроение было уже конечно не то, но пошли…
    Закончили мы… да хрен его знает… поздно закончили… спали все уже… и вагонов похоже еще десяток какие-то вредители понавтыкали, между рестораном и точкой сна.
    Ну ооочень тяжело давалось возвращение…
    Сдувшегося Николаича я тащил впереди себя за шиворот…
    Как только я отворачивался, что бы аккуратно прикрыть очередную дверь, этот заслуженный пловец, делал нырок вперед и втыкался волосистой частью организма в пыльную ковровую дорожку. Издавая при этом тупой звук и выбивая облачко пыли. Я приводил его в вертикаль и пытался по-отечески отряхнуть.
    Он покладисто похрюкивал.
    А когда мы проходили плацкарт, он вдруг вырывался и решительно лез к кому-нибудь под теплый бок, стеная о том, что сил в его маленьком хрупком организме уже не осталось, что все вокруг изверги и проч.… и проч.…
    И я тащил его за ногу, а он цеплялся за одеяло и тащил его за собой… а испуганный пассажир с ужасом таращился в темноту, и на гране истерики шептал «ЧТО?! ЧТО?! НЕ НАДО!», и в свою очередь, не желал за просто так расставаться с выданным ему одеялом…
    И я хрипел Николаичу: «Отпусти ****!»… А ошалевший пассажир шипел мне в ответ: «Не отпущу!… Получите себе у проводника!»… А **** Николаич ни чего не шипел, боролся молча…
    Так мы и пыхтели, перетягивая одеяло, в сюрреалистическом полумраке вагона, под перестук колес… Маленький Николаич сдавался первым, падал, тупо стукаясь своей умной головой о пыльный коврик, и я волок его дальше, оставляя взъерошенного пассажира с его ночными кошмарами…

  10. #70
    Phaeton
    Регистрация
    12.02.2007
    Адрес
    150rus
    Возраст
    35
    Сообщений
    4,369
    Спасибо +
    Получено: 588
    Отправлено: 184

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    '15 июня 1942 года Военным трибуналом 16-ой стрелковой дивизии по ст.197, пункт 'г', УК РСФСР, осужден. Приговорить бывшего лейтенанта Сапрыкина Владимира Алексеевича к десяти годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора и направлением на фронт в штрафбат'.
    написано, конечно, красиво, но лейтенанта в штрафбат да еще 15.06.1942 ? это реально бред
    Последний раз редактировалось viper-snt; 26.12.2012 в 10:16.
    Octavia A5/2012 /1.8TSI/6-tip
    Octavia A7/2014 /1.8TSI/7-dsg

  11. #71
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    39
    Сообщений
    13,864
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,086
    Отправлено: 4,768

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от viper-snt Посмотреть сообщение
    но лейтенанта в штрафбат да еще 15.06.1942
    Что тебя смущает? Лейтенант, штрафбат или год?
    У А.Драбкина про штурмовиков есть как пехотных кэп в стрелки из штрафбата попал, и ничего...И год как раз около 42-43, точно не помню...
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  12. #72
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Я вообще не знаю, кто придумал ездить на юг в автобусе. Тем более в автобусе от предприятия. С наглухо заколоченным туалетом, а значит без философского пивопопивания и прочих приятственных отдохновений… Кто-то явно из недобитых эсэсовцев… Зачем так делать… Я бы лучше пешком пошел…

    Сам я ехал с проверкой, и вез с собой еще спеца Николаича из дружественной конторы, он должен был в хитроумных системах покопаться, откорректировать все и волшебным образом настроить.
    Интеллигентнейшей души человек, когда трезв.
    Одет в очки. Черепан. Маленький правда, почти в два раза меньше меня по габаритам, но череп…

    …Все-таки постепенно отпускало. Постепенно нахлынуло не с чем не передаваемое чувство когда ты вырываешься из ежедневной рутины, из череды серых будней похожих один на другой… прочь от опостылевших чинуш… Отпускало…
    Как только коньяковича на первой продолжительной остановке дунули под незамысловатую кафешную закусь – сразу и отпустило… А мож с собой еще?… А то!… И трава вдруг сразу зеленая за окном показалась, ну так – к югам же едем! И в целом вообще… птички всякие разные… ну и там, беседа увлекательная пошла… люди вокруг такие милые… и спина уже не так затекает…
    С коньяком ехать лучше. Интереснее.
    Ну, не буду утомлять, добрались кое-как, выгрузились, даже разместились в гостинице. То сё, дела, хренотень там всякая, поработали, поделали делки разные… вам все равно не интересно… короче дело к вечеру… ну как к вечеру… к послеобеду скорее… кто же в командировках себе пупки рвет? Командировки, они для того и придуманы, что бы гармонию организма восстанавливать, релаксировать разными частями и… и чего там еще? А?… Не слушаете что ли?… Сами, в общем, знаете для чего в командировки командируются. Объясняю тут как маленьким… Вот…
    … А, ну да! Короче после обеда. После обеда я отловил бывалого человека – прораба Пашу и попросил указать точные координаты моря, сколько идти прямо, когда свернуть, под каким углом… прораб же, у них с расстояниями все четко, не забалуешь…
    - …Вот… - Паша старательно пучит глаза, по-видимому напрягая мозг, - Вышли значит, и пошли направо, все направо и направо… - показывает левой рукой налево.
    Устал, думаю. Месяц все же тут пашет… Уточняю:
    - Наверное, налево все-таки?
    Паша смотрит на свою правую руку, как будто она растет не из него. Смотрит на меня своим выпуклым глазом… Ловлю себя на мысли, что очень хочется прямо сейчас надавить пальцем на этот глаз и заправить его вглубь. Что бы так не торчал. Но стесняюсь.
    - Ну да налево! – возмущенно, мол тоже мне тут… анатомы, - Вот. Идете налево… идете… потом поворачиваете… - с недоверием смотрит на свою правую руку - … опять налево…
    - Через сколько?
    - Что, через сколько?
    - Через сколько метров поворачивать с дороги налево? – ставлю вопрос ребром.
    Прорабы страшные люди.
    При слове «метров» Паша почему-то начинает злиться:
    - Ну… через сколько… ну не знаю… через двести где-то…
    - Ага. Двести. Ну, повернули и дальше?
    - Так… ну все… мне бежать надо, там дальше рядом уже совсем… метров… немного… найдете…


    Через три километра и сорок минут вычеркнутой жизни, мы прочно завязли в кустах колючей акации. Дальше дороги не было.

    Маленький Николаич остервенело пытался пробиваться дальше в направлении указанном Пашей… Я отговаривал… Николаич залезал на пень, подпрыгивал на нем, и заглядывая за горизонт, кричал: «Вон же оно!… Километра полтора еще…».
    В общем, волевым решением я прекратил этот онанизм и повернул экспедицию к гостинице. Пиво пришлось выпить в номере.

    Потом я узнал у горничной, что море есть и с другой стороны, гораздо ближе.
    И мы пошли опять…
    Но по роковому стечению обстоятельств на море мы так и не попали…
    А все потому что на переходе между морем и гостиницей нагло рос винзавод… Представляете?… Вот так прямо брал и рос!… Просто вопиющая провокация… И ведь не одна **** не предупредила…
    А вокруг завода причудливым образом разметались магазины-магазинчики-магазюлики и все с исподтишковыми предложениями немедленно зайти и отдегустировать наконец лучшие вина Кубани и окрестностей…
    Начали с дальнего. Что бы ни чего не пропустить…

    Ха. После третьего к нам привязалась стая кошек с наглыми опухшими рожами. Они шли попятам, и что-то требовательно вымяукивали. Мы так и перемещались от магазина к магазину, большим здоровым коллективом. Николаич был в восторге.
    Проходя мимо проходной винзавода, он вдруг принял твердое решение немедленно поучаствовать в дегустации на самом предприятии. О чем ультимативно объявил охране. Он предлагал немедленно вести его под белы руки к местам проведения дегустаций, к празднику души и её периферии, а лучше сразу к бочкам… Я еле его отбил.

    В целом вино было полное Г. Как его тут называют – порошковое, или ароматизированное… Но! Оказывается, только последний по счету, самый крупный магазин, являлся магазином от завода. Вот там были действительно отличные вина. Правда и дороже чем в остальных… Но у нас-то за спиной уже было этих магазинов… раз, два, три,… охо-хо… Короче вошли.
    Николаич прошмыгнул вперед. Длиннющий зал пустого магазина… бутылки-бутылки-бутылки… с одного конца бочки с разливным… ага! То, что доктор прописал.
    Одиноко скучает девушка.
    Маленький щуплый Николаич ходит в очках и производит обманчиво-интеллигентное впечатление.
    - Здравствуйте! – радостно приветствует нас заскучавшая девушка.
    - Здравствуйте! – довольно внятно начинает пьяный в сисю Николаич, - Мыбым… МЫ! БЫ!… намбым… НАМ! БЫ!… хотелосьбыб… попропоп… хм… - девушка округляет глаза, и загипнотезированно смотрит Николаичу в рот, а тот продолжает - намбым… продегас… пердегус… - удивленно причмокивает, пробуя интересное слово на вкус - … ПЕРДЕГУС… ПЕРДЕГУСтирововать! Вот!… - они оба улыбаются, Николаич победоносно, девушка жалобно. С воодушевлением продолжает - Намбым…
    Уже имею жуткое желание отвести его за магазин и отпинать в лопухах.
    Отстраняю пьяного бойскаута, прекращаю эту вялотекущую шизофрению, и завожу плавный диалог о достоинствах и недостатках местных вин, уже опробованных нами… Девушка размякает и предлагает попробовать несколько вариантов… ууууу… да, вино действительно шикарно…
    - А «Черные глаза» играют… играют, легонько так на языке…
    - Ну что вы, просто напор сильный, пузырится… но как вам букет?
    - Шикарно, такие тонкие переливы!… Оно купажное?
    - Да, точно. А вот «Талисман» попробуйте… а? Правда, очаровательно?
    - Божественный нектар… вяжет немножко, чувствую оттенки… Каберне?
    - Угадали!… А вот «белый Мускат»… это наш шедевр… как?
    - Бог мой!… Какая гамма… аромат… насыщенность… оттенок меда… какой год?
    - Две тысячи второй!
    - Просто шарман…
    - ДЕЕЕШКА!…ик… ДЕ! ВУШ! КА!… А где бымным… намбым… нам блядей где купить?

    Эх, Николаич…

    Ну а в целом, все было чудесно… Странно, через три дня на вино уже смотреть не могли, хотя употребляли очень в меру… Ну оооочень…
    Пиво шло лучше…
    На берегу, под удивительно теплым декабрьским солнышком, разложив на точеной гальке газетку с поломанной, сочащейся свежим жирком воблой, красновато-прозрачной на изломе, благоухающей совершенно сумасводительными ароматами… и все это богатство под прохладное пиво… и под морской ветерок… и под шепот волн с цоканьем гальки… и под странное теплое зимнее солнышко… а солнышко-то того… на солнце явно к двадцати… а в Москве сейчас слякоть… ну давай еще по одной… пузырь жарить будешь?

    Перед поездом лихорадочно накупили газет. Ну как же, вычеркнуты из жизни были почти на неделю. Напроч. Может там Жирик уже сапоги в Индийском океане моет. А мы не в курсе.
    Чувство уходящего праздника давило… Хотелось задержать… Продлить…
    Поезд отчалил вечером. Николаич, потосковав у окна, решительно вздохнул и потянул меня в вагон-ресторан. Настроение было уже конечно не то, но пошли…
    Закончили мы… да хрен его знает… поздно закончили… спали все уже… и вагонов похоже еще десяток какие-то вредители понавтыкали, между рестораном и точкой сна.
    Ну ооочень тяжело давалось возвращение…
    Сдувшегося Николаича я тащил впереди себя за шиворот…
    Как только я отворачивался, что бы аккуратно прикрыть очередную дверь, этот заслуженный пловец, делал нырок вперед и втыкался волосистой частью организма в пыльную ковровую дорожку. Издавая при этом тупой звук и выбивая облачко пыли. Я приводил его в вертикаль и пытался по-отечески отряхнуть.
    Он покладисто похрюкивал.
    А когда мы проходили плацкарт, он вдруг вырывался и решительно лез к кому-нибудь под теплый бок, стеная о том, что сил в его маленьком хрупком организме уже не осталось, что все вокруг изверги и проч.… и проч.…
    И я тащил его за ногу, а он цеплялся за одеяло и тащил его за собой… а испуганный пассажир с ужасом таращился в темноту, и на гране истерики шептал «ЧТО?! ЧТО?! НЕ НАДО!», и в свою очередь, не желал за просто так расставаться с выданным ему одеялом…
    И я хрипел Николаичу: «Отпусти ****!»… А ошалевший пассажир шипел мне в ответ: «Не отпущу!… Получите себе у проводника!»… А **** Николаич ни чего не шипел, боролся молча…
    Так мы и пыхтели, перетягивая одеяло, в сюрреалистическом полумраке вагона, под перестук колес… Маленький Николаич сдавался первым, падал, тупо стукаясь своей умной головой о пыльный коврик, и я волок его дальше, оставляя взъерошенного пассажира с его ночными кошмарами…

    Ну а Москва… Москва была потом… И встречала Москва слякотью, шумом, и какой-то болезненной, промозглой хмарью, от которой сразу промокала насквозь и одежда… и душа…

  13. #73
    Phaeton
    Регистрация
    12.02.2007
    Адрес
    150rus
    Возраст
    35
    Сообщений
    4,369
    Спасибо +
    Получено: 588
    Отправлено: 184

    1 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    Что тебя смущает?
    1. штрафные подразделения были образованы в РККА согласно приказу 227 от 28.07.1942 (исключение ошр 42А Ленинградского фронта - 25.07.1942).
    2. младший командир мог попасть только в армейскую штрафную роту, но никак не во фронтовой штрафной батальон.
    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    Сзади НКВД с максимами
    3. никакие заградотряды НКВД с пулеметами не выкашивали своих, это бред сивой кобылы, живо подхваченный говнописаками.
    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    доложил уполномоченному особого отдел
    4. особые отделы были упразднены в апреле 1943 г., и переданы из НКВД в НКО, вместо них была образовано ГУКР "СМЕРШ"
    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    - Не товарищ майор, а гражданин майор!
    5. Опять же по воспоминаниям офицеров штрафных подразделений РККА никто так к командирам не обращался.
    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    офицер "Смерш", влюбившийся в красивую медсестру, что выложила всю подноготную Сапрыкина не смог устоять перед соблазном разобраться с соперником привычным для него способом.
    6. традиционно для постперестоечных "творцов" контрразведчики - кровавые упыри.

    p.s. просто когда хороший рассказ обрастает такими дикими неточностями становится грустно, хотя основные элементы описаны довольно правдиво. Более того, описание подвига точное, совпадает с наградными листами.

    --- Добавлено чуть позже ---

    Цитата Сообщение от MagnumAE Посмотреть сообщение
    У А.Драбкина про штурмовиков есть как пехотных кэп в стрелки из штрафбата попал
    за определенные проступки младших командиров различных родов войск действительно направляли стрелками на Ил-2. Потери там были чувствительными. Весьма сомнительное искупление для не-авиаторов, ибо стрельба на земле и в воздухе сильно отличается. Опять же по воспоминаниям кадровых офицеров, командовавших взводами и ротами в штрафбатах - их контингент был довольно грамотным, обученным и стойким. Никаких заградотрядов там просто не требовалось, потому как после отбытия 3-х месяцев, ранения или отличия в бою подавались документы в трибунал о восстановление в звании и возвращении наград, а то и наградные листы, даже при пребывании в штрафном подразделении. Именно в награждении была некая "тонкость", разжалованных офицеров представляли к солдатским наградам типа "Отваги" или "Славы", реже к "Звезде". Факт наличия ордена "Славы" у офицера (не летчика, "выросшего" из сержанта или мл. лейтенанта) однозначно говорил о его пребывании в штрафном подразделении.
    Octavia A5/2012 /1.8TSI/6-tip
    Octavia A7/2014 /1.8TSI/7-dsg

  14. #74
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    1 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Вы там, простите, что делаете? Не в носу ковыряете? Правильно… Я вот чего хотел… Хотел я рассказать вам про апрельскую поездку в низовья Волги… Слушать будете?

    Человек – существо упертое.
    И уж если оно втемяшило себе в мясо головы, что непременно должно поехать в апреле и непременно на нижнюю Волгу – грозите ему страшными наказаниями, карами, убивайте с особым цинизмом, а оно все равно поедет.
    А если вы, к примеру, будучи начальником такого недоразумения, решили вызвать его для вдумчивой беседы, усадили напротив, даже налили вкусного чаю, и приготовились досверлиться до железы совести… мой совет – не тратьте понапрасну минуты своего белкового существования, плюньте сразу! Вернее сначала посмотрите ему в глаза, а потом плюньте куда-нибудь себе на ботинок, потому что его уже нет. Ага. Он уже раскладывает в поезде удочки, рюкзаки и прочий пыльный скарб, а здесь с вами осталась лишь постепенно тающая оболочка…
    Один мой знакомый говорит, что это токсикоз последнего и первого дня. Ну, понятно да? Последнего рабочего дня перед отпуском, и соответственно первого после…
    Так что не трогайте лучше, его может вырвать. Человек сегодня уезжает…

    Ночь. Колеса выбивают нескончаемый такт мешая уснуть… А может это и не колеса вовсе виноваты, а ты сам, гоняешь что-то там в голове, грезишь, как все будет… Расслабляйся уже давай, уже все, уже началось…

    Не знаю как вы, а я обожаю выходить на длинных остановках. Выползаешь размять свои затекшие члены, на девушек весенних – короткоюбочных любуешься, знакомишься с ассортиментом хаотически снующих продавцов, интересуешься ценами, ингредиентами и способами приготовления, ну и покупаешь, конечно, чего-нибудь совершенно не нужное и даже чреватое для организма…
    А еще пирожки люблю…
    - Касатик! Пирожки купи! Свеженькие! – бабулька была румяной и напористой.
    - Пирожки? – припускаю раздумья, - Точно свежие?
    - Только что испекла! Тебе с чем? Смотри – горячие еще! – показывает пакетик с четырьмя пирожками.
    Хм, действительно горячие. Смотрю все еще настороженно:
    - Не с мясом?
    - С мясом надо?
    - Ни чего личного, с мясом не надо… А с капустой есть?
    - Есть! Конечно есть! Как раз с капустой!!!
    Удивительно просто.
    - А с картошкой?
    - И с капустой и с картошкой – честное слово! Вот как раз тут все! – протягивает теплый пакет.
    Пахнет аппетитно…
    - Ну не бактериологическое же оружие там… да ведь? – бурчу под нос.
    - Чаво?
    Рискнуть?… Ээээх! Кто не рискует, тот не пьет фестал!
    - Беру!
    В поезде радостно сообщаю сыну:
    - Ура! Мы купили пирожки!
    - Я тебе так надоел?
    Бросая вызов природе, первым надкусываю пирожок…
    Она не соврала. Пирожок был с капустой. И с картошкой. А еще он одновременно был с рисом, яйцом и луком. И на всякий случай с мясом.
    Бабулькой были проведены глубокие маркетинговые исследования. Я бы все равно ни куда не делся.
    Через два часа я полез за фесталом…

    И вот уже пролетели Урбах, Красный Кут, Верхний Баскунчак…нуууу… еще чуть-чуть… Чапчачи… Харабалинская… Ашулук…
    Станция прибытия встречала нас в начале пятого утра кромешной теменью и двухминутной остановкой.
    Я с тоской пучился глазными яблоками в черный микрокосм и ни чего не мог разобрать.
    - Быстрее! – взвыла за спиной проводница, - Две минуты всего стоим, сейчас уже тронемся!
    Я робко сунул ногу в темноту, нащупывая ступеньку. Меня нежно подтолкнули коленом в копчик.
    Вдруг темнота внизу зашевелилась… кто-то тяжело задышал… чьи-то руки вырвали у меня сумку, рюкзак, потащили вниз, потом сдернули замешкавшегося в светлом проеме сына с авоськами. Пока я пытался врубиться, сверху из дверного проема уже хрипели:
    - Не стой! Помогай!
    В этом сюрреалистическом сне на хребет мне плюхнулся какой-то ящик, сыну в руки полетела чужая сумка. Длинной железякой больно приложило по лбу. Поезд тронулся.
    Наши вещи лежали кучей. Рядом, такой же кучей лежали вещи мужиков, которые принимали с поездом передачу.
    - Вам куда? – уже знакомо прохрипело в темноте, - До Селитренного можем подбросить.
    - Да нет, спасибо, нас встретить должны… - неуверенно сказал я, безнадежно оглядываясь в темноте, - А где здесь вокзал?
    Если бы они ответили – «вокзал тут везде» я бы не удивился.
    - Там! – непонятно прохрипело в ночи, и мужики скрылись.
    Там?… Куда-то пошли. По сигаретным огонькам вышли к зданию вокзальчика. У горы рюкзаков покуривали несколько ребят. Оказалось, они едут на ту же турбазу, их человек десять, а первую группу уже увезла до Селитренного легковушка. От Селитренного предстояла паромная переправа и еще километров десять по степи.
    Тут снова нарисовались те мужики, которые помогали нам разгружаться, у них, оказывается, транспортом числилась старая буханка, в которую мы все благополучно и набились.
    Всю дорогу, сдавленный сумками-рюкзаками-баулами, исколотый удочками, я мечтал, что бы мы, наконец, перевернулись, и можно было вытянуть затекшие конечности.
    Нас выгрузили на песчаном берегу, когда еще только-только начало светать.
    Ха! Сказали наши собратья по отдыху и достали водку:
    - Ну, с приплыздом!
    Мы завтракали водкой под рассвет. И под огурец с песком. Не с сахарным. Он просто падал постоянно.
    Паром, оказывается, ждать было не надо. Роман, помощник директора базы, заслуженный индеец и человек с мозолистым багажом житейской мудрости, перевозил прибывших на моторной лодке прямо до базы, небольшими порциями.
    Наконец настала и наша очередь.
    По дороге мы были раздавлены захватывающей информацией по вопросам дефолта, стабилизационного фонда, и основных аспектов управления государством.
    В завершении Роман строго указал:
    - В рот пароход! Сидите там вялыми сисями в своих Москвах, не чешитесь ни хрена, потому и бардак такой повсеместно! Мол, мы в шоколаде, а все тихо посасывают! Самим надо! Сечёте? Самим ё! Вот я же к вам не поеду?! Вот! Понимать надо! Некогда мне! Рыбу тут ловлю! А вы там близко сидите и мышей не ловите совсем! В рот пароход!…
    Спорить уже не хотелось, водка на завтрак благотворно сказалась на общем умиротворении и размягчении организма, свежий ветерок трепал волосы, мимо проносились обрывистые и пологие берега… А где-то в глубине, чувствую, бродила большая рыбина и вожделенно урчала животом в предчувствии наших червячков…

    Разместились. Переоделись в рыболовное, похватали спиннинги и рванули на берег…
    Помахали, надо сказать, безрезультатно. Вода поднялась, течение было сильное, а тут еще и ветер начал хлестать песком в глаза… Решили пойти обратно – немного подрыхнуть.
    Мать! Перед домиком нас ожидало удивительное зрелище. Заяц. Ага. Заспанный такой заяц, совершенно зайцевского вида с серой спинкой и белой пимпочкой хвоста. Оказывается он жил прямо под домиком…
    С двумя кошками…
    И не спрашивайте! Категорически не хочу обсуждать их семейную жизнь. Но видно, что слушались они его безропотно. А как же?! С ними ведь, с зайцами как? С ними не забалуешь! Зайцы они ведь уууу! Гипперактивные заразы. Чуть что не так, сразу – иди сюда! Ну, сами знаете. Вот. Могу только заметить, что жили они, по-видимому, счастливо и полноценно. Судя по периодической, шумной возне под полом.
    Ха! Вот вспомнил сейчас… Кстати о возне… Почему-то сразу всплыл в памяти фрагмент рассказа друга о поездке в низовья много лет назад.

    Это была их первая поездка. Приехали вчетвером - два парня, две девушки. Бодрячком, такие все, готовые к экстремальному отдыху. Условия спартанские, домик щитовой, без электричества. А приехали уже затемно, а вокруг все ново, непонятно, незнакомо, а еще непроглядно и таинственно… Ну начали разбираться в темноте, при тусклом свете фонарика, вещи там раскладывать, кровати нащупывать, делятся впечатлениями в пол голоса…
    Вдруг – пук такой явственный!
    Даже не пук, а ПУУУУК!!! И заароматело сразу, до выделения слезы. Ага. Все переглянулись подслеповато в темноте, пытаясь вычислить по глазам кто этот гад… Девушки так брезгливо носики пальчиками зажали… И вдруг еще! И еще! Очередь пошла! Потом звуки начались странные из под пола, и кто-то как шарахнет снизу чем-то твердым! Девки завизжали, на стол, на кровати полезли, увезти уже требуют их от сюда, фонарик уронили… Да и ребятам не по себе как-то… Городские ребята же… А воняло, надо сказать, к тому моменту уже совсем не по светски, и голоса снизу пошли какие-то не человечьи… Страшно в общем всем.
    Ну, спать, понятно, в такой обстановке было нельзя, поэтому самый смелый, дрожащими руками принялся отдирать одну из досок в полу, что бы значит установить источник пердежа. Тянет, напряженно, фонариком тусклым подсвечивает… И вроде как и стремиться информацию получить, но оттягивает всячески этот момент потому как – а хрен его знает кто там пукает так остервенело? Понимаете, да? Вот. Остальные не дышат почти… В общем отрывает доску, а оттуда!… Из черноты провала – лохматая голова черта! Хааааа! Не ждали?!!!… Стукнуло сразу в сторонке эдак деревянно – кто-то из девушек вырубился, а может обе… в комнате завоняло вообще невыносимо, вероятно и сами уже присоединились… А голова возьми и заори по козлиному!
    До утра ребята развлекались. Удочками, палками, камнями пытались это пердящее стадо из под домика выгнать. Их с одной стороны гонят, козлы с другой возвращаются… замкнутый круг практически. Пока вожака не выявили. Напинали ему по вымени или чего там у козлов, только тогда все и ушли…
    Вот, так что шумы под полом они разные бывают. Лучше сразу оперделиться… Определиться в смысле…
    Но зайчик с кошками особых хлопот не доставлял. Маленький все же по сравнению с козлом, например. Да ведь? Если и пустит голубка, не почувствуешь.
    Что-то я увлекся этой многогранной темой… Возвращаемся к рыбалке.
    Весело насвистывая нецензурную песенку, мы двинулись ловить бель. На косу.
    Расположились с комфортом, на стульчиках. Принялись готовить начинку для кормушек. Вообще, надо сказать, там, на кормушки не ловят, просто груз и крючок. Так и надо было делать, все равно всю прикормку из кормушек быстро вымывало. А частота поклевок по-моему была одинаковой у всех.
    Раскатали забродные сапоги, и заходили подальше, что бы допулить до нужной глубины. Течение было сильным и безжалостно тащило груз. Колокольчик при этом позвякивал и наши истрепанные в ожидании рыбалки организмы постоянно срывались подсекать и вытаскивать… Потом постепенно мы угомонились, перестали реагировать на каждое невнятное подергивание колокольчика… В результате на закидуху незаметно садились по две рыбины. В целом клевать – клевало, но не бешено. Так, примерно десяток с ладошку за два часа. Воблы в улове было не видать.
    Сбоку подошли два мужика.
    - Ну чё? Клюёт?
    - Не очень.
    - Вот и у нас…
    Они отошли чуть правее, пропустили по стаканчику и начали готовиться к забросу.
    - Скользко ёптить! – сообщил более маленький и плотный, зайдя в забродных сапогах уже по колено.
    Худой и длинный двинулся за ним, осторожно прощупывая ногой дно.
    - Левее иди! – руководил маленький, - Мне мешать будешь! Ох епт… держи меня!…
    Он выполнил веселый перепляс, еле удержавшись на ногах.
    - То держи, то уйди! – недовольно пробурчал длинный, запоздало хватая товарища за капюшон.
    - Да пусти уже! – забился плечами тот, - Все, забрасываем!
    Первым забросил длинный. И начал постепенно выходить к берегу. Маленький внимательно и неодобрительно посмотрел куда лег груз, размахнулся и запулил…
    По-видимому, точка опоры в этот момент ушла у него из под ног, он закричал что-то матерно, и, пытаясь удержаться на ногах заплясал старый туземный танец «я рыбак Баскунчак наловлю вам раков»… А потом, понимая что погибает, распахнув рот, рванулся всем туловом с растопыренными руками к товарищу.
    Как испуганный младенец к маминой сисе.
    Товарища этот порыв не вдохновил, он быстро развернулся кормой к оппоненту и заковылял в сторону берега…
    - Ыыыыы… - захрипел ему в след кинутый, в совершенно бешеном темпе скользя ногами, взбивая муть, и заваливаясь вперед. При этом его руки делали хватательные движения уже очень близко от кормы друга.
    Длинного перспектива апрельского купания не грела, и он судорожно всхрапнув, ускорился.
    В этот момент маленький, уже окончательно падая лицом в воду, прямо под острый копчик товарища, вытянутыми руками успел схватить длинного за верх забродных сапог. И дернул назад.
    Длинный тоненько крикнул «Мааать!» и, выпучив глаза, начал заваливаться, садясь прямиком на голову незадачливому другу.
    На некоторое время воцарилась благотворная тишина, так как главный возмутитель скрылся в пучине. Длинный звуков не издавал. Он широко раздувал ноздри и глаза, делал широкие пассы руками как бы говоря «вот, стало быть, как тут у нас все сложилось», и пытался встать. Длинные ноги слушались плохо, они поскальзывались и норовили разъехаться, при этом он снова брякался на холку своему другу – водолазу, выбивая из того веселые пузырьки…
    Можно сказать, что рыбалка удалась.

    Так проходили дни. Они перетекали в ночи. Народ на базу прибывал, почти каждый день, и соответственно репертуар ночных песен постоянно менялся.
    А вот крупный хищник своим присутствием не радовал.
    Мы добросовестно вставали с рассветом, шли вдоль по ерику Банному и простукивали джигом дно. Ни-че-го.
    А вот животные здесь загадочные. Точно. Интересно было наблюдать такую картину – весь берег был истоптан копытами, коровьими там, свиными не знаю, но четко просматривалось, что все эти паломники подходили к обрыву, который был метра в четыре высотой, земля не выдерживала и животные падали вниз к воде. И это повторялось регулярно изо дня в день, поскольку следы обновлялись. Как они выбирались обратно, ума не преложу, берег был довольно крутой.

    А вот еще, очень названия тут интересные, не всякое ухо воспринимает. Ну, как бы так:
    - … вот, потом еще один поворот, а там можно увидеть и «сулоть Григория Ивановича»…
    - Кому?
    - Что кому?
    - Ну, это… увидеть и…
    - Маньяк!… Не сунуть, а СУЛОТЬ! Яма такая с завихрастым течением! Сомов на ней ловят. На пластиковую бутылку тросик, грузик и чехонь на крючке, плавает себе кругами пока сомяра не хапнет…
    - У тебя дикция такааааая…
    Дикция это да. Это серьезнейший вопрос.
    Это от ложки.
    Не будьте лентяями не покупайте в поездку одноразовые ложки, возьмите железную, будьте через это счастливы и мойте её регулярно.
    Вот вы голодный, разогрели себе супчик, трепеща внутренностями, суете ложку в рот… и понимаете, что какая-то сволочь создала её с заостренными краями, и эти края вот прямо сейчас режут вам верхнюю губу, аккуратненько так, в двух местах, в то время когда вы жадно всхлипывая и сострадая себе, пытаетесь всосать желудком её содержимое. И вы плачете, и хотите кушать, и говорите на неё матом взывая к благоразумию, и пытаетесь просто переливать из ложки в себя, а макаронам того и надо, они весело, горячей субстанцией, устремляются вам за шиворот… И вы понимаете, что макароны за шиворотом это может и тепло, но не питательно. И вы опять суете ложку в испуганный рот и продолжаете пилить губу… Получая от еды насыщение и страдание…
    А после обеда у вас все причудливо распухает, со стороны даже кажется, что вы зачем-то ловили ртом пчел, а речь ваша приобретает вкусные пришлепывания и пришепетывания… И собеседник из вас получается очень интересный…

    Потом мы открыли для себя ерик Поперечный. Он был гораздо мельче и уже Банного, вода в нем прогрелась раньше и рыбы соответственно было побольше. Теоретически.
    Сначала его опробовал сын, правда не очень удачно, по дороге к нему привязалась общительная местная свинья, жгучая брюнетка, на которую чадо опрометчиво топнул ножкой. Сразу нарисовалась мамаша, такая же черная, с распахнутой настежь хлеборезкой, и сыну пришлось в спешном порядке сворачивать наше представительство на Поперечном.
    Потом мы пошли вдвоем.
    Сначала все было как всегда. То есть ноль. Но только солнце уже окончательно утвердилось на небосклоне – чадо радостно заликовал! Это был первый судак. И именно как и предсказывали на белую резину. Потом был еще один, побольше, щучка, окунь… Потом опять как отрезало.

    В целом, надо сказать отдохнули неплохо. Хозяева базы, Володя с супругой очень общительные и приятные люди. И не их вина что ветер, и что с рыбой не ахти… В конце концов, мы не на рыбозаготовку ехали, а так… оторваться от суеты…
    А какие душевные посиделки под гитару по вечерам с отличными ребятами… Мммм… Не передать…
    Но вот наступил последний день, Володя с супругой повезли нас к поезду. Подъехали к парому. Машины в ожидании стояли на берегу, но въезд на паром был перегорожен тросом.
    Оказалось это идет психологическое противостояние. Отдыхающие, опаздывающие на поезд, должны были сломаться первыми и отслюнявить паромщикам по пятьсот с машины, вместо положенных восьмидесяти. Признаюсь, подгоняемый чувством скорого поезда, чуть не дал слабину. Но Володя с женой мягко намекнули, мол, я разбалую, и уеду. Человек, он ведь к хорошему быстро привыкает. А им здесь жить.
    В общем, выиграли мы.
    Доехали до станции Ашулук, тепло попрощались, и начали высчитывать где остановка нашего вагона. Все таки поезд стоит две минуты, а залезать это не десантироваться, времени больше надо, поди еще попробуй с вещами за вагоном побегать.
    Как не высчитывали – ошиблись на пять вагонов. В каком-то хаотическом беспорядке нумерация шла.
    Обратно добирались по царски. Вдвоем в купе.
    В самом начале, правда, почтили:
    - Сержантбаскунчактранспортнаямилицияоружиенаркотикирыбаценныхпород… - сглотнул, - икра… травматическоеоружие?
    Я горестно развел руками:
    - Сами бедствуем…
    Сержант поскучнел, как будто ожидал, что я зарыдаю и выложу все по списку.
    - Что, вообще ни чего? Вы же на рыбалку ездили… – упрекнул он, кивнув на удочки.
    - Увы… - посочувствовал я
    Сержант вздохнул.
    - Рыбы значит, нет?
    - Не клевало…
    Скорбно помолчали.
    - Могу путевку показать, что на базе были… - поддержал диалог я.
    - Ну… покажите…
    Полюбовались путевкой. Диалог не клеился.
    Тут проснулся второй, про которого уже все забыли:
    - Сержантхарабалыктранспортнаямилицияоружиенаркотикирыбаценныхпород… - сглотнул, - икра… травматическоеоружие?
    Все с интересом посмотрели на него.
    - За последние две минуты ни чего не изменилось… - отрапортовал я.
    Пожелали друг другу удачи и попрощались.

    Ну и поехали.
    А в поезде почему-то стало грустно.
    Не потому что рыбы от души не половили, и не потому что погода не особо жаловала… Наверное все больше потому, что долгожданная поездка пролетела метеором, оставив в памяти легкий запах полынного ветра, скрежет песка на зубах… и еще… и еще, думал я… вот не хотел думать, но думал - как все таки закручены наши дорожки-судьбы, как перемотано все в них и переплетено, и не сделать ведь ни чего, не повлиять… и смотришь на жизнь как в окно поезда и думаешь вот остановлю мельтешение, рассмотрю что-то подробнее… куда там, все летим и летим, и все больше сожалеем чем делаем…

    --- Добавлено чуть позже ---

    "О пользе положительных эмоций"

    Если вы всерьез и искренне думаете что рыбалка это такое легкое, необременительное занятие, совершенно не связанное с титаническим напряжением всех имеющихся в организме поджилок, уздечек, мозжечков и прочих аппендиксов… то вы… то вас… то вам… То вы однозначно женщина! Вот! Точно! Вы женщина! А может быть даже, жена рыбака… Ага! Угадал?… Еще нет? Ну значит будете!
    Ведь каждый уважающий себя рыбак знает, что рыбалка это подвиг и его надо пережить.
    И ни как иначе! Что?… Много вы знаете! Да, не всегда это удаётся без потерь… Не всегда… Но рыбаки же стараются! Честно!
    Например, решительно договариваются в этот раз водки брать меньше… с пивом не мешать… из машин не выхо… нет, это не то… в общем клянутся посвящать себя исключительно и нераздельно…. Ааааа! Что я вам тут распинаюсь, сами ведь прекрасно знаете, как все на деле получается…
    Но мы же честно стараемся! По мере скудных сил. И даже побеждаем… Ну, как правило… Иногда…

    Итак, к черту лирику, ключ на старт…
    Взлетели вечером в четверг. Прямо после работы.
    Используя новый тактический прием, водку заранее не покупали.
    Чем очень напугали жен.
    Мир перевернулся, они метались и не могли понять, что мы такое задумали. Поэтому отпускали тяжело, пытаясь поглубже заглянуть в наши честные глаза…
    А мы эти взгляды выдерживали стойко, ведь ехали действительно на рыбалку, а не куда-нибудь, окуни курносые, вот…
    Конечно, по пути нас ждал заезд в маркет… но тсссс…
    И не скрою, были, были зараза такая, отдельные поползновения, что, мол, раз так удачно удалось закончить рабочую неделю на день раньше, и от жен все благополучно отбились… то может и не надо так далеко пилякать, аж за шестьсот километров, а осесть где-то недалеко и…
    Но нет! Разум восторжествовал над саботажем измученного рабочей неделей тела, и мы… ха! Памятник нам из чугуна и бетона! Мы! Даже! В поездке! Договорились! Пить! Сухое вино! Каково?… Вот она силища воли! Вот оно несокрушимое… хм, правда из запланированного литра на тело, выпили по три… Но ни кто ведь и не говорил что будет легко. Зато, такая тактическая хитрость сберегла стратегические запасы водки на дне багажа.
    Итак, рванули. Ну, сама дорога, ни какими великими свершениями отмечена не была, разве только выпитым количеством ... Закончилась она утыканием среди ночи в Ильмень озеро.
    Оглядевшись, поняли, что озеро встречало нас резкой переменой погоды, шквалистым ветром и водяной пылью в лицо. Джип качало на берегу как хворостину. Было понятно, что рыбалки здесь не получится. Поэтому, посовещавшись, приняли решение искать место на каком-нибудь изгибе близлежащей речки…
    Благодаря местной, встречающей стороне, такое место вскоре и было найдено.
    Светало…
    В большом пакете был замешана ароматная прикормка… Трепетно извлечены из закромов черви и опарыши… Под тихие пришепетывания шаманов пошел тайный процесс насаживания… И вот полетели в неизвестность набитые кормушки…
    Лица, не допущенные к первым минутам священнодейства, дабы не путались под ногами, были отправлены заниматься обустройством лагеря…
    Они поворчали, конечно, для порядка, но я предупреждал, что саботажа на рыбалке не потерплю. На рыбалке ведь что важно? Правильно – железная дисциплина, а так же культура пития и чистота рабочих мест.
    Да ведь?
    Вот, а то, что вам не дают вот так сходу забросить чужую закидуху, так это только для вашего же блага.
    Честно.
    Еще начленовредите себе, сгоряча.
    Или не дай бог мне, что во вселенском масштабе гораздо трагичнее, и для вас значительно хуже.
    Наблюдая за бессмысленными телодвижениями своих сугубо городских друзей, за их робким втыканием в природу, я умилялся и балагурил… Я раздавал рекомендации… Я просто был переполнен ценными указаниями:
    - Присмотритесь, поучитесь, на мне! Пантомимично! Делай раз – насадили червяка, делай два… Чего?… Ах, так не интересно?… Все пошли ставить палатки и собирать дрова!… И не роптать мне тут! Да, я циничное существо, я разбиваю хрустальные грани и топчу розовые мечты! У вас есть розовая мечта? Я вам её растопчу! Меня так и зовут – топтатель розовых мечт!… Вперед заре навстречу собирать дрова!… Куда вы пошли? Вот так просто взяли и пошли?… А как же я? А как же я, болезные? Уже вскройте чего-нибудь, в трахеях пересохло!… Почему я все должен делать за вас?… О господи, остановите их! Что вы делаете?!… Это же палатка! Вы должны быть с ней нежны и трепетны как с гимназисткой, которую замыслили обмануть… Нет, а вот здесь надо сильнее… А я говорю сильнее! Покажите мне вашу мышцу! Вы мужчины или старые, фаршированные сиси?!…
    Но, разумеется, всем вам известно, что в целом я человек добрый и отзывчивый к чужому геморрою.
    Поэтому естественно, видя нездоровую суету Иваныча вокруг рыболовных причиндалов, тайные вздохи и нескромные взгляды которые он бросал на настороженные спиннинги, конечно таки, дал ему возможность вытащить первую рыбу.
    Которая кстати не заставила себя долго ждать. Забилась, заходила кругами на глубине, несказанно напугав Иваныча, и озадачив меня, и, в конце концов, оказалась подлещиком на полновесный килограмм. Сколько было радости…
    Друг Леха, отправился поблеснить вдоль берега, и вскоре уже бежал, размахивая спиннингом и сверкая возбужденным глазом, показывая в оттопыренной руке окушка с ладошку, которым требовал немедленно восхититься и утвердить мировым рекордом.
    Так! Я оставался последним необрыбленным! Что бы окончательно не потерять лицо, я отогнал всех от удочек и срочно выловил еще трех достойных подлещиков.
    После этого Дмитрий, как самый индифферентный к рыбалке, был отправлен разводить костер и готовить все к ухе.

    Пока периферия готовилась, я собрал вокруг себя близких соратников и продемонстрировал мастер-класс по чистке рыбы.
    С душой и в красках.
    В результате, под восхищенные взгляды, я быстро и талантливо порезал себе два пальца, был перевязан, и окончательно перешел на руководящую работу.

    А мои друзья решительно захотели выйти «в море». Для этого у нас имелись две немолодые резиновые лодченки.

    Необычайное происшествие произошло с путешественником Иванычем при отплытии.
    Только он раскорячился недвусмысленно в лодке, эдаким Сирано де Бержераком, только победно улыбнулся… деревянная «баночка» не выдержала жизненного опыта его грандиозного филея и лопнула.
    Треск разнесся над притихшей рекой.
    Иваныч взвизгнул, больно уколов себя занозой, забился в узкой лодке раненым бобром, пытаясь встать, хакнул что то по индейски, и красиво ушел в гостеприимный водоем.
    Зрители притихли.
    Действо продолжалось.
    Выскочив пулей, он решительно кинул себя на новый приступ строптивого плавсредства… но немного не рассчитал толкающую силу, и приземлился животом поперек лодки. Опять что-то затрещало, а получивший разгон Иваныч начал сползать, и в результате погрузился передней частью тулова в воду.

    Величественный копчик с растопыренными ногами как бы зажил своей жизнью и, уже не надеясь на хозяина, пытался самостоятельной задержаться на лодке, не желая сползать за остальным телом.
    Тем самым, не давая голове всплыть и перекрывая доступ в неё кислорода.

    Я катался по берегу, уже не смеясь, а жалобно всхлипывая, мышцы живота сводило страшными судорогами, и при этом, с настойчивостью папарацци, я пытался запечатлеть для истории эти замечательные кадры. Но спазмы смеха корежили меня, и я фотографировал траву, в которую утыкался головой.

    В это время Иваныч пришел в согласие со своими обоими концами тела и вновь показался на поверхности.
    Рядом в такой же лодке, уже беззвучно корчился Леха… Иваныч посмотрел на его плавсредство… на свое измятое и поломанное… Леха простатой почувствовал недоброе и из последних сил начал отгр######… Иваныч прыгнул, но не достал…

    Когда я уже решил что сейчас умру, они, наконец, отплыли.

    Странно, Иваныч, после всех этих физических упражнений, выглядел огурцом и даже потребовал передать ему с берега спиннинг. Леха же наоборот высмеял все силы, развалился в лодке и задремал.

    Дальше вышло вот что,… мне с берега было конечно видно плохо, да и слышно не очень, ну что-то вроде – «Бу-бу-бу-ааать!… Хааа!… Ляяять!… Ёёёха!… Бу-бу! Ууука! Лёёёха!»

    Я начал приглядываться и заметил, что в одной лодке беснуется вроде Иваныч,… во второй же лодке явно угадывалось распластанное пузо Лехи,… и было оно сначала индифферентно,… потом оно вдруг подскочило от особенно громкого «…ляяять!…ёёёха!» Иваныча, потом раздался легко узнаваемый треск и Леха полетел за борт.

    Оказалось вот что.
    Леха задремал, и его прибило в нависшие кусты у дальнего берега. Иваныч в это время занимался блеснением неподалеку. Занимался он блеснением совершенно в немыслимой позе, запихав свой нескромный филей между поломанных баночек и разложив конечности по краям. Заняв все пространство.
    Как он вообще греб в этой унизительной позе, ума не приложу.
    И представляете случиться такой неприятности – клюнуло. Ага.
    Иваныч сначала ни чего не понял и даже обрадовался как ребенок.
    А потом почувствовал, что его очень быстро утягивают куда-то вдаль от костра, водки и ухи. Куда то в неизвестность. И препятствовать он этому не может ни коим образом, потому что и грести и держать спиннинг в такой странной позе было невозможно.
    И стало Иванычу страшно.
    И проносясь мимо Лехи, он, естественно, закричал пронзительно, эдак басковым, не в рифму и неинтеллигентно…

    Лехе в это время снился какой-то совершенно замечательный, вкусный сон, абсолютно даже и не про рыбалку вовсе, а там про пиво, телевизор, не знаю короче, ему по-моему ни чего другое вообще не сниться… ага, а про рыбалку он уже успел благополучно забыть.

    Поэтому когда ему резко и тревожно крикнули в ухо, он, конечно, ошарашено попытался вскочить с дивана…
    В общем «баночка» под Лехой не выдержала тоже.

    Да, друзья у меня монументальные.

    Я заорал, что бы они тащили свои неугомонные копчики к берегу и перестали разрушать девственную природу, посулив допустить их до закидушек.
    Не выдержав издевательств, рыба у Иваныча конечно сошла, и они с радостью вернулись.
    Я же, тщательно проинструктировав злодеев, отплыл поблеснить.
    Лодка была действительно карликовая и не удобная. Единственный вариант блеснения оставался – запулить блесну и просто грести, позволяя ей волочиться за лодкой.
    Очень скоро по вздрагиванию кончика удилища я понял, что твистер, за что то зацепился, перестав грести потянул спиннинг и сразу почувствовал резкие удары на том конце… и все… обрезало свежую плетенку 0,15 начисто.
    Воодушевленный почином, я привязал новую блесну и продолжил поиски. Вскоре конец удилища опять задрожал и из глубин был поднят хороший судачок, а за ним еще один. Потом долгое время ни чего не нарушало тихое умиротворение, я греб вдоль совершенно безлюдных изгибов реки и наслаждался тишиной. Практически идеальная гладь воды… ласковое солнышко… тишина… свежая прохлада… долбануло… Долбануло!!!
    Я подскочил, понимая что удар был очень основательным, подсек… похоже кто то одновременно подсек меня вниз… конец моего любимого спиннинга попрощался – «хрясь», и приказал долго жить.
    «…воооююю..ааать!» раскатилось над водой, и я, подмотав леску и убедившись, что рыба сошла, погреб к своим.

    А тааааам… А там была уха. Целое ведро. И сковорода жареных подлещиков. Они таки умудрились мерзавцы их надергать и обошлись малой кровью, всего то сломали мой подсачек.

    А потом был костер до середины ночи, звезды, задушевные разговоры, на которые в повседневной жизни времени, почему-то абсолютно не хватает… потом комары, молодецкий храп в палатке… и утренняя зорька…
    К обеду поймали еще тройку хвостов на жаркое, а с собой ловить не стали, ни к чему, не за тем ехали, ведь приспичит, и в магазине можем купить, а свою частичку счастья мы уже получили, пусть и другим останется.

    --- Добавлено чуть позже ---

    о. Хачин 2007. Под знаком Дня Флота.

    И даже не говорите мне, что пить это плохо. Сам знаю.
    Короче уговорили друзья поехать на Селигер, на остров Хачин, с палатками…
    Впереди предстояло празднование дня флота и прочие приятственные встречи, поэтому мы, здраво рассудив, что на своих машинах можно таки и не вернуться, решили брать такси.
    Оказалось, что заказывать такси гораздо дешевле с самого Селигера, из славного города Осташкова, москвичи же ломили немыслимые цены, ну на то они и москвичи..

    Выехали рано утром 28-го июля втроем, на двух такси. Одно полностью занимали наши вещи, а второе собственно занимали мы втроем, и пиво.
    Дорога промелькнула быстро, чему способствовало пиво и мастерство водителя Дениса.
    По приезду все смешалось. Радость встречи со старыми друзьями, знакомство с новыми, хлопоты по вытряхиванию пыльного скарба, установка палаток…
    А вечером шашлык, песни, задушевные беседы и прочее расслабление окоченевшей от работы души.

    Конечно, сразу после установки палаток, я как упертый рыбак, бросился на берег и начал оснащать и забрасывать закидухи с кормушками, нутро которых набивал обалденно пахнущим Сенсасом, и насаживал на крючки московских продажных червей.
    Потом навострил спиннинг и начал блеснить. Надо сразу сказать, что ловля хищника так успеха и не принесла, на блесну ни чего не попалось.. ну почти.. но об этом позже.

    Зазвенел первый колокольчик.
    Радостно защемило сердце. Вот оно! Долгожданное!
    Сзади раздался голос Борыча – «Кэп, можно я первую вытащу, а то ни когда не ловил?»
    Эх, моё доброе сердце…
    Что бы вы думали? Первой рыбой выловленной в этот раз на Селигере был налим.
    Знаю, что они летом не ловятся. Знаю.
    Разум налима для меня глубоко загадочен и туманен. Даже допускаю, что это интеллигентное существо было привлечено нашими громкими голосами, гоготом и песнями под гитару. А может еще и запахом шашлыка.
    Короче налим оказался рыбой напрочь одинокой и тянущейся к общению. Вероятно, он подумал, что один налим такую хорошую компанию не испортит, и ему найдется теплое местечко в коптильне. Так и вышло.
    Пока я переоснащал и закидывал закидуху, зазвонил другой колокольчик.
    Борыч, уже окончательно уверивший в себя как в непревзойденного рыбака, кинулся вытаскивать. Его пыхтение привлекло моё внимание, и я насторожился. Шло тяжело.
    Какая непостижимая нечеловеческая наглость - он вытащил достойного леща!
    Я уже начал прикидывать, чем бы связать этого распоясавшегося рыбака, но Борыч, чутко уловив хрупкую грань момента, пошел победителем к костру, шашлыку и водке, неся с собой весть о первой рыбе.
    Я вздохнул, и вновь установил закидухи… И затих в ожидании…
    Тут пришел Миха.
    Надо сказать, что Миха опытный рыбак, он пришел мощно. Не один. С фидером.
    Начался мастер-класс фидерной ловли.
    У меня чего-то не клевало, а тут еще провокаторы начали звать к столу, соблазняя водкой и песнями... и я пошел... я уже почти отошел, когда вновь услышал призывный звон колокольчика..
    Как я бежал…
    Напрасно…
    Миха уже вытаскивал на мою закидуху здорового леща.
    Меня это сломило окончательно, и я ушел к празднику жизни и песням под гитару…

    Когда окончательно стемнело, организм, перенасытившийся шашлыком, водкой и песнями, захотел покоя и романтики, ну сами знаете как бывает.
    И мы с Катей отошли на бережок, посидеть на скамеечке, побеседовать душевно, полюбоваться на задремавшую природу...
    А надо напомнить, что к этому моменту, я уже развил бурную деятельность по рыбалке, навел хаос, и разбросал по окрестностям кучу всяких снастей.. А! И блеснил еще неудержимо… Это важно!

    Короче ночь.. вода тихо плещется.. Нилова Пустынь красиво эдак подсвечивается невдалеке... камыш шуршит.. сзади приглушенные голоса у костра, треньканье гитары..
    Романтика и интим короче, в одном флаконе.
    Вот.
    Ну, проходим мы на бережок, ощущая ногами прохладу уже остывающего песка, беседуем о чем-то неважном.. садимся на лавочку..

    ТВОЮМАТЬЬЬЬ!!!!!!

    Я очень удачно все разбросал.
    Блесна воткнулась мне прямо в зад.

    А Катя говорит чего-то в пол голоса, душевно так... о красоте мест.. еще о чем-то, о своем наверно, о женском..
    А мне уже хочется орать в полный звук на мате, но я не знаю как начать.

    И тут на берегу появляется Миха.. и вежливо интересуется "не помешал"?
    Я, чувствуя спасение, пытаюсь обратиться к нему... но от долгого сдерживания "наболевшего" кроме - "в зад" изрекаю мало что членораздельного..
    Культурный Миха говорит - "понял, извините" и начинает уходить..

    Тут уже я не выдерживаю, и поправ интимность момента и всеобщую трепетную тишину, ору:
    "Миха, мне блесна в зад воткнулась!!!!"

    Катя, которая была не в курсе моих телесных переживаний, сначала пытается осознать эту выпадающую из романтичного антуража фразу, хлопает своими замечательными глазами, а потом начинает подергиваясь сползать на песок…

    Надо отдать должное Михе, он быстро врубился в обстановку, мужественно взял в рот фонарик, и светя мне в зад блестяще провел хирургическую операцию.
    Что и запечатлела пришедшая в себя Катя.. Снимок получился душевный…
    Эта новость была радостно сообщена всему лагерю, и надо мной издевались до самого конца.

    Блесну мне зачем-то положили в карман толстовки, она там воткнулась всеми своим крючками, и больно кололась когда я, забывая, засовывал туда руку. Потом мне её вырезали. Вместе с куском толстовки. И дальше я уже ходил с совершенно замечательной дыркой в боку.

    Потом процесс рыбалки приобрел какое-то шизофреническое направление.
    Мы предавались разгулу и возлияниям, и совмещать это дело с рыбалкой не было ни каких сил.
    Выглядело это примерно так:
    Утром, пошатываясь, я шел умываться, заодно перебрасывал закидухи, снимал рыбу и проклиная слабохарактерность, уходил к просыпающемуся народу, костру и празднику жизни… То есть с удочками я встречался только утром.

    А все потому что день встречи плавно перешел в день флота, а офицеров флота было два – я и мой друг из Питера, потому мы должны были присутствовать на тостах, чего-то говорить и принимать величественные позы и поздравления. И петь. И пить. А люди приходили, приезжали, приплывали… и поздравляли… и это было прекрасно и ужасно одновременно…
    Я побил все свои жизненные рекорды. Я должен был умереть. Я непременно должен был умереть… Но свежий воздух, и можжевельник в котором стояла палатка, не дали мне этого сделать.

    Помню, как-то среди хаоса друг Леха спросил меня: «Какое сегодня число?»
    «Четвертое» говорю.
    Тут он сказал совершенно замечательную фразу: «Какой кошмар, четыре дня бухать!»
    Я хитро улыбнулся: «А 28-е, 29-е, 30-е, 31-е?… Восемь Леша, восемь!»
    Он выпал.

    У меня замечательный друг. Нет, так в повседневной жизни его на бутылку пива не дозовешься, не пьет, за рулем всегда… а тут… ну забодала суета наверно в конец. Так думаю.
    А еще он очень любит с девушками знакомиться, когда выпимши.
    Наверно сразу представляет себя эдаким 20 летним кавалергардом, без лысины и пузика.
    Первый день: остров Хачин, он, надо сказать, довольно густо заселен отдыхающими, лагеря студентов даже стоят, и вот постоянно мимо нашего лагеря дефилируют какие-то девчушки, совершенно милые и симпатичные.
    Так вот в первый день Леха призывно кричал «Девушки!» и порывался бежать знакомиться.
    Я пытался вразумить его, что в сорок так быстро бегать не рекомендуется, а рекомендуется тихо сидеть или молча лежать, предлагал ему потрогать себя за лысину и пузо, и осознать. Но он гоношился. Еще были силы.
    На второй день он уже просто кричал «Девушки!» но бежать уже не пытался.
    На третий день при крике «Деее….» его голос сорвался на какой-то козлиный крик, и я мудро заметил: «Вот так приходит старость…»
    Леха загрустил, и кричать перестал, а потом уже и перестал оборачиваться на девушек.

    Постепенно народ начал разъезжаться, пьянство в усмерть надоело, и захотелось просто тишины и покоя.
    Дабы разом прекратить затянувшийся разгул, я собрал все пиво в лагере и торжественно вылил его.
    Я думал, меня порвут.
    Но нет, оставшийся народ начал постепенно приходить в себя, по-новому воспринимая окружающую красоту.
    Мощный Стилет взвалил на себя бремя колки дров, и мы с ужасом наблюдали, как он технологично забивал в огромный пенек остатки топоров и колунов.. и все гадали, а что он будет делать, когда внутри завязнет и обломается последний топор. Но ему каким-то непостижимым образом удавалось развалить это ужасное, напичканное железом сооружение, и при этом ни чего себе не отрубить.
    В общем, жизнь налаживалась

    Мы даже обнаружили, что делили палатку со стадом совершенно ожиревших от пьяной крови комаров. Они реально были такие огромные, что с ними было тесно. А еще, я всерьез боялся, что в одну прекрасную ночь они просто выволокут меня за ногу из палатки и допьют где-нибудь в можжевельнике.
    Интересно было наблюдать, как они питаются.
    Ночью, укрывшись с головой спальником, и оставив узкую щелку для дыхания, я сквозь сон наблюдал такую картину.
    Комар, наглая жирная сволочь, плюхался на матрас, и тяжело переставляя ноги, шел к дыхательной щели. Его шаги гулко отдавались в ухо, и казалось это идет сама смерть. Он подходил, водил жалом, тяжко вздыхал, и втыкался куда-нибудь в нос. Нажравшись, он, утомленно похрюкивая, распластывался прямо на носу, пузатой красной тушкой, и засыпал, почмокивая.
    Те, кто пытался взлететь и укрепиться на потолке палатки, ночью срывались и падали на лицо оглушительно лопаясь.
    Да, мы вскормили много комаров.
    Но когда совсем охреневший паук свил у нас в палатке паутину, я понял что пора собирать силы на генеральную приборку.

    Надо сказать, что живность, вообще к нам тянулась. Как бы почувствовав в нас либеральный источник высококалорийной спиртосодержащей крови.
    Кто-то постоянно скр######я под надувным матрасом. Наглые жуки совершенно немыслимых форм запросто пытались залезть в ноздрю и истоптать лицо.

    А когда мы уже собирались сворачиваться…

    Я потянул матрас… и тут из-под него высунулась голова… это была натуральная голова змеи, угрюмая и недовольная.
    Как я не своротил палатку, пытаясь спасти себя любимого, до сих пор понять не могу. Но очнулся я уже снаружи. Взял палку, приподнял край матраса…
    Это была жаба. Даже не жаба, а ЖАБИЩА.
    Вот как получается.
    На горошинах мы не пробовали, а на жабе оказывается спали… и что характерно, не превратилась она замечательным образом в прекрасную царевну… враки это все наглые, натуральный обман маленьких ребенков…
    Правда, как мне показалось, была она беременна, грустна взглядом, и не хотела уходить…
    Кода первый энурез после встречи с ней прошел, я, аккуратно, почти нежно, палочкой, оттолкал её метра на три от палатки и указал направление движения.. и что вы думаете?
    Когда друг Леха начал складывать свои вещи, к нему в объятия, из резинового сапога, радостно бросилась наша беременная разведенка…
    Друг, радость встречи не разделил, заорал истерично от внезапности, отбросил сапог, и споро передвигаясь на карачках, бежал.
    А потом еще долго держался за сердце и почему-то говорил, что больше ни когда не будет пить.
    Так что жаба, сцуко, женщина опасная. Привязчивая. Не дружите с жабами. Вот.

    Они кстати нападали не только в палатке.
    Ребята к нашему приплызду построили замечательный туалет, комфортный, клеенчатый, спиралевидный… то есть человек нахохлившийся в задумчивости был избавлен от унижения смотреть в проем двери и наблюдать всякие нескромные лица снующие туда-сюда.
    Лабиринт был сложным. Там можно было спьяну запросто заблудиться. И одичать. А еще, его быстро облюбовали жабы. Которые нападали из недр, из темноты, когда чей-то мощный крестец закрывал им вид на луну.
    Блин, как они меня напугали поначалу в темноте. От неожиданности я даже вступил в дерьмо предков.
    Мы, признаюсь, даже хотели потом пошутить – положить в дырку два красных светлячка, знаете такие светящиеся палочки для поплавков, для ночной рыбалки?
    Представляете, заходит в туалет зашуганый жабами и всеобщими шорохами человек… разумеется первый взгляд туда куда он должен сейчас отстреляться… а там два красных глаза…
    Это как раз тот случай – пошел пописать, заодно и покакал.

    Но давайте лучше о вкусном…

    А потом мы ходили за грибами.
    Грибов было очень много. Нереально много. Мы прессовали их в котелок, намериваясь полакомиться грибным супом, но их оставалось еще две трети, а для картошки и лука места уже не было, поэтому пришлось оставить только самые пафосные экземпляры, а остальных отпустить.

    Когда закончились черви, я начал изобретать тесто и макароны.
    Рыба охренела, и по началу отнеслась к высокоуглеводной пище с недоверием, это выразилось в прекращении клева.
    Друг Леха заскучал и заявил, что немедленно пойдет и поймает кузнечика, потому как именно кузнечик непременно является лакомой отбивной для здешних рыб.
    И он пошел.
    А потом он начал орать.
    Как будто на него напали целых две жабы.
    Пришлось идти.
    Блин, это была здоровенная гадюка! Длинной больше метра, а толщиной… а толщина у нее была такая, как будто она съела уже не одного отдыхающего.
    Самое унизительное было то, что эта сволочь нас напрочь игнорировала.
    Или это комары, жуки и жабы уже успели сдать, что мы не опасны в быту? Не знаю.
    Короче Леха начал исполнять вокруг неё старый индейский танец «Укушу тебя за копчик», притопывая в такт босыми ногами в тапочках.
    Гадюка хмыкнула и поползла.
    Леха зарыскал по окрестностям, и явился с палкой, в пол метра длиной.
    «Это зачем?» поинтересовался я.
    «Убью!» мужественно ответил друг.
    «Ну-ну, удачи тебе, Ястребиный Глаз… завещание не забудь составить»
    Леха долго прыгал по кустам, взвизгивая на каждый шорох.
    А гадюка, наверно, уже лежала где-то в теплой норке, и гаденько хихикала.

    Нет, главное интересно, до этого, ночью, в кромешной темноте, пьяными бабуинами, мы шарахались к пляжу, в туалет и вообще по окрестностям, а после встречи с гадюкой, начали натягивать сапоги и робко светить себе фонариком, настороженно прислушиваясь…

    В общем, гадюку он не добыл, зато победил в неравной схватке несколько кузнечиков, на которых мы действительно быстро поймали замечательных красноперок.
    Потом рыба распробовала макароны, ну кто бы сомневался, и поперла.
    Но так как рыбой мы уже обожрались по самое не могу, просто ловили и отпускали, ловили и отпускали…

    В день перед отъездом мы загрустили. И было от чего. Мы были последние, кто уезжал с места стоянки и предстояло все нужное сложить и убрать, а не нужное выкинуть.
    Ночью мы чуть не решили эту проблему кардинально.
    Дело в том, что ребята, уезжая, оставили нам на столе свечу, мощную такую, в жестяной банке, с фитилем в палец толщиной. Сказали что она специальная, от комаров.
    В последний вечер мы её обнаружили среди продуктов и запалили.
    Тут надо немного рассказать об устройстве лагеря.
    Центром его, конечно, являлся добротный, сколоченный из бревен стол, с бревнами же вместо сидений. О которые я, кстати, так натер себе попу, что она превратилась в один гладкий мозоль, без всяких глупых впуклостей, и ею уже запросто можно было колоть орехи. Но сейчас не об этом.
    Так вот, рядом со столом, как бы продолжением его лежали четыре бревна квадратом, а в середине был костер. Все это сооружение было укрыто сверху двумя тентами от непогоды, над столом и над костром соответственно.
    Итак, запалили мы эту гнусную свечу, комаров она, конечно, не отпугнула, ну да светила себе и светила. К ночи все расползлись спать, а мы с другом Лехой остались поболтать за жизнь.
    Часа в три, я, краем глаза заметил, что на столе веселиться какое-то пламя.
    Оказалось, что эта замечательная свеча окончательно распоясалась и запылала всей банкой. Что уж там в ней было – хрен её знает, но столб от неё стоял уже не слабый, а порывы ветра пригибали его к столу и уже начала плавиться клеенка и близстоящие пластиковые стаканы.
    Чего-то мы поначалу растерялись, захлопали крыльями и, (господи, два здоровых мужика!) не додумались ни до чего лучшего как залить это пылающее масло газировкой.
    А ему того и было надо.
    Мамамоядорогая!
    Фейерверк!
    Фонтан из снопа искр, подобный бенгальскому огню взметнулся к тенту, поливая нас горящей субстанцией и грозя уничтожить все нажитое непосильным трудом.
    Мы заорали в ночи, замельтешили вокруг стола, ломая мелкие предметы и внося хаос в тишину ночи.

    Соседи, которые располагались метрах в пятидесяти от нас, перестали смеяться и петь, и попрятались по палаткам, подозревая, что начался какой-то сатанинский ритуал.

    Сбив с себя пламя, мы, наконец, додумались прихлопнуть это безобразие миской.

    А потом, переведя дух, долго ржали, представляя, как бы мы разом решили все проблемы по сбору лагеря, а может быть даже, мельтеша хаотично горящими факелами по периметру, подожгли бы нахрен палатки и решили проблему в корне.

    Но все хорошо, что хорошо кончается.
    На утро были сборы. Вызов катера. И прощание с гостеприимным островом.
    А погода была как песнь.
    Она говорила – ну куда вы? Ну останьтесь еще на пару деньков, посмотрите какая красота…
    Но человек такое озабоченное существо, ему вечно куда-то надо торопиться, доделывать свои глупые дела… ему некогда подолгу пребывать в неге тишины, в прохладе свежего ветра, в легком шорохе прибоя… ему всегда некогда…

  15. #75
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Сейчас вот не перебивайте меня, и воображение, у кого есть, включите..
    Мой друг Леха бомбит.
    И вот как то раз подвозил он одного клиента..
    А зима, поздно уже, темно.. Клиент показывает пальчиком, здесь направо, здесь налево.. И не понятно уже ни хрена, где едем.. Район, знаете ли, такой.. типовые коробки домов, дворики, улочки, мусорки всякие замечательные.. эпоха заката рассвета техногенного зодчества победившей демократии.. Растрелли Бартоломео Франческо нервно икает в углу..
    А машинка не тянет ни фига.. как будто держит её сзади кто то за попку, не пускает.. Странности какие странные, думает Леха но едет, клиенту ведь все его душевные переживания, по поводу загадочного поведения машины глубоко безразличны, он бабули платит..
    А клиент, надо сказать, мутный какой-то.. вернее, сначала то он вроде обычным казался, а уже потом Леха восстанавливал в памяти – точно мутный..
    Но по порядку..
    Итак, приехали вроде.. Здесь, говорит клиент, расплачивается и уходит..
    Ну, Леха, вылез из машины, обошел её.. Мать! Колесо пробито!.. А запаски как назло нет..
    Хорошо до дома не очень далеко. Поймал тачку, добрался, разбудил соседа, одолжил у него запаску.. дело сорока минут.. банальная история, скажите вы?
    Это не история еще.. это как в секосе – прелюдия..
    Вот вы кстати, извиняюсь, если занимаетесь сейчас, прервитесь лучше, самое интересное начинается. Забычкуйте так сказать, потом продолжите..

    В общем, ловит Леха тачку, едет назад… это, думает, замечательно я сегодня побомбил в минус..
    Ну, высаживается.. Топает во дворы.. А колесо на штамповке тяжелое, сами знаете.. А снегу по колено.. А под ним лед накатом..
    Упал для начала разок, потом другой, материться начал..
    Но доползает, наконец, до двора..
    И тут поплохело Лехе сразу..
    Машинки нет!
    Его маленькой любимой заиньки, его серебристой восьмерочки нет! Похитили злые тати, надругались всяко разно и взяли в полон!
    Тут он как раз подумал, что мужик то мутный был.. Небось спланировано все заранее было..
    Сердце!
    Сердце защемило, заныло, и заметался Леха от безысходности, с этим гребаным колесом, по холодному пустому двору.. Даже звать начал в голос, ага, собак испугал даже.. Но куда там, нету..
    Выскочил в другой двор.. Твоюмать! А он точно такой же..
    И тут надежда в Лехе затеплилась, думает - может двором просто ошибся, и зайка его стоит сейчас где то рядом и плачет на холодном ветру..
    Побежал Леха, тяжело дыша, по периметру.. один двор, другой..
    А колесо это гребаное весит уже тонну!
    Выдохся Леха. Поставил колесо за нарядную зеленую мусорку.
    Машинку найду, думает, и заберу потом..
    Дальше идет налегке..
    Ну и точно! В очередном дворе находит! Вот она заинька – стоит вся в снегу, замерзла.. И, что характерно, личность какая то подозрительная рядом пасется.. то ли с собакой гуляет, то ли недоброе замыслила не понятно.. Бросился Леха к машине, обнял, поцеловал.. снег отряхнул.. и обратно, за колесом..
    Место быстро нашел, ну так освоился уже..
    А колеса нет.
    Вот точно то место.. здесь он желтым еще на снегу написАл.. вот ямка вроде от колеса..
    Ах, злодеи! Какие же они злодеи! Небось, припасли из окна, и когда он ушел, нагло завладели!
    Плюнул Лёха в сторону дома! Покричал матом, помахал кулаком в темные окна.. Разошелся, снежок даже кинул.. Но делать нечего, отправился обратно к машинке, надо же выбираться как то, утро скоро..
    …Приходит в знакомый двор.. нет машины!.. Теперь уже стопудово.. вот видно же – стояла, здесь он снег счищал.. а теперь нету..
    Заорал Леха, раненой выпью, заметался заламывая руки..
    Народ даже просыпаться начал, свет повключали, интересно же, кто там все бегает и воет постоянно.. некоторые даже чай заварили, к окну сели, продолжения ждут.. репы в окнах видно..
    А Леха все уже, готов.. практически с ума сошел от таких нервных переживаний.. сел в сугроб, закурил...
    …Посидел.. как джоп окончательно отморозило, побрел домой..
    Бл!.. Через пару дворов, у мусорки.. глазам не поверил – колесо! Стоит себе сиротливо, ни кому не нужное такое.. вздохнул Леха, ему оно теперь тоже..
    А плохо так на душе, даже брать его не стал.. дальше побрел..
    Ну и понятно уже, да?
    Через десять минут натыкается на свою машинку в каком-то дворе…

    Долго еще люди с интересом наблюдали как какая-то странная личность носилась взад-вперед по их дворам.. то радостная с колесом, то, подвывая и маша кулаками в окна, но уже без колеса..

    А Леха забухал потом даже.. сами понимаете, нервный срыв..
    Да, а район тот Леха не любит с тех пор.. вот не украли вроде ни чего, а осадок остался..

    --- Добавлено чуть позже ---

    Меня Леха недавно вообще чуть до инфаркта не довел.
    Ага, зараза такая. Очень, знаете ли любит покритиковать мою хундайку… Причем, сам ездит на четырнадцатом тазике. Злодей.
    Мы тут с ним недавно на рыбалку ездили в Подмосковье, и я опрометчиво предложил ехать на моей… Проклял потом все…
    Во первых мы же ведь журналы всякие автомобильные регулярно почитываем, тесты подробно изучаем.. и через это становимся специалистами шопистес..
    Едем. Смотрю притих. Прислушивается и гоняет что-то в голове.
    Даааа, говорит, а хакапелита твоя четвертая не очень оказывается, в тестах середнячек, да и шумная…
    Соболезнует типа.
    При этом сам ездит хрен знает на чем. Такая резина вообще уже не продаётся. Они, может, вообще одну партию выпустили, испугались и бежали за границу от разгневанных граждан.
    А Леха купил.
    Прочитал наверно, где то.. А еще он повырывал у себя из них шипы, вроде как – когда много утеряно, то лучше вообще без них. Профессор.
    Теперь его мотыляет и расколбашивает по дороге мама не горюй. Но профессор.

    Спрашивает, какое масло залито?
    Зачем спрашивать если все равно кафно? Ведь чистый нектар только у него.
    Потом оказалось, что у меня кнопки на дверях и бардачки не подсвечиваются. Лишенец я короче… мужайся…

    В общем, измучил меня по дороге обратно.
    А еще когда туда ехали, я своим путем вез. Всю дорогу 90-120. Лесные пустые дороги, красооооотииищщщааа!
    Обратно Леха вызвался указать более короткий путь.
    Я повелся..
    По каким-то городам и населенным пунктам.. чих-пых, чих-пых.. писец.. скорость 20..
    Говорю – подержи руль.
    Он – зачем?
    Подержи, я тебя душить буду…

    Воткнулись за каким-то самосвалом, а в нем трактор перевозили.. и не уйти ни куда, зажали.. грязь летит, вонища, трактор этот раскачивается на неровностях, того и гляди сделает из хундайки блин с начинкой..
    Ну, подгадав момент, обгоняю и оставляю этот ужос далеко позади..
    Так Лехе ведь неймется опять, говорит, знаю здесь все как свои пять, давай сворачивай, улочками срежем..
    Бл!… По грязи.. По ямам.. По помойкам..
    Срезали..
    Вырвались на трассу – уткнулись в зад бессмертному самосвалу с трактором..

    Подержи руль, говорю, все таки надо по быстрому исправлять одну ошибку природы…

    Вот. А потом он причинил вред моему усталому доброму сердцу.
    Ооооо! говорит, а у тебя лобовое треснуло!

    Тут у меня сердце остановилось и упало куда-то вниз…
    Смотрю – точно! Через всё лобовое по середине…
    Может царапина?, говорю.. Хотя откуда?
    Леха изогнулся, глазом поводил под другим углом.. неа, говорит удовлетворенно, не царапина, когда снизу смотришь, видно в плоскости насквозь треснуло..
    Короче вечер у меня был испорчен… Ну, думаю, я и попал…

    А на следующее утро мы с ним опять встречались, надо было ко мне в гараж за его колесами съездить.. Ну я заранее вышел, пыль там протереть.. Вздохнул на трещину глядя.. И тряпочкой провожу по стеклу..
    Твоюмать!
    «..когда снизу смотришь, видно в плоскости насквозь треснуло..»
    Убью, думаю!
    Это паутинка была.
    Ага. Распласталась зигзагом по всему стеклу зараза… Десять лет жизни захавала…

    Ну, остыл я немного, стекло помыл – сияет.. тут Леха подходит, сразу типа соболезнования по поводу стекла..
    Я говорю, да в голову не бери я уже новое поставил.
    Леху надо было видеть.
    Вы когда-нибудь отбирали у детей конхветку?
    Как?!!.. Мы же к ночи только вернулись?!!
    Да вот, говорю, в круглосуточный сгонял, купил, с фонариком за полчаса поставил, делов то..
    Леха аж в лице переменился, раскудахтался – типа это невозможно! Во первых ты не умеешь, во вторых ты во первых!..
    Ухмыляюсь. Сам посмотри – нет трещины, новое стекло.
    Недели две его мучил, за масло, за шины, за тесты, за рубец на сердце… за все оторвался J))

    --- Добавлено чуть позже ---

    Вообще-то я неожиданности не люблю.
    И люблю в то же время..
    Странное у меня к ним отношение.. Двояйковое..
    Неожиданности ведь для того и придуманы всякими злодеями, чтобы нарушить хрупкую целостность вашего шаткого бытия, в котором вы тщетно пытаетесь придерживаться каких-то своих глупых планов..
    Злодеев это ни разу и ни как.. и они привносят в вашу кисельную жизнь мощную струю хаоса и радостного бардака.. все как я люблю..
    В этот раз, злодеем оказался Иваныч.
    Он нагло позвонил за неделю до времени Ч.. и ударил поддых – «Полетели на базу, на Волгу, нас приглашают, все оплачено, грех отказываться, а?»
    Вообще-то для Иваныча - все Волга.
    Что южнее Москвы.
    Без глупых условностей и уточнений. Тем более оплачено все.. Тут ведь уже какая разница.. Правда?
    Вот.
    Но для начала я конечно заупрямился – работа, планы.. и вообще не хрен так внезапно вторгаться в налаженное и устоявшееся.. Но в душе-то уже понял, что не поехать нельзя. Потому быстро разрулил всякие рабочие моменты, скомкал и забил по щелям незавершенные дела.. Ну и был готов.
    Все это время я пытался выяснить у Иваныча – что это за база? Хотя бы как её название? Но Иваныча такие мелочи не занимали.. он у нас глобально мыслит и по суете не размазывается.. Короче я успокоился тем, что в аэропорту Астрахани нас встречают и везут на место, где все уже пребывают в радостном нетерпении от нашего приезда.
    Ну и полетели..
    А.. нет.. не полетели..
    Сначала мы поехали покупать знатному рыбаку Иванычу новый спин, так как за день до вылета он вдруг вспомнил, что предыдущий опять поломал на последней рыбалке – в стесненных условиях лодки, загнал его кому-то в узкость.. Иваныч это дело любит.. ломать в смысле.. поэтому поехали покупать. Уже в магазине Иваныч «вспомнил» что еще двое людей, которые с нами едут – не спиннингов, ни прочих фетишей заядлого рыболова - не имеют вовсе..
    Я загрустил.. Значит опять нянчиться – учить азам.. А ведь я и сам только второй раз на Нижнюю Волгу еду.. до этого все больше Карелия, Селигер..
    Короче купили всем по спину, несколько новых воблерков, этого барахла у меня и так навалом – мог поделиться, потому на этом не заострялись, по спину-катушке-плетенке взяли и на старт!
    …Астрахань встретила жарким, душным вечером. Казалось, весь город лежит в котле невидимого горячего бульона. Непривычно нагретый воздух, неся какие-то новые запахи, парной массой туго просачивался в легкие, вытесняя московский смог.. Любезно предоставленная встречающей стороной газель, отвезла нас сначала в гипермаркет, а потом понесла в сторону, о которой я даже и не мечтал – в сторону Каспия…
    Быстро стемнело, мы попивали пиво развалясь на сиденьях и лениво наблюдали, как драйвер уже третий час пытается разобраться в хитросплетении дорог, и как хреново ему это удается.. (к слову сказать - обратный путь занял всего полтора часа, но уже с другим водителем).
    На базе нас ждал поздний ужин, который мы быстро заточили, и, договорившись о выезде в 4 утра на первую рыбалку, пошли баиньки..

    ..Ночью мне приснился Иваныч, который настаивал срочно вылетать к Обской губе, ловить бабочек, в руках он держал подсачек, и вид имел – не оставляющий надежд..

    Утром разбились по двое.
    Старенькая казанка с 30-ти сильным судзуки несла нас по живописным протокам.. Невозмутимые цапли, с безразличием античных статуй взирали на наше мельтешение, и, казалось кривили губы в усмешке.. и говорили – «Мильоны вас.. Нас тьмы, и тьмы, и тьмы..»
    И мы им верили..

    Ну, приехали. С приплыздом стало быть.
    Вопрос – «на что ловить?», очень удивил егеря – «На все!»
    Это оказалось не шуткой. Единственное – тяжелые блесна быстро цепляли водоросли, и у рыбы не было тех мгновений, что бы ударить. В результате Иваныч остановился на легкой вращалке, а я решил повесить поппер, так как ни когда на него толком не ловил..
    Это был кошмар. Щука реально делала сальто и хватала его в воздухе.

    Я рыдал от счастья, и Иваныч рыдал со мной в такт, колыхаясь своим мощным телом и страшно пугая худенького егеря..
    До этого Иваныч своими смелыми перемещениями так раскачал лодку, что егерю сигарета попала не в то горло, и он опрометчиво закашлялся.. ну и, душа-человек Иваныч приложил его ладошкой поперек спины. Бедолага чуть не сломал рулевое колесо.. Теперь он внимательно следил за телодвижениями человека-горы.

    Окунь, казалось, просто озверел, и если крупная щука не успевала перехватить инициативу – вешался на первом же метре проводки..
    Потом егерь попросил у меня вращалку и нагло вытащил 3-х килограммового жереха у Иваныча за спиной.
    Он был просто красавец.
    Не Иваныч, конечно. Жерех.. Иваныч в этот момент олицетворял собой искреннее пролетарское недоверие.. «Как?» спросил он.. «Как такое могло произойти, что я тут уже час эту вертушку бросаю, а у тебя с первого раза и жерех? А?»
    Егерь как-то сразу стушевался, найти логическое оправдание своему проступку не смог, и благоразумно пошел ловить на нос. А Иваныч перестал вздыхать только после того, как тоже вытащил жереха. Правда, небольшого, грамм на 500. Он немножко порадовался, а потом увидел наши с егерем осуждающие взгляды и отпустил малыша.
    Даааа.. В это утро нам дали отвести душу. Щука не была особенно крупной – от кило до двух, окунь до полкило.. да и отпускали мы.. а куда столько?
    В общем, на базу вернулись радостные, но довольные. Перекусили – и расползлись под кондиционеры.. Только так там можно выжить, пекло началось неимоверное. Днем, температура поднималась наверно градусов до 50.
    Потому мы обедали, дрыхли до 4-х вечера и снова в бой..

    В первый же вечер нас пообещали свозить на сома.
    Егерь любезно наловил лягух, и в начале шестого мы уже якорились на яме. И у меня, и, тем более у Иваныча это была первая встреча с усатым..
    Наконец тяжелые грузики потащили наживку в глубину.. Пошло самое сладкое время – ожидание..
    ..На крайней правой закидухе кончик спиннинга вдруг плавно начал клониться вниз, постепенно ускоряясь, я рванул.. еееесть!!!
    Вязкая тяжесть, с тугими, редкими толчками сменяющимися мощными потяжками..
    Пошли минуты выкачивания. Когда он вывернулся на поверхности, моей радости не было предела – первый сом ребята, это навсегда останется с тобой.
    Затащили в лодку.. Наверно по местным меркам он был не очень большой.. Но ведь он же первый!
    Я практически хотел его расцеловать, но сом брезгливо отворачивался и шлепал Иваныча своим мокрым хвостом по ляжкам, упреждая не подходить с торца, и Иваныч радостно гыкал как бы совместно переживая острую грань момента.
    Потом начали доставать тройник из пасти, на радостях забыв все меры предосторожности.. Я схватил сома за губы пытаясь развести в стороны и дать дорогу экстрактору..
    Сом завращал глазами – «Совсем охренели?!! Куда грязными руками?!!»
    И пасть, конечно, захлопнул..
    Вашумаму! У него оказалась такая колючая щетина во рту..
    Я, вероятно, так душевно посмотрел на Иваныча, что он тут же кинулся усугублять ситуацию – начав сдергивать сома с меня..
    Я не снимался..
    125-ти килограммовый Иваныч, тяжело дыша и выкрикивая что-то ободряющее бегал вокруг меня в этой маленькой лодке и дергал за сома в разные стороны..
    Егерь раскорячился на ходящей ходуном корме и с ужасом смотрел на наш хоровод.
    Нет, Иванычу просто времени не хватило.. он бы её точно перевернул, но сом устав от всей этой суеты – выплюнул меня.

    Потом настал черед Иваныча вытаскивать свою добычу..
    Пол часа он представлял нешуточную угрозу для нашего утлого суденышка.
    Иваныч тащил своего первого в жизни сома!
    Он кричал на мате.
    Он вскакивал. Мы с егерем, с разных сторон повисали на нем, пытаясь заставить одуматься и сесть.
    Ха! Он нас не замечал.
    Он шел вперед, к сому, накреняя всю конструкцию на борт. Мы упирались, просили вернуться. Он шел назад, пытаясь мощным телом выкачать упрямого сома..

    ..Сомы внизу оживились и захрюкали в ожидании сытного ужина..

    Через пол часа наш немолодой, но задорный Иваныч выдохся.
    Он стоял, обливаясь потом, и просил помочь. Но сом был уже близко и я, признаюсь, пошел на крайние меры, я ему сказал – нет, заверши сам.
    Иваныч должен был это доделать. Он должен был вытащить своего первого сома. И он сделал это.
    Господи, сколько было счастья на его лице. И он бы обязательно исполнил какой-нибудь свой иванычевский танец и утопил нас наконец к едрене фене.. но он очень устал..

    Нам их потом зажарили, этих сомов.. такая вкуснотища..
    Повар на базе вообще оказался кулинарным гением. Из под его рук выходили настоящие шедевры.
    Например, пришли мы как-то на обед, а на тарелках пышущие жарким пряным ароматом круглые, высокие караваи хлеба. Нам хитро подмигнули и предложили снять верхнюю корочку..
    Матьмояродная!.. Там был борщь.. дуууушиииистый и со сметаной!

    Один день был посвящен поездке на Каспий, на раскаты.. По дороге мы любовались зарослями лотоса и своеобразной, завораживающей красотой проток пролетающих мимо..
    Раскаты встретили нас тушами сазанов - веселыми розовыми швайнами разбегающимися от лодки, и ленивыми, не крупными сомами, которых лишь постукивание блесной по голове могло заставить проснуться и поздороваться.
    В общем, началась подводная охота. Масок, трубок и ласт было по два комплекта, а ружье одно. Еще был гидрокостюм, как раз на Иваныча, и он стал его натягивать. Я решил не ждать и нырнул..
    Глубина была небольшая, метра полтора, тина то стелилась по дну, то вставала стеной, окружая неприятными на ощупь лабиринтами..
    Почему-то сверху, из лодки, мы наблюдали кучи сазанов, а тут стоило только спуститься - их след простыл.. или это просто я, запутавшись своим мощным телом в водорослях, издавал слишком много посторонних звуков? Не знаю.. Короче видимость была ноль целых хрен десятых и тина была везде.. Еще и змеи эти всякие водоплавающие..
    Вернулся я к лодке, побросал в неё все причиндалы, передал ружье егерю и напутствовал пойти и чего-нибудь уже застрелить.
    Иваныча я приметил метрах в пятидесяти, он весело плескался в тине.
    Ну и я полез в лодку.
    Нет, забрался я нормально.. Но! Я понял, что Иваныч.. никогда.. ни под каким соусом..
    А Иваныч в это время уже подгреб, явно желая прекратить водные процедуры.
    Я с сочувствием посмотрел на него. Мой взгляд Иванычу явно не понравился.
    Тут он дотянулся до края борта и все понял.
    «Я смогу подпрыгнуть.. сантиметров на 20» - явно переоценил он свои спортивные возможности.
    «Ты поднимешь такую волну, что прибрежные деревни посмывает».
    Иваныч старательно засопел и мелко запрыгал по топкому дну.. Прыгать двумя ногами у него не получалось, потому что одна в это время числилась опорной и увязала в иле.. В конце концов, он дотолкал нас вместе с якорем до какой-то ямы, и на поверхности осталось только его большое грустное лицо.
    «Засасывает».. печально сказало лицо.
    «Там раки».. почему-то вспомнил я.
    Лицо оживилось.. Оно скашивало глаза влево вправо и пыталось заглянуть вниз.
    Затем Иваныч вновь начал совершать под водой колебательные движения как бы стараясь не подавить поголовье раков, и не получить за палец клешней.
    «Егеря надо позвать» - внес рацпредложение Иваныч.
    Я представил себе 50-ти килограммового егеря, и согласился: «Точно, у него ружье, мы не дадим тебе мучаться, даже если после этого, в районе начнется экологическая катастрофа». Идея Иванычу не понравилась, и он снова стал подпрыгивать.
    Дело осложнялось тем, что в моменты его прыжков мне нужно было отклоняться на противоположный борт, дабы он не затопил наш эсминец..
    Тут я заметил вдалеке егеря.. Тот видно понял все с первого взгляда, бесславно погибать втоптанным в ил задом Иваныча не захотел, и продолжил нарезать круги вдали у камыша, поглощенный охотой.
    Ну, моему терпению пришел конец, я схватил Иваныча подмышки, крякнул до помутнения в глазах, хрустнул чем-то и потащил.. мы долго балансировали животом Иваныча на остром краю борта.. зад уже сроднился с тиной, и в горячую лодку идти отказывался.. Иваныч то соскальзывал назад, то каким-то волнообразными движениями пропихивал себя вперед.. Я уже остро желал, что бы егерь подкрался сзади и уколол его таки в мякоть гарпуном, но тут Иваныч что-то переместил у себя в организме и вслед за центром тяжести рухнул на дно.
    Невидимый оркестр сыграл тушь, а я повалился рядом.
    Да, а егерь подстрелил таки пару сазанов.. Нам потом приготовили из них знатную уху..

    В общем, все завершилось хорошо.
    Мы, правда, здорово обгорели в тот день. И я сейчас пишу эти строки и облезаю мордой лица. Но это все мелочи.. главное – было!

    Москва, под крылом ТУ-154, напомнила нам, что все проходящее, и все когда-то заканчивается.. потрясла нас перед посадкой за фюзеляж, что бы постирать эти глупые выражения с малиновых лиц.. ну и приняла, куда ж ей деваться.. мы хоть и странники в душе, но всегда возвращаемся, да ведь?

  16. #76
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для MagnumAE
    Регистрация
    13.08.2008
    Адрес
    Россия, Петрозаводск
    Возраст
    39
    Сообщений
    13,864
    Записей в дневнике
    7
    Спасибо +
    Получено: 2,086
    Отправлено: 4,768

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Источник неизменен

    Лучшие истории 2012 г. из категории "Вероятный противник"

    Перепечатываю с разрешения мужа.

    - Здравствуйте, Александр, это говорит Керен из армии.
    - Добрый вечер, Керен из армии, чем обязан?
    - В ваших личных данных ваша жена Мариана записана под вашей фамилией, а
    в компьютере она всплывает под другой. Почему?
    - Потому что она мне теперь не жена. Мы развелись, и она вышла замуж
    второй раз. Теперь у неё фамилия нового мужа.
    - Так, хорошо, значит я пишу "разведён".
    - Нет, не разведён. Я тоже женат, у меня новая семья.
    - Почему?
    - Не знаю, это жизнь, люди разводятся, женятся, замуж выходят.
    - Но я не могу изменить с "женат" на "женат", надо сначала написать
    "разведён".
    - А вам и не надо ничего менять в графе "личное состояние", измените
    только имя супруги и её номер паспорта, программа это позволит (меняет
    данные и вписывает Ленку и её номер паспорта под мою диктовку).
    - А откуда вы знаете, что программа это позволит?
    - Я её сам написал.
    - ???
    - Когда я служил срочную, базы данных только входили. И я написал
    программу, которой все пользуются до сих пор.
    - А как я могу знать, что Лена ваша жена?
    - Позвоните ей, спросите, могу дать номер телефона.
    - Нет, пошлите мне копию паспорта по факсу, там должно быть записано.
    (Посылаю ей копию паспорта)

    Через 15 минут...

    - Это снова Керен, ваша Лена тоже в компьютере значится под другой
    фамилией.
    - Под своей фамилией. Она сохранила свою фамилию.
    - Почему?
    - Понимаете, Керен, моя жена поэтесса, Знаете. что такое поэтесса?
    - Знаю, это как Мая Бускила.
    - Мая Бускила певица, а поэтесса это как Бялик, Шлёнский, Лея Гольдберг.
    Так вот, у моей жены тысячи читателей, которые знают её под её фамилией.
    А моя фамилия им ничего не говорит. Поэтому она сохранила свою фамилию.
    Понимаете?
    - А как это записать?
    - Запишите "Викман" в графе "фамилия", программа это примет.
    - А откуда вы знаете, что она это примет? ... а, да, вы программист.
    - Упаси Вс-вышний. Я не программист, никогда не был им и не буду. В
    армии меня посадили на гауптвахту. И от скуки я вызвался помочь
    командирам. Они как раз маялись с новой программой. Я написал им лучшую,
    чтобы не маялись. И потом всюду программы заменили на мою.
    - А за что вас посадили на гауптвахту?
    - За то, что написал по-арабски стишок о сексуальных предпочениях
    Арафата и вывесил его на блок-посту.
    - А какие у него сексуальные предпочтения?
    - Он был пассивным гомосексуалистом.
    - А если вы тоже пишете стихи, почему ваша жена не может взять вашу
    фамилию?
    - Потому что я такой же поэт, какой программист, а Лена - поэтесса
    милостью Божьей.
    - Хорошо, вы можете мне прислать свидетельство о браке, где значится
    дата свадьбы?
    (звоню Ленке, она факсует свидетельство)

    Проходит полчаса...

    - Алло, Александр, это опять Керен.
    - !!!
    - У вас с Леной дети есть?
    - Да, есть. Дочка Рут.
    - Когда родилась Рут?
    - Я отправил вам паспорт с развёрнутым вкладышем, там записана и Рут с
    номером паспорта и датой рождения.
    - Хорошо, спасибо!

    Ещё через десять минут...

    - Это Наама, командир Керен.
    - Здравствуйте, Наама, а что с Керен?
    - С Керен всё в порядке, но мы тут опять запутались. По документам
    получается, что Рут родилась за год до вашей с Леной свадьбы.
    - Ну и...
    - Почему? В документах какая-то ошибка. Должно быть наоборот.
    - Да нет там никакой ошибки. Как есть, так и записано. И я знаю, что
    должно быть наоборот. Но ведь люди грешны, Наама. Раввин Эльяшив
    говорит, что женщине с мужчиной нельзя сидеть рядом в автобусе и
    находиться на одном концерте. Раввин Эпштейн требует, чтобы женщины
    одевали паранджу. Иначе, говорит, происходят всякие неприятности, от
    которых рождаются дети. Когда я увидел Лену, она была без паранджи. И
    родилась Рут.
    - Почему?
    - Что почему?
    - Ну, если женщина только без паранджи, дети ещё не рождаются.
    - Наама, скажите это раввину Эпштейну. Понимаете, так получилось, за
    девять месяцев до рождения Рут... В общем, нам ничего не мешало. Ни
    паранджа, ни другие предметы гардероба.
    - Но вы же религиозный человек?
    - Я? Религиозный? Почему?
    - В поселении живёте, раввинов цитируете, Арафата не любите.
    - А вы любите Арафата, Наама?
    - Нет, но я же живу не в Хевроне.
    - А где вы живёте?
    - В Тель-Авиве.
    - В смысле, в незаконном поселении, построенном на месте арабской
    деревни Шейх Мунис? Вы слышали про Шейх Мунис, Наама? Здесь, у нас в
    Кирьят Арбе-Хевроне, 30 процентов светских.
    - Ну и зачем вы там живёте?
    - А зачем вы живёте в Тель Авиве? Зачем люди вообще где-то живут?
    - Значит, вы светский. Как у вас всё запутано получается!
    - Да, Наама, всё получается запутано. Люди сходятся, расходятся, снова
    женятся, рожают детей. И живут долго и счастливо.
    - С кем?
    - Что с кем?
    - С кем живут долго и счастливо?
    - Со своими жёнами. У вас есть друг, Наама?
    - Я рассталась с подругой. У меня тоже всё запутано.
    - Распутаетесь. Новую подругу найдёте.
    - Где найти такую, чтобы жить долго и счастливо?
    - Не знаю, Наама, не знаю.
    - Но вы же где-то находите? Как женщину хорошую найти?
    Из всех вопросов, заданных мне в этот вечер, последний застал меня
    врасплох. Я не знаю, где найти хорошую женщину для другой хорошей
    женщины в погонах. Я многого в этой жизни не знаю. И поэтому я не сват,
    не программист, не поэт и не раввин. Я всего лишь я, как это не
    прискорбно.
    Stay Low, Go Fast! Kill First, Die Last! One Shot, One Kill! No Luck, All Skill!

  17. #77
    Lupo
    Регистрация
    23.09.2011
    Адрес
    почти Волгоград
    Возраст
    27
    Сообщений
    198
    Спасибо +
    Получено: 5
    Отправлено: 16

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Автор Кэп

    Сегодня умилялся электорату. Я вообще очень люблю понаблюдать за электоратом исподтишка.. они такие прикольные, когда думают, что их ни кто не видит ))
    Остановка троллейбусная. Толпа - жуть! Видать давно транспорта не было.. Показываются рога трех троллейбусов, один существенно впереди, двое метрах в 100 телепаются..
    ..Ну и что нормальный человек делает? Правильно - отойдет в сторонку, чтоб не попасть под копыто трудящихся и подождет второго или даже третьего..
    ..И тут с умилением наблюдаю, что со мной отошло только человека два )) остальные, с лицами обезображенными мыслью ринулись к узким передним дверям рогатого..

    ..Почему-то подумалось, что именно с такими лицами сперматозоиды атакуют яйцеклетку..

    ..Мне вот, например, со стороны было понятно, что сразу четыре соотечественника в эту дверь не войдут, там только один и то боком.. а им непонятно!!
    Все уже в голос матерят первых четверых которые плотной пробкой законопатили проход, сдавлено хрипят и выдавливают из себя накопившиеся за ночь газы.. Уже подаёт голос водитель, обещая бросить всех и скрыться.. толпу это пугает, кого-то дергают назад, кому-то дают пинка - пробка рассосалась, первые соотечественники на четвереньках переходят в качество пассажиров..
    Дальше схема отработана, первые разбегаются по троллейбусу занимая теплые места, да и в дверях уже появился опыт - "рывок назад/пинок под зад".. электорат просачивается унутрь..
    ..Самое интересное начинается потом, когда нутро рогатого уже заполнено под завязку и зады последних пассажиров весело торчат в дверях - на сквозняке остаются двое аутсайдеров..
    С их лиц можно писать картины.
    В них ужас, боль разочарования и ненависть к торчащим задам.
    Одно непонятно, если в свое время они так же атаковали яйцеклетку.. откуда они вообще здесь?..
    И тут они смотрят вбок и видят, что уже подошли еще два троллейбуса!
    Какое скотство!
    Отчаяние - вот так одним словом можно описать их взгляд. Они понимают, что все было напрасно и бессмысленно..
    Ха! Вы думаете они бегут к второму и третьему рогатому?
    Дудкино!
    Надо знать наших людей! Они уже привыкли к этому троллейбусу, и не променяют его ни на какой другой!!
    Я даже еще немного задержался, что бы досмотреть..
    Оскалившись!
    Подобравшись!
    Растопырив острые локти, они бросаются вперед!
    Подвывая и больно щепаясь за зады соотечественников, они штопором ввинчиваются в мясо троллейбуса..
    Последние, опрометчиво торчащие наружу филеем, начинают в панике кричать, умоляя водителя поскорее захлопнуть двери и избавить их от мучений.. Водитель нервно щелкает створками..
    Хренвам! От них уже так просто не избавишься, это уже их родной троллейбус! В этой двери смысл их белкового существования!
    И они таки просачиваются..
    И троллейбус уползает в утренний сумрак, показывая напоследок в грязном стекле их бледные, счастливые лица..

    Я поднимаюсь в последний, пустой троллейбус, опускаюсь на холодный дерматин сиденья.. и думаю о том, что черт возьми – а мы ведь непобедимы! :-))))

    --- Добавлено чуть позже ---

    Я вам уже говорил, что пить вредно?
    Да?
    Это точно был я?
    Не важно, еще раз повторю, значит… вам не повредит, и я запомню…
    Хочу вас предостеречь от бухания беспробудного в новогодние праздники.
    А то мало ли что…
    А в назидание хочу вам рассказать поучительную историю, произошедшую с моим другом Лехой…

    Леха обожает свою дачу. Ага. Так вот неожиданно, издревле сложилось.
    Он её практически по досточкам сам кропотливо собирал, мусоля в своём воспаленном мозгу смелые проекты.
    И по хрену, что деньги внезапно закончились и дача получилась не такая конгруэнтная, как замышлялось… это же не главное, да ведь?…
    Но зато потом как он щеки дул долгое время – «моя дача», «у меня на даче».. с ним вообще только о даче и можно было говорить… его хотелось задушить…
    А ведь даже маленьким розовым детям известно, что каждым делом должны заниматься профессионалы!
    Леха, возможно и был профессионалом, только не в области строительства… это стало заметно окружающим, когда он как-то революционно начал строить её с крыши.

    И тут еще так сложилось, что Леха долго туда не приезжал, работа все, работа…
    ...и вот позвонила соседка.…
    ...Леха насторожился сразу - но нет… о том, о сем поболтали, кого ограбили, сколько за трубы сдавать надо… о перспективах на урожай… и уже прощаясь, соседка радостно вспомнила – Ах, да! У вас же домик улетел!

    Как это мило... Вашумаму!
    Спазм.
    Какой-то нехороший спазм сдавил Лехин воздухопровод и навернул предательскую слезу…
    Его домик.…
    Его любимый домик… улетел?…
    Почему-то сразу представилось как его домик улетает в страну Оз и давит там какую-нибудь злую Гингему…

    А дело было после сильного урагана пронесшегося над Москвой.
    Все совпадало.
    Когда Леха прибыл на место происшествия, оказалось, что строить с крыши категорически не рекомендуется. Ветер просто подхватил это «недостроение», приподнял над фундаментом и, хохотнув, хряпнул в нескольких метрах сбоку…
    Ну и все… пельмени разлепить, дым в трубу, дрова в исходное…
    Как говориться – все учтено могучим ураганом…

    Но Леха у нас парень упертый, восстановил все вскоре.

    Это так, прелюдия была, что бы вы значит, дела свои завершили, прониклись и сосредоточились категорически.
    Собрались? Сейчас самое важное начинается – о вреде бытового пьянства и алкоголизма.

    Леха любил.. почему любил?… Леха любит отдохнуть от трудов тяжких… для этого он берет недельку выходных, Даму свою, и едет на любимую дачу восстанавливать харизму.
    Сообщая при этом всем, что поехал заниматься приусадебным хозяйством, стругать чего-нибудь, сорняки выращивать и т.д.
    Звездит конечно.
    Оттянуться он едет. Побыть наедине с природой, как это мы скромно облекаем в приемлемую форму.
    Вот! Тут самое важное начинается!
    ...Ну, шашлык-машлык, гитара, пиво… или там потяжелее чего... не знаю…
    …….
    ...Ночь.. Леха встал пописать-покурить.. в голове карусель, пьяный же в сисю, штормит, сами понимаете… воооот… а так как он спит с Дамой, то голенький естессно встал, все как положено…
    Так вот встал… шатаясь, пробирается на крыльцо, и начинает с него пардон, писать…
    Нет, так-то Леха природу, и в целом мировой порядок, любит и уважает… но согласитесь, голенькому, пьяненькому, ночью… нет, лучше уж с крыльца!
    А еще сволочь думает – хорошо, мол, что фонарь на улице чуть в стороне, и монументальная белозадая фигура Лехи типа в круг света не попадает... ага…
    ...и тут вашумаму, не знаю почему, может потому что мочевой наполовину опорожнился... но короче центр тяжести в Лехе смещается, и он понимает, что начинает падение с крыльца…
    А падать ему не хочется категорически, и пьяный мозг тут как раз неожиданно подсказывает, что надо быстро бежать в сторону падения и этим можно спастись! Гениально, не правда ли?
    ...И Леха бежит…
    ...Голый…
    ...С расчехленным орудием наперевес…
    ...Уже заваливаясь вперед, Леха влетает в круг света от фонаря и со всего размаху втыкается орудием в грядку!
    ...Он долго лежит плашмя, пьяные руки отказываются упираться… он в ужасе понимает, что его голая здц сейчас прекрасно видна в окна соседей... что это международный скандал!... что…
    ...Он пытается встать, возится, вытаскивает себя из грядки... снова разъезжается и втыкается...
    ...Короче, натыкал он там дырок... матьмоя... пол ночи, говорит, встать не мог, то забудется, затихнет в тревожном сне, то подмерзать начинает - завозится, завтыкается...

    …Когда он вернулся под утро к постели, с безумным взглядом, весь черный, с головы до… хм… в земле, его Даму хватил кондратий…

    ...А соседи с тех пор стали Леху опасаться… дааа…
    И кроты все с участка ушли… кто ж такое надругательство-то выдержит?…

    Так что желаю вам на Новый Год пить в меру, и держать себя в руках…
    А! Ну, и писать, конечно, ходить одетыми!… Не май месяц все же…

    --- Добавлено чуть позже ---

    Не знаю, было на сайте это или нет, автор неизвестен.

    Чем круче джип- тем дальше пиз..овать за трактором! (народная мудрость).
    Эпиграф.

    НАЧАЛО.

    Дело было в начале зимы, когда снегу уже навалило прилично, а земля еще глубоко не промерзла. Весьма обманчивое время, чтобы кататься по бездорожью . Ну, тут уж как говорится- дурная голова ногам покою не дает:или просто слова сына сдернули меня с асфальтовой дороги: "Пап, а у нас взапрвду настоящий джип?"
    -Взапрвду- настоящий!!
    -Не паркетник?(где он слов таких нахватался?).
    -Да нет, сынок. У нас самый что ни на есть настоящий:..и дизель 6200 кбсм и ,мосты :.Ты что не помнишь как мы его прозвали?
    -Почему не помню,помню-ТАНК! Только мы на нем по настоящему бездорожью никогда не ездили:.А вдруг он и не ТАНК вовсе?!
    -?????!!!!!!
    Правый поворотник.Стоп.
    -Значит проверить хочешь?
    -Очень!!!!!!!
    Сам уже слегка на взводе, пол-года на нем езжу ,а все никак не соберусь с дороги съехать:.Видимо звезды сегодня сложились ТАК. Видимо- ПОРА! Вылезаю, включаю "хабы"-передний мост, прикидываю куда свернуть "в говны", так сказать:испытатель, блин!
    -Ладно, поколбасимся немного:.
    Время часа 4 вечера, уже стемнело и дороги почти не видно, это плохо. До дома недалеко, километра 3 так, что если что-нибудь случится - не замерзнем , это хорошо. Мобильник работает, куртки у нас теплые:.В запасе есть еще Шевроле-Тахо у мамы. Риск минимален. ЕДЕМ!!!!
    Сворачиваю на поле. Дорога сразу кончилась, но наш ТАНК бодренько побежал по свежему снегу: Дизелек ворчит, метель из под колес:.красота!!!!!! Только потряхивает нехило- ходы подвески большие, но тут уж ничего не поделаешь- надо платить за удовольствие. Отъехали от дороги уже метров 600, поворачиваюсь к сыну :
    -Ну как тебе? Не укачало? Обратно заворачиваем?
    Вижу радостные глаза мальчишки, прямо светится весь:
    - Пап, это так круто!!! Тут ведь до нас еще никто наверное на машине не ездил, только на тракторе!!! А дай мне порулить , а? Вот это ТАНК!!!!!! Во дает!!!
    :..ну и все такое:. Эмоции захлестывают, как говорится , полные штаны счастья.
    А парень мой хотя и 7 лет отроду тогда был, но водить уже немного мог. "А чего, поле кругом на километр, пусть проедется немного", -подумал я и остановился.
    -Давай -перелезай! Водила!
    Перелез, подвинул под себя кресло до упора вперед :в зеркала взглянул:.как взрослый-отметил я.
    -Ладно-ладно, зеркала тебе в поле не понадобятся :.Давай до леса и обратно.
    И покатили потихоньку .Сын - парень осторожный, понимает, что не стоит резких движений делать:катим себе на 2 передаче:Подъезжаем к верхней точке поля и тут передние колеса ( 35 дюймов) резко уходят вниз, проламывая лед!!! Машина клюет носом, я упираюсь руками в торпеду. Я даже толком и среагировать не успел, а что толку -секунда и все! Стоим перекошенные. Мальчишка мой напугался не на шутку и педальку газа к полу-то и придавил! Или наступил на нее просто от перекоса.ТАНК взрычал своими 8 горшками и плавно, раздвигая бампером говны и булькая двумя глушаками, въехал в ручеек всеми 4 колесами:.Сели!!!-пронеслось в башке.А малыш вцепился в руль и просто уже плачет(но руль не бросает) И ГАЗУЕТ,ГАЗУЕТ!!!!!!
    -НЕ ГАЗУУУУЙ!!!!!!! Ору я, перекрикивая дизель. А его как заклинило -мы уже не едем, а просто окапываемся, колеса вывесились и теперь просто забрасывают кузов глиной. Я наконец догадываюсь перекинуть коробку (АКПП) на нейтраль. УФФ!!!
    Сидим :.Темно:..


    ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ.

    -Ну все, все! Не плачь, сейчас что-нибудь придумаем! -успокаиваю я его.
    Пора оценить ситуацию, пытаюсь открыть дверь. Ха! - Не тут-то было!!! Не открывается. Опустил стекло, высунулся, смотрю- глина выше порогов, двери держит. Толкал-толкал:.Открыл.Вылез. Хорошо сидим!!. Уверенно! Под машиной такие отличные ГОВНЫ-глина вперемешку со льдом и водой! И никакого инструмента нету и, до дороги уже метров 700!!!
    - Так, ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ !!!!- объявил я.
    - Ну откуда же в самом высоком месте поля взялся этот гр###### ручеек!!?????!!!
    Малыш уже перестал хныкать, открыл окно, жалом водит -носом хлюпает:
    -Пап, а пап:. а мы не утонем?
    -Я- уже нет! А ты как хочешь:: секунды 3 и он уже рядом со мной стоит. Снова расстроился:
    -А ка-ак же наш ТААААНК?!!! ПАП!!!!
    -Все, дальше уже не утонет.
    -А что теперь делать?!!!!
    - -Что-что, вызываем техничку (маму то есть) . Ты- домой, греться, а я тут буду с лопатой ..мм: греться, а там видно будет.
    Позвонили маме. Мама поерничала насчет секса с лопатой. Побрели к дороге. Я уже почувствовал, как сын напугался, не спрашиваю ничего. Молча идем по нашей же колее. А вот и мама подрулила, дом километрах в 3. Я сдаю ей сына, хватаю лопату и обратно, выслушивая в догонку все ,что она думает про наши покатушки и про меня лично. Но не уехала, говорит- будем наблюдать за процессом:Бодро так ломлюсь обратно, морозец уже немного прибавляет да и стемнело совсем. Имею надежду откопаться, ну или хотя бы попробовать колеса сдуть. Может удастся выползти самостоятельно.
    Что-то случилось и из меня просто прет энергия! Я- трактор!!!!! Я- экскаватор!!! Сейчас, все быстренько прокопаем::.Так! Так! И вот так!::.
    Ни хера я не экскаватор!!!! -после 20 минутного метания глины подумал я.
    И не трактор вовсе! -после того, как пару раз по-колено провалился в ледяную жижу. Так, вечер перестает быть томным (с):.Захлюпал обратно к маме в Таху -переобуваться. Бреду не спеша обратно, прикидывая сколько мне еще копать:
    Огляделся:.Еще часа 3-4 копать точно. Снова с остервенением начинаю рыть глину. Ну не в поле же бросать машину. Проходит еще некоторое время и копать окончательно надоедает да и вообще конца-края этому мероприятию не видно. Что делать??? В одиночку я только к утру отроюсь: И тут меня посещает совершенно идиотская , но тогда по-моему гениальная мысль: По нашей колее Таха легко проедет и выдернет ТАНК!!!! Совершенно очумевший от этой идеи и от того ,что не надо более копать почти вприпрыжку несусь к дороге. Выслушав мой бред ,жена вежливо сказала ,что пора бы уже и домой:..ТАНК никто не украдет:.А завтра ,хоть с 6 утра:
    -Бросать в чистом поле боевого коня?!!! Да тут трактора за 6 секунд раздевают, а у нас каждое колесо по 200 баксов!!! И делов-то на пол- часа- дернуть немного и все. Главное- дернуть немного, а уж дальше он сам!!!
    Я так убедительно говорил, что она сдалась:.
    Сел за руль. Ну, теперь осторожнее надо. Как бы и Таху не посадить . Пониженная (это ж не ТАНК! О) ), съехали с дороги- вот наша колея.
    -Через 20 минут будем дома!!!- покачиваемся в колее.
    Под днищем что-то подло заскрежетало и машинка замерла. Туда-сюда:.глухо. Сидим.Но не сильно вроде.Забыл я , что колесики-то уже не те, машинка пониже. Снова вылез. Залез под машину:
    .-Не будем дома !!!На пузо сели.
    Моя жена очень сдержанная женщина . Но глаза! Я там столько всего прочел о себе!!!!!! И я снова стал экскаватором. Копал часа 1,5.Вымотался, как слон вспотел. Решил сходить к танку за сигаретами да и проведать. Проведал. Стоит. Только лужи под колесами схватились ледком часа 2 и он как ледокол вмерзнет, значит утром еще и ломом лед с него отбивать придется. Не радует. Бреду обратно, думаю что делать. В голове крутится анекдот про чукчу : "Трактар НАДА!!!"
    Вокруг Тахи гуляет жена. Теперь ее мнение обо мне уже можно прочесть даже со спины. Хватаю снова лопату, начинаю рыть. Жену- за руль. Толкаю (вот дурак- одному Таху толкать!). Пытаюсь поехать уже назад. Ура! Стронулись!!Проезжаем метров 5 -колеса немного проваливаются и мы снова сидим на пузе. Снова хватаюсь за лопату. Рою. Сил уже нет копать. Роем вместе с женой(!!!) Под ногами мельтишит сын. Толку нет- сели хорошо. Посещает очередная мудрая мысль: Идти на дорогу-ловить кого-нибудь. Пошел. Ловлю. Жена с сыном укладываются в Тахе на ночевку-меня бросать не хотят (какой я все же мудак!).

    СЛУЧАЙНАЯ СВЯЗЬ.
    Я продолжаю отлов грузовиков, но что-то не клюет:.Глянул на часы- гуляю уже час по трассе, а никто ни разу не остановился- что за фигня такая? Ба- а время-то уже 10 вечера, пятница, все домой ломятся. Вернулся к Тахе :
    -Что-то никто нас тянуть не хочет, миллионеры все что ли. Ни один не остановился!
    Жена со смехом:
    -А ты свою:.ммм: рожу видел в зеркале?
    И тут я глянул в зеркало:..
    О том, что я не очень привлекателен я и раньше знал. Но вот ,чтобы остановиться глядя на того , кто смотрел на меня из зеркала:свят-свят! Дядя под 2 метра, в платке на манер банданы, в смертельно перемазанной глиной одежде и с не менее " чистой" рожей! Не, ну такому-то точно бесполезно ловить. Пошел обратно к ручью, где встал на ночевку мой ТАНК- умываться, благо вода чистая. В - 10с никто из ручья не умывался?! Ну очень экстремально, скажу я вам. Сморжопило просто усе! Легкой трусцой обратно к дороге- греюсь. Снова голосую. И тут, что вы думаете? Останавливается:. НИВА! А в ней прихорошенькая девушка! И так вежливо-Вам куда?
    -Да вот рядом совсем-, сказал я ,показывая в сторону поля,где ночевала Таха.
    -Мне бы только сдернуть ее немного. Копать устал:
    -Только ты сам ,сказала девушка:.Я метнулся за руль.
    - У меня там что-то с мостом:.
    А это я не расслышал, но понял уже после:На одном мосту даже и думать про это не стоило, не то чтоб уж ехать. В общем, Нива тоже:того:Села. Да и даже не села, а просто не поехала немного. Но уже гораздо ближе к дороге , хотя до Тахи так и не доехала.
    - А что у нас с машинкой ? Почему полный привод не включеатся?
    - -Так я-ж сказала, что не работает вроде мост или не мост , а передатка какая-то.
    - Да , теперь это видно даже невооруженным глазом. Передатка-кирдык.
    -Прикольно! -казала девушка, Я замерзла,пойдем к тебе в машину!
    -Лучше не надо:Там..мм..там печка не работает!!! ( я представил встречу)
    Стоим теперь с девушкой. Я предлагаю выставить ее на дорогу в качестве "наживки на грузовик".Пробуем:и первый же " кукурузер" ее! Я внезапно вылезаю из кювета, трос в руке:.. О, как стартует с места кукурузер! УХХХ!!!!!! Даже зимой!!! И я решил больше не вылезать впредь до момента сцепки. Партизаню-курю в кулачок в кювете. И тут случилось счастье на мою больную голову - сосед на Паджере проезжал мимо и остановился. Я к нему, так мол и так: Человек он опытный и Ниву мы в момент вытянули прямо с дороги. Настроение у всех поднялось. Я очень долго и содержательно благодарил девушку за проявленный героизм и мужество, рассыпаясь в комплементах. Ей понравилось. Уехала .

    ПЕРВЫЙ ТРАКТОР.
    На мое предложение "дернуть Таху" сосед ответил, что лучше и не пробовать, а сразу ехать за трактором. Трактор-снегоуборщик нашли на заправке, но без тракториста, -уже домой пошел. Узнали где живет ,поехали за ним. Трактористом оказался молодой (лет 25) парень, которого мы застали на выходе из дома- в ночной клуб собрался с приятелем. Я ему рассказал почти всю историю, скромно умолчав про ТАНК, пообещал денег и лично довезти до клуба на Тахе, что видимо и подкупило его окончательно. Он согласился. Поскольку "дело-то на 5 минут", переодеваться он в рабочую одежду не стал и ни мои слова, что там "немного грязновато", ни мой внешний вид его не убедили. Видимо хотелось побыстрее отстреляться и на Тахе, с полными карманами бабла клубиться:клубиться:
    Доехали до заправки, завели Беларусь. Приехали к полю. С благодарностью отпустил домой соседа. Таху вытащили минут за 5. Жена была ну очень рада! Но домой не поехала, осталась ждать меня и ТАНК.
    -Ну а теперь самое главное ..оно там:.немного дальше застряло.
    -!!!!??????
    -Я тебе еще добавлю, ну не бросать же его в поле.
    -Ладно, поехали.
    -Только не гони быстро там ручей!
    -:@.ули нам ручей! Мы- ж на тракторе!
    -Я тоже так раньше думал: мрачно сказал я.
    По старой колее доехали до ТАНКА. Зацепили. Я прыгнул в ТАНК, завел, начали дергать. Дергали-дергали:ну никак не идет! Трактор шлифует колесами и все. А скоро и вовсе весь протекор забило.
    -Давай немного вперед протронем твой джип , а потом с разгону назад по колее.
    -Куда вперед, там болото или ручей!
    -Да ни хера там нет, я весной на посевной все тут переездил. А сел ты по-дурости, не надо было останавливаться, а ходом, ходом:.Тут же не глубоко.
    -Ну тогда, хоть радиус побольше возьми, может там, подальше от ТАНКА воды меньше будет.
    :Взял.. Воды оказалось больше:Но ничего, вылез. Снова провалился. Снова вылез. Подъехал к танку спереди. Зацепили. Стал тащить, а ТАНК ни с места, только трактор зарывается все глубже и глубже. Вот-вот уже сам на дно сядет.
    -Нет тут совсем гавно , надо сзади дергать.
    Отцепили трос. Трактор стал выкарабкиваться из собственной колеи. Вперед-назад-вперед: . Никак. Снова туда-сюда. Опять безрезультатно.
    -Надо колеса сдуть! Сцепление будет лучше -предложил я.
    -Ага! А разбортируются если, тогда что?!
    Снова безрезультатная попытка, после которой трактор еще глубже закапывается в говны. Возимся мы уже минут 30 и тракторист начинает понимать, что еще немного и ни в какой клуб сегодня он не попадает. А судя по глубине колеи скорее всего и завтра. Эта мысль выталкивает его из кабины на осмотр места засады. Он ловко выпрыгивает из кабины, чтобы не замарать брюки о кузов и:.. мгновенно тонет одной ногой по самые:.! Развернувшись ,он хватается за подножку трактора и вытаскивает ногу из говен , но уже:без ботинка. Наверное я был не прав, но я так ржал у себя в кабине!!!!! Или нервы уже подвели - все же шел 3 час ночи, а шоу никак не кончалось. Тракторист исполняет на подножке трактора позу "матерящийся цапель". Я вылезаю из ТАНКА, беру лопату и иду на раскопки ботинка. Под матерные воспоминания тракториста о любимом ботинке я нежно рою ямку и нахожу бесценный шуз. Возвращаю его владельцу, закуриваю. Тракторист начинает нежно щепочкой выковыривать глину из ботинка.Я звоню жене и прошу не уезжать т.к, шоу продолжается. А вот и третья попытка. В порыве гнева водитель трактора давит тапку до пола и окончательно засаживает "Беларусь" "по - уши" и теперь, чтобы выйти из кабины даже прыгать не надо - сидим по- порог! Все! Теперь уже точно - ВСЁ!!! Водитель трактора страшно расстроен, а мне уже по - фигу. Раз уж Беларусь застряла, что вы от меня хотели - придумал я фразу для жены. Понурив головы бредем по полю в сторону Тахи. Смотрю сзади на разноцветные штаны тракториста- да, скорее всего в клуб он сегодня не пойдет:.
    Тракторист матерится:
    - БЛЯ, ну откуда же в самом высоком месте поля взялся этот гр###### ручеек!!?????!!!! Ведь не было его там раньше, точно не было!!!!!
    Дежавю- подумал я.Развез всех по домам.

    ВТОРОЙ ТРАКТОР.
    В 5 часов утра -спать невозможно. Сижу за столом , пью чай и думаю , чем теперь это все вытаскивать или же ждать весны. Искренне жаль тракториста - попал на пустом месте, вот ему облом-то. Незаметно пролетает время и уже начинает светать . Прыгаю в Таху и двигаю к ТАНКУ, в поле . Подъезжаю к съезду на поле и вижу что около ТАНКА стоит УАЗик и какой-то тип крутится. Так, видимо кто-то уже что-то захотел спи..ть!- пронеслось в голове. Во народ, 3 часа меня не было и уже ворье набежало! Подхожу к этому типу , держа лопату явно не для копания: Начинаю осторожно и вежливо:
    -Доброе утро! А вам что тут надо, собственно?
    -Здорово! А тебе?
    -Это - мой джип.
    -А!! А это трактор моего сына - мудака! Так это он тебя вытаскивал? Я тут уже 2 часа гуляю, а то колеса вмиг спи..ят!
    Знакомимся. Закуриваем. Правда , как его звали я уже не помню сейчас , поэтому буду звать его просто ПАПА.
    -Спасибо что посторожили, готов принять вахту. А с машинами- то ,что будем делать?
    -Что-что! На работу сыну завтра! Вытаскивать надо! Поехали на ферму там еще одна Беларусь есть, которая сено грузит , ее тоже утопим нах! (шутник!).
    -Салага , ездить не умеет, а поперся в ручей! Учил его - мудака , учил:
    Приехали на ферму, разбудили в жопу пьяного тракториста .У меня было такое ощущение, что он лег секунд 20 назад, так он был пьян. После попыток реанимации , Папа говорит:
    - Нахер его будить,сами поедем!
    - -!!??
    Вытряхивает из телаги алкаша ключи и мы поехали:..
    Подъехали к застрявшему ТАНКУ и трактору.
    -Да, бля! Угораздило вас:.Тут надо сверху все это гавно объезжать, там воды меньше и ручей уже:.-заявил папа и дернул с места. Я уже просто стою и просто смотрю. Папа залихвастки по- верху объехал " все это гавно" и приблизился на расстояние длины троса к трактору своего сына. Снова трос, Туда-сюда:..Ну никак!!!! Потом попытка выдернуть мою машину :.снова никак. Только колея очередная. И тут папа решается на трюк: он подъезжает к трактору своего сына и рогами для погрузки сена подцепляет скребок сыновьего трактора ,приподнимая передний мост. Мне аж интересно стало, не видел такого никогда. Это-ж автородео настоящее! Потом он резко сдает назад. Сыновий трактор сдвинулся на пол- метра. Ага!! Пошла родимая!! - заорал папа и повторил фокус:.Третьего рывка скребок не выдержал и оторвался Причем оторвался подло так -нет, чтобы совсем, а лишь частично и лег поперек моста. Посему движение вперед нам на этом тракторе было уже заказано..:.Папа озабоченно вылез из кабины и стал осматривать скребок, вяло болтающийся уже на одной опоре:
    -А.(немного мата):. Его уже раз варили тут -многозначительно произнес он.
    -:@уйня, приедем в мастерскую:. за пузырь снова заварим::-как новый будет!
    Правда, фраза о приезде в мастерскую меня сильно обеспокоила. Поскольку скребок оторвался не до конца, то вперед ехать было уже нельзя. Но трактор сына папа все же стронул и, окрыленный этим моментом стал цеплять уже сзади. Сколько мы там колупались я уже не помню, однако видимо долго ибо к нам на подмогу пришел почти протрезвевший хозяин второго трактора. Между ним и папой состоялся конструктивный диалог, который из нравственных соображений я передавать не стану. Суть была такова: надо срочно прекратить этот онанизм, пока последний трактор не засадили, иначе завтра утром ты (папа) сам будешь на своем УАЗике вывозить гавно с фермы. Поняв всю серьезность этого предложения , папа покорно отдал ключи от чужого трактора. Дядька бодро запрыгнул в кабину .
    -Чтоб ты провалился, сука, жлоб поганый:звук мотора перекрыл поток брани. Судя по истории всего происшедшего , он должен был немедленно провалиться или хотя бы застрять, но такого не произошло и ,сделав вокруг нас большущий круг почета (он был в курсе про ручей) дядька- жлоб попилил к дороге. Мы горестно закурили. Где еще искать трактор я не представлял вовсе:.
    А минут через 10 мы увидели, что дядька- жлоб пошатываясь, ковыляет через поле в нашу сторону.
    -Совесть взыграла или денег просить будет - прокомментировал папа.
    Все правда оказалось намного веселее- у него кончилось горючее!!!! И это в 20 метрах от дороги!!!! Как оказалось, канистры никакой и ни где нет. Да, в такую жопу я давно не попадал! На общественном совете трех идиотов было решено разделиться- алкаш едет на УАЗике за горючим и далее на ..й, мы с папой на Тахе -искать новый трактор.НАШЛИ!!!!

    ТРАКТОР ТРЕТИЙ ( и последний)

    Новым трактором оказался старый гусеничный ДТ 70 .Судя по его виду , на нем еще Ленин выступал, пока он был броневиком. Строители-хохлы сказали, что "он вмер ще литом". Папа решился на подвиг- он засучил рукава и полез в нутро старикашки. Удивительно, но через 1-2 часа "старичок" уже бодренько кашлял. Еще минут через 30 мы уже бороздили на нем окрестности! Я с офигенным почтением смотрел на перемазанного папу.
    -Да это просто раньше мой трактор был. Я на нем отработал лет 7 в колхозе. А председатель его списал, да строителям продал, урод. А машина-то неплохая, еще побегает! Вот страна, во люди!-подумал я, какая там к черту Америка-Европа!
    Чтобы не повторять предыдущих ошибок, папа раз 5-6 проехался туда-сюда,-накатал колею , расплескал жижу и только тогда начал процесс эвакуации сыновьего трактора. Все получилось, мы его выдернули и поволокли задом к строителям-хохлам, которые за ремонт их трактора обещали починить наш. А варить пришлось немало, как оказалось в пылу борьбы, папа еще и пару раз вилами продырявил скребок. Но все вскоре исправили. Настала пора и за ТАНКОМ ехать. "Старичок" же в процессе ремонта тихонечко заглох и никак не хотел более работать, даже папу перестал слушаться. Процесс пошел по новой.
    -Дай- ка я попробую ! -сказал я видя, что папа уже изрядно подустал дергать пускач за тоненькую веревочку. Уперся ногами, схватился как следует. Ка-ак рвану!! Победа:.мне с первого рывка удалось оборвать веревочку пускача!
    -Сила есть - ума не надо ! Это литературный перевод 2 минутной речи папы.
    ОН снова с матюгами засучил рукава и погрузил руки в нутро ДТ-70. Видимо отдохнув некоторое время , старикашка сразу завелся и мы поехали к финишу нашего приключения. Зацепив тросом виновника торжества, ДТ- 70 тронулся так, будто за ним и вовсе не висело погруженные по-уши в говны 2 тонны американского железа.
    ТАНК вылез из грязи легко и непренужденно. К моему удивлению ничего от него даже не оторвалось. Я осмотрел место приключения-все в колдобинах, изрыто в радиусе 30 метров до земли- будто там танки ездили. Да:.покатались нехило! Завелся ТАНК как обычно и под прикрытием ДТ-70 бодренько поехал к дороге. Я искренне поблагодарил Папу за помощь, превысив сумму обещанного вдвое. За сим и разъехались. Но это был еще не конец.
    МОЙКА
    Поскольку машина была ,:.мягко говоря грязная и смывать примерзшую глину самостоятельно ,ночью и в мороз , меня совершенно не радовало, я поехал на мойку. На мойке, народ водочкой с пивком тихо отмечал конец смены. Дабы не устраивать мойщикам смерть от инфаркта, я сразу заезжать не стал, а лишь вежливо ,просунув голову в дверь (чтобы и одежды моей они тоже не видели), поинтересовался:
    -А сколько стоит просто сбить грязь с машины? Без шампуня, без полировки:просто сбить и все.
    -Мы уже закончили:.
    -Да просто грязь сбить, 5 минут:. 300 рублей хватит?
    Алчность взяла свое и, получив деньги мимо кассы, мойщик властно произнес:
    -Ладно, заезжай!
    И пошел переодеваться. Остальные продолжали "ужинать".
    Я завел этот КОМОК ГРЯЗИ и въехал в мойку.
    !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!???????????????????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Помните знаменитую немую сцену в финале "Ревизора"? Видели? Так вот это было жалкой пародией школьного кружка, по сравнению с тем, что изобразил народ на мойке! Какие лица! Какие позы!
    ::Тут было все: и рука со стаканом, замершая на пол-дороге и , кашель- подавился кто-то и, открытые рты :Что же касается комментариев ,то из цензурных соображений я их и вовсе опущу. Конечно, каждому понятно, что Джип армии НАТО на 35 колесах и с 6 литровым дизелем в этих местах- редкость, Но ТАКУЮ ГРЯЗНУЮ МАШИНУ они вообще первый раз в жизни видели!!!! Вся мойка дружно офигев , "пошла в отказ". Но поскольку : "за язык их никто не тянул" и, "уже уплочено" и , "может позвоним начальству" мыть все же пришлось. Российская глина, да еще и примерзшая это:. что-то среднее между клеем "жидкие гвозди" и цементом марки 500. Мыли долго и упорно, часа полтора. Потом, скорее всего , еще столько же само помещение.
    К 11 вечера , я совершенно без сил, приехал домой. Тарелка борща, стакан водки. Спать. Вот уж точно: " дурная голова ногам покоя не дает!" Но есть что вспомнить.

  18. #78
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для kwk
    Регистрация
    24.12.2006
    Адрес
    Москва
    Возраст
    46
    Сообщений
    14,933
    Записей в дневнике
    4
    Спасибо +
    Получено: 1,869
    Отправлено: 1,851

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию Джереми Кларксон о России. Может и баян, но прекрасен

    В наше время на белом свете можно повстречать немало русских, причем дела у них идут крайне хорошо. У них всегда огромные часы, большие машины и джинсы с вышивкой. У многих есть еще и футбольные клубы.


    Поэтому логично было бы — будь у вас авиалиния — попытаться впечатлить этих новоиспеченных богачей, выделив под московский рейс самый распоследний, новехонький и сверкающий лайнер. Как ни странно, Британские Авиалинии решили пойти от обратного.

    По собственному опыту могу судить, что БА выводят свои лучшие самолеты на трансатлантические маршруты, а потом — когда болты и гайки начинают поскрипывать — судно увольняют со службы в аэропорту JFK и используют для доставки туристов на Карибские острова. Когда они становятся слишком дряхлыми даже для этого, то начинают летать в Уганду, после чего — так я думал — их пускают на металлолом или продают в Анголу. Но нет.

    Похоже, их отдают пожарным, которые проводят на них тренировки по эвакуации пассажиров, а потом спецназу, бойцы которого бегают по обугленному каркасу и отстреливают воображаемых террористов. И лишь после этого воздушные судна отправляются на московский рейс.

    Недавно я летел Британскими Авиалиниями в Россию, и чтобы вы представили, насколько старым был самолет, скажу лишь, что бортовая видеосистема проигрывала VHS-кассеты. Не улучшало качество и то, что экран был меньше 2 дюймов по диагонали. А висел он на перегородке в нескольких метрах от меня. К тому же, он был поломан. Как и сиденье в туалете.

    Я собирался написать письмо президенту БА и объяснить ему, что он все на свете перепутал. Использовать лучшие судна для конкуренции с американскими авиалиниями — на которых нет ничего, кроме жирных хамоватых дамочек и дерьмовой кормежки — это как выводить первый состав Челси на игру против Донкастер Роверс.

    Я собирался обратить его внимание — ведь понятно, что он этого просто не знает — на то, что Берлинской Стены уже нет, и что русские больше не выстаивают по шесть лет в очереди за свеклой, и что их не расстреливают, если они скажут после этого, что она слегка шероховата.

    Я также собирался пригласить его взглянуть на ГУМ — универмаг на Красной площади. Были времена, когда люди ехали сюда за тысячи километров лишь потому, что пришел завоз карандашей. Теперь же на его фоне торговые центры Westfield в Лондоне смахивают на эфиопские лавчонки. Самые маленькие наручные часы здесь больше телеэкрана, который мне так и не удалось посмотреть во время полета, а нижнее белье стоит дороже билета на рейс.

    И дело не только в материальных ценностях. В России люди вольны говорить совершенно обо всем, что приходит им на ум. Попробуй рассуждать как русский в Британии — и тебя закидают камнями за расизм и оклеймят изувером. Хотите предложить, чтобы совершеннолетие наступало в 12? Да ради бога. Тебя не назовут педофилом — а с интересом выслушают, почему ты так считаешь. Они 70 лет не могли ничего обсуждать. Теперь они хотят обсуждать все.

    Конечно, нельзя писать уничижительные статьи о Владимире Путине — если только не желаешь щепотки радиации к яичнице на завтрак, но говорить можно что угодно. И кому угодно. Мне это показалось чрезвычайно свободонравным.

    И еще кое-что. В Британии, если Сэр Филипп Грин и Лорд Сэр Шугар проведут вечер в ресторане Wolseley в центре Лондона, обжимаясь с дюжиной длинноногих проституток, все закончится скандалом. В России же подобное считается в порядке вещей.

    Один друг прислал сообщение, когда я был там: «Будь на чеку. Москва вредна для души». Он ошибается. Душе она не навредит, чего не скажешь о браке, банковском счете и мужском хозяйстве.

    В Москве кипит жизнь. Обязательно стоит отведать костный мозг в «Кафе Пушкин» и провести пару минут на обочине дороги, пытаясь разглядеть хоть одну машину дешевле €50,000 в пересчете на британскую валюту. Затем обратить внимание на тротуар и попытаться отыскать хоть одну девушку, которая была бы толстой или ниже 1,80 м ростом, или не носила бы прекрасного фасона джинсы. Понятия не имею, о чем грезит Хью Хэфнер в своих мокрых снах. Но готов поспорить, что ему снится нечто подобное.

    Я побывал в Кремле и обнаружил, что его полностью отреставрировали и восстановили. Но не так, чтобы он напоминал о том, как мог выглядеть в прошлом, — а так, чтобы у иностранных дипломатов подкашивались ноги от его величия. Каждая комната — словно фантазия помешанной на золоте четырехлетней принцессы.

    А затем — когда я только было решил, что Россия похожа на плод любви Монте Карло и Кувейта — кто-то наклонился ко мне и шепнул, что Лада Рива до сих пор не снята с производства. И вы уж простите, но это все равно как услышать, что король Саудовской Аравии сам занимается стиркой, используя тазик и стиральную доску.

    Зачем Ладе до сих пор делать Риву? Зачем хоть кому-то из тех, с кем я повидался за время своего визита, может понадобиться такая паршивая машина? Или ее настолько усовершенствовали с тех пор, как она была основным блюдом в автомобильной диете последователей г-на Артура Скаргилла? Я должен был это выяснить. Что я и сделал. И ничего не поменялось. Более того, мне кажется, она стала хуже.

    Рива начала свою жизнь в 1966-м в Турине, где была известна как Fiat 124. Fiat заключил сделку с коммунистами и помог построить в России завод, на котором старая разработка компании была запущена в производство. Она и стала Ладой Рива.

    Поклонники будут утверждать, что за эти годы многое изменилось, но я могу заявить, что не поменялось вообще ничего. Ну разве что теперь Рива также производится в таких великих автомобильных державах, как Украина и Египет.

    Не знаю, откуда родом машина, на которой я ездил. Или кто ее сделал. Могу лишь догадываться, что он был на что-то очень зол, потому что машина ужасна. Рулевая колонка была словно приварена к панели приборов, а потому отказывалась вращаться. Педаль тормоза заставляла машину одновременно слегка разгоняться и поворачивать влево.

    Кнопки на панели, казалось, приделаны ведущей программы «Спокойной ночи, малыши!», а двигатель снят с бетономешалки, которая последние 30 лет перемалывала солдат-повстанцев в Южном Судане.

    Она могла разогнаться до 100 км/ч. Но лишь в те времена, когда ее производил Fiat. Став Ладой, она вообще потеряла способность двигаться. И, бог ты мой, — какая же паршивая сборка!

    Когда я, в конце концов, переехал ее на монстр-траке, она сложилась пополам. Для сравнения – когда этот самый монстр-трак недавно переехал индийский CityRover, машина была вполне еще ничего.

    Так почему же Рива до сих пор не снята с производства? Почему люди в России до сих пор ее покупают? Может, причина в том, что за пределами отбеленной и позолоченной московской улыбки остальная страна — мягко говоря — слегка бедновата?

    Другими словами, возможно президент БА знает то, чего я не понимал: у тех россиян, которые могут себе позволить летать, есть личные самолеты.

    А те, которые не могут, — сидят в глуши, варят брюкву и не теряют надежды, что в один прекрасный день смогут позволить себе купить машину, которая устарела на 45 лет, даже не успев покинуть стены чертового автосалона.

  19. #79
    Passat Аватар для imported_ruzina
    Регистрация
    06.02.2007
    Адрес
    Россия, Калининград
    Возраст
    49
    Сообщений
    1,136
    Спасибо +
    Получено: 4
    Отправлено: 2

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Про беременность и роды.
    Быть беременной мне не понравилось. В первые месяцы мне постоянно хотелось спать и блевать, а в последние месяцы у меня был такой огромный живот, что моему мужу приходилось возить меня по квартире на инвалидной коляске. Однажды, когда его не было дома, мне захотелось поесть яблок, и я пошла к холодильнику. Открыв дверь, я присела, чтобы добраться до нижней полки, где хранились яблочки. Яблочко я взяла, а вот встать на ноги в исходную позицию у меня не получилось, поэтому я ввела немытое яблочко в рот цельным куском и поползла на четвереньках к дивану, чтобы от него уже оттолкнуться и встать. Коты в ужасе шарахались от меня.
    У меня постоянно было хуёвое настроение. А еще у меня страшно чесался живот, и вообще, набранные 30 кг веса не оставили никого равнодушным. Знакомые смотрели на меня и говорили бляяяяяять. Особенно смешно это смотрелось еще и потому, что я не поправилась в ширь, а живот у меня просто выехал вперед, типа он лоджия. Было очень тяжело сидеть за столом, вся еда шла мимо рта и падала на живот. Спать тоже было очень неприятно. На спине не полежишь, на боку тоже. Ночью в туалет я вставала через каждые 40 минут. Поэтому сон был не сон, а дурацкая борьба с животом. Иногда я плакала и мечтала о том, что вот рожу и высплюсь. Huy там. Но об этом позже. Меня до сих пор бесит, когда говорят, что беременность — это счастливое время.
    Отсыпайся, типа. Счастливыми в это время бывают только женщины, которые не в себе. А обычному человеку никогда не будет приятно находиться в состоянии дискомфорта и иметь при этом непривлекательную внешность (и не надо говорить, что беременные красивые — это наглая ложь, выдуманная для того, чтобы поддержать несчастных животастых женщин, которые почему-то так любят беременные фотосессии).
    Родов я боялась еще с детства. Начитавшись сообщества беременных, я поняла, что ключевая фишка в родах – это клизма. Ее я и боялась. Поскольку мне предстояло плановое кесарево на 38неделе, я еще и очень боялась родить раньше срока. Последние 2 недели перед родами я дважды будила мужа, и мы бежали в роддом по встречной полосе, я типа рожала. Странно, но меня никто не ругал за ложные схватки. Только муж после второго раза перестал мне верить, поэтому когда 15го октября я встала и сказала, что я сегодня рожу, он только махнул рукой и сказал – ну да, ну да. И мы поехали на плановый осмотр к гинекологу. Я на всякий случай взяла с собой зарядку. На осмотре мне сказали. Ой у вас уже большое раскрытие, вы разве не ощущаете схватки. Я сказала, что схватки я ощущаю последние 8 месяцев. Но мне никто не верит, так что нет – считайте, что не ощущаю. Меня спросили ела ли я что с утра, и я сказала, что немного перекусила перед визитом к врачу – 2 вареных яйца, стакан молока, 4 бутерброда с сыром, полстакана орехов, курагу и 2 помидора. И чай. И пору ложек сгущенки. Мне сказали, идите на 3й этаж, там ваша комната, роды в 16.00. Я спросила когда клизма? И на меня тревожно посмотрели. В комнате мне сразу понравилось, потому что она была большая, и для мужа уже была застелена постель. В комнате мне поставили капельницу, велели больше не перекусывать и не пить воды и прислали тетку, которая меня переодела в смешную казенную одежку с мишками. Я терпеливо ждала клизмы. И стала сообщать всем знакомым посредством мобильной связи, что я, мол, сегодня рожаю. Ох, лучше бы я этого не делала, но кто ж знал. Где-то около 15.00 мне принесли подписать бумагу, которая гласила, что если я помру в родах, то я сама виновата. Я радостно подписала ее и спросила когда клизма. Через пять минут пришла медсестра и сказала, что, мол, мне сказали, что вы желает клизму. Я сказала ей, что клизмы я не желаю, но раз ее уж будут делать, то я хочу подготовиться. Она сказала, что мы клизмы обычно перед родами не делаем, но если вы настаивате, то давайте вам сделаем. Я сказала – ну нет так нет. И обрадовалась. Это было первым, чему я обрадовалась за всю беременность. Через минуту меня повезли в операционную. А мужа отправили в другую комнату переодеваться в костюм хирурга. В операционной мне сделали эпидуральный укол в спину, и я перестала чувствовать свои ноги. Мне и так не было видно своих ступней вот уже месяца три из-за огромного живота, а тут мне было и не видно их, и не слышно. Очень интересное ощущение. Такое впечатление, что ноги – это два огромных опухших столба, которые не ваши и которые лежат отдельно от вашего туловища, да еще и в странном положение – 2 позиция в балете. В комнату набились люди в масках, и в какой –то момент один из них наклонился и поцеловал меня. Прошло минут пять прежде, чем я поняла, что это мой муж. Так я думала, что это услуга такая в роддоме – поцелуй постороннего мужика. Муж тоже был хорош, он бегал по операционной и щелкам фотоаппаратом каждый угол, при этом заставляя людей в масках улыбаться. Из того, чего я не ожидала – это огромное кол-во народу в комнате, но потом мне объяснили, что на каждого ребенка положено по педиатру и по 2 медсестры, поэтому так. Еще через мгновение у меня перед глазами натянули ширму. Пришел мой врач и спросил как я себя чувствую. Я сказала, что охуительно. Лежать в комнате, набитой людьми, в пижаме с мишками во второй позиции, с голым животом и еще неизвестно чем – моя голубая мечта. Врач запросил музыку, но получил шиш, и меня стали резать. Я ничо не чувствовала, и это меня беспокоило. А врача беспокоило то, что мой муж щелкает все, что видит. В итоге, его попросили сесть у изголовья жены и сидеть там до конца. Через пять минут из меня вытащили моего первого младенца, и он сказал ааааааааа. Мне сказали, что это хорошо, и унесли его вытирать. Еще через минуту вытащили второго, который сказал точно такие же слова. Его тоже понесли помыться и еще через 3 минуты мне выдали обоих в смешных шапках. Я смотрела на них и думала – ах вот что у меня чесалось в животе. И не ощущала решительно ничего. Нас вчетвером сфотала медсестра, детей увезли наверх, меня обрадовали тем, что у обоих детей апгар 10/10, и это редкость для близнецов. А затем меня повезли обратно, и все стали аплодировать, будто мы только что все вместе приземлились на самолете с одним двигателем, которым управляла пьяная стюардесса. Я не поняла почему, но тоже стала, а муж меня ударил по рукам – не хлопай, сказал, это тебе хлопают, скромнее себя веди.
    Меня ненадолго завезли в реанимационное отеделение, где мне под простынь просунули трубу с горячим воздухом. Для подогреву. Минут через пять меня уже везли в палату, где на ушах стояли все родственники, окружив кроватку с двумя пупсами. Пупсов осматривала педиатр. А про меня типа забыли. Потом про меня вспомнили и снова начали апплодировать. Меня эти апплодисменты страшно бесили, потому что я была одета не по уставу и не ощущала своих ног. Еще меня напрягал тот момент, что у меня был катерер и кулек с мочой.
    Потом стали приходить люди. Кто был у меня на свадьбе, помнит, сколько там было народу. Вот они и пришли. В роддоме нет часов посещения, можно заходить когда тебе захочется. Если бы вы знали, как меня заипали посетители за те 2 дня, что я там пролежала. У меня в руках был шнур с кнопкой, на которую мне надо было нажимать, когда у меня болел шов. Я нажимала на эту кнопку каждые 15 минут, но потом мне сказали, что это плацебо, то есть наебка, все равно обезбаливающее не поступает чаще раза в час. И это мне тоже не понравилось. Ночью, через каждые 2,5 часа мне привозили детей на кормежку. Когда я слышала, что по коридору едет телега с детьми, я делала вид, что я мертвая, но медсестра это не хавала, настойчиво, но вежливо будила меня словами — ваши дети хотят есть. Мне все время хотелось крикнуть ей — ну и покорми их, мне больно их кормить! Но я этого не делала, так как не хотела, чтобы обо мне плохо думали. И да, кормить мне было очень больно. Я допускаю, что некоторым это не больно, но из числа моих знакомых больно было всем, по крайней мере первые пару месяцев. И еще у меня было постоянное чувство усталости, потому что на сон у меня не было никакого времени. Двух часов тревожного сна в сутки мне не хватало. Потом нас выписали и началось то, чего не пишут в книгах. Я потом расскажу, если кому интересно.
    После роддома.
    Продолжение.
    Из роддома меня выписали на 2й день. Если б я знала, какое заподло меня ожидает дома, я бы сломала себе руку и ногу и, возможно, нос, чтобы полежать в роддоме подольше. В роддоме мне нравилось все, начиная с питания и заканчивая тем, что там меня аккуратно помыли шваброй, типа я мерседес. Дома меня ждали голодные рыбки в аквариуме, умеренно сытые коты, несобранный урожай арбузов в фермерской игре и 2 орущих кулька, которые я принесла с собой из роддома. Наверное, самый длинный сон у нас с мужем произошел в первую ночь дома, потому что мы наладили радио-няню, уложили детей спать по своим кроваткам в их комнате, а сами легли у себя в спальне. Ну, мы не знали, что у радио-няни сядут батарейки и проспали 3 часа, проснувшись от адских криков из детской. После этой ночи мы с мужем переселились в детскую. Дети просыпались, я кормила одного, пока муж менял подгузник второму, потом мы менялись детьми, я кормила второго, потом опять первого, потому что нам казалось, что он недоел. В это время второй засыпал, но просыпался ровно тогда, когда первый заканчивал есть, и мне приходилось снова его кормить. Первые 3 месяца мне казалось, что эта круговая порука никогда не закончится. При этом мы вели журнал, где записывали по времени кто сколько поспал, поел, пописал и покакал. Мы начали вести журнал после того, как перепутали детей и покормили одного и того же дважды, а второго оставили голодным. После этого случая мы покрасили одному ребенку ноготь на ноге, но потом правда забыли которому покрасили. Тогда мы налепили им на грудь пластыри с именами. Наверное, мне повезло, потому что мне очень помогал и помогает муж. Я не понимаю как можно справиться с ребенком дома одному. Даже если это не двойня, а один ребенок. Первые месяца 4 нам помогала свекровь – она готовила еду, потому что у меня не было времени даже сходить в туалет. Походы в душ были для меня праздником. И это при том, что мы взяли дневную няню, когда детям исполнилось по полтора месяца. Даже если я отходила на секунду в магазин, я боялась, что сейчас меня собьет грузовик, в больнице не смогут найти моей резус-отрицательной крови, и мои дети останутся без еды. Потому что я ощущала себя едой. И мне было жалко себя, и я много плакала. Где-то на 5м месяце муж решил показать меня специалисту и мне диагностировали послеродовую депрессию. Диагноз мне понравился, и мне очень хотелось , прикрывшись им, прекратить кормить детей грудью и перейти на искусственное вскармливание, но чтение ебаного сообщества «лялечка» убедило меня в том, что я эгоистка и что надо кормить и дальше. По правде говоря, с каждым месяцем мне становилось все легче и легче, ведь к недосыпам привыкаешь. Когда детям исполнилось по 5 месяцев, я вышла на работу. Я продолжала кормить их ночью и утром, а на работе сцеживалась и приносила вечером молоко, чтобы няня на след. день его им скормила. Не знаю почему, но молока у меня было дохуя, не побоюсь этого слова. Так продолжалось до 7, 5 месяцев. Потом они сами перестали есть ночью, наверное, потому что мы стали давать им вечером каши. И я постепенно свернула грудное вскармливание. Я думала, что все, наконец-то я теперь посплю. Хyu. У них стали лезть зубы. И ночами они спали, просыпаясь на поорать каждый час и никогда не одновременно. Нам приходилось идти в комнату, брать на руки, качать, успокаивать и снова укладывать. И так по 24 раза за ночь (по 12 на человека в среднем). Мы пробовали совместный сон, но он у нас не сложился от того, что я чутко спала и мне все время казалось, что кто-то из детей упал на пол. Один раз ночью муж застал меня ползающей на четвереньках по полу и ищущей детей, хотя они при этом спокойно спали у себя в кроватках.
    Сейчас моим детям почти по 2 года. Они все еще неважно спят, потому что не все зубы еще вылезли, но мы привыкли. У нас есть своя система (по ребенку на человека), благодаря которой мы стали более лучше одеваться (зачеркнуто) спать. Из хорошего что могу сказать. Дети – это прекрасно
    Ничто не может сравниться с ощущением, когда ваш ребеночек в парке бежит к вам с криком папааа (а вы – мама) с чем-то зажатым в маленьком кулачке. Он разжимает кулачок, а в нем – сухая собачья какашка. И он улыбается ртом с редкими зубами, и он горд тем, что принес вам какашку. И это да, это счастье.
    Заметка И смех и слезы ))))
    B5,AEB.,97, GOLF PLUS 1.6 BSE. 2008/ Евгений skype -auto.39

  20. #80
    Всем Перцам - Перец Клуба! Аватар для kwk
    Регистрация
    24.12.2006
    Адрес
    Москва
    Возраст
    46
    Сообщений
    14,933
    Записей в дневнике
    4
    Спасибо +
    Получено: 1,869
    Отправлено: 1,851

    0 Вы не можете благодарить!

    По умолчанию

    Колян собрался на рыбалку без кума и жены. Уже отъезжая от гаража, шальная
    мысль мелькнула в голове Коляна.
    Новая ижевская двустволка, купленная на премию от рацухи еще не произвела ни одного выстрела.
    Взять зачехленное ружье, коробку патронов, охотничий билет и разрешение заняло немного времени.
    Добрался Колян до места рыбалки к вечеру. Поставил машину на берегу и развел костер. Начало осени было теплое,
    и Колян принял решение ночевать в машине Наскоро поужинав, Колян разложил
    сиденье и завалился спать.
    Усталость последних дней, свежий воздух, бутылка вина и предвкушение клева, быстро дали о себе знать,
    и рыбак заснул крепким и здоровым сном. На рассвете Колян умылся, быстро
    разобрал и настроил снасти и
    приготовился к лову, отложив завтрак на пару часов. Бутерброды, завернутые в газету, лежали на заднем
    сиденье. Рыба бродила поверху, но клева не было. Колян решил попробовать
    совместить рыбалку с охотой.
    Собрать и зарядить ружье заняло ровно минуту. Колян уже не следил за
    поплавками, он ждал появления на
    поверхности крупной рыбины, готовый выстрелить немедленно. Когда напряжение достигло пика, до Коляна
    донесся подозрительный звук со стороны машины. Медленно повернув голову, Колян застыл в недоумении и
    возмущении. Здоровенный бычок, всунув голову в открытую левую заднюю дверь
    машины, задумчиво жевал
    бутерброды. Тут рыбак понял, что остался без завтрака. Но не это возмутило
    Коляна!
    Бычок съел все бутерброды, газету, и принялся жевать рубашку, в которой лежали
    документы и деньги!
    Колян нагнулся, положил ружье, взял камень, размером в добрый кирпич, и
    замахнулся, стремясь попасть рогатой скотине в зад.
    Но в момент броска ноги поехали по скользкой прибрежной траве, кирпич изменил траекторию и попал точно в
    зеркало заднего вида со стороны водителя! Звон стекла и мат Коляна не произвел на бычканикакого впечатления,
    кроме того, что жевать он стал энергичней. Злость Коляна перешла в стадию
    неуправляемого цунами.
    Ружье в руке оказалось мгновенно! Единственное что Колян никогда не смог бы сделать, это произвести
    прицельный выстрел в беззащитное животное. Но оскорбленная натура Коляна
    требовала сатисфакции,
    и дуплет прозвучал... в воздух, поверх бычьей головы.
    Сотни птиц, испуганные двойным выстрелом, взлетели со своих гнезд и подняли необычайный гомон. Но взлетели
    не только птицы. Бычок от испуга почему-то рванулся в салон, по диагонали
    машины по разложенным сиденьям с
    задней левой двери к переднему пассажирскому месту, где безнадежно застрял. Не так сам бычок, как его рога.
    Точно над сиденьем пассажира рога пробили крышу и аккуратно торчали над
    машиной, как новомодная спутниковая
    антенна. Крыша изменила форму, стала напоминать шатер, а лобовое стекло
    аккуратно лежало на капоте. Колян
    сквозь зубы шепотом матерился, на цыпочках приближаясь к машине. Приклад со свистом разрезал воздух и над
    уже затихшей речкой, эхом пронесся шлепок по филейной части незадачливого
    зверя. Но сделал это Колян
    напрасно. Удар был сильный, а главное - действенный. Бычок замычал и весь,
    вместе с задними ногами,
    оказался в машине. Его зад сместился еще глубже, не изменилось только положение головы, намертво
    зафиксированной рогами в крыше москвича. В довершении всего, бычок начал
    исправлять малую нужду прямо на
    рубашку с документами. Вы представляете объем мочевого пузыря быка? Колян в ступоре наблюдал, как его машина,
    на манер ванной наполнялась вонючей жидкостью. От злости и бессилия Колян
    взвыл. Не будем вдаваться в
    подробности, какими сочными эпитетами Колян награждал зверя, пока на протяжении трех часов безнадежно
    пытался извлечь его из салона машины, добавлю, что ни в одном словаре мира, Вы никогда не найдете ни
    таких выражений, ни даже приблизительного перевода.
    Когда солнце поднялось высоко, Колян понял, что самому ему, никогда не
    справиться с этим неуклюжим и
    огромным животным, намертво застрявшем в салоне москвича. Наскоро собрав
    снасти, лобовое стекло и ружье,
    Колян стал моститься на водительское сиденье, рядом со скотиной. Когда
    двигатель завелся, у бычка от испуга
    и пережитых волнений случилась диарея. Синхронно с ревом мотора, раздался
    оглушительный треск, и жидкая
    струя ударила в заднее и боковое стекло машины. Колян внимательно посмотрел в глаза зверю и смиренно
    прошептал что-то наподобие молитвы. Несмотря на отсутствие лобового стекла, вонь в салоне стояла невыносимая.
    Левое копыто передней ноги сделало невозможным нормальное переключение передач.С трудом воткнув вторую,
    Колян начал движение. Первые пять километров по проселочной дороге прошли почти без приключений.
    Очень мешал встречный ветер с мошкой и пылью. Тут на помощь пришли
    солнцезащитные очки,
    подаренные тещей. Правда, когда Колян доставал их из бардачка, под бычьей
    мордой, одно стекло из очков
    вылетело и упало в лужу на коврике. Колян надел очки с одним стеклом и так, прищурившись на один глаз,
    выехал на трассу. Весьма экзотический вид предстал перед дальнобойщиками и
    автотуристами на трассе
    Москва - Ростов. Медленным ходом автомобиль, отдаленно напоминающий
    Москвич-412, с рогатым шатром вместо
    крыши, с коровой на месте пассажира, , об@ср@нными стеклами и одноглазым
    водителем, осторожно двигался в
    сторону города. Встречные автомобили задолго сбрасывали ход, останавливались, а некоторые просто съезжали
    в кювет. Полностью лишенный заднего обзора, Колян даже не догадывался, какие последствия для окружающих
    имела его поездка. Такого внимания Колян не ощущал никогда в жизни. Ни один водитель не мог удержать
    машину на трассе, после увиденного. Пост ГАИ Колян проехал без задержки.
    Полоумный взгляд сержанта проводил
    москвича, после чего гаишник достал табельное оружие из кобуры, почесал в паху и зачем-то переложил пистолет в карман брюк.

Страница 4 из 5 ПерваяПервая ... 2345 ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Ответов: 10
    Последнее сообщение: 08.05.2006, 20:23
  2. Радио только у меня плохо ловит или у всех?
    от womanizer в разделе Архив 2005г.
    Ответов: 230
    Последнее сообщение: 13.05.2005, 07:14
  3. расход бензина по Москве (только цифры)
    от MiSt в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 90
    Последнее сообщение: 15.12.2004, 20:35
  4. Книги по VW B5 и не только.
    от Ира в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 11
    Последнее сообщение: 21.10.2004, 13:44
  5. Вопрос дизелистам и не только!
    от Vasilich в разделе Архив 2004г.
    Ответов: 74
    Последнее сообщение: 20.10.2004, 09:51

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •